Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Изложено по различным произведениям античных писателей. 6 глава





а сам снова бросился избивать троянцев.

На берегу Скамандра настиг он и юного сына Приама Ликаона, того самого,

которого некогда взял он в плен в виноградниках и продал в рабство на

Лемнос. Обнял ноги Ахилла несчастный Ликаон и молил о пощаде, обещая

громадный выкуп. Но Ахилл, пылая местью за друга Патрокла, не пощадил

Ликаона. Ведь умер же более знаменитый воин Патрокл, умрет и сам Ахилл,

сраженный врагом, за что же Ахилл должен щадить Ликаона? Острым мечом

пронзил сын Пелея Ликаону шею, и упал он мертвым. Сын Фетиды схватил труп

его за ногу и бросил в Скамандр, чтобы рыбы насытились им.

Еще сильнее стал свирепствовать Ахилл. Он грозил троянцам, что их не

спасет от его гнева Скамандр, какие бы ни приносили они ему жертвы; он убьет

их всех, мстя за Патрокла и павших греков. Разгневался бог реки Скамандра,

Ксанф, на гордые речи Ахилла. Между тем против Ахилла решился выступить

Астеропей, сын речного бога Аксия. Метнул Астеропей сразу два копья в

Ахилла. Одним из копий легко ранил он героя в правую руку у локтя. Метнул и

Ахилл своим громадным копьем в Астеропея. Мимо пронеслось копье и глубоко

вонзилось в берег. Астеропей пытался вырвать копье Ахилла, но не мог, не

хватило бы у него силы даже поднять копье Ахилла. Налетел с обнаженным мечом

на него могучий сын Пелея и поразил его насмерть. Ахилл бросил и труп

Астеропея в воды Скамандра. Многих героев сразил еще Ахилл. Громко

воскликнул из пучины бог реки Скамандра, Ксанф:

-- Ахилл! Выгони из моих вод троянцев, убивай их в поле, а не в моих

водах! Трупы троянцев преградили мне путь к морю. Воздержись убивать

троянцев в моем русле!

-- Ксанф! Не раньше перестану я убивать троянцев, -- ответил богу Ахилл,

-- чем загоню их в Трою и сражусь с Гектором!

Громко воззвал тогда Ксанф к богу Аполлону:

-- О, далекоразящий бог! Ты не исполняешь того, что повелел тебе

Зевс-громовержец! Не тебе ли повелел он защищать троянцев до той поры, пока

не покроет ночь мраком холмы и поля.



Забушевали воды Скамандра и с грозным ревом стали выносить на берег трупы

убитых, живых же укрыл бог реки в пещере. Заклокотали волны вокруг

бросившегося в реку Ахилла. Не мог он больше держаться на ногах. Схватился

Ахилл рукой за высокий платан, который стоял на берегу реки, но платан упал,

подмытый Скамандром, и лег поперек реки, подобно мосту. Выскочил из волн

реки Ахилл и побежал по полю. Следом за ним катился грозный вал реки

Скамандра, грозя потопить его. Несколько раз пытался Ахилл бороться с этим

валом, но разве мог он, смертный, бороться с бессмертным богом реки!

Заливали его волны, бурно хлестали они вокруг его плеч, вырывая из-под ног

землю. Наконец воскликнул Ахилл, обратив взор к небу:

-- Зевс-громовержец! Ужели я, которому было суждено роком погибнуть под

Троей лишь от стрел Аполлона, погибну бесславной смертью, словно молодой

свинопас, утонувший в бурном горном ручье, пытаясь перейти его вброд? О,

лучше убил бы меня Гектор, славнейший из сынов великой Трои!

Лишь только промолвил это сын Пелея, как явились пред ним Посейдон и

Афина-Паллада. Ободрили боги Ахилла и повелели ему храбро сражаться до тех

пор, пока не прогонит он троянцев в город и не сразит Гектора. Со славой

вернется он после победы в стан. Вдохнула Афина-Паллада неодолимую силу в

грудь Ахилла. Не мог бороться с ним Скамандр и призвал себе на помощь бога

ручья, Симоиса, своего брата. Еще выше поднялся покрытый тиной водяной вал,

воздвигнутый против Ахилла Скамандром. Как стена, стал окружать он Ахилла.

Испугалась богиня Гера, что погибнет сын Пелея. На помощь Ахиллу в бой

против Симоиса послала она сына своего, бога Гефеста. Вспыхнуло на поле

бурное пламя бога Гефеста. Загорелись трупы убитых Ахиллом троянцев. Быстро

высохло поле, залитое волнами Симоиса. Зажег и реку Гефест. Запылали по

берегам платаны, буки и ивы, загорелся влажный зеленый тростник и лотосы.

Рыбы в воде заметались во все стороны и старались укрыться в глубине реки от

всепожирающего пламени. Вспыхнул Симоис, громко воззвал он к богу Гефесту:

-- О, Гефест! Никто из богов не в силах бороться с тобой! Никогда не

решусь я на бой с тобой! Погаси огонь, я никогда не буду больше помогать

троянцам! Пусть губит их сын Пелея!

Все сильнее раскалялась вода от огня, она клокотала от страшного жара.

Остановилось течение реки, жар изнурил Скамандра. Стал молить бог Ксанф

богиню Геру, чтобы укротила она своего сына. Великой клятвой богов клялся

Ксанф никогда не помогать более троянцам, даже тогда, когда вспыхнет Троя,

подожженная греками. Остановила Гера бога Гефеста, и погасил он огонь.

Возгорелась сильная распря и между богами. Они бросились в битву.

Застонала земля под их стопами. Засмеялся Зевс, увидя, как начали сражаться

друг с другом боги. Бог войны Арес напал на богиню Афину-Палладу, желая

отомстить ей за то, что помогла она недавно герою Диомеду ранить его. Своим

копьем поразил Арес богиню в эгиду, но не мог пробить ее. Схватила громадный

камень Афина и попала им Аресу в шею и повергла его на землю. Загремели на

Аресе доспехи, и пылью покрылись его волосы. На помощь Аресу явилась богиня

любви Афродита и старалась увести его с поля битвы. Но Афина поразила ее в

грудь своим копьем, и упала Афродита на землю. Вызвал на бой Аполлона бог

моря Посейдон. Но не вступил с ним в бой далекоразящий бог. Боялся Аполлон

поднять руку на могучего брата Зевса, колебателя земли Посейдона. Богиня

Артемида укоряла брата своего Аполлона за то, что уклонился он от боя с

Посейдоном. Услыхала это богиня Гера и разгневалась. Схватила она Артемиду

за руки, вырвала у нее лук и ударила им юную богиню. Рассыпались стрелы

Артемиды, и убежала она вся в слезах, словно голубка, спасающаяся от

ястреба. Собрала богиня Латона стрелы, подняла лук своей дочери и пошла за

ней. Артемида же вознеслась на Олимп и горько жаловалась Зевсу на то, как

оскорбила ее Гера. Вернулись на Олимп и другие боги, одни -- гордясь своей

победой, другие -- исполненные гнева. Аполлон же быстро помчался в Трою:

опасался он, как бы вопреки судьбе не разрушили греки стен Трои.

Увидал с высокой башни старец Приам, как гонит Ахилл по полю троянцев.

Повелел он открыть городские ворота, чтобы могли в них укрыться троянцы.

Аполлон же, внушив великое мужество герою Агенору, побудил его выступить

против Ахилла, а сам, покрывшись густым облаком, встал около него, чтобы

спасти его от копья Ахилла. Потрясая копьем, ждал приближающегося Ахилла

Агенор. Сильной рукой бросил он в него копьем. Ударило копье в поножи, но

отскочило. Ринулся на Агенора Ахилл. Бог же Аполлон окружил мраком Агенора и

помог ему избежать неминуемой смерти. Аполлон принял образ Агенора и

пустился бежать по полю. Стал преследовать его Ахилл, не ведая, что

преследует бога. Этим спас троянцев Аполлон и дал им время укрыться в

священной Трое.

Укрылись в городе троянцы. Утомленные боем и бегством, утоляли они жажду

и отирали пот, стоя на стенах. В поле остался лишь один Гектор. Словно

скованный неизбежным роком, стоял он у Скейских ворот.

 

ПОЕДИНОК АХИЛЛА С ГЕКТОРОМ

 

Изложено по поэме Гомера "Илиада"

 

Долго преследовал Ахилл бога Аполлона. Наконец, остановился

бог-стреловержец и открыл Ахиллу, кого он преследовал. Гнев овладел Ахиллом.

С какой радостью он отомстил бы Аполлону, если бы мог! Бросил преследование

сын Пелея и вновь устремился к стенам Трои. Несся по полю к стенам Трои

Ахилл, подобный сверкающей звезде, той звезде, которая ярко горит на осеннем

небе. Сириус зовут ее люди, несчастья сулит она смертным. Увидал старец

Приам приближающегося к стенам Трои Ахилла и в страхе стал молить Гектора:

-- О, возлюбленный сын мой! Войди скорее в город! Не сражайся с сыном

Пелея, он могучее тебя! Войди в Трою! Ведь в тебе вся надежда на спасение

всех троянцев и троянок. Подумай, скольких сыновей убил у меня Ахилл.

Сжалься хоть надо мной, несчастным старцем. Зевс послал мне в конце моей

жизни ужасные беды. Я должен видеть гибель моих сыновей, увидеть, как уведут

в неволю дочерей, как будут убивать невинных младенцев. Сам я буду убит на

пороге моего дома, а те псы, которых я сам вскормил, будут лизать мою кровь.

Сжалься надо мною, Гектор!

Молила Гектора укрыться в Трое и мать его, престарелая Гекаба. Она

напомнила сыну, как кормила она его в детстве, как ласкала его. Неужели

будет убит на ее глазах Гектор и не оплачет его ни она, ни Андромаха, а труп

его будет растерзан псами у кораблей мирмидонян?

Но твердо решил Гектор ждать Ахилла; опершись щитом о выступ башни, он

ждал своего врача. Не мог Гектор уклониться от боя с Ахиллом. Боялся сын

Приама, что будут обвинять его троянцы в том, что он погубил Трою,

понадеявшись на свою силу. Ведь советовал же ему Полидамант укрыться с

войском в Трое, раньше чем вступит в битву Ахилл. Теперь одно осталось

Гектору -- вступить в бой с Ахиллом и или победить, или погибнуть.

Промелькнула у Гектора и такая мысль: идти навстречу Ахиллу без оружия и

обещать ему вернуть прекрасную Елену и все сокровища, похищенные у Менелая,

а с ними дать и половину всех богатств великой Трои. Тотчас отверг эту мысль

Гектор. Он знал, что не станет Ахилл входить с ним в договор, что

безоружного убьет он его, как бессильную женщину.

Все ближе и ближе был Ахилл. Страх овладел Гектором, и пустился он бежать

от грозного сына Пелея вокруг Трои. За ним, подобно ястребу, который гонится

за слабой голубкой, несся бурный Ахилл. Три раза обежали герои вокруг Трои.

В бурном беге неслись герои. Несколько раз хотел Гектор укрыться у стены,

чтобы дать троянцам возможность отразить стрелами сына Пелея, но Ахилл не

подпускал его к стене. Уже давно настиг бы сына Приама великий Ахилл, если

бы не вдохнул сил Гектору бог Аполлон. Когда в четвертый раз пробегали герои

мимо ключей Скамандра, бросил на золотые весы бог-громовержец два жребия

смерти, один -- Ахилла, другой -- Гектора. Опустился жребий Гектора к

царству мрачного Аида. Покинул Гектора бог Аполлон, а к Ахиллу приблизилась

богиня Афина-Паллада. Она повелела герою остановиться и обещала ему победу

над Гектором. Сама же богиня, приняв образ брата Гектора, Деифоба, явилась

Гектору. Она убедила его сразиться с сыном Пелея, обещая помочь. Остановился

Гектор. Сошлись герои. Первым воскликнул Гектор:

-- Не буду я больше, сын Пелея, искать спасения в бегстве! Сразимся же и

посмотрим, ты ли убьешь меня или же я одержу победу. Но призовем в свидетели

богов перед боем! Я обещаю не бесчестить твое тело, если даст громовержец

мне победу. Исполни и ты этот договор.

Но грозно ответил ему Ахилл:

-- Нет! Не предлагай мне договоров, ненавистный враг! Как невозможен

договор между львом и людьми или между волками и овцами, так невозможен он и

между нами. Нет! Соберись со всеми силами, вспомни все свое искусство в

ратном деле. Нет тебе спасения! Ты заплатишь мне за пролитую тобой кровь

моего друга Патрокла и других моих друзей, убитых тобой.

Могучей рукой Ахилл бросил свое копье в Гектора. Припал к земле Гектор и

этим избежал смертоносного удара. Афина-Паллада быстро схватила копье Ахилла

и подала его опять герою. Ударил Гектор копьем в середину щита Ахилла. Но,

как легкая трость, отскочило копье от щита, выкованного богом Гефестом. Не

было у Гектора другого копья. Потупил он очи и громко стал звать на помощь

Деифоба. Но уже не было его. Понял Гектор, что обманула его Афина-Паллада,

понял, что суждено ему погибнуть. Выхватив меч, бросился Гектор на Ахилла.

Ринулся на Гектора и Ахилл; могучей рукой поразил он его копьем в шею. Упал

на землю смертельно раненный Гектор. Он мог лишь сказать еще несколько слов

торжествующему Ахиллу:

-- Я заклинаю тебя, Ахилл, твоей жизнью и твоими родными, не отдавай

моего тела на растерзание мирмидонским псам, возврати мое тело отцу и

матери, за него они дадут несчетный выкуп.

-- Нет! Напрасно ты, презренный пес, умоляешь меня! -- ответил Ахилл. --

Я бы сам растерзал твое тело, если бы покорился гневу, пылающему во мне.

Никто ни отгонит от твоего тела псов, хотя бы и предлагали мне за это самые

пышные, богатые дары, если бы даже дали мне столько золота, сколько весишь

ты сам. Никогда не оплачут твой труп Приам и Гекаба!

-- О, я знал, что ты не тронешься моей мольбой. В груди твоей железное

сердце. Но страшись гнева богов! Он постигнет и тебя! Сразит тебя стрелой

Парис с помощью бога Аполлона у Скейских ворот.

Умер с этими словами Гектор. Отлетела, сетуя на горькую долю, душа его в

царство мрачного Аида.

Созвал, торжествуя победу, Ахилл всех греков. Дивились они на могучий

рост и красоту распростертого на земле Гектора. Каждый из подходивших

пронзал труп Гектора копьем. Теперь легко было поразить его; не так было в

то время, когда Гектор поджигал корабли греков.

Ужасное дело замыслил торжествующий Ахилл. Проколов на ногах Гектора

сухожилия, продел он крепки ремень сквозь сухожилия и привязал труп за ноги

к колеснице. Вскочил он на нее, высоко подняв доспехи, снятые с Гектора, и

погнал коней по полю. По земле волочилось тело Гектора за колесницей. Пыль

поднялась на поле. Почернела прекрасная голова Гектора от пыли, бьется она о

землю.

Увидала Гекуба со стен Трои, как позорит Ахилл труп ее сына. Рвет она в

горе седые волосы и бьет себя в грудь, сорвав покрывало. Горько рыдает

Приам. Он просит пустить его в поле, он хочет молить победителя Ахилла

сжалиться над ним, старцем, вспомнить отца Пелея, такого же старца, как и

он. Услыхала горестные вопли троянцев и Андромаха. В страхе выронила она

челнок из рук. Побежала Андромаха на стены и с них увидала тело мужа,

влачащееся по пыли за колесницей Ахилла. Без чувств упала на руки троянок

несчастная жена Гектора. Спало с нее драгоценное покрывало, дар Афродиты,

рассыпались ее волосы. Придя в себя, громко зарыдала она. Теперь никого не

осталось у нее на свете. Осиротел и прекрасный сын ее Астианакс. Несчастным

сиротой будет расти он, никто не защитит его от обиды. Невыразимое горе

раздирало сердце Андромахи. Громко рыдали вокруг нее все троянки. Погиб

великий защитник Трои.

 

ПОХОРОНЫ ПАТРОКЛА

 

Изложено по поэме Гомера "Илиада"

 

Возвратились греки к своим кораблям. Ахилл не велел расходиться по шатрам

своим мирмидонянам. Он повелел им трижды объехать вокруг тела Патрокла на

колеснице. С громким плачем ехали храбрые мирмидоняне. Громко плакал и

Ахилл. Положил он руки на грудь убитого друга, восклицая:

-- Радуйся, мужественный Патрокл! Я сделал то, что обещал тебе! Привез я

сюда к твоему смертному ложу труп Гектора и отдам его на растерзание псам.

Двенадцать троянских юношей убью я у погребального костра, мстя за твою

смерть.

Бросил Ахилл у ложа, на котором лежал убитый Патрокл, труп Гектора, ничем

не прикрыв его. Богатый пир устроил сын Пелея для своих мирмидонян. Самого

же его убедили вожди греков пойти к Агамемнону. Там долго просили его,

омывшись, принять участие в пире. Отказался Ахилл. Он просил лишь Агамемнона

велеть грекам воздвигнуть погребальный костер.

Устроили пир греческие герои, а после пира все разошлись по своим шатрам

и легли спать; один лишь Ахилл остался бодрствовать. Тяжко стеная, лежал он

на берегу вечно шумящего моря. Наконец, и он погрузился в глубокий сон. Во

сне же явилась ему тень Патрокла и молила скорее совершить над телом

погребальные обряды, чтобы могла успокоиться душа его в царстве Аида.

Заповедал Патрокл похоронить его кости в той могиле, в которой будет

похоронен и Ахилл. В одной урне, данной богиней Фетидой, должен был быть

положен прах Ахилла и Патрокла. Во сне простер руки к тени Патрокла Ахилл,

но с печальным стоном скрылась тень. Проснулся Ахилл и снова громко стал

оплакивать друга. Плакали с ним и все мирмидоняне. Плачущими застала их

богиня Эос-заря, предвестника восхода бога Гелиоса-Солнца.

Рано утром Агамемнон послал на склон высокой Иды греков за дровами для

погребального костра. Исполнили приказание царя греки и воздвигли на берегу

моря высокий костер. В торжественном шествии мирмидоняне вынесли труп

Патрокла, покрыв его своими срезанными волосами, и положили на костер.

Срезал Ахилл и свои волосы, которые посвящены были речному богу Сперхею[1],

если бы было суждено вернуться герою на родину; теперь же вложил он их в

руки Патрокла. Затем по просьбе Ахилла отпустил Агамемнон всех воинов к

кораблям, у костра же остались одни вожди греков. Множество овец и волов

заклали в честь Патрокла, а их жиром покрыли все его тело; расставили также

вокруг ложа с телом сосуды с медом и маслом. Убили четырех коней и двух

псов. На костер положили и трупы двенадцати троянских юношей, которых своими

руками убил Ахилл. Труп же Гектора лежал у костра. Его охраняла богиня

Афродита, умастив его благовонным маслом, а бог Аполлон распростер над ним

облако, чтобы палящие лучи солнца не иссушили трупа Гектора.

 

---------------------------------------------------------------

[1] Река Сперхей на юге Фессалии.

---------------------------------------------------------------

 

Когда все для похорон было готово, Ахилл поджег костер, но он не

загорался. Помолился Ахилл богам ветра Борею и Зефиру: он молил их раздуть

пламя. Быстро помчалась вестница богов Ирида в чертоги Зефира, где пировали

все боги ветра, и призвала их на помощь сыну Пелея. С грозным шумом

понеслись, клубя тучи, Борей и Зефир над морем. Заходили под их дыханием по

морю высокие волны. Быстро прилетели они к Трое и раздули огонь. Всю ночь

высоко вздымалось пламя на костре. Ахилл же, черпая двудонным кубком вино,

совершал возлияние, призывая душу Патрокла.

К утру громадный костер догорел и стал потухать. Изнуренный Ахилл лег на

землю у потухающего костра и забылся неодолимым сном. Его разбудили голоса

вождей греков. Угасили по просьбе Ахилла вожди тлеющие угли костра вином,

собрали кости Патрокла и положили их в золотую урну. Затем сооружен был

сруб, в него поставлена урна, а над срубом насыпали высокий могильный

курган.

После похорон Ахилл устроил в честь умершего пышные погребальные игры.

Они начались с бега на колесницах, в котором участвовали герой Эвмел, сын

Адмета, герой Диомед, царь Менелай, сын Нестора Антилох и герой Мерион.

Первым пригнал коней своих к цели Диомед; ему помогла богиня Афина. Немного

отстал от него сын Нестора Антилох. За ним же был Менелай, хитростью вырвал

у него вторую награду сын Нестора. Последним был Мерион. Героя же Эвмела,

самого знаменитого возничего, постигло несчастье. Богиня Афина, не желая его

победы, разбила дышло у его колесницы. Упал Эвмел на землю и сильно

разбился. Всем участникам ристания на колесницах роздал Ахилл богатые дары.

Поднес он дар и старцу Нестору: он не мог уже принимать участия в

состязаниях героев: старость сделала слабыми его члены, а некогда и он

одерживал в играх победы над могучими героями. Затем состязались в кулачном

бое могучий герой Зпей и герой Эвриал. Победил Эпей, повергнув на землю

ударом кулака Эвриала. Аякс Теламонид и царь Одиссей состязались в борьбе.

Долго боролись они. Ни тот, ни другой из них не мог одолеть. Равноценная

досталась им награда. В быстром же беге состязались Аякс, сын Оилея, Одиссей

и сын Нестора Антилох. Впереди, как легкий ветер, бежал Аякс, за ним --

Одиссей. Взмолился Афине Одиссей и просил ее дать ему победу. Услышала героя

Афина. Поскользнулся Аякс и упал. Первым достиг цели Одиссей и получил

первую награду. В бое в вооружении состязались Диомед и Аякс Теламонид.

Сшиблись герои, но греки боялись, чтобы не сразили они друг друга насмерть.

Прекратили бой герои, и оба получили по равной награде. В метании тяжелого

диска всех победил герой Полипет. Для состязания в стрельбе из лука к

высокому шесту привязали голубку; стрелок должен был пронзить ее стрелой.

Вышел герой Тевкр. Напрягши лук, пустил стрелу Тевкр, но она перерезала лишь

тонкую бечеву, которой была привязана голубка. Взвилась к небу голубка, но

герой Мерион пронзил ее своей стрелой. Ему досталась награда за стрельбу из

лука. Награду же за метание копья отдали царю Агамемнону; никто не мог

превзойти его умение метать копье.

Кончились игры. Разошлись герои, и вскоре весь стан погрузился в глубокий

сон. Не спал лишь Ахилл. Он, неутешный, оплакивал своего друга. Встав с

ложа, долго бродил он по берегу моря. Наконец, когда заря разгорелась на

небе, запряг он коней в колесницу и, привязав к ней труп Гектора, три раза

объехал вокруг могильного кургана, волоча по земле труп несчастного сына

Приама. Потом опять бросил он труп, а сам ушел в шатер.

 

ПРИАМ В ШАТРЕ АХИЛЛА. ПОГРЕБЕНИЕ ГЕКТОРА

 

Изложено по поэме Гомера "Илиада"

 

Видели со светлого Олимпа боги, как Ахилл позорил тело Гектора. Негодовал

на него за это бог Аполлон. Хотели боги, чтобы похитил Гермес труп Гектора,

но противились этому богиня Гера и Афина-Паллада, а также и бог Посейдон.

Уже одиннадцать дней лежал труп Гектора, ничем не прикрытый, у шатра Ахилла.

Укорял богов Аполлон за то, что позволяют они Ахиллу. забывшему сострадание

и совесть, позорить тело Гектора. Возгорелась ссора между Аполлоном и Герой.

Зевс-громовержец прекратил эту ссору. Он послал за богиней Фетидой вестницу

богов Ириду. Решил послать богиню Фетиду сын Крона к Ахиллу, чтобы она

передала ему веление Зевса выдать за богатый выкуп тело Гектора его отцу

Приаму. Среди троянцев более всех любил Зевс великого Гектора.

Быстрая, как мысль, Ирида понеслась к Фетиде и в мгновение ока предстала

пред ней. Фетида, окруженная морскими богинями, сидела, проливая слезы о

сыне. Услыхав из уст Ириды волю Зевса, надела Фетида черные одежды скорби и

вознеслась на высокий Олимп. С почетом встретили боги Фетиду. Афина устроила

ей место рядом с Зевсом, а Гера поднесла сама ей золотую чашу с благоухающим

нектаром. Поведал ей свою волю Зевс. Тотчас сошла богиня Фетида на землю в

шатер своего сына. Села она около печального Ахилла и, нежно лаская его

рукой, сказала ему, что гневаются из него Зевс и все боги за Гектора и

повелевают выдать труп его Приаму. Покорился воле богов могучий Ахилл.

Между тем Зевс-громовержец послал вестницу богов Ириду к Приаму. Когда

Ирида принеслась на своих радужных крыльях ко дворцу Приама, несчастный

старец лежал распростертый на земле, проливая слезы о погибшем сыне. Вокруг

старца сидели все его сыновья, громко рыдая. Приблизилась к старцу Ирида и

именем Зевса повелела ему ехать в стан греков к Ахиллу с богатым выкупом.

Обещала Ирида, что проводит Приама в стан бог Гермес.

Услыхав слова богини, тотчас встал Приам и пошел во дворец, повелев

сыновьям приготовить повозку для даров и колесницу. Войдя во дворец, призвал

Приам свою престарелую жену Гекабу и сказал ей, что хочет ехать в стан

греков. Испугалась Гекаба, она молила мужа не идти на верную гибель, но

успокоил ее Приам, сказав ей, что он идет к Ахиллу, повинуясь воле

богов-олимпийцев. Выбрал богатые дары Приам и стал готовиться в путь. Укорял

он и сыновей своих за то, что медлят они. Испугались сыновья Приама гнева

отца и быстро запрягли в повозку мулов, поставили на нее большой короб для

даров к запрягли в колесницу коней. Взошел на колесницу Приам и погнал

коней. Впереди же колесницы мулы везли повозку с дарами, а мулами правил

вестник Идей. Все провожавшие Приама горько плакали, словно ехал он на

верную гибель.

Когда Приам выехал в поле, Зевс-громовержец послал ему навстречу сына

своего, бога Гермеса. Подвязал Гермес свои крылатые сандалии, взял в руки

жезл, которым смыкает он очи смертным, и помчался к Трое. Он явился под

видом прекрасного юноши Приаму, когда тот поил коней и мулов в реке.

Испугался Приам, -- он думал, что юноша убьет его и похитит дары. Но Гермес,

назвавшись слугой Ахилла, предложил проводить его в стан. Обрадовался

старец, он предложил юноше в дар драгоценный кубок, но Гермес отказался от

дара. Вошел он в колесницу Приама и быстро погнал коней. У ворот стана

греков стояла стража, но ее погрузил Гермес в глубокий сон. Отодвинул бог

засовы ворот, открыл их и тайно провел Приама через стан. Открыл Гермес

ворота и в стан мирмидонян. Когда же Приам подъехал к шатру Ахилла, Гермес

открыл Приаму, кто он, и велел смело идти в шатер. Приам оставил Идея

охранять дары, а сам пошел в шатер. Ахилл только что окончил трапезу. Не

замеченный никем, Приам вошел и, упав на колени пред Ахиллом, стал молить

его с такими словами:

-- О великий Ахилл! Вспомни отца, такого же старца, как и я! Может быть,

и его город осадили соседи, и некому избавить его от беды. Я же, несчастный,

потерял всех почти сыновей. Ты убил и величайшего из моих сыновей, Гектора.

Ради него пришел я к кораблям твоим. Сжалься над моим горем! Прими богатый

выкуп. Видишь, в каком я несчастии. Я переживаю то, чего не переживал ни

один из смертных. Я принужден целовать руки убийцы моих детей.

Своими словами вызвал Приам у Ахилла воспоминания об отце, Горько

заплакал Ахилл, вспомнив отца. Приам же, простершись на земле, плакал о

сыне. Наконец, встал Ахилл; он поднял Приама и сказал ему:

-- О, несчастный! Много горя видел ты в жизни! Но как решился ты прийти

сюда один к тому, кто убил многих твоих сыновей? О, в твоей груди твердое,

как железо, сердце. Но успокойся, прекрати свой плач и сядь здесь. Боги

судили людям переносить в жизни горе, лишь сами они, бессмертные, не знают

печалей. Не лей больше слез, ведь плачем не воскресишь ты погибшего Гектора.

Встань, сядь здесь!

-- Нет, не сяду я, Ахилл, -- ответил Приам, -- прежде чем вернешь ты мне

Гектора. Прими дары и дай мне взглянуть на тело моего сына.

Гневно взглянул на Приама Ахилл и сказал:

-- Страшись разгневать меня, старец! Я сам знаю. что должен вернуть тебе

тело Гектора. Это воля Зевса, ее возвестила мне мать моя, богиня Фетида. Я

знаю, что и тебя привел сюда бог, иначе не осмелился бы ты явиться в стан

греков. Умолкни же! Я боюсь, что в гневе нарушу завет Зевса -- щадить

просящего.

Сказав это, вышел Ахилл. Он призвал друзей своих, велел отпрячь коней и

мулов Приама и ввести в шатер Идея. Затем омыли рабыни Ахилла тело Гектора и

одели в драгоценные одежды. Сам Ахилл поднял тело и положил на богато

украшенное ложе, а друзья его поставили ложе на повозку. Молил великий сын

Пелея душу Патрокла не гневаться за то, что вернул он тело Гектора отцу. Он

обещал посвятить Патроклу часть даров, привезенных Приамом. Сделав все это,

Ахилл вернулся в шатер и сказал старцу, что уже выдано ему тело Гектора.

Приготовил Ахилл богатый ужин и пригласил Приама подкрепить силы едой и

питьем. Во время ужина с удивлением глядел Приам на прекрасного,

величественного, как бог, Ахилла, а Ахилл дивился на почтенный вид

седовласого старца и слушал его мудрые речи.

Когда окончен был ужин, Приам просил Ахилла позволить ему подкрепиться

сном, так как он не спал с того времени, как погиб Гектор. Ахилл велел

приготовить Приаму и Идею пред шатром два роскошных ложа. Когда же Приам

готовился лечь спать, спросил его Ахилл, сколько дней нужно ему на

погребение сына, и обещал в эти дни не начинать битвы. Десять дней просил

Приам на погребение. Ахилл обещал ему, что и сам не вступит в бой в эти дни

и удержит от битвы греков. Ласково пожал Ахилл руку Приама, желая этим

пожатием успокоить старца, и расстался с ним.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2018 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.