Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Разведение животных на реабилитационных станциях




На реабилитационных станциях содержатся и разводятся животные с целью их дальнейшей реинтродукции в природу. В настоящее время такие станции существуют для самых разных животных: обезьян, медведей, копытных, птиц. Все перечисленные выше проблемы характерны и для реабилитационных станций. Особенностью последних является то, что человек непосредственно участвует в уходе за животными и их выращивании. На реабилитационные станции часто попадают детеныши и взрослые животные — жертвы браконьеров, нередко сотрудники станций специально забирают детенышей из гнезда, увеличивая таким образом их выживаемость (родители успешнее вырастят меньшее количество потомков, а остальных вырастят на станции). Это влечет за собой опасность образования привязанности, особенно для высших животных, извращенного полового запечатления, нарушения формирования видотипичных форм поведения и взаимодействия с сородичами. В некоторых случаях для избежания такой опасности обслуживающий персонал по возможности минимизирует контакт с детенышами (например, при выращивании детенышей медведей люди не разговаривают с ними, стараются не осуществлять тактильный контакт и т.п.). При выращивании высших обезьян их постепенно приучают к самостоятельной жизни, последовательно ограничивая контакт с человеком: видотипичные особенности этих животных требуют очень тесного контакта на первых этапах онтогенеза, однако допускают широкую лабильность в формировании полового поведения.

Для обеспечения развития видотипичного поведения необходимо хорошо знать закономерности его формирования в онтогенезе и предоставлять животным соответствующие условия. Например, гнездостроение у понгид возникает в конце первого года жизни и помимо наличия веток и листьев требует обучения по подражанию. Рытье нор у лисиц основывается на развитии копающих движений в конце первого месяца жизни, для чего необходимо наличие мягкого грунта и т.п. Все это говорит о том, что именно реабилитационные станции в наибольшей степени нуждаются в использовании зоопсихологических знаний и практических разработок.

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗООПСИХОЛОГИЧЕСКИХ

ЗНАНИЙ В ПСИХОТЕРАПИИ И РАЗВИВАЮЩЕЙ

РАБОТЕ С ДЕТЬМИ

Данное направление научной зоопсихологии возникло в XX в., хотя некоторые стороны этой области, например использование домашних животных в терапевтических целях, известны в бытовой практике давно. Можно определить основную цель такого взаимодействия человека с животными следующим образом: животное вместе с человеком. Зоопсихологические знания в данной области приложимы в трех основных направлениях: развивающая работа с детьми; содержание животных в доме человека; анималотерапия.

 

14.3.1. РАЗВИВАЮЩАЯ РАБОТА С ДЕТЬМИ

 

В педагогике животные традиционно используются в целях ознакомления с природой (в основном в дошкольном возрасте). Программа дошкольного образования включает соответствующий раздел, теоретическое обоснование и методики педагогической работы в этой области. Помимо образовательной работы большое значение имеет формирование отношения детей к животным, которое является составной частью экологического сознания. Подразумевается формирование уважительного и эмоционально-положительного отношения к живой природе, что в раннем и дошкольном возрасте возможно только на основе эмоционального опыта, получаемого ребенком в процессе непосредственного взаимодействия с животными. Организация такого взаимодействия опирается на знания о психике животного, что позволяет правильно подобрать животное и организовать общение ребенка с ним, отвечающее задачам экологического воспитания и возрастным особенностям детей. Кроме специальных задач образования и формирования ценностно-смысловой позиции ребенка по отношению к природе (что в дошкольной психологии и педагогике рассматривается и как становление общей гуманистической позиции личности), взаимодействие с животными полезно для общего развития ребенка. В частности, это обогащает и развивает двигательную сферу, сенсорно-перцептивные процессы, память, интеллект, эмоциональную сферу ребенка, стимулирует развитие произвольности, самоконтроля и т.п. Помимо присущих животному качеств, делающих их прекрасным «автодидактическим пособием» для развития всех перечисленных процессов (комплексность стимуляции, подвижность, необходимость ситуативного прогноза поведения животного и регуляции ребенком собственных действий и т.п.), животное вызывает у ребенка положительные эмоции, стремление к общению и взаимодействию, что создает прекрасный мотивационный фон для обучения и развития. В настоящее время в дошкольной педагогике и психологии имеется целый ряд программ, использующих взаимодействие ребенка с животными не только в целях экологического воспитания, но и в других направлениях образовательной и развивающей работы.

 

14.3.2. СОДЕРЖАНИЕ ЖИВОТНЫХ В ДОМЕ ЧЕЛОВЕКА

 

Содержание животных в домашних условиях издавна используется человеком, как это принято говорить, «для души», т.е. для эмоционального общения, удовлетворения потребности в привязанности, стремления оказывать заботу, нередко для целей оптимизации и стимуляции развития детей в семье. Урбанизация и технологизация современного общества способствуют тому, что человек стремится восполнить недостаток контакта с природой содержанием животных дома. При этом возникает целый ряд проблем, требующих профессиональной помощи по вопросам содержания животных в семье. В данном разделе возможна лишь краткая характеристика основных проблем в этой области.

Подбор животных для содержания в семье. Человек содержит домашних животных с разными целями, и от этого зависит, какое именно животное больше подходит для данного человека и данной семьи. Необходимо учитывать потребности членов семьи и их возможности. Разные животные и даже разные породы домашних животных имеют различные уровни активности, склонности к контактам с человеком, агрессивности и т.п. В то же время разные животные требуют разных условий содержания, физических |и материальных затрат со стороны человека. Нередко увлечение «модными» тенденциями, недостаточное осознание своих потребностей и возможностей приводит к тому, что семья оказывается в проблемной ситуации, и иногда даже в опасной как для членов семьи, так и для окружающих. Неучет таких особенностей может привести к психологическим травмам для членов семьи, особенно в тех случаях, когда к животным образовалась привязанность, а содержание их в доме становится невозможным. В данном направлении возможна и необходима консультация специалиста.

Организация среды обитания животного в семье. При содержании животных дома люди далеко не всегда представляют себе условия, необходимые для данного животного. Имеют значение не только питание и уход за животным, но и эмоциональные связи животного с членами семьи (и другими животными в доме), наличие необходимого пространства, защищенности и т.п. В психике животных происходят постоянные изменения, связанные с их возрастным и репродуктивным статусом, что может стимулировать неожиданные для человека изменения в поведении животных. Все это также является предметом работы специалиста в области зоопсихологии и сравнительной психологии.

Проблемы взаимодействия членов семьи с животными. Нередко возникают проблемы, связанные с изменением состава семьи или состояния кого-то из членов семьи. Наиболее сложной проблемой является появление в семье детей, что может послужить причиной изменения поведения животных, поскольку меняется вся структура отношений, в которую обязательно включены и домашние животные. Сложности возникают также при некоторых осложнениях в здоровье членов семьи, препятствующих дальнейшему пребыванию в семье животных. В этих случаях необходима помощь специалиста, который является одновременно семейным психологом и имеет знания в области зоопсихологии и сравнительной психологии. Практика показывает, что необходимость в таком специалисте становится необыкновенно актуальной, и данная область психологии имеет широкие перспективы для развития.

Психотерапия домашних животных. При содержании животных в доме нередко возникают расстройства психического состояния животных. Причины могут бать разными, это зависит от вида животного и его индивидуальных особенностей. Нарушение пространственных границ, иерархических отношений, депривация потребностей и т. п. могут служить причиной извращения различных видов деятельности, пищевой, половой и родительской, и т.п. Большое значение для многих домашних животных имеет депривация потребности в привязанности: животные нередко страдают в отсутствие человека, у них повышается тревожность, что ведет к нежелательным для человека и деструктивным для животных формам поведения. В этих случаях возможна психотерапия для самого животного, которая может осуществляться в форме компенсации активности животного, использования игровых приемов, общения с другими животными и т. п. Во всех этих случаях психолог, осуществляющий такую работу, взаимодействует и с членами семьи, т.е. одновременно ему необходимы знания и опыт в области семейной психологии и психологии личности.

Ветеринария. При содержании домашних животных обязательным является контакт животного с ветеринарной службой. В настоящее время это широко распространенный вид практики, в котором все больше появляется интерес к зоопсихологии. Понимается и учитывается необходимость психического комфорта и поддержания общего психического состояния животного как помогающего, а нередко и весьма существенного фактора лечения. Влияние стрессовых факторов (новой обстановки, разлуки с близкими людьми и даже другими животными, тревоги, возникающей от непонимания животным своего состояния, и т.п.) нередко более значимо для животных и деструктивнее для них, чем для человека, который может осознать причины и последствия возникших обстоятельств. К сожалению, зоопсихология еще не стала обязательным предметом в ветеринарных учебных заведениях (хотя в некоторых вузах такие курсы уже читаются) и тем более еще нет специального раздела зоопсихологии, предметом которого являлись бы изучение и разработка методов и приемов использования зоопсихологических знаний в ветеринарии. Перспективность подобного направления в настоящее время несомненна.

 

14.3.3. АНИМАЛОТЕРАПИЯ

 

Анималотерапия (или зоотерапия) — это психотерапия, в которой психотерапевтическим средством является взаимодействие человека с животным. Такое взаимодействие существенно отличается от других психотерапевтических средств (взаимодействие с неодушевленными объектами в разных видах психотерапии, с самим терапевтом и участниками групповой терапии). Основные отличия следующие:

1) животное имеет внутренний источник активности, в результате чего становится относительно непредсказуемым как для пациента, так и для терапевта;

2) животное не является носителем смысловой и оценочной функции по отношению к человеку, оно не может быть в ситуации психотерапии «неконгруэнтным», т.е. оно всегда выражает то, что непосредственно чувствует, и это позволяет пациенту освободиться от проявления психологических защит, препятствующих эффективности психотерапии;

3) животное имеет «внутреннюю позицию», собственную мотивацию и включается в процесс взаимодействия с человеком, активно эту позицию проявляя. При психотерапии с помощью «неодушевленных» средств все строится только во взаимодействии позиций пациента и психотерапевта.

Анималотерапия имеет давнюю историю. В качестве бытовой психотерапевтической практики ее можно назвать даже традиционной. Издавна известно благотворное влияние на человека общения с животными (от физического воздействия — тепло, массаж и т.п. — до облегчения душевных страданий, снятия тревоги, компенсации недостаточности или деструктивного характера общения с другими людьми). В качестве профессионального психотерапевтического средства анималотерапия также применяется давно. Видимо, исторически первой является иппотерапия (лечебная верховая езда на лошади), которую применял в качестве лечебного и реабилитационного средства при нарушениях здоровья (физического и психического) еще Гиппократ. Он обращал внимание как на положительное воздействие ритмичных и плавных движений лошади, тепла и массирующих движений мышц ее спины, так и на то, что езда на лошади стимулирует улучшение настроения, избавление от меланхолии и т. п. В Средние века и в Новое время высказывалось мнение, что верховая езда не только полезна при ряде нарушений двигательной сферы и других заболеваниях, но особенно показана женщинам в плане профилактики и коррекции нервных расстройств. В XX в. иппотерапия стала применяться для лечения и реабилитации двигательных нарушений (детский церебральный паралич и другие виды параличей, полиеомилит и т.п.), умственной недостаточности (олигофрения, синдром Дауна и т.п.), расстройств эмоциональной сферы (аутизм, шизофрения), а также сенсорно-перцептивных нарушений (в том числе зрения и слуха). В середине XX в. появился новый вид анималотерапии для решения этих же задач — дельфинотерапия, где помимо всего прочего большую роль играет вода, помогающая работе мышц, расслаблению, преодолению силы тяжести и т.п.

В анималотерапии достаточно хорошо изучено воздействие на пациента тех особенностей животного, которые стимулируют работу мышечной системы, вестибулярного аппарата, всех форм контроля. Немало внимания уделяется эмоциональному состоянию пациента. Разработаны методики для терапии различных расстройств и нарушений у взрослых и детей.

Наиболее сложным и малоизученным фактором анималотерапии является позиция животного как участника психотерапевтического процесса. С другой стороны, именно этот момент, видимо, является самым существенным отличительным качеством анималотерапии. В иппотерапии были попытки конструирования тренажеров, полностью имитирующих возникновение сенсорно-перцептивных процессов, характерных при езде на лошади (в Германии). Однако эффект использования таких тренажеров значительно ниже, чем при езде на настоящей лошади.

В данном виде психотерапевтической практики встречаются указания на то, что пациент испытывает положительные эмоции и высокую мотивацию при лечении с помощью животных. Но особенности самого животного и его активное включение как субъекта психотерапевтического процесса во взаимодействие с пациентом остаются совершенно не изученной проблемой. К пониманию позиции животного как фактора психотерапевтического процесса можно подойти, опираясь на исследования в русле теории привязанности и теории объектных отношений (о которых коротко говорилось выше). Используемые в анималотерапии животные сами включены в отношения привязанности.

Привязанность как адаптивная мотивационно-поведенческая система (по Дж. Боулби) имеет ряд общих для всех видов высших животных свойств. Одними из важнейших являются базовые функции объекта привязанности: эмоциональное принятые, поддержка и защита. Именно эти функции принимает на себя и проявляет в ситуации анималотерапии животное. Животное проявляет полное и безусловное принятие пациента, которого он обычно лишен (частично или полностью) во взаимодействии с близкими людьми (исследования в этой области психологии многократно и всесторонне обосновали этот тезис). Кроме того, животное демонстрирует безоценочное общение (поскольку у него вообще нет системы ценностей и смыслов, с позиции которых оно могло бы оценивать «правильность» или «желательность» состояния и поведения пациента), что также улучшает психотерапевтический процесс и является его обязательным условием (со стороны психотерапевта). Можно обозначить еще целый ряд особенностей животного как участника психотерапевтического процесса, делающих анимало-терапию необычайно эффективным и перспективным средством психологической коррекции, реабилитации и профилактики. В процессе анималотерапии животное во многом является «ко-терапевтом», т.е. помощником (хотя и весьма своеобразным), осуществляющим с терапевтом общий процесс психотерапии. Понимание этой позиции животного, его возможностей и специфики «работы» в каждом конкретном случае необходимо психотерапевту. Оно позволяет теоретически обосновать использование животных в психотерапии, улучшить уже имеющиеся, а также разработать новые направления анималотерапии и ее применение в различных областях психологической практики.

Помимо использования анималотерапии как специальной области психотерапии, в которой она себя уже хорошо зарекомендовала (для лечения, профилактики и реабилитации двигательных нарушений, умственных и эмоциональных расстройств), следует отметить использование животных для коррекции и терапии целого ряда психологических проблем личностного и семейного характера: использование анималотерапии в личностной, семейной и детской психотерапии.

В индивидуальной психотерапии анималотерапия может применяться при переживании горя, утраты, коррекции тревожности, сложностей в общении, эмоциональной депривации. Животное может стать «проводником» в налаживании взаимодействия с другими людьми, обретении круга общения, повышении самооценки и т.п.

В семейной терапии с помощью животных возможно налаживание отношений между членами семьи, снятие напряжения, помощь в преодолении горя, утраты, в процессе взаимной адаптации и т.п. В детской психотерапии животное может компенсировать эмоциональную депривацию, быть эффективным при коррекции привязанности, расстройств, связанных со сложностями в общении (тревожности, застенчивости, заикания, пониженной самооценки и т.п.). Эффективно использование животных для коррекции гиперактивности у детей, стимуляции интеллектуального и эмоционального развития. Интересным может быть включение животных в коррекцию детско-родительских отношений, и в частности в коррекцию родительской сферы (формирование эмоционально-положительного отношения к младенческим стимулам у взрослых, мотивации и ценностно-смысловой позиции по отношению к ребенку и своей родительской роли и т.п.). Во всех случаях психотерапевт должен иметь необходимые для такой работы знания как в области общей психотерапии, так и в области зоопсихологии и сравнительной психологии.

.

ВОПРОСЫ ДЛЯ КОНТРОЛЯ:

 

1. Какие основные области практической зоопсихологии существуют в настоящее время?

2. Какие проблемы, связанные с психическими особенностями животных, возникают в природоохранной деятельности человека?

3. Какие проблемы, требующие психологической помощи, возникают при содержании животных в семье?

4. В чем специфика использования животных в психотерапевтических целях?


ЛИТЕРАТУРА

 

Адрианов О. С, Молодкина Л. И,, Ямщикова Н. Г. Ассоциативные системы мозга и экстраполяционное поведение. М.: Медицина, 1987.

Андреева Н. Г., Обухов Д. К. Эволюционная морфология нервной системы позвоночных. СПб., 1999.

Бадридзе Я. К. Пищевое поведение волка. Вопросы онтогенеза. Тбилиси: Мец-ниереба, 1987.

Батуев А. С. Предисловие редактора//Физиология поведения: Нейробиологические закономерности. Руководство по физиологии. Л.: Наука, 1987. С. 3—8.

Бауер Т. Психическое развитие младенца. М.: Прогресс, 1979.

Бериташвили И. С. Память позвоночных животных, ее характеристика и происхождение. М.: Наука, 1974.

Биоакустика. Учебное пособие. Под ред. Ильичева В.Д. М.: Высшая школа, 1975.

Биттерман М. Е. Эволюционное развитие условнорефлекторной деятельности//Механизмы формирования и торможения условных рефлексов. М.: Наука, 1973. С. 13-25.

Богословская Л. С, Поляков Г. И. Пути морфологического прогресса нервных центров у высших позвоночных. М.: Наука, 1981.

Брушлинский А. В. Психология мышления и проблемное обучение. М: Знание, 1983.

Бунак В.В. Речь и интеллект, стадии их развития в антропогенезе. Труды института этнографии. АН СССР. 1966.92.

Вагнер В. А. Биопсихология субъективная и объективная//Хрест. по зоопсихологии сравнительной психологии. М.: Росс, психол. об-во, 1997. С. 5—15.

Вацуро Э. Г. Исследование высшей нервной деятельности антропоида (шимпанзе). М.: Изд-во АМН СССР, 1948.

Виноградова О. С. Гиппокамп и память. М.: Наука, 1975.

Войтонис Н. Ю. Предыстория интеллекта. М.;Л.: Наука, 1949.

Воробьев В. Н. Кедровка и ее связь с сибирским кедром. Новосибирск: Наука, 1982.

Воронин Л. Г. Курс лекций по высшей нервной деятельности. М.: Изд-во МГУ, 1984.

Воронин Л. Г., Дашевский Б, А., Фокина В. В. и др. Целенаправленное поведение обезьян (Масаса mulatto), определяемое относительной новизной экспериментальной ситуации. ДАН СССР. 1978. Т. 242. № 6. С. 1441-1444.

Выготский Л. С. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 1996.

Выготский Л. С. Предисловие к русскому изданию книги В. Келера “Исследование интеллекта человекоподобных обезьян”//Хрест. по зоопсихологии и сравнительной психологии. М.: Росс, психол. об-во, 1997. С. 208-223.

Выготский Л.С. Психология М.: Апрель-Пресс, 2000.

Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. М.:, 1998.

Гороховская Е. А. Этология: рождение дисциплины. СПб.: Алетей, 2001.

Гудолл Дж. Шимпанзе в природе: поведение. М.: Мир, 1992.

Данилова Н. Н, Психофизиология. М.: Аспект Пресс, 1998.

Дарвин Ч. О выражении ощущений у человека и животных//Собр. соч. М.: Изд-во АН СССР, 1953.

Дарвин Ч. Происхождение человека и половой подбор//Соч. СПб., 1896. Т. 2.

Дашевский Б. А. Решение обезьянами задач, требующих оперирования эмпирической размерностью фигур. ДАН СССР. 1972. Т. 204. № 2. С. 496-498.

Дашевский Б. А. Физиологический анализ способности высших млекопитающих к оперированию эмпирической размерностью фигур//Автореф. дисс. М.: Изд-во МГУ, 1979.

Дашевский Б. А., Детлаф С. А. Дифференцирование фигур по признаку объемности у макаков-резусов//Журн. высш. нерв. деят. 1974. Т. 24. № 4. С. 860—862.

Дембовский Я. Психология обезьян. М.: ИЛ, 1963.

Дерягина М. А, Манипуляционная активность приматов. М.: Изд-во МГУ, 1986.

Дьюсбери Д. Поведение животных: Сравнительные аспекты. ML: Мир, 1981.

Ерахтин А. В., Портнов А. Н. Философские проблемы этологии и зоопсихологии. М.: Знание, 1984.

Жинкин Н.И. Психологические основы развития речи// В защиту живого слова. М., 1966.

Зайцева Г.Л. Дактилология. Жестовая речь. Учебн. пособие. М.: Просвещение, 1991.

Зорина 3. А., Крушинский Л.В. Возрастные особенности рассудочной деятельности птиц//Роль сенсорного притока в созревании функций мозга. М.: Наука, 1987. С. 194-197.

Зорина 3. А. Сравнительные исследования некоторых сложных форм обучения у птиц//Сравнительная физиология ВНД человека и животных. Л.: Наука, 1990. С. 21-36.

Зорина 3. А. Элементарное мышление животных и птиц//Хрест. по зоопсихологии и сравнительной психологии. М.: Росс, психол. об-во, 1997. С. 160-172.

Зорина 3. А., Калинина Т. С, Майорова М. Е. и др. Относительные количественные оценки у ворон и голубей при экстренном сопоставлении стимулов, ранее связанных с разными количествами подкрепления//Журн. высш. нерв. деят. 1991. Т. 41. №2. С. 306-313.

Зорина 3. А., Калинина Т. С, Маркина Н. В. Способность к обучению у ворон и голубей: формирование системы дифференцировок стимулов по цвету при нарастающем количестве подкрепления//Журн. высш. нерв. деят. 1989. Т. 39. № 4. С. 660—666.

Зорина 3. А., Полетаева И. И. Поведение животных. М.: Астрелль, 2000.

Зорина 3. А., Полетаева И. И., Резникова Ж. И. Основы этологии и генетики поведения. М.: Изд-во МГУ, 1999.

Зорина 3. А., Попова И. П. Сравнение решения задачи на экстраполяцию до и после удаления старой коры у ворон//Журн. высш. нерв. деят. 1976. Т. 26. № 1. С. 127—131.

Зорина 3. А., Смирнова А. А. Количественная оценка серой вороной множеств, состоящих из 15—25 элементов//Журн. высш. нерв. деят. 1996. Т. 46. № 2. С. 298—301.

Зорина 3. А., Смирнова А. А. Количественные оценки у серых ворон: обобщение по относительному признаку “большее множество”//Журн. высш. нерв. деят. 1995. Т. 45. № 3. С. 490-499.

Зорина 3. А., Смирнова А. А. Эволюционные аспекты проблемы обобщения и абстрагирования у птиц (довербальное понятие “число”)//Соврем. концепции эволюц. генетики. Сб. трудов, поев, памяти акад. Д. К. Беляева. Новосибирск, 2000. С. 297-303.

Зорина 3. А., Смирнова А. А., Лазарева О. Ф. Умеют ли вороны “считать”?//Природа. 2001. №2. С. 72-79.

Зорина 3. А., Федотова И. Б. Роль Wulst в решении экстраполяционной задачи у вороновых птиц//Журн. высш. нерв. деят. 1981.Т. 31. № 1.С. 185—187.

Зорина З.А., Полетаева И.В. Зоопсихология. Элементарное мышление животных. Учебное пособие. – М.: Аспект Пресс, 2001. - 320 с.

Зорина З.А., Полетаева И.В. Поведение животных. М.: Астрель, 2000.

Ильичев В. Д., Силаева О. Л. Говорящие птицы. М: Наука, 1990.

Исенина Е.И. Дословесный период развития речи у детей. Саратов. 1986.

Келер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян. М.: Комакадемия, 1930.

Кликс Ф. Пробуждающееся мышление. М., Прогресс, 1989.

Кондратов А. Звуки и знаки. М., 1978.

Конорски Ю. Интегративная активность нервной системы. М.: Мир, 1969.

Котляр Б.И. Пластичность нервной системы. М.: Изд-во МГУ, 1986.

Коул М., Скрибнер С. Культура и мышление. Москва, 1977

Крутова В. И,, Старовойтов В. И., Сулимое К. Т. Собака — детектор видовых запахов в работе зоологов и криминалистов//Клуб собаководства. М.: Патриот, 1991. Вып 2. С. 3-10.

Крушинская Н. Л. Некоторые сложные пищевые формы поведения кедровок после удаления у них старой коры//Журн. эволюц. биохим. и физиол. 1966. Т. 2. № 6. С. 563-568.

Крушинская Н. Л., Дмитриева И. Л., Журовский В. Изучение экстраполяционного рефлекса у европейского бобра (Castor fiber L.)//Журн. высш. нерв. деят. 1980. Т. 30 № 1.С. 150-156.

Крушинский Л. В. Биологические основы рассудочной деятельности. М.: Изд-во МГУ, 1986.

Крушинский Л. В. Избранные труды: В 2 т. М.: Наука, 1993.

Крушинский Л. В., Дашевский Б. А., Зорина 3. А. и др. Дифференцирование фигур по признаку объемности/плоскостности у вороновых птиц//Биол. науки. 1981. № 3. С. 55-59.

Крушинский Л. В., Дашевский Б. А., Крушинская И. Л. и др. Изучение сложных форм поведения дельфинов Tursiops truncatus {Montagu)//Журн. высш. нерв. деят. 1972. Т. 22. №4. С. 718-722.

Крушинский Л. В., Доброхотова Л. П., Школьник-Яррос Е. Г. Элементарная рассудочная деятельность и морфофизиологические параллели переднего мозга птиц и млекопитающих//Журн. общ. биол. 1985. Т. 46. № 5. С. 633-644.

Крушинский Л. В., ДыбанА. П., Баранов B.C. и др. Особенности высшей нервной деятельности мышей с робертсоновской транслокацией хромосом//Журн. высш. нерв. деят. 1982. Т. 32. № 3. С. 446-454.

Крушинский Л. В., Зорина 3. А., Дашевский Б. А. Способность к оперированию эмпирической размерностью фигур у птиц семейства Corvidae/УЖурн. высш. нерв, деят. 1979. Т. 29. № 3. С. 590-597.

Крушинский Л. В., Якименко О. О., Попова Н. П. Особенности решения логических задач как один из критериев биологического возраста//Новые исследования по возрастной физиологии. 1983. № 1 (20). С. 44—48.

Крушинский Л.В. Избранные труды: В 2 т. М.: Наука, 1993.

КрушинскийЛ. В. Есть ли разум у животных?//Природа. 1968. № 8. С. 2—15.

Кэндел Э. Клеточные механизмы обучения. М.: Мир, 1981.

Лавик-Гудолл Дж. В тени человека. М., 1974.

Ладыгина-Котс Н. И. Конструктивная и орудийная деятельность высших обезьян. М.: Наука, 1959.

Ладыгина-Котс Н. Н. Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях. М.: Изд. Гос. Дарвиновского Музея, 1935.

Ладыгина-Котс Н. Н. Исследование познавательных способностей шимпанзе. М.: Госиздат, 1923.

Ладыгина-Котс Н. Н. Послесловие к книге Я. Дембовского “Психология обезьян”. М.: ИЛ, 1963. С. 285-324.

Ладыгина-Котс Н. Н. У “мыслящих” лошадей: Личные впечатления в беглом освещении вопроса. М., 1914.

Левыкина Н. Ф. Особенности деятельности с предметами у низших обезьян// Тез. докл., 1-й съезд об-ва психологов. М., 1959. № 2.

Лексин Ю. И. Отец//3нание - сила. 1995. № 1. С. 123-135.

Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М.: Наука, 1972.

Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969.

Леонтьев А.А.. Возникновение и первоначальное развитие языка. М., 1963.

Лепская Н.И. Язык ребёнка (онтогенез речевой коммуникации). М, 1997.

Линден Ю. Обезъяны, человек, язык. М., 1981.

Линден Ю. Обезьяны, человек и язык. М.: Мир, 1981.

Лоренц К. Человек находит друга. М.: Изд-во МГУ, 1992.

Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. М.: Изд-во МГУ, 1973.

Лурия А.Р. Язык и сознание. М., МГУ, 1979.

Льюин Б. Гены. М.: Мир, 1987.

Мазер К., Джинкс Дж. Биометрическая генетика. М.: Мир, 1985.

Мак-Ларен А. Химеры млекопитающих. М.: Мир, 1979.

Мак-Фарленд Д. Поведение животных. М.: Мир, 1988.

Маркова А. Я. Процесс элементарной абстракции у низших обезьян//Вопр. психол. 1962. № 1.

Меннинг О. Поведение животных: Вводный курс. М.: Мир, 1982.

Мешкова Н. Н., Федорович Е. Ю. Ориентировочно-исследовательская деятельность, подражание и игра как психологические механизмы адаптации высших позвоночных к урбанизированной среде. М.: Аргус, 1996.

Милюкова И. В., Молотова Н. Г. Познавательное поведение шимпанзе подросткового возраста//Журн. высш. нерв. деят. 1995. Т. 45. № 2. С. 410-416.

Милюкова И. В., Никитин В. С, Уварова И. А., Силаков В. Л. Сравнительно-физиологическое изучение функции обобщения у приматов//Журн. эвол. физиол. и биохим. 1990. Т. 26. № 6. С. 801-810.

Морозов В. Занимательная биоакустика. М., Знание. 1987.

Натишвили Т. А. Роль образной памяти в эволюции поведения//Руководство по физиологии. Физиология поведения: Нейробиологические закономерности. Л.: Наука, 1987. С. 524-620.

Новоселова С. Л. Образование навыка использования палки у шимпанзе//Хрест. по зоопсихологии и сравнительной психологии. М.: Росс, психол. об-во, 1997. С. 278—283.

Обухов Д. К. Современные представления о структурно-функциональной организации конечного мозга птиц//Сотников О. С. (ред.). Морфогенез и реактивная перестройка нервной системы. Изд-во СПб. ун-та, 1999.

Орбели Л. А. Вопросы высшей нервной деятельности. М.;Л.: АН СССР, 1949.

Очинская Е. И. Изучение сложной формы поведения (реакция экстраполяции) у рыб и рептилий/Автореф. дисс. М., 1971.

Очинская Е. И., Семиохина А. Ф., Рубцова Н. Б. Участие дорсальной коры переднего мозга в решении черепахами экстраполяционной задачи при первых и многократных ее предъявлениях//Журн. высш. нерв. деят. 1988. Т. 38. N° 3. С. 475—480.

Очинская Е. И., Флесс Д. А. О способности болотных черепах к точной экстраполяции траектории движения раздражителя//Сравнительная физиология ВНД человека и животных. Л.: Наука, 1990. С. 106—113.

Павлов И. Л. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности животных. М.: Наука, 1973.

Павлов И. П. Лекции о работе больших полушарий головного мозга//Полн. собр. соч. М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1952. Т. IV.

Павлов И. П. Павловские среды. М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1949. С. 262-263.

Пажетнов В. С. Бурый медведь. М.: Агропромиздат, 1990.

Панов Е. Н. Знаки, символы, языки. М.: Знание, 1983.

Пенфилд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы. Л.,1964.

Петрова Е.А. Знаки общения. (Визуальная психосемиотика). – М.: Изд-во Гном и Д, 2001.

Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Просвещение, 1969.

Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. СПб. 1997.

Пиз А. Язык телодвижений. М.: Эксмо-Пресс. 2000.

Плескачева М. Г., Зорина 3. А., Чебыкина Л. И. и др. Решение теста Ревеша— Крушинского крысами разных генотипов//Журн. высш. нерв. деят. 1998. Т. 48. № 1. С. 38-46.

Полетаева И. И. Генетико-физиологическое исследование поведения лабораторной мыши/Автореф. докт. дисс. М., 1998.

Полетаева И. И. Собаки Л. В. Крушинского//Природа. 1999. № 8. С. J50-155.

Прайор К. Не рычите на собаку: О дрессировке животных и людей. М.: Селена, 1995.

Протопопов В. П. Процессы отвлечения и обобщения (абстракции) у животных и человека//Исследование высшей нервной деятельности в естественном эксперименте. Киев: Гос. мед. изд-во УССР, 1950. С. 157—176.

Психологический словарь/Ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Мещеряков. М.: Педагогика-Пресс, 1996.

Равич-Щербо И. В., Марютина Т. А., Григоренко Е. Л. Психогенетика. М.: Аспект Пресс, 1999.

Резник Ж.И. Интеллект и язык: Животные и человек в зеркале экспериментов. М.: Наука, 2000.

Резникова Ж. И. Экология, этология, эволюция. Ч. 1. Структура сообществ и коммуникация животных. Новосибирск, 1997.

Резникова Ж. И., Рябко Б. Я. Передача информации о количественных характеристиках объекта у муравьев//Журн. высш. нерв. деят. 1995а. Т. 45. № 3. С. 490-499.

Резникова Ж. И., Рябко Б. Я. Экспериментальное исследование способности муравьев к простейшим арифметическим операциям, основанное на теоретико-информационном подходе к изучению систем коммуникации животных. ДАН СССР. 19956. Т. 343. № 3. С. 420-422.

Рогинский Г. 3. Навыки и зачатки интеллектуальных действий у антропоидов (шимпанзе). Л.: Наука, 1948. 204 с.

Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования. М.: Изд-во АН СССР, 1958.

Рэфф Р., Коффмен Т. Эмбрионы, гены и эволюция. М.: Мир, 1986.

Садовникова-Кольцова М. П. Генетический анализ психических способностей крыс//Журн. экспер. биол. мед. 1925. № I.

Семиохина А. Ф., Забелин С. И. Зависимость способности к экстраполяции от уровня возбудимости мозга//Журн. высш. нерв. деят. 1978. Т. 29. № 1. С. 88—93.

Сеченов И. М. Элементы мысли//Избр. труды. М.: Изд-во ВИЭМ, 1935.

Симонов П. В. Что изучает “физиология высшей нервной деятельности”?// Росс, физиол. журн. 2000. Т. 86. № 2. С. 219-220.

Слобин Д., Грин Дж. Психолингвистика. М., 1976

Соколов Е. Н. Психофизиология научения: Курс лекций. М.: 1997

Солсо Р. Л. Когнитивная психология. М.: Тривола, 1996.

Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг. М., 1983.

Сравнительная психология и зоопсихология. Серия: Хрестоматия по психологии. Сост. и общая редакция Г.В. Калягиной. – СПб.: Питер, 2001.

Стародубцев Ю. Д. Способность дельфинов афалин к обобщению//Морские млекопитающие Голарктики. Архангельск, 2000. С. 367-371.

Сулимое К. Т. Кинологическая идентификация индивидуума по обонятельным сигналам/Автореф. канд. дисс. М., 1995.

Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М. 1965.

Тихомиров О. К. Психология мышления. М.: Изд-во МГУ, 1984.

Толмен Э. Когнитивные карты у крыс и человека//Хрест. по зоопсихологии и сравнительной психологии. М.: Росс, психол. об-во, 1997. С. 172-184.

Трут Л. Н. Проблема дестабилизирующего отбора в развитии//Современные концепции эволюционной генетики. Новосибирск: ИЦиГ, 2000. С. 7—21.

Уланова Л. И. Формирование у обезьян условных знаков, выражающих потребность в пище//Исследование высшей нервной деятельности в естественном эксперименте. Киев: Гос. мед. изд-во УССР, 1950. С. 132—154.

Фабри К. Э. Орудийные действия животных. М.: Знание, 1980.

Фабри К. Э. Основы зоопсихологии. М.: Изд-во МГУ, 1976. (2-е изд., 1993).

Физиология поведения: нейробиологические закономерности. Ред. Батуев А.С. Л. Наука. 1987.

Физиология речи. Восприятия речи человеком. Чистович Л.А. и др. Л., Наука. 1976.

Фирсов Л. А. Высшая нервная деятельность человекообразных обезьян и проблема антропогенеза//Руководство по физиологии. Физиология поведения: Нейробиол. закономерности. Л.: Наука, 1987. С. 639—711.

Фирсов Л. А. И. П. Павлов и экспериментальная приматология. Л.: Наука, 1982.

Фирсов Л. А. Память у антропоидов: Физиологический анализ. Л.: Наука, 1972.

Фирсов Л. А. По следам Маугли//Язык в океане языков. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1993. С. 44—59.

Фирсов Л. А. Поведение антропоидов в природных условиях. Л.: Наука, 1977.

ФирсовЛ. А. Довербальный язык обезьян//Журн. эвол. биохим. и физиол. 1983. Т. 19. №4. С. 381-389.

Флесс Д. А. Сравнительное изучение условного рефлекса на пространственное соотношение у животных//Механизмы адаптивного поведения. Л.: Наука, 1986. С. 86-95.

Флесс Д. А. Экспериментальный и фармакологический анализ механизмов реакции экстраполяции//Биол. и мед. кибернетика. Ч. 2. Физиол. кибернетика. М., 1974. С. 164-171.

Флесс Д. А., Стародубцев Ю. Д., Крушинский Л. В. Исследование рассудочной деятельности (реакция экстраполяции) удельфинов-афалин. ДАН СССР. 1987. Т. 293. №5. С. 1269-1273.

Флесс Д. А., Стародубцев Ю. Д., Стародубцева Е. М. О способности дельфинов афалин к обобщению по относительному признаку//Журн. высш. нерв. деят. 1990. Т. 40. № 1.С. 44-50.

Флуранс П. Об инстинкте и уме животных. СПб., 1900.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.