Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Совесть: внутренний регулятор морального поведения




 

Если судить самого себя, то всегда будешь судить с пристрастием или больше в сторону вины, или в сторону оправдания. И вот это неизбежное колебание в ту или другую сторону называется совестью.

 

М. М. Пришвин

 

Выше, в п. 2.1, было определено, что мораль регулирует отношения людей путем убеждения: внутреннего — через совесть, и внешнего — через мнение других, общественное мнение. Рассмотрим сначала внутренний регулятор морального поведения: совесть человека.

Совесть — фундаментальная нравственная категория, определяющая поведение человека практически во всех жизненных ситуациях. Невозможно представить нормальную жизнь человека без совести. Человек, поступающий противно совести, ставит себя, как правило, вне общества — и в моральном, и в физическом, и в юридическом смысле (диапазон этого "вне общества" велик: от потери нормальных человеческих отношений с окружающими до бойкота и, далее, к тюремной изоляции и даже физической гибели). Если количество людей, поступающих противно совести, превысит некоторую критическую массу, то жди великих бед и несчастий в виде войн, геноцида, терроризма, эпидемии наркомании, снижения рождаемости и повышения смертности...

Выше говорилось, что совесть играет регулирующую роль в отношениях между людьми. Эта регуляция двоякого рода. Совесть может одобрять поступки человека, а может не одобрять. В одних случаях говорят «чистая, спокойная совесть». В других — «нечистая совесть», «муки, угрызения совести».

«Чистая совесть, — писал Л. Фейербах, — есть не что иное, как радость по поводу радости, причиненной другому человеку; нечистая совесть есть не что иное, как страдание и боль по поводу страданий, причиненных другому человеку».

Философ И. А. Ильин говорил: «Человек, подавивший в себе совесть, не отличит добра от зла: ибо совесть есть верный орган, верный акт для восприятия этих предметов». В самом деле, совесть помогает человеку отличить добро от зла и, более того, смею утверждать, что она помогает ему сделать выбор в пользу добра.

Нет людей, которые бы не имели совести. Факты отдельных аморальных поступков указывают лишь на то, что совесть человеческая подвергается испытанию и что человек может быть нравственно болен, как это с ним бывает в физическом и психическом плане.

Муки совести могут быть так велики, что превышают силы человека и приводят его к саморазрушению. Наш великий поэт А. С. Пушкин гениально передал это в образе Бориса Годунова:

 

Ах, чувствую: ничто не может нас

Среди мирских печалей успокоить;

Ничто, ничто... едина разве совесть!

Так, здравая, она восторжествует

Над злобою, над темной клеветою;

Но если в ней единое пятно,

Единое случайно завелося,

Тогда беда: как язвой моровой

Душа сгорит, нальется сердце ядом,

Как молотком, стучит в ушах упреком

И все тошнит, и голова кружится,

И мальчики кровавые в глазах...

И рад бежать, да некуда... ужасно!..

Да, жалок тот, в ком совесть нечиста!

 

В последние полтора столетия появились «деятели», которые пренебрежительно стали относиться к морали и совести. Идеологом этого бессовестного движения стал немецкий философ Ф. Ницше. Его философия пронизана нигилизмом. Он призывал к переоценке всех ценностей, постарался разрушить все, что было наработано человеческой культурой. Мораль добра – хлам, совесть – чепуха.

Вот как, например, он характеризовал мораль (замечу: весьма односторонне!): "Взгляните с этой точки зрения на любую мораль, и вы увидите, что ее "природа" в том и заключается, чтобы учить ненавидеть laisser aller (нерадение, распущенность [фр.] – ред.), ненавидеть слишком большую свободу и насаждать в нас потребность в ограниченных горизонтах, в ближайших задачах; она учит сужению перспективы, а стало быть, в известном смысле, глупости, как условию жизни и роста."[84] (Подробнее о Ф. Ницше см. ниже, стр. 278 и далее).

Гитлер наверняка был вдохновлен Ницше, когда напыщенно провозглашал, обращаясь к солдатам: "Я освобождаю вас от химеры, именуемой совестью"[85] (вариант: «Я освобождаю вас от грязной и разлагающей химеры, именуемой совестью и моралью»). Сравн. Ницше: "Испытывал ли я когда-нибудь угрызение совести? Память моя хранит на этот счет молчание." (Т. 1. С. 722, "Злая мудрость", 10). Или: Угрызение совести — такая же глупость, как попытка собаки разгрызть камень" (Там же. С. 817, "Странник и его тень", 38).

Верный соратник Гитлера Йозеф Геббельс говорил в том же духе. Как министр пропаганды он без зазрения совести рекомендовал обманывать свой народ и всё человечество: «Врите наглее. Чем чудовищнее ложь, тем легче люди в нее верят»; «Тысячекратно повторенная ложь становится правдой».

Аморализм гитлеризма (немецкого нацизма), замешанный на ницшеанском отношении к совести и морали, всем известен. Цена этого аморализма: в развязанной им второй мировой войне погибло свыше 55-и миллионов людей. Советский Союз заплатил за этот аморализм 27 миллионов жизней.

Гитлеризм канул в лету. А вот попытки покончить с совестью не прекращались. Энрико Ферми, итальянский физик, участвовавший в атомном проекте США, в разгар дискуссий о правомерности предстоящей атомной бомбардировки двух японских городов (в августе 1945 г.) бросил фразу вполне в духе Ницше: "Не надоедайте мне с вашими угрызениями совести"[86]. Цена этого "не надоедайте" — более 150 тысяч погибших в Хиросиме и Нагасаки (140 тысяч погибших и раненых в Хиросиме, 75 тысяч погибших и раненых в Нагасаки) [87].

Дух Ницше стал даже проникать в массовое сознание. Наглядная иллюстрация: в знаменитом американском фильме "Годзилла" молодая журналистка обманула доверие своего старого друга, украв и обнародовав принадлежавший ему секретный видеоматериал; в результате он потерял работу. Жена молодого человека, коллеги этой журналистки, упрекнула его: "Ты убедил ее (журналистку – Л.Б.), что иметь совесть немодно". Если уж в фильм попала такая фраза, то это значит, что, действительно, в молодежной среде, в некоторых кругах активно проводится эта чудовищная и нелепая идея "иметь совесть немодно"[88]. Если эта идея овладеет сознанием большого количества людей, то жди беды: либо гитлеризма в новом обличье, либо чего еще похуже.

Совестливость — хорошее русское слово, которое, к сожалению, редко звучит. А зря. Совестливость — весьма ценное качество человека, означающее обостренное чувство совести. Это не робость и не застенчивость, а чувство-желание гармонии с другими-всеми людьми, нормальных человеческих отношений.

Совестливый человек, как правило, отдает себе отчет в своих действиях, соизмеряя их с интересами и чувствами других-всех людей.

Совестливый человек, что бы ни делал, всегда думает о других людях, о жизни, о том, насколько его поведение вплетается в ткань жизни вообще и человеческой, в частности.

Совестливый человек как врач руководствуется принципом «не навреди». Он не будет мусорить, где бы он ни находился, не будет сквернословить, злословить, не будет где попало разговаривать по мобильнику и т. д., и т. п.

Совестливый человек и наедине с самим собой будет стараться выполнить свой человеческий долг.

(Следующая тема находится в разработке)

Свобода совести —понятие, которое, кажется, не имеет отношения к совести как моральной категории. Действительно, в нем есть нечто такое, что выходит за рамки чисто моральной категории. Понятие свободы совести связано с тем, что называют правами человека. А эти последние большей частью относятся к компетенции политико-правового или государственно-правового регулирования.

Тем не менее, вполне уместно говорить здесь, на страницах «Этики», о свободе совести. Ведь эта свобода зиждется на том фундаментальном и неоспоримом факте, что совесть — внутренний регулятор поведения, когда человек сам определяет что ему делать и как вести себя. Если нет свободы совести, то нет и самой совести, т. е., говоря мягче, она ущемлена, угнетена, сведена к минимуму и даже растоптана. Так было, например, в Средние века когда христианская церковь в Европе, опираясь на силу государства, подавляла всякое инакомыслие, боролась с ересями, не допускала свободы вероисповедания.

Правда, возможна и иная картина, когда свободу совести некоторые понимают как безразмерную величину.

Вот наглядный пример: отношение российских властей к деятельности секты Аум Синрикё на территории России в период, когда они (власти) боялись показать себя нелиберальными или цинично ссылались на недопустимость ограничения свободы вероисповедания, имея в виду другие цели своего попустительства. В фильме «Спецрасследование. Секты. Жертвы. Деньги», показанном по ОРТ 26 февраля 2005 г., профессор Московского НИИ психиатрии Юрий Полищук говорит: «Община Аум Сенрике в России, в Москве стала больше, чем в Японии. За короткий срок свыше 50 тысяч завербованных было. Родители криком кричали: «помогите! спасите! наши дети гибнут!» В Минздрав обращаются, обращаются в Администрацию президента, в Министерство юстиции, в КГБ... А они: «нет, нет, нет, мы не имеем... у нас так... свобода вероисповедания...»». Да разве родители, люди, общество не имеют права защищать себя, своих детей от угрозы несчастья и самоуничтожения?! Повторяется ситуация, как в случае с наркотиками. Свобода, которая не умеет себя защищать, — это не свобода, а произвол!

К сожалению, либерализм иногда трактуют как идеологию абсолютной свободы, т. е. свободы, не знающей никаких ограничений. Русское слово «попустительство» хорошо передает такой подход к либерализму.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.