Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Внутренняя форма права как его система




Во внутренней форме содержание права высвечивается, прежде всего, в виде общеправовых принципов и основанной на них системы отдельных отраслей, каждая из которых, в свою очередь, состоит из общеотраслевых принципов и системы определенных институтов, образующихся опять же из системы норм со всеми их структурными элементами.

Если институт права являет собой систему отдельных юридических норм, сплоченных однородностью объекта и оснований возникновения регулируемых отношений, то отрасль - систему институтов и норм, сцементированных качественной близостью различных признаков регулируемых отношений, входящих в одну сферу (область) жизнедеятельности общества.

Отрасли - единственные крупные подразделения системы права на завершающем уровне, характеризующиеся обособленностью, относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования. В один ряд с ними может быть поставлена лишь группа норм, регулирующих общие принципы действующего права, однако эта группа, имея стержневое значение, не отделена от отраслей, а, напротив, полностью их пронизывает.

Специализация, интеграция и тому подобные явления касаются не столько самих отраслей и институтов права, сколько нормативно-правовых предписаний. Если не идти по скользкому пути размывания граней между этими предписаниями и целостными правовыми нормами, то логичнее считать, что названные явления сказываются в основном на внешней форме права. Разные же плоскости внутренней формы права дают разные - отраслевую, федеративную, по видам норм и т.д. - системы организации его содержания.

Некоторые отрасли права комплексны в том смысле, что они состоят из комплекса менее крупных структурных подразделений (подотраслей, генинститутов), в которых скомпонованы те или иные нормы, выраженные в комплексе нормативно-правовых актов, в которых нередко содержатся относящиеся к двум и более отраслям правовые нормы. Таковым, к примеру, является гражданское право, нормы которого регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, объединены в подотрасли и институты, имеют своим нормативным источником Гражданский кодекс в трех частях, Семейный кодекс, десятки отдельных федеральных законов и ряд подзаконных правовых актов.

Комплексный характер носит и финансовое право, складывающееся из существенно отличающихся друг от друга норм, которые призваны регулировать бюджетные, налоговые, банковские и страховые отношения в вертикальном срезе и, соответственно, содержатся в бюджетном, налоговом, банковском и страховом законодательствах.

Речь, по сути, идет о комплексных правовых образованиях и при выделении в странах с рыночной экономикой частного и публичного права. Это деление, начало которого исторически уходит в седую древность, отражает существенные особенности регулируемых отношений и специфику методов правового регулирования. Частное право складывается из норм, которые призваны регулировать отношения по горизонтали, где их участники равноправны, автономны, обладают широкими юридическими правами и свободами, поступая по принципу: разрешено все, что не запрещено законом, и действуют главным образом в собственных интересах, выполняя таким образом «частное дело» на договорных началах. Публичное право объединяет, наоборот, нормы, имеющие предметом своего воздействия отношения по вертикали, где их участники находятся в определенном соподчинении, в зависимости друг от друга или между ними существует субординация, а их действия связаны с публичным интересом, с решением каких-то публичных дел, основной правовой принцип – разрешено только то, что предписано законом.

В Древнем Риме, где частное право получило наибольшее развитие, по сути, оно представляло собой гражданское право. Римский юрист Ульпиан утверждал: «Публичное право относится к благосостоянию Римского государства в целом, частное право имеет в виду интересы отдельных лиц, поскольку одни вещи относятся к публичной, а другие к частной выгоде»[326]. В современной литературе его нередко сводят тоже к гражданскому праву[327]. Но есть основания отнести сюда также некоторые нормы других отраслей российского права, таких, как предпринимательское право, трудовое право, семейное право и т.д., если ими регулируются отношения по горизонтали между равноправными лицами, отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся по свободной воле на договорных началах.

Публичный характер носят государственное право, административное право, уголовное право, арбитражно-процессуальное право, уголовно-процессуальное право и т.д., поскольку ими регулируются отношения иного, публичного порядка. «В публичном праве, по меньшей мере, одной из заинтересованных сторон будет являться публичная власть в той или иной форме. Частное же право касается правовых отношений между частными лицами, – считает профессор Института восточноевропейского права и россиеведения Лейденского университета Ф. Фельдбрюгге. - Присутствие публичной власти в публично-правовых отношениях влечет за собой ряд последствий. Одним из них является неравенство, присущее таким отношениям. Публичная власть не только сильнее de facto, но и является либо создателем правовых норм, либо вплотную вовлечена в создание и приведение в исполнение этих норм. Поэтому отношения с публичной властью напоминают игру в шахматы против игрока, который может менять правила игры. По этой причине публичная сторона должна быть связана более строгими правилами, чем частный контрагент. Осуществление права или полномочия, предоставленного публичным правом, обычно считается ограниченным целью, для которой оно было предоставлено. Частное лицо не может злоупотреблять своим правом, но во всем остальном не связано целью, для которой оно использует свои права. Публичная сторона, даже когда ей дано такое право, не может действовать по своему усмотрению, но должна осуществлять право таким образом, чтобы реализовать ту цель, для которой были предоставлены полномочия»[328].

Несомненно, что во многих отраслях современного российского права можно найти нормы, которые не вполне соответствуют их основной «прописке». В гражданском праве, к примеру, есть нормы публичного характера, регулирующие иерархию юридической силы нормативных актов в этой сфере, регистрацию индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, регистрацию прав на недвижимость, эмансипацию, опеку, попечительство, банкротство (ст. ст.23, 25, 27, 31-38, 51, 65, 131) и т.д. В предпринимательском праве наряду с нормами, регулирующими горизонтальные отношения между хозяйствующими субъектами, немало норм публичного характера, призванных регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами в вертикальном срезе, с учетом соответствующих зависимостей (регистрация, лицензирование и др.). И, наоборот, в государственном (конституционном) праве существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.).

Этим, однако, не умаляется значение разграничения частных и публичных отраслей права. Тем более что в частном праве каждый действует по принципу «разрешено все, что не запрещено законом», тогда как в публичном праве господствует принцип «разрешено лишь то, что предусмотрено законом». Это совершенно разные подходы, положенные в основу правового регулирования жизненных отношений в зависимости от того, на каких началах они складываются и кто - граждане, хозяйствующие субъекты или государственные органы и должностные лица - являются их участниками.

9.1.3. Внешняя форма права как его
нормативные источники в системе

Поскольку внешняя форма права представляет собой наружное устройство его содержания, упорядоченные способы выражения его вовне - в виде систематизированных нормативных источников, в ней можно различать три взаимосвязанных компонента: нормативные источники права, их структуру и систематизацию таких источников.

В принципе нормативными источниками права могут быть: акты компетентных государственных органов и должностных лиц, международные документы, договоры, обычаи и традиции, судебный или административный (правоприменительный) прецедент. В семействе религиозно-общинных правовых систем, кроме того, таким источником признаются также религиозные правила. Поскольку из всех названных источников «извлекаются» нормы права, представляется целесообразным называть их именно нормативными источниками с тем, чтобы не смешивать их с иного рода источниками правообразования.

В России наиболее распространенным нормативным источником права служат соответствующие акты государственных органов и должностных лиц. К ним примыкают международные документы (конвенции, договоры и др.) в той мере, в какой содержащиеся в них нормы становятся частью российской национальной системы права. Внутригосударственные договоры признаются нормативными источниками права, если речь идет о федеративном договоре, о договорах и соглашениях между федеральными и региональными органами страны или между регионами, о коллективных договорах в сфере трудовой деятельности, об учредительных договорах хозяйствующих субъектов и иных юридических лиц и т.д. Деловые, банковские и иные обычаи приобретают значение нормативного источника права при наличии соответствующей отсылки на них в нормативных актах, как это сделано, к примеру, в статье 5 ныне действующего Гражданского кодекса РФ (общая часть), где предусмотрено, что юридическое значение имеют обычаи делового оборота, если они не противоречат закону и договору.

Нормативно-правовые акты как источник права представляют собой изданные в установленном порядке компетентными государственными органами или должностными лицами акты, в которых содержатся правовые нормы с той или иной сферой действия во времени, в пространстве, по лицам и по юридической силе. Ими служат законы и подзаконные нормативные акты.

Законы - это нормативно-правовые акты представительных органов власти (парламентов), имеющие высшую юридическую силу по отношению ко всем остальным правовым актам. Они подразделяются, прежде всего, на конституционные и иные (обычные), из которых первые принимаются по конституционным вопросам, квалифицированным большинством голосов и имеют наивысшую юридическую силу, вторые - по остальным вопросам, требующим законодательного регулирования, и не могут противоречить конституционным законам. Наряду с Конституцией РФ и конституциями республик в составе России конституционными являются, например, федеральные законы «О референдуме Российской Федерации», «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», «О чрезвычайном положении», «Об арбитражных судах в Российской Федерации»[329]и т.д. Обычными (т.е. не относящимися к разряду конституционных) признаются такие федеральные законы, как «Об акционерных обществах», «О производственных кооперативах», «О рынке ценных бумаг»[330].

В федеративных государствах, кроме того, различают законы федеральные, принимаемые федеральным парламентом, и законы субъектов федерации, принимаемые представительным органом власти того или иного субъекта федерации и действующие на его территории. Такими субъектами, как об этом будет сказано подробнее в следующем разделе нашей работы, могут быть республики, штаты, земли и т.д.

С учетом указанных выше оснований в России ныне различаются: а) федеральные конституционные законы; б) федеральные законы; в) конституционные законы субъектов федерации; г) законы субъектов федерации, в том числе Республики Татарстан. По своей юридической силе они находятся между собой в той же иерархии, в какой перечислены выше.

Федеральные законы принимаются по предметам ведения центральных органов власти России. Они издаются также по предметам совместного ведения центра и регионов, но в этой сфере в соответствии с федеральными законами допускаются законы и подзаконные нормативные акты регионального характера. За этими пределами правовое регулирование осуществляется республиками, краями, областями, городами федерального значения (Москва, С. Петербург), автономными областями и округами. Все это предусмотрено в ст. 76 Конституции РФ.

Подзаконными нормативно-правовыми актами считаются: указы Президента РФ и президентов республик в составе России; нормативные постановления и распоряжения Правительства РФ и правительств субъектов РФ; нормативные приказы и инструкции государственных комитетов, министерств и других федеральных ведомств и соответствующих ведомств субъектов РФ; нормативные решения и распоряжения местных органов власти и управления; нормативные приказы и инструкции руководителей государственных и муниципальных учреждений (организаций, предприятий), нормативные акты органов местного самоуправления и нормативные договоры. Известны также нормативные постановления законодательных органов (например, Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ "О внесении изменения в Положение об Общественной молодежной палате при Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации"[331]).

К подзаконным нормативно-правовым актам относятся и нормативные документы Центрального банка России, Государственной налоговой службы РФ и Государственного таможенного комитета РФ.

Во всей этой системе нормативных актов высшей юридической силой обладают конституционные законы, а за ними - текущие законы, принимаемые в установленном порядке представительными органами государственной власти и регулирующие наиболее значимые общественные отношения и «подвластные» верховенству конституционных законов. Все остальные нормативно-правовые акты должны приниматься на основе закона и в точном соответствии с ним, хотя в России пока этот основополагающий принцип порою игнорируется (см., например, пункты 3, 4,7 ст. 3 ГК РФ). Внутри же подзаконных нормативно-правовых актов по своей юридической силе идут: сначала указы и нормативные распоряжения Президента, вслед за ними - постановления и нормативные распоряжения Правительства, затем - нормативные акты государственных комитетов, министерств и других ведомств, после них - региональные, местные и локальные нормативные акты. Вопрос же о том, к какой ступеньке этой иерархической системы относятся общепризнанные международные документы, пока остается без ответа. В действующем российском законодательстве содержится указание лишь на то, что правила международных договоров с участием РФ имеют приоритет в своей юридической силе, и то «кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта» (ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ).

Такова иерархическая соподчиненность нормативно-правовых актов, дополняемая сопоставлением их «компетентности» по горизонтальному и вертикальному положению издавшего органа в общей системе механизма государства.

В последнее время, однако, предпринимаются настойчивые попытки изменить эту иерархию нормативно-правовых актов, вывести указы Президента РФ из числа подзаконных актов. В послании Президента РФ от 16 февраля 1995 года Федеральному Собранию РФ специально указывается, что «указы Президента - это акты не главы исполнительной власти, а главы государства». Сомнительна и другого рода практика, когда подзаконные акты начинают замещать законы. Например, в соответствии со ст. 63 Конституции РФ Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Однако Положение о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища утверждается (изменяется) Указом Президента РФ.[332] Аналогично Указом Президента утверждается Положение о порядке рассмотрения кандидатур на должность высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации[333] и т.д. Другими словами, их абсолютно «подзаконный характер» не очевиден. Настойчиво внедряется мысль о наличии «конституционно-правовой основы для такого рода президентских актов», призванных восполнять пробелы в законах. Это - опасная тенденция, способная подорвать устои всей правовой системы. Не говоря уже о неоправданном противопоставлении главы государства главе исполнительной власти, нельзя не напомнить, что во всем цивилизованном мире президентские акты считаются подзаконными, а во многих странах они приобретают юридическую силу только после скрепления их подписью главы правительства или соответствующих министров, о чем говорилось в предыдущем разделе нашей работы. И нет ни «конституционно-правовых», ни других веских оснований для того, чтобы в России придать особую силу указам Президента.

Верховенство закона признается одной из общечеловеческих ценностей, принципом жизнедеятельности всей мировой цивилизации и подтверждается в международных договорах России с другими странами.

Нормативно-правовым актам присуща в достаточной мере выраженная структура. Они снабжены указаниями о времени, а порою и о месте принятия, а равно подписями надлежащих должностных лиц. Даже простые нормативно-правовые акты, в которых содержится незначительный по объему нормативный материал, так или иначе структурированы. Наиболее объемные источники, такие, как Гражданский кодекс РФ, разделены на части. Многие другие кодексы, а равно наиболее крупные некодифицированные законы (скажем, Закон об акционерных обществах) разбиты на разделы, главы, статьи и т.п. Знание структурных особенностей того или иного нормативно-правового акта необходимо не только для нахождения в нем требуемых норм, но и для правильного понимания их содержания.

В тех же целях осуществляется систематизация действующих в стране нормативно-правовых актов.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...