Главная | Обратная связь
МегаЛекции

АКУСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СТАТИКИ РЕЧИ 16 глава





На таблице 15 альбома дана серия кадров, фиксирующих произнесение слогов та, т'а. И здесь в мягком слоге глоточная трубка шире (кадр 44), чем в твердом (кадр 35), положение же языка при этом сходно, что свидетельствует о том, что основную роль в слоговом изменении гласного под влиянием предшествующего согласного выполняет глоточная модуляция. Та же закономерность обнаруживается на слогах па-п'а, са-с'а, фа-ф'а, произнесение которых показано «а таблице 16 альбома, если сравнить кадры 52—62, 72—81, 91—100.

Так как глоточная трубка при переходе к следующему звуку удер* живает в некоторой мере объем, приня'тый на предшествующем звуке, то один и тот же согласный будет сильнее после сильных слоговых звуков (я, о), чем перед ними. Это видно из кадров на таблице 17 альбома — произнесение слога сас. Трубка при произнесении начального с (кадр 100) шире, чем при произнесении конечного с (кадр 106). То же самое (табл. 17 альбома) при произнесении тат (кадры 65—68) и дад (кадры 73—76). По той же причине конечный согласный закрытого слога сильнее, чем начальный открытого. Так, на таблице 18 альбома в кадре 25 глоточная трубка на с .непюсредствеиню перед а более широка (со), чем в кадре 48 непосредственно после а (ас). То же самое при произнесении слогов за (кадр 36) и аз (кадр 66).

Из всех этих наблюдений с отчетливостью вытекает, что слоговая дуга громкости возникает именно в модуляциях глоточной трубки. В предшествующей главе на акустических записях было установлено наличие самой слоговой дуги громкости, теперь получено объяснение процесса ее образования.

Всякий, подобно Л. В. Щербе, теоретически признавая существование дуги громкости, должен был прийти к вьйводу о том, что согласный, входя в дугу, усиливается в той части, где он ближе к гласному. На рентгенограммах в соответствии с этим получается такая же дуга в смене объемов глоточной 'трубки. Это видно, если произнесение, например слога сас (табл. 17), рассмотреть в целом. В начале звучания с трубка несколько шире, чем к концу с. Здесь началась восходящая дуга громкости. После этого идет собственно образование слога, т. е. сужение трубки на а и подъем дуги громкости. Затем наступает падение дуги,, при этом конечное с сильнее вначале, чем к концу. Отчетливо те же яз-ления видны на 13 и 20 таблицах альбома. При произнесении открытого слога на глоточная трубка на ч (табл. 13 альбома, кадр 21) значительно



шире, чем на ч в закрытом слоге ач (кадр 54, табл. 19). При произнесении же слога чач (табл. 20) видна волна постепенного сужения и расширения трубки от 70 до 77 кадра.

Удержание и упреждение объема глоточной трубки распространяется не только в пределах данного слога, но является средством сцепления слогов, при этом распределение силы начала и конца согласных изменяется. На таблице 21 альбома представлено произнесение двух слогов ца-ца. Видно постепенное сужение глоточной трубки от кадра 70 (ц) к кадру 74 (4), при этом трубка на ударном а меньше по объему, чем в слоге без ударения (кадры 79—80). В первом слоге с кадра 75 начинается падение дуги громкости, т. е. расширение трубки на второй фазе а. Но так как при а даже в ниспадающей ветви глоточная трубка узка, то под влиянием этого ц последующего слога сильнее, чем ц первого, что видно из сравнения кадров 70, 76. В этот момент и происходит приспособление одного слога к другому. Согласно общему правилу следовало бы ожидать, что начало ц во втором слоге, как и начала всех начальных согласных, будут слабее, чем конец ц, однако в данном случае глоточная трубка в кадре 78 шире, чем в кадре 76. Это и значит, что начало ц второго слога испытало влияние предшествующего а в предшествующем слоге и тем самым произошло сцепление слогов. Вследствие этого ц в'го-рого слога сильнее, чем ц первого слога (кадры 70, 78), но а первого слога сильнее, чем а второго слога (кадры 73, 74, 79, 80).

До сих пор нами наблюдались случаи, в которых при образовании слогов глоточная трубка переходит из более широкого положения в положение более узкое и после этого опять в широкое. Однако это правило применимо лишь в тех слогах, в которых слогообразующим является сильный или средний по величине глоточной модуляции гласный (а,- о, э). Это и понятно, так как глоточная трубка на любом из согласных шире, чем на гласных а, о, э.

Иное соотношение возникает в том случае, когда слогообразующим является гласный с меньшими глоточными модуляциями, резонирующий в большем, чем некоторые согласные, объеме глоточной трубки. Такими • гласными являются у и и. На таблице 69 альбома в верхней серии кадров представлено произнесение слога ту в слове стула. В кадрах 40 и 41 глоточная трубка на т> как и на всех взрывных, приобретает сравнительно небольшой объем. На у она должна была бы расшириться, так как при отдельном произнесении у ее объем больше, чем при произнесении т. Однако, вступив в слог после т, звук у образуется в трубке, не отличающейся по объему от предшествующего т (кадр 42). К следующему кадру она несколько расширяется и в кадре 45 (табл. 70) укорачивается.

Несмотря на заметное отличие в ходе модуляций глоточной трубки от случаев со слогами, имеющими гласные а, о, сущность механизма образования слога остается той же самой. Так 'как на у трубка должна расшириться, то сохранение прежнего объема, близкого к объему при образовании г, равносильно ее слоговому сужению. Она сузилась и укоротилась относительно своего собственного объема при отдельном произнесении. В э'тот момент и образовалась слоговая дуга громкости в условиях данной позиции, перед n К этому следует добавить, что в относительно малый объем трубки поступил звук, генерируемый голосовыми связками, так как от т к у. произошла смена генераторов. При образовании слога, конечно', принимают участие все три эффекторные речевые системы. При смене генераторов дуга громкости нарастает в меньшей мере на согласном, чем на гласном. Кульминация слога достигается увеличением экспираторной энергии. Однако собственно слоговая модуляция, координирующая оба эти фактора, происходит в результате изменений в резонаторной системе и именно в глоточной трубке, которая при образовании слога плавно меняется в объеме.

Модуляция в слоге с и происходит несколько иначе, чем в слоге с у.

Наличие перед согласным и вызывает упреждение, в результате которого согласный уподобляется и и смягчается. Это видно во всех случаях произнесения мягких слогов. Глоточная трубка резко расширяется. Таким образом, выдерживается все тот же, ранее указанный принцип образования слога -г- глоточная трубка переходит из большего объема в мень-4 ший. Так как при и объем трубки максимален, то предварительно происходит еще большее упреждающее увеличение объема трубки на предшествующем согласном, и только после этого спадение объема при модуляции и. Это явление зафиксировано на кадрах киносъемки во всех случаях произнесения мягких слогов. Рассмотрим только один случай. На таблице 22 альбома показано произнесение фа-фи. В кадрах 32, 36 на мягком ф' глоточная трубка значительно больше по объему, чем в кадрах 15, 16 — твердое ф. Расширение трубки является следствием последующего и. От этого очень большого объема, который теперь превосходит объем при произнесении и, глоточная трубка переходит к меньшему объему путем укорочения в продольном направлении (кадр 37). В следующих за этим кадрах 39—40 снова происходит расширение трубки на ниспадающей слоговой дуге громкости. (Слоговые модуляции у и и хорошо видны на таблице 73 в слове ушиблась.)

Этим не исчерпываются особенности модуляции глоточной трубки при слогообразовании в разных звуковых соч!етаниях. Известно, что ц в русском языке во всех случаях является твердым, тогда как ч во всех случаях мягким, что и видно по рентгенограммам, так как при ч глоточная трубка шире, чем при ц. Спрашивается, что произойдет при сочетании ци. Согласно защищаемой здесь концепции, в слоге всегда должны быть удерживающий и упреждающий импульсы. Однако при упреждении и должно смягчиться ц, что несвойственно русскому языку. В действительности наблюдается процесс, зарегистрированный на таблице 23 альбома, при произнесении цицй. Из сравнения кадров 70 (ц в иа) таблицы 21 и кадра 83 (ц в ци) таблицы 23 видно, что глоточная трубка в кадре 83 скорее меньше по объему, чем в кадре 70. Иначе говоря, смягчения ц, конечно, не происходит. Однако в кадре 86, в котором по. положению языка можно определить продолжение звучания ц, глоточная трубка все же несколько расширяется. Это и есть слоговое упреждение, не переходящее в смягчение ц. В дальнейшем процесс развертывается так, что глоточная 'трубка переходит из относительно меньшего объема к более широкому (на и). Слоговая модуляция выражена преимущественно сменой генерации звука. Однако в кадре 88 форма глоточной •трубки изменилась по сравнению с кадром 87. Верхнее измерение трубки в кадре 88 — 16 мм, в кадре 87 — 13 мм. Нижнее измерение одина-

п гр g, низ 16 13

ково — 9 мм. Таким образом, отношение -— изменилось: -^ и -^.

верх у у

Это значит, что апогей неударного слога находится в кадре 87. В следующем слоге ц сохраняет упреждение и, так как в кадрах 89 и 92 трубка шире, чем в кадре 83. Ударение и апогей ударного слога находятся в кадре 96 и определяются укорочением 'трубки. •

Таким образом, и в разбираемом случае образование слога произошло за счет модуляции глоточной трубки. При изучении рентгенограмм всегда необходимо учитывать, какую роль играет изменение объема глоточной трубки. С одной стороны, объем определяет характер данного звука, с другой стороны, он модулирует в словообразовательном процессе. В последнем случае сужение глоточной трубки всегда вызывает подъем дуги громкости. Слоговая модуляция, так же как и ударение и упреждение импульса на объем трубки, относится к явлениям слоговой стереотипии и свойственна всем языкам, тогда как объем глоточной трубки при формировании данного звука будет меняться от языка к языку. Физиологически вполне возможно смягчить ^, произнеся вместо цырк и цынк — цирк и цинк. Однако слуховая контрольная норма русского

языка предписывает только первый вариант произнесения, вследствие чего у говорящего на русском языке перестройка на второй вариант чрезвычайно трудна.

Иная картина развертывается в том случае, когда мы говорим о процессе слогообразования и слогоделения. Следует предварительна заметить, что если явление слогообразования в полной мере выясняется на материале рентгенограмм, фиксирующих модуляции надставной трубки, то для решения вопроса о слогоделении необходимо обратиться к наблюдениям за движением диафрагмы, так как при слогоделении основную роль играет перепад подаваемой экспираторной энергии. Однако частично слогоделение обнаруживается и в смене объемов глоточной трубки. На основе изложенного материала этот вопрос может быть затронут здесь лишь в общей форме и частично.

Несмотря на разногласия разных исследователей по сложному вопросу о слогоделении, все сходятся на ^гом мнении, что, например, при стечении нескольких согласных, если первым .из них 'будет / (и), то он всегда в полном стиле произношения отойдет к предшествующему слогу ]: noj-д'ом (пойдем)-, бо]-къ (бойко); стру]'-къ (струйка). При звуке / глоточная трубка принимает максимальный объем. Это объясняется тем, что он является максимально сонорным из всех согласных ,и поэтому для выравнивания динамического диапазона нуждается в максимальном оглушении. Как и всякий согласный, / если -и модулирует по громкости, то очень незначительно. Иначе говоря, объем глоточной трубки на этом звуке может изменяться оченымало. В слоговом сочетании, например / со звуком к (бойко, стойко), получился бы резкий Переход от максимального объема глоточной трубки к очень малому (на к). Поэтому труднее произнесли бо-йко, чем бой-ко. Когда же / отходит к предшествующему слогу и является естественным концом его ниспадающей дуги, тогда, после перепада экспираторной энергии, новый слог может с большей плавностью перейти на звук, образующийся в меньшем объеме глоточной трубки. По наблюдениям Р. И. Аванесова такой же отход к предшествующему слогу происходит и в случаях других сонорных (ам-бар\ кар-та; кон-ца). Из представленного выше материала рентгенограмм мы знаем, ^то на сонорных согласных глоточный резонатор достаточно широк, поэтому сказанное о / относится и к другим сонорным.

Таким образом, при исследовании проблемы слогоделения следует учитывать переходы в объемах глоточной трубки, хотя достаточно объективный, более полный ответ на этот вопрос может быть получен лишь при изучении речевого дыхания.

Изложенный материал позволяет выдвинуть глоточную концепцию образования слога. Уже акустические данные, как указывалось, дают возможность предположить, что существует специальный орган для образования слога. Кинорентгеносъемка на основании прямых наблюдений показывает, что таким органом является глоточная трубка. В этом отношении особенно убедительным является просмотр заснятого куска кино--ленты на экране. При изучении отдельных кадров пропадает динамика глоточных модуляций, которая бросается в глаза при просмотре на экране. Видно, что модуляции происходят не только в мускулатуре глотки, но я надгортанник совершает очень тонкие и сложные движения. То он несколько приподнимается кверху, *то опускается. Его край, видимый сбоку, то стоит вертикально, то наклоняется к задней стенке глотки. Подвижна и верхняя часть надгортанника. Его лепесток то загибается вперед крючком, то расширяется. Конечно, все это влияет на перемены резонанса и на аэродинамические условия фонации.

1 См. Грамматика русского языка, т. I, стр. 72, ;изд-во АН СССР, 1932, а также Ï*. Н. А в а н е с о в, О слогоразделе и строении слога в русском языке, «Вопросы языкознания», 1954, кн. 6, стр. 90.

^5 н. и Жинкин 225

Простой механизм словообразования осложняется тем, что на очень разнообразных по акустической мощности звуках должны быть созданы точно размеренные по силовым позициям слоговые вершины. Модуляция слога на однородном звуке до чрезвычайности проста. Усилить, ослабить и прервать громкость можно, например, способом, о котором в свое время. говорил Сивере, — стоит только при произнесении а или другого гласного-закрывать и открывать ладонью рот. Однако при таком приеме получатся колебания громкости лишь на простом слоге. Включение в слог согласных разной акустической мощности, необходимость их слияния с гласным, равно как и разномощность самих гласных, в значительной мере усложняет весь этот механизм. Совершенно очевидно, что перемены ротовой артикуляции не могут обеспечить образования слоговой дуги громкости, так как артикуляционные позиции различны от звука к звуку,. а слоговая дуга однообразна — это подъем и падение, подъем и падение. Артикуляционные позиции скорее являются заданными условиями,. осложняющими процесс слогообразования.

Учет перемен экспираторной энергии также недостаточен для объяснения слогообразования. Конечно, без перемен энергии слог образоваться не может, но наличие только этих перемен не объясняет слияния и приспособления звуков в составе слога и слова, так как для этого нужны, перемены внутри резонирующей системы. Глотка не производит фонации, не создает артикуляции и не является источником энергии звука, но- она: может производить перемены в двух степенях свободы — увеличиваться и уменьшаться в объеме, именно это и нужно для квантования слога. Входя в резонаторную систему и принимая упреждающие и удерживающие импульсы из центра, она обеспечивает синтез звуков в слоге и слогов в слове. Эти синтетические функции оона может выполнять с совершенством, так как расположена в центре речевых органов и входит одновременно как в дыхательную, так и резонаторную системы. Таким образом, вывод, к которому мы приходим в этом параграфе, сос'тоит в том, что глоточная, трубка является специальным органом, через посредство которого происходит синтез слогов на выходе речевых эффекторов. Глоточная концепция слогообразования не исчерпывается приведенными до сих пор фак~ тами, которые лишь подводят к узлу сложных проблем механизма речи. Надо учесть роль глоточных модуляций в резонаторной системе, их отношение к речевому дыханию и пути управления этими модуляциями. Постановка этих вопросов и их решение в значительной степени облегчается тем, что найден специальный орган синтеза произносительной единицы речи.

§ 27. СТАТИЧЕСКАЯ И ДИНАМИЧЕСКАЯ ФОРМАНТЫ

Со времени Гельмгольца сложилось убеждение в том, что ротовой и глоточный резонаторы образуют две особые форманты речевого звука. Это было подтверждено в дальнейшем более точным спектральным анализом, например в работах Крендала. Трудность при решении этого вопроса заключается в самом способе оценки и выводов из акустических измерений спектра. Спектр — это ряд частот, обладающих разной амплитудой. Частоты с наибольшими амплитудами признаются формантами. При таком способе учета неясно, какую из амплитуд следуе'т отнести к одной резонаторной полости и какую амплитуду — к другой полости.. Так как иногда в спектре встречаются частоты с тремя и четырьмя большими амплитудами, можно допустить существование трех и четырех областей резонанса. Однако акустическое понятие «область резонанса» и анатомическое понятие «полость резонанса» не совпадают. Можно предположить, что в полости рта будут две или больше областей резонанса, а в полости глотки ни одной, имеющей формантное значение для речевого звука, так как глоточный резонанс может давать частоты с малымж амплитудами.

Для решения вопроса необходимо дополнить акустический анализ фактами, существенными Для работы всего механизма речи, а именно наблюдениями из области производства формант и их приема слухо>м, т. е. узнавания. Из первой группы фактов наиболее убедительными, хотя и косвенными, являются данные, представленные Педжетом. Он построил из мастики модели двух спаренных резонаторов, сходных по форме со ртом и глоткой в момент произдесения определенных гласных. При возбуждении звука в одном из концов этих парных резонаторов при помощи пищика слышатся гласные: а, у, и. В зависимости от соотношения объемов этих резонаторов, меняется характер звука. Форма спаренных резонаторов, полученная Педжетом эмпирически путем подгонки их объемо*в, очень напоминает те рентгеноехемы, которые были приведены нами выше (см. рис. 25 на стр. 206). Как в модели, так и в рентгенограммах при звучании а один из резонаторов велик по объему, другой узок. При звучании и соотношение объемов резонаторов меняется. Такое совпадение модели и моделируемого объекта, конечно, говорит об очень многом и заставляет с большой уверенностью признать, что глоточная трубка вносит свою особую форманту и речевой звук.

2434-

Гласная и.

/ласная Œ

Рис. 34. Модели Педжета для а и а

Однако совпадение структур не всегда соответствует совпадению функций. Можно получить звуки, не пропуская их через какие-нибудь резонаторные трубки, и составить из них ряд частот с определенными амплитудами так, что образовавшийся спектр будет соответствовать определенному характеру резонанса. Это и делается при синтезе искусственных речевых звуков. Критерием для определения количества формант и места их в спектре будет узнаваемость данного звука. Этим способом получается другая группа фактов. Вопрос ставится так: сколько и в какой полосе частот достаточно иметь.гармоник для того, чтобы данный звук узнавался как ß, и, у и т. д. Оказывается, что получаемые таким способом результаты не соответствуют данным Педжета. В исследовании Л. А. Варшавского и И. М. Литвака 1, проведенном по методике синтеза звуков, оказалось, что для различения звуков а, о, у, и достаточно одной форманты, для звука э необходимо две форманты, а для звука ы не менее двух, а возможно и три форманты.

В конечном счете ведь и Педжет на своих моделях получал синтезированный, искусственный звук. Надо выяснить, в какой мере его модели соответствовали действительности. Возможно, **то в двух резонирующих полостях модели получаются две форманты, а в двух полостях реального ротоглоточного резонатора могут получиться одна, две или три форманты. Кроме того, надо учесть не весь спектр в целом, а только те его элементы, которые опознаются как характерные для данного звука. Таким образом, следует поставить два вопроса: а) в чем отличие модели из мастики от реальной надставной трубки и б) возможно ли при наличии нескольких составляющих узнать звук только по 'одной из них.

Модель из мастики отличается от моделируемого ротоглоточного резонатора тем, что первый обладает твердыми неизменными оттенками, а второй мягкими, постоянно меняющимися. Вполне возможно, что глоточная трубка как раз в момент изменения объема будет вносить в спектр не "только постоянную и всегда неизменную резонансную частоту,

1 Формантный состав звуков русской речи, «Проблемы физиол. акустики», т- И1, 1955, стр. 14.

15* 227

^

но и будет изменять соотношение формант, образуемых в ротовом резонаторе. При узнавании звука оба явления должны различаться, так как в nepiBOM (случае образуется элемент слога, а во втором случае — слог в целом.

Рассмотрим первый случай — образование постоянной глоточной форман'ты. Следует признать, что всякая трубка, через которую проходит звук, будет резонировать. В том случае, когда к ней присоединяется новая резонирующая полость, звук будет узнаваться как комплекс входящих в него элементов. В этом и состоит природа различения тембров. Тембр узнается как целое, без выделения его составляющих. При этом для узнавания достаточно наличия одного или нескольких элементов узнаваемой системы, а не обязательно всех. Во всяком восприятии устраняется избыточность наличных воспринимаемых элементов. Так, увидев характерную часть предмета, например ножку стула, мы узнаем весь стул. Нами проводились опыты с записью да магнитофоне длительно произнесенных звуков речи. Оказалось, что звук, записанный на куске из середины ленты, не узнается как а, о, и, э, если же прослушивается -весь кусок записи в целом, то он узнается на всем протяжении звучания. Это значит, что хотя формантный состав звука в некоторых местах лен'ты был ослаблен, сам звук в целом узнавался по некоторым хорошо сохранившимся в других местах характерным признакам.

Та же закономерность применима по отношению к ротовой и глоточной формантам. В § 20 было показано соотношение полостей ротогло-точного резонатора при произнесении гласных. Установлено, что при произнесении а и о ротовая полость значительно больше, чем глоточная — Р>Г. При произнесании же и и у, наоборот, — Р<Г. Различие объемов ротового и глоточного резонаторов в обоих случаях настолько резко и характерно, что, закрыв на рентгенограмме ротовую или глоточную тюлос'ть, можно определить по внешнему виду, произносится ли а, о или у, и. Вообще, как указывалось выше, глоточная трубка дублирует по-своему то, что производит ротовой резонатор при артикуляции звуков речи. Здесь налицо явная избыточность. Для узнавания получающегося резонанса достаточно одного из опознавательных признаков. Другой восстанавливается, так как он во всех случаях неизменно сопутствует первому. Следовательно, вполне правомерно допустить, что реально в спаренном ротоглоточном резонаторе возникают две форманты, однако, если при искусственном синтезе звуков подана лишь одна из них, то этого вполне достаточно для того, чтобы опознать звук. Имея в виду, что глоточная трубка может лишь сжиматься и разжиматься и только этим отвечает на разнообразные артикуляционные позиции в ротовом резонаторе, следует признать, что опознавательной формантой будет та, которая образуется в ротовом резонаторе. Это вполне очевидно, так как, например, без лабиализации (огубления) звук о получиться не может.

Иная 'картина наблюдается в том случае, когда произносится звук э. Из рентгенограмм видно, что ротовой и глоточный резонаторы уравниваются в объемах -— Р = Г. В форме ротового резонатора нет такого резко характерного признака, по которому возникший резонанс мог бы быть сразу узнан. Вот почему можно допустить, что при образовании э уже нет избыточности, •— наличия одного из элементов недостаточно для узнавания всего целого. В русском языке звук э по подъему языка является средним. Л. В. Щерба 1 правильно заметил, что подъем языка может образовать целую гамму звуков, различающихся по степени открытости ротового резонатора, что и происходит в некоторых языках, имеющих большее .количество гласных, чем русский. В русском

1 М. И. Ma ту сев и ч, Л. В. Щерба как фонетик, Сб. «Памяти академика Л. В. Щербы», 1951, стр. 75.

языке степень подъема языка при произнесении э не имеет фонематического значения. Вследствие недифференцированности этого звука по степени подъема языка, узнавание возникающего резонанса нуждается в поддержке второй форманты, образуемой в глотке.

Аналогичное явление происходит и при произнесении ы. Здесь также объемы ротового и глоточного резонаторов выравниваются. Спинка языка поднята значительно меньше, чем при произнесении и и у, вследствие этого ротовой резонатор не перегораживается на две части и вся полость приобретает довольно сложную форму. В результате для узнавания характера резонанса необходимы дополнительные гармоники, подчеркивающие его особенности в разных признаках. Поэтому для узнавания искусственного, синтетического ы необходимы по меньшей мере две форманты — ротовая и глоточная, а возможно, и третья (вследствие сложной формы ротовой полости).

Таким образом, резонанс, возникающий в глоточной трубке, входит R состав опознавательных признаков речевого звука лишь в тех некоторых случаях, когда резонанс в ротовой полости недостаточно определенен и узнавание целого по части невозможно'. Это значит, ^то функции ротовой и глоточной формант различны, одна из них (ротовая) выполняет аналитическую, различительную функцию, другая (глоточная) синтетическую функцию связи и слоговой модуляции звуков в процессе квантовайия динамических ступеней. Ротовой резонатор обладает твердыми венками и не модулирует в процессе фонации, принимая всякий раз точно определенную и неизменную форму....,Здесь образуется статическая форманта. Глоточный резонатор обладает мягкими стенками, модулирует в процессе фонации путем перемены объемов и формы, здесь образуется динамическая форманта.

Для того чтобы выяснить функцию динамической форманты, следует установить те сдвиги в спектре звука, которые получаются при глоточных модуляциях в пределах формантного отсека1 для данного гласного. Решение этого вопроса осуществлялось следующим образом. В русском языке,для каждого гласного может быть найдено два варианта — более 'открытый и более закрытый. Это различие -не -имеет фонематического значения, но узнается по перемене тембра. В одном случае воспринимается более глухой тембр, в другом — более ясный и сонорный. Эта различия .соответствуют величине модуляции глоточной трубки в пределах формантного отсека. При идентичном положении головы испытуемого через полуминутный интервал снимались две рентгенограммы надставной трубки: а) при открытом произнесении данного звука и б) при закрытом произнесении. Одновременно производилась запись произнесения на магнитофоне, которая в дальнейшем анализировалась на спектрографе.

На рисунке 35 дано по два произнесения открытого и закрытого варианта звука а. Сравнение схем показывает, что объем глоточного резонатора, в пределах возможных модуляций, для а больше в закрытом варианте, чем в открытом. Раскрытие рта, как видно, не играет роли. При одном произнесении (схема 2) рот раскрыт больше в закрытом варианте, чем в открытом (схема 1), в другом произнесении (схемы 3 и 4) соотношение другое. Положение языка тоже не определяет различия вариантов. В схемах 1, 2, 3 положение языка почти совершенно одинаково. В схеме 4 язык в закрытом варианте больше отодвинут назад, чем в открытом. Таким образом, расширение глоточной трубки является характерным для закрытого варианта признаком. В связи с изменением объема глоточной трубки происходит перестройка спектров.

Для прочтения приводимых ниже спектров напомним, что за спектрометром включался осциллограф, который регистрировал составляющие спектр частоты. На киношюнке через 16 м/сек отмечался кадр, на которого фиксировались импульсы от каждого из ерабо-

тавших за этот период фильтров. На рисунке 36 даны' четыре спектра звука а, взятые в разные моменты одного произнесения. Цифрами обозначены номера фильтров (соответствующие им полосы частот даны в таблице, помещенной в главе о методике, стр. 163), низкие частоты расположены налево, высокие — направо. Амплитуды даны в условных, единицах длины. Номера кадров указывают момент периода, которому соответствует данный спектр: кадр 1 — начало произнесения, кадры 7 и 8 — середина произнесения и кадр 14 — ^шнец произнесения. Из сравнения, спектров видно, что соседние средние кадры 7 и 8 сходны как по зонам частот, так и по соотношению амплитуд формант и отличаются только) по дополнительным гармоникам малой амплитуды. Кадры же

, о" открытое

„О" закрытое

,а.о" открытое

• Рис. 35. Произнесение открытого и закрытого ; . вариантов а

1 и 14, взятые с начала и конца записи, значительно отличаются друг от друга и от средних кадров. Так как в процессе образования простого слога а глоточная трубка переходит последовательно от большого объема к минимальному и снова к большому, то различия вспектрах на указанных кадрах показывают, что во время Глоточной модуляции происходят сдвиги спектральных составляющих и амплитуд гармоник. В этом и состоит функция постоянно меняющейся динамической форманты.

Для того • *йобы учесть слышимое различие звуков йа всем протяжении звучания в целом, вычислялся средний спектр. На-верхней таблице к рисунку а? пбйзай^ "частость встречаемое^ .гармоййки в определений

{





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.