Главная | Обратная связь
МегаЛекции

АКУСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СТАТИКИ РЕЧИ 11 глава





! Полная таблица разномощности звуков речи по Флетчеру приведена в книге ~- Н. Ржевкина «Слух и речь в свете современных физических исследований», изд-во <->НТИ. 1936, стр. 289. (Звуки обозначены буквами русского алфавита.)

-на материале немецкого языка, а Флетчера— на материале английского. Это обстоятельство, несомненно, играет большую роль. Но главное различие данных, полученных Эссеном и Флетчером, заключается в другом. В опытах Эссена дикторы произносили отдельные звуки, а дикторы Флетчера произносили слова. Это методическое различие является принципиальным. Отдельно произносимый звук речи, т. е. слог, составляет целое. Это отдельный акт произнесения. Как только звук попадает в состав слова, он становится элементом целого, произносительным же целым теперь является слово. Управление целым произнесением и управление элементами в составе целого произнесения различно, поэтому различны и шкалы квантования того и другого по динамическим уровням. Отдельный слог а, как целое, может получить любые градации громкости: от неслышного на расстоянии метра шепота до крика. Любой другой звук, например самый маломощный из гласных и, может быть произвольно поднят в громкости до уровня а и даже превзойти этот уровень. Таким образом, о разномощности звуков речи, казалось бы, можно говорить как о величине только статистической, к тому же при сильных вариативных отклонениях.

Инструкция, дававшаяся Вольфом и Эссеном дикторам, — говорить с одинаковой силой— психологически невыполнима. Никто из дикторов и сами экспериментаторы не могли проверить одинаковость этой силы. Такая инструкция могла быть обращена только к слуховому контролю, а это значит, что дикторы выравнивали по слуху громкость произнесения. Они усиливали акустически слабые звуки и ослабляли сильные. Однако и при выравнивании звуки оказались разными по мощности. Это значит, что они оцениваются слухом в разных шкалах квантования. Звуки а и и кажутся выровненными, т. е. равногромкими, хотя акустическая мощность и меньше, чем о или а. Звук и, пройдя только три-четыре ступени вверх, уже достиг уровня повышенной громкости по сравнению со своим исходным уровнем, звуки же а или о должны пройти шесть-семь ступеней для того, чтобы достигнуть такого же превышения своего собственного исходного уровня. Опыты с отдельными звуками представляют психологический интерес, так как даже в этих условиях обнаруживаются разные шкалы для разных звуков речи. Однако эти опыты не могут быть признаны точными, если принять во внимание, что разные дикторы неизбежно будут выравнивать звуки на разных абсолютных уровнях. При этом следует учесть весьма разную слуховую чувствительность дикторов, произвольно регулирующих громкость своего произнесения.



Иная картина получается при произнесении слов, куда звуки входят как элементы. Будем ли мы произносить все слово тихо, средне по громкости или очень громко, соотношение мощностей отдельных звуков в составе слова не изменится, так как произвольная громкость теперь задается всему слову, а громкость каждого из его элементов регулируется непроизвольно. При произнесении слов «е будет необходимости выравнивать по слуху отдельные звуки, и инструкция — произносить все звуки с одинаковой силой -- отпадает. При таком опыте мы получим, так сказать, чистую акустическую разиомощность звуков речи. Вот почему данные Флетчера больше дают для решения поставленной проблемы, чем данные Эссена. Однако и данные Флетчера не решают в полной мере вопроса о разных шкалах квантования речевых звуков. Для того чтобы решить этот вопрос, надо сравнивать разные звуки в составе того слова, в котором они находятся, так как задача и состоит в том, чтобы узнать соотношение элементов в составе целого. Флетчер поступал иначе. Он измерял мощность оо (у) в слове too/, мощность а в слове tap, мощность еа в слове team, т. е. звуки измерялись в разных словах. Диктор и здесь должен был выравнивать произвольную громкость всех произносимых им слов, иначе одно слово, произнесенное более громко, чем другое, вызвало

;176

бы увеличение мощности измеряемого звука за счет громкости, заданной всему слову, а не за счет той непроизвольной громкости, по которой отдельные звуки распределяются внутри слова.

Для решения поставленного вопроса нами были произведены записи на самописце Неймана как отдельных звукослогов, так и слов. В последнем случае задача состояла в том, чтобы сравнить интенсивность звуков, находящихся не в разных! словах, а в одном и том же слове, учитывая не абсолютную интенсивность, а ее приросты в разных звуках того же слова. Только таким способом можно определить чистую, непроизвольно управляемую акустическую мощность звуков и доказать наличие в механизме речи разных шкал квантования для приема и воспроизводства речевых звуков. На рисунке 6 представлена запись произнесения простых слогов одним диктором. Наиболее отчетливые различия

да

                           
       
      л      
        /       V      
              r          
      I       /       л Л  
    \         /       A A A  
  Г.РК — J-   ч. / ^ / , J U s, / ч l M f\ l\ M M  
                           

У Рис. 6. Запись на самописце Неймана динамического уровня простых слогов

в интенсивности заметны лишь между группой гласных и некоторых согласных (глухих, взрывных). Гласные не удается расположить в определенный ряд по разномощнооти. Такие гласные, как у или и, то произносятся на 4-—5 дб менее интенсивно, чем а и о, то вровень с ними. Подсчет усредненных статистических величин в данном случае был бы мало показателен, так как он определил бы лишь среднюю степень чувствительности слухового' контроля, а не действительную величину акустической разномощности этих звуков. Кроме того>, задача выравнивания -простых слогов по громкости под контролем уха не имеет "Практически большого значения, так как реально в речи такой процесс не встречается. Слоги как элементы сопоставляются по громкости внутри слова или фразового произнесения, а не как отдельные образования, так как по отдельности они не составляют сообщения.

50 40 30 20 10 Сек.

а ми7ю~вд5ли dgû/tu и да и нет и да и нет игроки

Рис. 7. Запись на самописце Неймана слов с сочетанием а, и.

На рисунке 7 представлены графики произнесения сло-в, в составе которых содержатся звуки а и и. Следует особо подчеркнуть, что во всех словах, где и находится под ударением, интенсивность этого звука, безусловно, должна быть большей, чем в неударном положении. Во всех без исключения случаях, когда записываются слова с сочетанием звукоз

12 Н. И. Жинк-ш 177

анис ударением н'а слоге, в состав которого входит &, оказывается, что и »в ударном слоге на 3—6 дб, а иногда на 10—15 дб менее сильно, чем а в неударном слоге того же слова. Это и есть основной факт, свидетельствующий об акустической разномощности речевых звуков. То, что не получалось при измерении отдельно произносимых слогов, тотчас же обнаруживается в том случае, когда эти слоги входят как элемент в состав слова. Это и значит, что управление элементами в составе целого иное, чем управление всем этим целым. Слог а, произносимый как целое, т. е. в отдельности, регулируется иначе, чем тот же слог, включенный как элемент в состав целого слова. Есть две шкалы динамических уровней: одна для целых словесных образований, другая для элементов. Этим и достигается аналитико-синтешческое выделение элементов и конструирование их в более сложное, системное образование. Так как признаки каждого из элементов, входящих /в слово, разные, то для каждого из них существует своя особая шкала квантования по интенсивности. Сами эти признаки каждого из элементов сохраняют постоянство в их соотношении, вследствие чего звуки речи узнаются как себе тождественные. Они узнаются во всех случаях, на всех ступенях квантования. Они узнаются и в функции целого, и в функции элементов. Но, как только звуки входят в состав целого, они квантуются лишь как элементы, тем самым обнаруживая аналитическую расчлененность целого. В этом и состоит членораздельность речи.

Слог по самой своей природе является динамическим образованием, но так как отдельный слог не составляет сообщения, т. е. не имеет предметного сигнального значения, то и любая ступень квантования отдельно произносимого слога не несет никакой сигнальной функции. Но как только слог входит как элемент в слово или сам выступает как слово или фраза, так тотчас же квантование приобретает сигнальное значение. Так, в ранее приведенном примере латинского / («Поезжай») слог 7 является фразой, целым сообщением, поэтому его динамические градации (звуко-высотные, силовые, временные) приобретают смысл. Таким образом, слог как динамический компонент в такой же мере выполняет сигнальную функцию в сообщении, как и фонема. Только сами эти функции различны. Фонема — это статический различитель слов, независимо от того, входят ли эти слова в законченный ряд сообщения, или нет. В бессмысленном наборе слогов, не составляющих сообщения, они также будут различаться между собой. Слог же, сам по себе пустой, если исключить входящие в него пункты-тождеств а, составляющие постоянные словораз-личители, вступает в действие лишь в составе конструктивного целого — сообщения. Слоговое квантование приобретает сигнальное значение только в определенной системе слов. Тогда квантуется все сообщение по слоговым позициям. Только в результате этого процесса получается конкретное целое сообщение. Слоги, расчленяя сообщение, тем самым составляют целое, которого бы не было, если не было бы расчлененности. Обработка слов, записанных на самописце, с разными сочетаниями гласных, включенных в их состав, дает возможность установить для русского языка ряд гласных по их убывающей акустической мощности а\ о\ э; у; и1. Этот ряд имеет первостепенное методическое значение, так как позволяет установить соотношение синтетического акустического эффекта со всей суммой аналитически раздробленных речедвижений в резона'торной, генераторной и энергетической системах произнесения. В дальнейшем мы увидим, что этот ряд в точности совпадает с рядом объемов глоточного резонатора и рядом градаций силы воздушного давления. Тем самым устанавливается соотношение между статикой и динамикой речи.

1 Более подробно способ установления этого ряда изложен в работе автора «Восприятие ударения в словах русского языка», «Известия АПН РСФСР», 1954, вып. 54.

В связи со сказанным следует обратить внимание на самое понятие акустической мощности. Мощность звука — это поток звуковой энергии, проходящей через определенную площадь за единицу времени. За единицу принимают работу в 1 эрг, совершенную в 1 секунду, или 1 эрг\сек — JO"7 ватт. Мощность — величина статическая, она определяет эффективность силы, производящей работу в данный момент времени. В другой момент мощность может измениться, в зависимости от увеличения работы за то же время. Таким образом, квантование звуков речи в процессе изменения динамического диапазона следует отнести за счет изменения количества работы в единицу времени. Иначе говоря, квантование по динамике зависит только от энергетической системы речи. Так как разные звуки речи образуются в резонаторах разных объемов, то в каждом из этих случаев потребуется разное количество работы для достижения одинакового эффекта. Этим и определяется разномощность звуков речи, так же как и явление статики.

Так как в пределах своей средней мощности каждый звук речи может градуировать по количеству энергии, то возникает квантование как явление динамическое и разное для каждого из звуко<в речи. Можно сказать, что каждый из звуков речи обладает как бы разной звуковой массой. Так а обладает меньшей звуковой массой, чем и, поэтому для его квантования будет прикладываться меньшая сила, чем для квантования и. Если выразиться менее точно и более образно, то можно сказать, что а делается из более легкого и более податливого для квантования звукового материала, чем и. Вообще же гласные значительно легче квантуются, чем согласные, поэтому гласные и являются слоговыми. Именно ,на них идет рост и падение слоговой динамики. Из всего этого вытекает, что в эффекторах речи следует отыскать такие устройства, которые бы обеспечили, соответственно акустическому эффекту, разновидность звуков, с одной стороны, и квантование в пределах их мощности, с другой стороны. Такие устройства и будут показаны в главе X.

Оба эти устройства различны, так же как и их функции. То, которое определяет разномощность звуков, есть не что иное, как определенность формы и объема резонаторов; то, которое модулирует динамические сту-гени, входит в состав энергетической системы. Первое определено самим составом звуков данного языка. Это, так сказать, предписанные и заданные условия. Если правила для образования звуков усвоены речедвигя-тельным анализатором, то разномощность звуков появится сама собой как произвольно не регулируемый компонент. Больше того, всякое произвольное изменение звука речи в этой части разрушило бы процесс общения. Наоборот, квантование все время колеблется в разных пределах, следовательно, подчиняется другим правилам регулировки.

При этом можно различать два случая. Подобно тому, как звук может выступать или как отдельно произносимый слог, или как элемент в составе слова, так и самое слово можно рассматривать или как самостоятельное образование, или как элемент в составе сообщения. Роль слогового квантования в этих двух случаях будет разной. Так будут разными функции слова и, соответственно, правила для осуществления этих функций в процессе общения. Отдельно взятое слово должно легко узнаваться, включенное же в состав сообщения, оно 'должно, кроме того, еще и пониматься в соединении с другими словами. Таким образом, существуют одни правила для конструирования звуковой оболочки слова, выполнение которых обеспечивает его узнавание, и другие правила, определяющие место слова в составе сообщения. Оба вида правил предписывают определенного вида слоговое квантование. Так как правила первого вида определяют только узнавание1 звуковой оболочки слова, то они не связаны с значимой ситуацией сообщения, которая определяет правила второго вида, В параграфе 23 этой главы фразовое квантование будет разбираться более подробно.

12* 179

Рассматривая любой динамический график записи отдельно произнесенного слова, (Например на рисунке 7, мы видим, что он образуется из вершин разной высоты. Подъем и падение интенсивности за определенное время образует слог. Таким образом, слог акустически есть не что иное, как непрерывное нарастание и падение интенсивности звука, воспринимаемое слухом как дуга громкости. Внутри слога нарастание величины интенсивности идет непрерывно, один слог составляет отдельную порцию энергии, отделенную от другой ветвью падения интенсивности, В каждом слове соотношение слоговых вершин сохраняет относительное постоянство, достаточное для узнавания отдельно произносимого слова. Для точного прочтения кривой, фиксирующей акустический слоговой стереотип слова, необходимо учитывать две величины -г-величину разномощности входящих в слог звуков и силу слоговой позиции данного слога в данном слове. Взаимный учет этих величин устраняет при прочтении динамических графиков основные из тех затруднений, о которых говорилось в начале этого параграфа.

Как видно», слоговые дуги в составе целого слова, как правило, не опускаются до нулевого уровня, а подхватываются новым звуковым давлением. При этом глубина ниспадания слоговой дуги имеет такое же значение для определения силы слоговой позиции, как и относительный прирост интенсивности на одном слоге по сравнению с другими или как длительность слога. Эти три величины могут компенсировать друг друга и взаимно замещаться. Однако во всех случаях дуга слоговой громкости сохранится, так как у звука не может пропасть признак интенсивности. Из этого следует, что слогообразующей силой является именно- дуга интенсивности. Совершенно очевидно, что вариации высоты не могут образовать слога. Ни в одном языке не происходит так, чтобы на каждом слоге основной тон то поднимался, то опускался. То же самое и в отношении долготы слога. Для того чтобы слог был более или менее долгим, необходима какая-либо интенсивность того звука, на котором происходит его укорочение. Слоговые раздельности как простых звуков, так и звуков, сложившихся в один слог, могут возникать лишь в. дуге громкости. Однако как только слог образовался, т. е. образовалась хотя бы минимальная дуга громкости, выделение этого слога по сравнению с другими может происходить самыми различными способами, при этом интенсивность может играть относительно меньшую роль, чем долгота или изменения основного тона на данном, уже возникшем в дуге громкости слоге. Разностный порог различения интервалов времени и высоты более тонок, чем на градации громкости, поэтому слоговые различения в отдельно произносимых словах (русского языка) происходят преимущественно на основе долготы, выделение же слогов в словах при фразовом произнесении происходит на основе колебаний высоты основного тона. Вместе с тем модуляция высоты на слоге неизбежно вызовет некоторое удлинение времени, что в свою очередь потребует и динамического усиления. Но во всех случаях главную роль будет играть индивидуальная шкала динамического квантования каждого звука речи. Гак в фразе «дан на память» — даннъпамит звук нн будет значительно удлиняться и несколько усиливаться, но ударение все равно останется -на слоге па, так как шкалы квантования для я и а различны. Вообще говоря, конечно, мыслимо чрезвычайное усиление слога ннъ так, чтобы он стал ударным, но это приведет к такому искажению всего звукового состава, что слова перестанут узнаваться. Это значит, что место ударения в слове входит в стабильную подпрограмму словопроизнесения.

Регулировка слоговых позиций в слове происходит при помощи произвольного управления, хотя и здесь, как и во всем, действует натш-

1 В тех случаях, когда в восходящей дуге слога встретится взрывной звук, может появиться перерыв. Однако такой перерыв легко отличается от слоговой нисходящей ветви, образуемой гласным.

занная извне строгая норма языка. Можно сказать каша вместо каша, в результате получится некоторое произнесение, хотя не нормативное и мало пригодное для общения. Если же произносятся ненормативно звуки речи, т. е. не как звуки данного языка, то вообще нет речевого произнесения. Слоговой стереотип можно перестроить путем инструктивного сообщения говорящему, в котором будет сказано, какие слоги следует выделить и какие ослабить. Такой инструкции не может быть составлено для регулировки произнесения звуков речи, так как синтез зву-ковык признаков контролируется лишь слуховым эталоном. Однако и слоговой стереотип складывается, как правило, .под контролем слухового эталона, без специальных инструкций. Он вырабатывается и закрепляется раньше, чем появляется возможность для его регулировки по инструкции, которая может быть принята говорящим лишь после вто-росишальногО' анализа слова по слоговым элементам. Известно, что перестройка ненормативного слогового стереотипа вызывает большие трудности. Ненормативное произнесение слова для говорящего сохраняет полную силу подкрепления, так как его предметное значение не меняется. Побуждением к перестройке является только неузнавание слова со стороны слушающего, который не всякий раз может исправить говорящего. Наоборот, фразовые перестройки слогового стереотипа, обычно очень значительные, происходят с исключительной легкостью, так как всякий раз подкреплены для говорящего и слушающего переменой сигнальных значений в изменившейся ситуации. Разговаривающие, не уловившие таких перестроек, перестают понимать друг друга.

Таким образом, звуки речи в первой ступени непроизвольного управления распределяются по градациям звуковой мощности, вследствие чего они могут квантоваться в -слогах каждый 'только по особой шкале. Во второй ступени звуки речи, входя в слог как элемент слова, квантуются по слоговой силе и образуют слышимый устойчивый нормативный стереотип или узнаваемый образ слова. В третьей, наивысшей ступени речевые звуки квантуются в системе фразы, приобретая при этом новые предметные сигнальные значения, в зависимости от ситуации.

Из сказанного в этом параграфе вытекает, что акустическая мощность речевого звука — это обратная сторона его спектра. Оба понятия определяют слышимое качество каждого из речевых звуков. Различны лишь методические способы измерения этих качеств и, соответственно;,: системы связываемых понятий. В спектре вскрывается аналитический состав данного речевого звука, а в акустической мощности находится интеграл слышимого качества. Сложение и вычитание спектров дает; возможность учесть всю систему дискретной статики и переходов от одного речевого звука к другому, а учет акустической мощности опре-. деляет уровень для отсчета квантования каждого отдельного- звука по его собственной шкале. В одном случае сравнивается ряд разных звуков а, и, с, ф\ в другом случае — ряд квантования одного и того же звука а,а',а", а'" (принимая отметки^', " '", как обозначение силовых позиций). Сочетание этих рядов показывает, что спектры относятся к постоянным величинам, а элементы квантования — к переменным, но так как квантование происходит по определенно измеримым ступеням, то сохраняется закономерность перехода от одного ряда к другому и в самой изменчивости квантования есть постоянство закономерности.

§ 22. СЛОГОВЫЕ ПЕРЕСТРОЙКИ В СЛОВЕ

Приводимые в дальнейшем наблюдения опираются на запись речевой динамики, произведенной на самописце. Следует прежде всего сделать методическое замечание. Инертность этого прибора позволяет записывать с точностью до 1 дб. Таким образом, различия в пределах этой ошибки должны отбрасываться. Однако нас не интересовало уста-

новление. абсолютных уро-вней динамики, а везде только соотношение кривой одной записи с другой кривой. Так как записи происходили на одном и том же экземпляре прибора, полученные кривые сравнимы с учетом указанной ошибки.

На 'рис- 8 дано три произнесения слова гряда (гр'эда) 1. -Заданная каждому из произнесений общая громкость слова, как виДно, различна, но общая слоговая структура трех произнесений одинакова. Каждое из'произнесений отчетливо "разбивается на два слога, так как три первые малые вершинки объединяются в одну и к ней присоединяется вторая,

ударная вершина, которая обо* gfr > собляется от первого слогэЦ

глубоким падением динамиче-

50 • ского уровня. Количество ма-

40 • лых вершинок первого слога

' « (три) одинаково во всех этих

' произнесениях, хотя величина

их разная. Последняя малая вершинка первого слога

„ { j м . i м . i л ._____ третьем произнесении находит-

го'зда гр'эда гр'эда ся в пределах ошибки, но так

n о о как и этот профиль вполне со-

Рис. 8. Запись^д^амики произнесения ответствует конфигурации двух

первых произнесений, то отраженное здесь колебание иглы самописца следует признать показательным.

Теперь постараемся прочесть полученную запись. В первом произнесении первая вершинка соответствует звуку г. Так как этот звук на мгновение прервался дрожащим р, то игла самописца опустилась. Сонорное p образовало еще большую, вторую вершинку и снова дало опускание. За этим возникла еще большая вершинка, образованная редуцированным гласным. Здесь произошла слоговая модуляция, появился слоговой кван'т, что видно по падению слоговой дуги громкости глубоко вниз. Однако дуга не опустилась до нуля, а была подхвачена новым слогом, в котором оба звука слились вместе в восходящей дуге и образовали главенствующую, ударную вершину да. Чтение двух других произнесений аналогично. Таким образом, в этих произнесениях зарегистрированы две большие вершины, соответствующие двум слогам слова. Кроме того, первая большая вершина несет на себе три малые вершинки. Вспоминается приведенное выше хорошее сравнение Стетсо на, когда он на общей дыхательной кривой находил слоговой пульс, как зыбь от ветра на бегущей волне. Однако полученная здесь запись опровергает Отетсона, так как малые вершинки «ветровой зыби» не являются слоговыми. Это различия в акустической мощности звуков речи. Слоговой вершиной является третья, считая слева. Только все эти три вершинки вместе составляют первый слог.

На рисунке 9 представлено шесть произнесений слова ряда (р'ада) и два произнесения слова рада. Главное отличие слова ряда от только что разобранного состоит в переносе ударного центра на первый слог. Сравнение графиков и здесь показывает отчетливо выраженное постоянство общей структуры слова. Однако по внешности второе произнесение слова р^да очень напоминает график динамики произнесения слова гряда. Как там, так и здесь в левой половине три группы вершинок и одна острая, большая, последняя вершина.

Вместе с тем положение ударного центра в этих словах различно. Первоначально трудно различить эти слова по силовой структуре. Но,

1 В этом параграфе представлен материал в произнесении двух дикторов, хорошо владеющих русским языком. i î

если принять во внимание звуковой состав, вопрос решается просто. Во всех графиках для слова ряда первая, левая, малая вершинка отмечает акустическую мощность р. Далее следует быстрый и энергичный подъем -кривой на а. Интересно, что во всех произнесениях, кроме последнего, ниспадающая дуга громкости на а идет от вершины не ровно, а с изгибом, занимающим примерно 2—3 дб. Это явление следует объяснить влиянием дрожащего p в сильном слоте. После дрожащего согласного а перестраивается не сразу. Объемы резонаторов при образовании это* го согласного и а резко различны, поэтому мгновенный переход невозможен. Это^и отражается на модуляции громкости. В последнем произне-

âff

p'aga p'aga p'âgo p'aga p'aga p'aga pàga poga

Рис. 9. Запись динамики произнесения слов ряда, рада

еении, где этого явления не наблюдается, p произносилось слабее, что заметно по малому подъему первой вершинки слева. Сила слоговой позиции во всех этих случаях обусловлена прежде всего длительностью ударного слога, а иногда, дополнительно, и большей его громкостью. В первом произнесении слова рада неударный слог даже на 2—3 дб сильнее, чем ударный. Во втором же произнесении они равны, но во всех случаях ударный слог заметно более длителен. Это явление показывает наличие взаимной компенсации и заменяемости величин силы и долготы, как однородных средств слогового квантования. Так же как и в предшествующей серии произнесений малые вершины и здесь соответствуют неслоговым колебаниям на отдельных звуках.

дб

50 40 30 20 10

родам макрота мокрота макрата макрато

Рис. 10. Запись динамики произнесения слов^ радан, мокрота, мокрота

В дополнение к этим записям приводим график динамики произнесения слова радан. Объяснение его не встречает затруднений. Стоит только обратить внимание на последнюю вершинку справа, з которой также отмечено неслоговое колебание на сонорном носовом н.

Особенно отчетливо видна слоговая перестройка по силовым позициям на материале слов с одинаковым звуковым составом. На рисунке 10 представлены по два произнесения слов мокрота и мокрота. Отчет-, ливо видна однородность структуры произнесений разными дикторами

одинаковых по динамике слов и перестройка этих структур при другой динамике. То же явление можно наблюдать и в записях рисунка 7 и да и нет; и да и нет. Звук и, как самый маломощный из гласных, не до- 1 стигает по силе безударных, но акустически более мощных а и э и, как элемент в составе слова, оценивается в ударной позиции по собственной шкале квантования.

Приведенный материал подтверждает положения, выставленные з предшествующем параграфе в общей форме. Слуховой прием динами- j ки произнесения отдельного слова осуществляется на двух ступенях j анализа и синтеза. На первой ступени вычленяется качественная акусти- ^ !

äff

50 40 30 20 10





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.