Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Социально-психологический подход





Социально-психологический анализ социальной роли имеет |большое значение для понимания социального поведения личности. Поэтому данная проблема привлекла внимание многих исследователей, причем не только интеракционистов, но и представителей других ориентации, например необихевиористской (Тибо и Келли), когнитивистской (Ньюком) и др. К концу 60-х годов в американской социальной психологии насчитывалось уже много сотен преимущественно эмпирических, но также и теоретических исследований в данной области. Такая популярность ролевых исследований объясняется некоторыми авторами двумя обстоятельствами. Во-первых, проблема роли представляет большие возможности как для теоретических, так главным образом и для эмпирических исследований. Во-вторых, ролевая теория содержит такойподход к исследованию социального поведения личности, который отсутствует в других теоретических ориентациях социальной психологии [Deutsch, Krauss, 1965]. Наибольшей известностью в данной области пользуются работы таких социальных психологов и социологов, занимающихся социально-психологической проблематикой, как Т. Сарбин, И. Гоффман, Р. Линтон, Р. Мертон, Р. Ромметвейт, Н. Гросс и др.

В настоящее время, как справедливо отмечает Дж. Хейс [J. Heiss, 1981], в социальной науке имеются два типа ролевых теорий, которые он называет структуралистской и интеракционистской. Структуралистская ролевая теория прочно стоит на социологических позициях. Теоретические основы социологической ролевой теории закладывались многими авторами — М. Вебером, Г. Зиммелем, Т. Парсонсом и др. Все они разрабатывали проблемы связи индивидов и общества и влияния общества на индивида. Большинство этих авторов рассматривали объективные аспекты ролевых теорий и практически не касались ее субъективных сторон. Один лишь Вебер отмечал однажды, что социология должна учитывать субъективную мотивацию исполнителя роли для объяснения его поведения [см.: Stryker, Stathem, 1985].



Современные интеракционистские ролевые теории опираются на социально-психологические концепции Дж. Мида, связанные с понятием «роль», введенным им в обиход социальной психологии. Мид не дал определения понятия роли при изложении своих концепций, употребляя его как весьма аморфное и неопределенное. Фактически это понятие было взято из сферы театра или обыденной жизни, где оно использовалось как метафора для обозначения ряда феноменов социального поведения, таких как проявления схожего поведения у самых различных людей в сходных обстоятельствах. Мид применял этот термин, когда он развивал идею «принятия роли другого», для объяснения акта взаимодействия индивидов в процессе речевой коммуникации.

Согласно Дж. Миду, «принятие роли другого», т.е. умение посмотреть на себя со стороны глазами партнера по общению, является необходимым условием для успешного осуществления любого акта взаимодействия между людьми. В качестве примера «принятия роли другого» у Мида фигурировали лишь детские ролевые игры, которые он считал одним из важнейших средств социализации личности. Этим, собственно, и ограничиваются его рассуждения о социальной роли личности. Позже понятия «роль» и «социальная роль» стали широко использовать и разрабатывать в западной социологии и социальной психологии. Значительный вклад в развитие ролевой теории внес социальный антрополог Р. Линтон. Он предложил так называемую статусно-ролевую концепцию [Linton, 1936]. По мнению Линтона, для определения связи индивида с различными системами общества очень удобны такие термины, как «статус» и «роль». Статус, по мнению Линтона, — это то место, которое индивид занимает в данной системе. А понятие роль используется им для описания всей суммы культурных образцов поведения, связанных с определенным статусом. По мнению Линтона, таким образом роль включает установки, ценности и поведение, предписываемое обществом для каждого из всех людей, имеющих определенный статус. В связи с тем что роль представляет собой внешнее поведение, она является динамическим аспектом статуса, тем, что индивид должен сделать, для того чтобы оправдать занимаемый им статус.

Понятие «социальная роль» является весьма сложным, так как роль представляет собой функцию разнопорядковых явлений объективного и субъективного характера. Подход отечественных авторов, нашедший отражение в ряде работ по этой проблематике [Буева, 1968; Кон, 1967; Шакуров, 1972 и др.], предполагает понимание ее как социальной функции, как неразрывного единства определенного вида деятельности и соответствующего способа поведения, выработанных в данном обществе, которые в конечном итоге детерминируются местом, занимаемым индивидом в системе общественных отношений. При этом если общий способ или стандарт поведения исполнителю той или иной социальной роли задается обществом, то ее конкретное индивидуальное исполнение имеет определенную личностную окраску, в чем проявляется уникальная неповторимость каждого человека.

Поэтому при исследовании социальной роли можно выделить социологический и социально-психологический аспекты, которые тесно взаимосвязаны. Социологический подход к социальной роли, как правило, имеет отношение к ее безличной, содержательной и нормативной стороне, т.е. к виду и содержанию деятельности, к предполагаемому выполнению определенной социальной функции, а также к нормам поведения, предъявляемым обществом к выполнению этой социальной функции. Социально-психологический аспект социальной роли связан прежде всего с исследованием субъективных факторов социальной роли, т.е. с раскрытием определенных социально-психологических механизмов и закономерностей восприятия и исполнения социальных ролей. Для интеракционистов характерно придание особого значения именно социально-психологической стороне ролевой теории.

Сложность феномена социальной роли делает чрезвычайно трудным ее определение. Различные авторы в западной социальной психологии подходят к решению этой проблемы по-разному. Так, один из ведущих американских специалистов по вопросам ролевой теории Т. Сарбин в своей обобщающей статье по данной проблеме, написанной совместно с В. Алленом [Sarbin, Allen, 1968], предпочитает вообще не давать определения понятию «роль», указывая, что эта метафора удобна для социально-психологического анализа определенных аспектов социального поведения, и ссылается лишь на этимологию слова «роль», взятого из театральной атрибутики. Другие авторы пытаются найти свои определения. Так, например, большой известностью пользуется уже упоминавшееся определение роли, которое было предложено Р. Линтоном: роль — это динамический аспект статуса [Linton, 1936]. Линтоновское понимание роли мы находим и у И. Гоффмана, который определяет социальную роль как «осуществление прав и обязанностей, связанных с данным статусом» [Goffman, 1959]. Ряд авторов критикует определение Линтона за расплывчатость и неточность, но сами они при этом не предлагают определений [Bargotta, 1969; Gross, Mason, McEachern, 1958 и др.].

М. Дойч и Р. Краусс отмечают, что ввиду различных подходов к пониманию роли в социальной психологии нецелесообразно пытаться искать всеобъемлющее определение, а достаточно указать те аспекты социального поведения, которые имеются в виду большинством авторов, когда они говорят о роли. Ссылаясь на работы Дж. Тибо и Г. Келли, а также Р. Ромметвейта [Kelley, Thibaut, 1959; Rommetveit, 1955], они выделяют следующие аспекты:

1) Роль как существующая в обществе система ожиданий относительно поведения индивида, занимающего определенное положение, в его взаимодействии с другими индивидами.

2) Роль как система специфических ожиданий по отношению к себе индивида, занимающего определенное положение, т.е. как он представляет модель своего собственного поведения во взаимодействии с другими индивидами.

3) Роль как открытое, наблюдаемое поведение индивида, занимающего определенное положение.

Иначе говоря, в первом случае речь идет о представлениях других людей о том, как должен себя вести индивид, занимающий определенное положение, во втором — о его собственном представлении, как он должен себя вести в том или ином положении, и в третьем — о наблюдаемом поведении индивида, занимающего определенное положение, во взаимодействии с другими людьми. Как видно, в большинстве случаев роль индивида при ее социально-психологическом рассмотрении связывается с его положением, статусом. При этом статус зачастую рассматривается интеракционистами не как объективное положение индивида в системе определенных социальных отношений, а прежде всего как субъективная категория, т.е. «набор» или «организация ролевых ожиданий», которые подразделяются на ожидания-права и ожидания-обязанности индивида при исполнении им той или иной роли.

В такой трактовке со всей очевидностью проявляются характерные для интеракционистской ориентации субъективистский подход к анализу социальных явлений, игнорирование содержательной стороны роли как вида общественно полезной деятельности и ее отрыв от объективных социальных отношений. Представители ролевых теорий абстрагируются от того факта, что, как справедливо отмечает Л. П. Буева, ролевые ожидания являются ни чем иным, как субъективным выражением, «идеальной формой объективных общественных отношений, существующих в социальной практике общества» [Буева, 1968]. Хотя социально-психологический анализ социальной роли и предполагает рассмотрение прежде всего субъективных факторов ролевого поведения, однако подлинное проникновение в сущность этих факторов требует не их абсолютизации, а тесного связывания субъективных аспектов ролевого поведения с объективными общественными отношениями, так как ? именно последние являются в конечном итоге определяющими | для формирования в общественном сознании ожиданий-требований, прав и обязанностей, способов поведения, соответствующих той или иной роли.

Классификации ролей

В работах, посвященных ролевым теориям, можно найти множество классификаций ролей по различным критериям. В этих классификациях мы не обнаружим четкого деления между социальной ролью, которая детерминируется местом носителя данной роли в системе общественных отношений, и межличностной ролью, которая определяется положением индивида в системе межличностных отношений. Прежде всего, редко употребляется сам термин«социальная роль». Чаще фигурирует термин «роль индивида». Так, например, Т. Сарбин и В. Аллен в отдельных случаях употребления термина «социальная роль» тут же разъясняют, что он является для них синонимом термина «межличностная роль». Выделяя формальные и неформальные роли как относящиеся соответственно к макрои микроструктуре, они видят основное различие между ними в том, что в отношении формальных ролей у участников взаимодействия имеются более единые и четкие представления о правах и обязанностях носителей этих ролей, которые часто бывают даже зафиксированы в письменной форме, чем о правах и обязанностях носителей неформальных ролей. Т. Шибутани, в свою очередь, по этому признаку подразделяет роли на «конвенциональные», т.е. такие, в отношении которых у членов общества имеются общепринятые, конвенциональные представления о том, каково должно быть поведение исполнителей этих ролей, и на «межличностные», в отношении которых нет подобных более или менее единых представлений [Шибутани, 1999]. Нет сомнения в том, что социальные роли более жестко детерминированы, чем межличностные, поскольку они непосредственно связаны с общественно необходимой деятельностью и объективными общественными отношениями. Представления о правах и обязанностях носителей социальных ролей достаточно четко отражаются в сознании членов общества, так как без этого было бы невозможно организовать даже самую элементарную общественно необходимую деятельность. Межличностные роли гораздо более неопределенны по форме своего выражения в конкретном поведении именно потому, что они связаны с субъективными отношениями, с психическими свойствами индивидов, обладающими гораздо большим разнообразием и неопределенностью, чем объективные закономерности общественного развития и функционирования общества.

Степень единства и четкости представлений о ролевых требованиях у членов общества в основном зависит от содержания и характера самих ролей, поэтому нельзя абсолютизировать субъективное восприятие роли и отрывать его от содержательных, деятельностных аспектов роли, от ее связи с социальными отношениями. В данном вопросе также находит свое отражение один из методологических принципов интеракционизма — сведение социальных отношений лишь к межличностным.

Широко распространено предложенное Тибо и Келли деление ролей на «предписанные» («prescribed»), т.е. внешне заданные, не зависящие от усилий индивида, и «достигнутые» («achieved»), т.е. те, которые достигнуты благодаря личным усилиям данного индивида [Kelley, Thibaut, 1959].

Р. Линтон выделяет роли активные и латентные. Это деление обусловливается тем, что индивид как член общества участвует во многих отношениях и является одновременно носителем многих ролей, но в каждый данный момент он может активно выполнять лишь одну роль. Именно она будет активной, а другие будут оставаться латентными, каждая из которых может стать активной в зависимости от вида деятельности индивида и конкретных обстоятельств.

Т. Сарбин и В. Аллен классифицируют роли в зависимости от степени интенсивности их исполнения, от степени включенности в роль. Они выделяют семь таких стадий—от нулевой, когда индивид лишь числится носителем какой-либо роли, но, по существу, ее не выполняет, до максимальной включенности, которой считается исполнение какой-либо роли под воздействием веры в сверхъестественные силы. К промежуточным стадиям они относят «ритуальные роли» — вторые по степени включенности. Здесь имеются в виду различные роли, в том числе и профессиональные, которые исполняются индивидом полуавтоматически, без заинтересованности. Далее следует, по их терминологии, «углубленное исполнение роли», в качестве примера которой приводится успешное вхождение в роль актера. Следующие стадии связаны с исполнением роли в состоянии гипноза, невроза, экстаза и, наконец, под воздействием веры в сверхъестественные силы [Sarbin, Allen, 1968].

В вышеприведенной классификации наибольшее внимание уделяется либо незначимым для человека ролям, либо их исполнению в несвойственных для повседневной деятельности человека состояниях и меньше всего говорится об «углубленном исполнении роли», в качестве примера которой приводится лишь актерская деятельность. Нетрудно заметить, что во всех приведенных классификациях ролей берутся отдельные случайные критерии и нет попыток свести их в какую-либо единую систему.

Довольно большое место в ролевых теориях уделяется исследованию эмпатии как способности входить в роль другого не только на когнитивном, но и на эмоциональном уровне, т.е. не только знать, но и сопереживать роль другого вместе с ее исполнителем. В качестве примера может быть приведено исследование Р. Тернера о функции эмпатии в процессе взаимодействия [Sarbin, Allen, 1968]. Главный вывод Р. Тернера заключается в том, что эмпатия выполняет положительную функцию для участников взаимодействия в том случае, когда взаимодействующие индивиды добиваются общей цели, иотрицательную, когда они преследуют противоположные цели, как, например, солдаты враждебных армий в ходе боевых действий.

Большое число теоретических и эмпирических работ в области ролевых теорий посвящено анализу факторов, воздействующих на восприятие и выполнение индивидом той или иной роли. При этом можно выделить следующие группы факторов:

1) знание роли, или представления о правах и обязанностях, связанных с данной ролью, т.е. когнитивный аспект;

2) значимость выполняемой роли, т.е. эмоциональный аспект;

3) умение выполнять данную роль, т.е. поведенческий аспект;

4) способность рефлексировать свое ролевое поведение.

Исследование этих факторов имеет прямое отношение к изучению ролевого конфликта.

Ролевые конфликты

Под ролевым конфликтом обычно понимается ситуация, в которой индивид, имеющий определенный статус, сталкивается с несовместимыми ожиданиями [Gross, Mason, McEchern, 1958]. Иначе говоря, ситуация ролевого конфликта вызывается тем, что индивид оказывается не в состоянии выполнять предъявляемые ролью требования. Дж. Джецелс и Е. Куба отмечают разную степень остроты и глубины ролевых конфликтов, которые связаны со следующими двумя факторами: степенью различия между ролями по предъявляемым ими требованиям: чем больше общих требований предъявляют две роли, тем незначительнее ролевой конфликт, который они могут вызвать; степенью строгости предъявляемых ролями требований: чем строже определены требования ролей и чем жестче требуется их соблюдение, тем труднее их исполнителю уклоняться от выполнения этих требований и тем более вероятно, что эти роли могут вызвать серьезный ролевой конфликт [Getzels, Cuba, 1954].

В ролевых теориях принято выделять конфликты двух типов: межролевые и внутриролевые [Merton, 1957] . К межролевым относят конфликты, вызываемые тем, что индивиду одновременно приходится исполнять слишком много различных ролей и поэтому он не в состоянии отвечать всем требованиям этих ролей, либо потому, что для этого у него нет достаточно времени и физических возможностей, либо потому, что различные роли предъявляют ему несовместимые требования. В исследованиях межролевого конфликта, вызванного чрезмерным количеством ролей, которые приходится выполнять одному лицу, следует отметить работу американского социального психолога У. Е. Еуда «Теория ролевой напряженности» [Good, 1955]. Он называет «ролевой напряженностью» состояние индивида в ситуации межролевого конфликта и предлагает свою теорию, суть которой сводится к выявлению способов снятия этой напряженности. По мнению У. Еуда, для этого надо прежде всего освободиться от ряда ролей, а затрату времени и энергии на выполнение остальных поставить в зависимость от: а) значимости данной роли для индивида; б) тех положительных и отрицательных санкций, которые может вызвать невыполнение определенных ролей; в) реакции окружающих на отказ от определенных ролей. Как видно из рассуждений Еуда, они основываются главным образом на здравом смысле, причем все сводится лишь к субъективным оценкам и восприятиям роли, без попытки связать эти факторы с объективной значимостью той или иной роли для данного общества или группы.

Когда речь идет о межролевых конфликтах, связанных с несовместимостью требований, предъявляемых различными ролями из-за противоречивости и даже противоположности их требований, то в качестве примера такого рода конфликтов чаще всего приводится маргинальная личность. В состоянии межролевого конфликта маргинальная личность оказывается в том случае, когда группы, к которым она одновременно принадлежит, состоят в конфликтных отношениях, а маргинальный человек не может сделать решительного выбора и прочно идентифицировать себя с одной из враждующих групп [Кон, 1967]. В положении маргинальной личности часто оказываются люди, произошедшие от смешанных межнациональных или социальных браков, и др. Весьма много социально-психологических исследований посвящено межролевым конфликтам такой маргинальной личности, как мастер на производстве, который с точки зрения западной социальной психологии занимает промежуточное положение между рядовыми рабочими и администрацией. Большая часть этих исследований преследует манипуляторские цели, так как они направлены на нахождение для мастера таких способов поведения при исполнении его роли, которые создавали бы у подчиненных иллюзию того, что он идентифицирует себя с ними, а на самом деле позволяли бы ему идентифицировать себя с администрацией.

Анализ внутриролевого конфликта также занимает значительное место в социально-психологических исследованиях. Он выявляет, как правило, противоречивые требования, предъявляемые к носителям одной роли разными социальными группами. Классическим в данной области считается исследование М. Комаровекой, которое было проведено среди студенток одного из американских колледжей. Результаты исследования показали противоречивость ожиданий-требований, предъявляемых к студенткам колледжа со стороны родителей и студентов колледжа. Если родители ожидали от студенток высоких показателей в учебе, то студенты мужского пола неодобрительно относились к хорошей учебе студенток, так как в этом случае они зачастую рассматривали их как своих конкурентов. Для них роль студентки связывалась с ожиданиями весьма средних успехов в учебе [Komarovsky, 1953], в том числе и из-за существующих стереотипов.

Т. Ньюком, говоря о многочисленности ролей, которые приходится выполнять одному лицу, отмечает: «Поразительно, как большинству из нас удается выполнять столь много различных ролей при минимуме конфликтов» [Newcomb, 1950, р. 449]. Он объясняет это прежде всего тем, что несовместимые роли, заключающие возможность возникновения ролевого конфликта, «не пересекаются», т.е. выполняются в разное время и в разных условиях. Однако, вопреки утверждениям Ньюкома, как свидетельствует повседневная практика и многочисленные исследования, ролевые конфликты являются весьма частым явлением. Это объясняется сложностью общественных отношений, возрастающей дифференциацией социальной структуры и дальнейшим разделением общественного труда. Ролевые конфликты, по мнению большинства исследователей, отрицательно влияют на осуществление взаимодействия, поэтому социальные психологи пытаются выработать какие-то общие концепции, обосновывающие пути устранения ролевых конфликтов. Одна из таких концепций, «теория ролевой напряженности» Гуда, уже рассматривалась выше. Сходный подход можно обнаружить и в работе Н. Гросса, У. Мэйсона и А. МакИчерна [Gross, Mason, McEachern, 1958]. Они выделяют три группы факторов, имеющих отношение к проблеме устранения ролевых конфликтов. Первая группа факторов связана с субъективным отношением к роли ее исполнителя (т.е. насколько значимы ролевые требования для носителя данной роли, насколько он считает их справедливыми). Вторая группа факторов включает санкции (положительные и отрицательные), которые могут быть применены за исполнение или неисполнение роли. К третьей группе факторов вышеуказанные авторы относят тип ориентации исполнителя роли, среди которых они выделяют две: ориентацию на моральные ценности и прагматическую ориентацию. Исходя из анализа этих факторов, полагают авторы, можно предсказать, какой способ решения ролевого конфликта предпочтет тот или иной исполнитель роли. В конечном итоге предусматривается альтернатива: индивид, ориентированный на моральные ценности, при решении ролевого конфликта будет исходить из своего морального отношения к требованиям роли; прагматически ориентированные лица будут руководствоваться теми ожидаемыми санкциями, которые могут последовать в результате того или иного исполнения ими данной роли. Как и многие другие ролевые концепции, рассуждения Гросса, Мэйсона и МакИчерна опираются на соображения здравого смысла.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.