Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

СТАДИЯ КОЛЛАПСА ГРУППОВОЙ ФАНТАЗИИ КАРТЕРА





Стадия коллапса президентского срока Джимми Картера началась в 1979 г. Америка, самая богатая и свободная нация в истории, находящаяся на пике процветания, с самым высоким за всю свою историю валовым национальным продуктом и самым низким числом людей за чертой бедности, впервые за последние несколько десятков лет не страдающая от войн и внутренних раздоров, начала разделять групповую фантазию полного краха своего могущества.

За коротким всплеском доверия к Картеру после успешных мирных переговоров по Ближнему Востоку в Кэмп-Дэвиде (их фантазийный анализ см. в моей работе «Исторические групповые фантазии») последовало быстрое падение доверия к нему американцев в течение первых восьми месяцев года. Результаты опроса мнения, проведенного в апреле журналом «Тайм» для выяснения «состояния нации», были озаглавлены «Есть причины для тревоги»; на пресс-конференциях репортеры стали спрашивать Картера, почему он «проявляет такую слабость и немощность»; Джордж Уилл в «Ньюсуик» заявил, что теперь Картер «движется по пути краха, по мере того, как Америка все быстрее идет к упадку»; «Вашингтон Стар» дал одной из статей заголовок «Скатывание к мировому бессилию»; «Нью-Йорк Таймс» однажды поместил сразу две статьи: в первой от Картера требовали, чтобы он отказался от должности в качестве «самого слабого и некомпетентного президента после Мартина Ван Бурена», а вторая была написана психиатром, утверждавшим, что Картер нуждается в психиатрическом лечении; а в опросе национального масштаба, где надо было определить «самого выдающегося по своей некомпетентности» президента в истории Америки, все выбирали Картера. Все чаще слышались сомнения в психическом здоровье Картера; однажды, когда Картер просто отложил речь, которую должен был произнести перед прессой, «оставшаяся без объяснения отмена заставила всех предполагать, что Картер сошел с ума», и его пресс-секретарю пришлось заверить репортеров, что «Картер здоров, находится при исполнении обязанностей и знает, что делает».



Карикатуры этого периода изображают Картера падающим, распадающимся или умирающим, выражая одновременно и наши пожелания ему, и чувства, которые мы разделяли в отношении самих себя, ведь в конце концов именно американский народ разделял групповую фантазию краха и распада. Но вскоре групповой гнев по поводу потерпевшего неудачу слабого лидера, который позволяет себя душить, начал проявляться в карикатурах с плацентарными осьминогами, удушающими Картера или нас самих - карикатуры стали кишеть удушающими нас осьминогами, которые олицетворяли ОПЕК, инфляцию, бюрократизм в правительстве - и все они перекрывали нам кислород. (Эти два рисунка типичны для серии из 400 карикатур, изображающих удушение, падение и распад. Эти карикатуры содержатся в моих подшивках за те месяцы, в то время как в газетах и журналах за предыдущие месяцы я сумел найти лишь дюжину таких карикатур, и то ощущение «падения» выражалась там в более мягкой форме.) Желания смерти плацентарного лидера усиливались, про Картера стали говорить, что он «последний раз фигурирует в политике», что он «в числе политических «ходячих мертвецов» и «политически себя похоронил», а одна из крупнейших газет даже поместила на первой странице интервью с одним из рабочих лидеров:

- Может ли президент как-нибудь вернуть себе престиж в ваших глазах?

- Да, есть один способ.

- Какой же?

- Умереть.

Поскольку Америка воображала себя зависимой от своего лидера как от источника жизненных сил и желала его смерти одновременно, то возникало сильнейшее противоречие, из-за которого летом 1979 г. у людей появилось ощущение надвигающегося сумасшествия. В статье под заголовком «Летнее сумасшествие» Джеймс Рестон объявил о «Нервном срыве в Вашингтоне», еще несколько журналов украсили обложки заголовками «Летнее сумасшествие», а Розалин Картер отправилась в турне по стране с выступлениями, целью которых, согласно одной газете, было «защитить психическое... здоровье своего мужа».

Столкнувшись с групповым помешательством на почве ощущений краха, осквернения и распада, Картер сделал то, что и должен делать в таких случаях любой плацентарный лидер: он удалился «на вершину горы», в храм видений (Кэмп-Дэвид), чтобы посовещаться с богами, как прекратить осквернение. Он сам был таким оскверненным, таким табу - подобно менструирующей женщине, таким опасным, что подлежал изоляции. В течение двух недель к нему на гору тянулась процессия советников и других посетителей, а когда он спустился вниз, то объявил о своем открытии: мы проходим через «кризис доверия, который поразил нашу национальную волю в самое сердце и душу и угрожает разрушением социального и политического устройства Америки».

Диагноз был безупречно точен: «национальное сердце» действительно было поражено и умирало. Но какое жертвоприношение могло удовлетворить чудовищную оскверняющую Ядовитую Плаценту? Сначала Картер попытался предпринять, по выражению «Тайм», небольшое «кровопускание... очищение храма... На прошлой неделе, через три дня после своей медитации в Кэмп-Дэвиде, Джимми Картер прибег к чистке, настолько же полной и кровавой, как и все подобные чистки в новейшей истории президентов - к перевороту, когда за 24 часа почти половина кабинета ушла в отставку». Но боги, то есть народ, отклонили кровавую жертву, признав ее недостаточной; было сказано, что это «все равно, что переставлять стулья на «Титанике». Корабль государства продолжал тонуть в оскверненных водах, и рейтинг Картера опустился до самого низкого показателя, который когда-либо выпадал на долю американских президентов. Что было делать?

Следует помнить: на определенной стадии любая группа и любой лидер понимают, что, отыскав внешнего врага и направив против него обвинения, можно ослабить ощущение оскверненности и слабости группы и добиться сплочения группы. В конце концов, психоистория всего лишь доводит до сознания то, что постоянно неосознанно разделяют и сообщают друг другу исторические группы. Несмотря на искренние предвыборные обещания Картера, что Америка больше не будет полагаться на военное решение своих проблем, несмотря на назначение государственным секретарем противника войн Сайруса Вэнса, Картер все же признал, что в дальнейшем от него могут потребовать «повести себя жестко» с тем или иным врагом, тем, что назначил своим советником по иностранным делам Збигнева Бжезинского, хорошо известного ястреба, который, согласно высказыванию одного из советников Белого дома в «Ныосуик», прекрасно знал, как выйти из кризиса доверия к Картеру: «На встрече с деятелями конгресса в прошлом году он [Бжезинский] согласился с замечанием... что «небольшая война» пошла бы на пользу в качестве доказательства жесткости президента».

Вот почему осенью 1979 г. Бжезинский и Картер неожиданно обнаружили на Кубе русские войска. Это вызвало бурю яростных протестов и призывы к действию в конгрессе, а Картер объявил о новом «Кубинском кризисе», попросив нацию «сохранять спокойствие» и заявив: «Сохранение статус-кво меня не удовлетворит». Однако обстрела русских за этим не последовало, и вскоре стало ясно, что жертвенного козла отпущения в этот момент на Кубе нет, поэтому «поиск объекта для унижения» продолжился.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.