Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА РЕАЛЬНОСТЬ ИНЦЕСТА




Когда Зигмунд Фрейд обнаружил, что восемнадцать его больных истерией пациентов хранили в памяти детские воспоминания о сексуальных обольщениях, по большей части со стороны членов семьи, он оказался в теоретическом тупике. Он полагал, что симптомы истерии могут вызываться лишь подавленными воспоминаниями, тогда как воспоминания, легко и во всех подробностях вызываемые в памяти, не могут быть ее истинной причиной. Поэтому он пришел к выводу, что в каждом из этих случаев должно иметь место еще более раннее совращение, скорее всего между двумя и пятью годами, никак не позже восьми, память о котором подавлена.

Эти события раннего детства следует воссоздавать по фантазиям и снам, но даже когда Фрейд проводил для пациентов такую реконструкцию, пациенты, по его признанию. «не испытывали чувства, будто вспоминают события».

Как совершенно верно решил Фрейд в 1897 г., эти реконструкции событий раннего детства были на самом деле «сценами совращения, никогда не существовавшими ... это были лишь фантазии, вымысел моих пациентов, который я, возможно, сам им навязал...» Однако отчетливые воспоминания о совращении в более позднем детстве и юности, о которых пациенты рассказывали искренне и с полным осознанием реальности происшедшего, никогда не вызывали у Фрейда сомнений, вопреки утверждениям критиков типа Массона и Миллера, будто Фрейд не нашел в себе должной смелости и стал отрицать вообще наличие инцеста в этих случаях. Особая теория истерии, по признанию Фрейда, «рухнувшая под тяжестью собственного неправдоподобия», была ни чем иным, как теорией детского совращения, и не допускала сомнений в правдивости воспоминаний пациентов об инцесте.

В самом деле, Фрейд всю оставшуюся жизнь неоднократно выражал убежденность, что эти отчетливые воспоминания об инцестуальных атаках основаны на реальных событиях. В 1905 году он писал: «Я не могу признать, что в своей статье «Этиология истерии» преувеличил частоту или важность ... последствий совращения, когда ребенок слишком рано рассматривается в качестве сексуального объекта...»



Позднее он снова утверждал, что «сексуальное использование детей с жуткой частотой обнаруживается среди школьных учителей и опекунов... а фантазии собственного совращения представляют особый интерес, потому что часто являются вовсе не фантазиями, а реальными воспоминаниями». Кроме того, инцестуальные воспоминания таких пациентов, как Катерина, Розалия X., Элизабет фон Р. и Вольф Ман, он считал не фантазией, а реальностью, а о травматичном насилии такого рода над ребенком говорил: «Не следует полагать ... что сексуальное насилие над ребенком со стороны близких родственников мужского пола целиком относится к области фантазии. Большинство психоаналитиков имеет дело со случаями, когда такие события действительно были, и их наличие можно с полной достоверностью доказать...» Он даже назвал «подлинными» свои собственные воспоминания о том, как маленьким мальчиком подвергался сексуальным домогательствам со стороны няньки, которая не только побуждала его к сексуальным действиям и «выражала недовольство по поводу моей неуклюжести», как говорит Фрейд, но и мыла в воде со своей собственной менструальной кровью.

Поэтому, если читать работы Фрейда беспристрастно, отвлекаясь от всего, что написано на тему инцеста, видишь, что всякий раз, когда Фрейд сталкивался с явным сообщением о сексуальных домогательствах, он называл это совращением, а не фантазией. Здесь не было ни «большой перестановки», ни «подавления соблазна», ни «измены ребенка», ни «нападок на истину».

Смелость Фрейда, признавшего широкое распространение сексуальных домогательств к детям, большинство его коллег не разделило. По большей части они, как Юнг, просто уклонились от обсуждения. Те же, кто отмечал, насколько часто у пациентов бывают отчетливые воспоминания об инцестуальном изнасиловании, обвиняли самих жертв, подобно Абрахаму, утверждавшему, что домогательства «вызываются подсознательными желаниями ребенка, причина которых - в его ненормальной психосексуальной конституции...» Со времен Фрейда психоаналитики, как правило, расценивали воспоминания о совращении как подсознательные желания, а детские психоаналитики обычно даже не считали нужным спрашивать пациентов, основаны ли их сообщения на действительности. В лекциях по психоанализу часто учили, что все воспоминания об инцесте - на самом деле желания. Как вспоминает один психоаналитик:

«В молодости, когда я учился на психиатра, как большинство из нас, меня учили очень скептически относиться к инцестуальному сексуальному материалу, который выдавали мои пациенты... Малейшая склонность с моей стороны или со стороны моих коллег во время обучающей ситуации усматривать под материалом пациента какую-либо реальную основу, осмеивалась и считалась признаком наивности...»

Даже когда аналитики получали такую массу доказательств сексуального и просто физического насилия над детьми, что не могли в это не поверить, в историях болезней все равно уделялось обычно мало внимания таким происшествиям. Например, Отто Кернберг в своих обширных работах по пограничным состояниям пациентов мало сообщает о насилии над детьми. Когда один исследователь лично сказал Кернбергу. что множество новых работ о пограничных состояниях показывает чрезвычайно высокий уровень сексуального и физического насилия над детьми, тот признал, что это справедливо и в отношении пограничных пациентов, но «неизвестно, что с этим делать».

Тем не менее, взгляд Фрейда на реальность совращения детей не оказался совершенно проигнорирован в ранней психоаналитической литературе. Так, Ференци не только обнаружил у многих своих пациентов отчетливые воспоминания о совращении в позднем детстве, но даже описал, насколько часто взрослые пациенты признавались в половых сношениях с детьми, и сделал вывод:

«Настоящее изнасилование девочек, только-только вышедших из младенческого возраста, как и половые акты зрелых женщин с мальчиками или принудительные гомосексуальные акты, на самом деле распространены гораздо шире, чем до сих пор предполагалось». Многие психоаналитики-женщины, такие, как Бонапарт, Якобсон, Гринэйкр и Райх, сумели эмпатизировать к своим пациентам-женщинам и признали реальность их воспоминаний об инцестуальном насилии. Рейнгольд сообщал о неожиданно частых случаях инцеста у своих пациентов, в том числе о многочисленных примерах открытой мастурбации маленьких детей матерью, оргаистических избиений дочерей отцом, о случаях, когда детей заставляли трогать половые органы родителей или мать поощряла дядю, который насиловал ее детей и т. д.; при этом он удивлялся, почему остальные обращают на подобные явления так мало внимания Роберт Флисс, всю жизнь занимавшийся проблемой психоаналитического восстановления в памяти ранних воспоминаний, обнаружил, что проблемы пациентов очень часто коренятся в реально имевших место сексуальных домогательствах, и пришел к выводу, что «никто еще не заболевал из-за своих фантазий. Лишь подавленные травмирующие воспоминания могут стать причиной невроза».

За последние десять лет общественность начала осознавать, насколько широко распространено сексуальное насилие над детьми в современном обществе, и психоаналитики заговорили о необходимости признания в терапевтических целях того факта, что раннее совращение детей существует. Ставится даже вопрос о том, может ли психоаналитик своим отрицанием инцеста помешать лечению в тех случаях, когда повторный психоанализ обнаруживает инцестуальное насилие, не признанное перед этим" В одной из последних работ, где расстройства пограничной личности связываются с насилием над детьми, Герман и ее коллеги сообщают, что «у таких пациентов может наступать удивительное улучшение, стоит им осознать связь между своими симптомами и травмой».

В последние годы стали появляться сообщения психоаналитиков, обнаруживших значительные масштабы сексуального насилия над маленькими детьми, раньше не признававшегося. Один психоаналитик рассказывает о лечении женщины, изнасилованной в возрасте четырех лет:

«Чтобы симптомы исчезли полностью, потребовалось восемнадцать лет еженедельных сеансов. Если бы эта женщина сразу осознала, что в детстве ее действительно изнасиловали, разве это не сэкономило бы нам такую массу времени, потраченную на психоанализ?» Даже в консервативном «Журнале Американской психоаналитической ассоциации» недавний обзор на тему реальности инцеста завершается вопросом:

«Получен ли в результате тысяч клинических исследований и примеров психоанализа ответ на вопрос, были ли взрослые больные истерией изнасилованы или совращены в младенчестве или детстве? Думается, что еще нет».





©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.