Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

В связи с действием сценария «Бремя создателя» вы не можете пользоваться телепортами




 

— Махан, харэ сидеть! — Гнум не отставал, в буквальном смысле руками стаскивая меня с кресла. — Ты же летать не можешь, хватит насиловать прыжки! Только ногами, мон ами, только хардкор!

Выйдя на открытое пространство, я превратился в Дракона и сделал пару взмахов крыльями. Сюрприз номер два — полеты закрыты. Не желая сдаваться, я попросил Гнума вызвать грифона, вскарабкался на него и познакомился с сюрпризом номер три — птица пищала, била крыльями, но не смогла оторваться от земли ни на один сантиметр.

— Наигрался? — Гнум, на удивление, стойко перенес мои эксперименты. — Ты же, вроде, тоже читал — отныне ты враг номер один и все такое. Нельзя тебе летать.

Гнум загадочно ухмыльнулся и добавил:

— Во всяком случае — так, как делают это остальные.

Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за гномом, так как пояснять суть своей ухмылки он не стал. Бросив фразу «сам все увидишь», Гнум забавно посеменил в мастерскую, успевая по пути останавливаться возле пустых ниш, цокать и качать головой.

— Смотрю, работать тут еще и работать, — остановившись возле очередной ниши, Гнум повернулся ко мне и спросил: — Ты когда займешься развитием замка? 26 уровень — это вчерашний день! Феникс, насколько я знаю, уже 30 практически получил! Давай их бомбить? Я уже и бомбы придумал! Мало пока, но мы же все понимаем — главное рецепт!

— Гнум, порой мне страшно представить, что творится у тебя в голове, — честно ответил я. — Сотня не взаимосвязанных между собой предложений, которые…

— Которые прекрасно складываются в общую картинку, если отринуть повседневность! — насупившись, ответил гном. — Все-то тебе объяснять нужно… Не, это потом, сейчас времени нет! Идем, покажу тебе твою ласточку! Нужно же тебе как-то по Барлионе передвигаться?

До мастерской мы добрались в тишине. Меня настолько заинтриговала последняя фраза гнома, что я решил не искушать судьбу, нервируя творца своими речами. Вдруг он обидится и не покажет мне…

— Та-дам! — торжественно прокричал Гнум, раскрывая настежь огромные ворота мастерской. — Прошу любить и жаловать — универсальный летающий единый транспорт «Доблесть Гнума»! Можно просто «УЛЕТ»! Название сам придумал! — гордо добавил Гнум. По его команде суккубы сдернули огромную простыню, являя моим глазам корабль.

Нет, не корабль.

Монстра!

Когда я видел корабль в прошлый раз, он был скрыт за огромными лесами стропил, поэтому оценить масштаб трагедии или триумфа Гнума было сложно. Сейчас же я ошеломленно смотрел на гипертрофированного железного осьминога, не зная, радоваться такому приобретению, или нет. Туловище осьминога представляло собой трехпалубную круглую конструкцию, над которой, словно железный купол, нависал десяток железных щупалец. Такие же щупальца располагались по бокам корабля, делая его похожим на кальмародельфина. Однако на этом все сходство заканчивалось. Надо предложить Гнуму сменить имя на Франкенштейн!

— Это хоть летает? — выдавил я, подходя ближе.

— Обижаешь! — Гнум намерился вновь обидеться, но передумал и предложил подняться на борт. — Ща все будет! Пришла моя пора тестировать Барлиону на уязвимость. Это же не средство передвижения — это часть Барлионы, вырванная в небо. Тебя не должно блокировать!

Взбираться на корабль пришлось по веревочной лестнице. По словам Гнума, все имеющие допуск игроки будут прилетать на грифонах или добираться телепортом, а для меня он лично сшил веревочную лестницу. Чтобы я не забывал о своих корнях.

Так и не поняв, что хотел этим сказать Гнум, я вскарабкался на корабль. Ширина центрального круга была настолько большой, что я непроизвольно бросил взгляд на ворота. На мой непрофессиональный глазомер, мы тут не пройдем.

— Гнум, разве проход не маловат? — тут же поинтересовался я у нацепившего странные очки гнома.

— Проход? — нахмурился тот, после чего расплылся в улыбке: — Кому он нужен, проход? От винта!

 

Замку нанесено повреждение…

 

Система, на всякий случай, если я вдруг не заметил, что Гнум разворотил всю крышу мастерской, напомнила, что любое действие в игре оценивается и за него придется платить. В данном случае — финансами, так как Императорский камень, необходимый для восстановления зданий, стоит ох как дорого. Стены и крыша рухнули вниз, подминая под себя оборудование, но корабль вышел из этой битвы невредимым — поднятые вверх щупальца послужили опорой для магической сферы, защитившей УЛЕТ. Мы поднимались медленно, поэтому мне удалось увидеть в одном из окон ошарашенного Вилтраса, считающего убытки, но заботы гоблина отошли на второй план. Я ликовал — мне удалось взлететь! Вопреки всему!

— Тебе запрещено летать, телепортироваться и использовать летающие средства передвижения, — пояснил Гнум. — Однако УЛЕТ не летательное средство, это обычный водоплавающий корабль, который… О! Смотри — гости.

Сотни грифонов взвились в воздух, окружая нас со всех сторон. Так как мы располагались над замком, игроки не могли близко подлететь, расположившись по всему периметру Альтамеды. Вскоре в УЛЕТ полетела молния, затем другая, и буквально через несколько мгновений окружающее пространство походило на шар Тесла, к которому одновременно прикоснулась сотня человек.

— Вот хрен вам всем! — помрачневшее лицо Гнума посветлело, когда он увидел результат атаки игроков. Корабль — не игрок, его вполне можно было атаковать, вот только толку от этого совсем не было. Защитная сфера полностью отрабатывала свое предназначение.

— Теперь мой выход, — потер руки Гнум и что-то нажал на виртуальном пульте управления кораблем. По всему периметру корабля открылись люки, выпуская на свет сонм баллист. Я нахмурился — в качестве боеприпасов в них были заряжены не стрелы или пики, а обычная сеть. Разве этим можно победить такую ораву?

— Нам же нельзя вредить игрокам, так? — усмехнулся гном, дождался моего растерянного кивка и продолжил: — Вот! Поэтому будем действовать дедовским проверенным способом. На счет три. Раз! Два! Понеслась!

УЛЕТ знатно тряхнуло. Я подбежал к краю и завороженно наблюдал, как сети беспрепятственно проходят сквозь молнии, лишь немного опаляясь. Несколько игроков догадались убраться с траектории движения выплюнутого кораблем облака, дернувшись в сторону, но сети летели слишком быстро. При этом игроков вокруг нас было непозволительно много. Зависнуть на одной высоте и поливать неподвижный корабль молниями — это одно, успешно уклоняться от сетей — другое.

Мы не наносили игрокам урона. Это же запрещено. Но грифоны, как и УЛЕТ, были игровыми предметами, с которыми можно прекрасно контактировать. Выпущенные Гнумом сети запутали крылья грифонов и прочих летающих тварей, отчего те камнем устремились к земле. Барлиона — игра с относительно реалистичной физикой, поэтому неконтролируемое падение со стометровой высоты… Я видел всполохи баблов, защитившие некоторых игроков от перерождения, однако большая часть окруживших УЛЕТ игроков отправилась отдыхать в реальность по причине острой нехватки мозгов. Кто их просил на меня нападать?

— Повторить? — проорал Гнум в устройство, напоминающее рупор. Кружащиеся вокруг корабля десятки грифонов, сумевших избежать встречи с сетями, отлетели от нас подальше.

— Спускаемся, — решил я, вчитываясь в сообщения. Несколько кланов тут же выставили ноту протеста по поводу уничтожения их игроков и утери экипировки. Неужели они реально думают, что я буду кому-то что-то восстанавливать? — Гнум, мне нужна инструкция, как этим кораблем пользоваться.

— Держи, — тут же мне протянули странные очки, аналогичные тем, что находились на голове гнома. — Инструкции нет, сам разберешься. О! Глянь — там турнир начинается!

— Твою же мать! — вырвалось у меня, когда я осознал масштаб трагедии. До сего момента к турниру я имел сугубо опосредованное отношение, отстегивая деньги и стараясь не лезть в организацию мероприятия. Сейчас же, когда турнир стартовал, я ужаснулся его масштабам. Рядом с Альтамедой находилось море из людей. Один только палаточный городок своими остроконечными шпилями уходил далеко за горизонт. Рядом с замком построили несколько дополнительных зданий, среди которых я смог идентифицировать только арену, разноцветные торговые палатки перемешивались с небольшими площадями, и все это было заполонено игроками!

— Полоса испытаний, — указал рукой Гнум на еще одну заполненную игроками конструкцию. — Там сегодня открытие.

Я посмотрел в указанную сторону и отшатнулся от края корабля — Гнум не успел закончить свою речь, как в небо полетели мириады фейерверков. Большие, малые, разноцветные, фигурные — красоту мероприятия не смогло приглушить даже выглянувшее из-за туч солнце.

— Ставки будешь делать, кто выиграет турнир? — предложил Гнум, когда корабль начал медленно опускаться на землю. — Я думаю, что Поднебесная. У наших руки не из того места выросли. К тому же ни Плинто, ни Анастарии у них не будет, так что шансов никаких.

— Аструм, — ляпнул я первое, что пришло в голову. — Они могут составить конкуренцию. Ты в курсе, что за победу полагается?

— Дык это все знают — победитель получает Гробницу Создателя.

— Эм…

— Тьфу ты. Не Гробницу — статус «изначальный». Типа, что вся добыча будет мега крутой и все такое. Махан, ты чего напрягся? Махан, ты…

Крышка кокона ушла в сторону, выпуская меня на волю. Недолго думая, я нажал кнопку экстренного выхода на капсуле Насти и, пока система готовила ее к выходу, набрал Корпорацию.

— Соедините меня с отделом перспективных разработок!

Следующие полчаса принесли мне гору неприятных знаний. Главный приз турнира держался в строжайшей тайне, о нем до самого последнего момента никто не знал. С предложением о передаче статуса «изначальный» кому-то еще выступил отец Насти. Он лично пролоббировал данный вопрос в Корпорации, обосновав это «необходимостью разграничения влияния одного игрока на межклановые отношения». Как объяснил Игорь, Корпорация мгновенно согласилась с такой постановкой задачи — все, что касается сугубо одного игрока, вполне может остаться у него. Альтамеда, Шахматы, уникальные расы — это игрушки для одного игрока. Но как только речь идет об интересах клана, здесь должен быть задействован механизм дублирования, иначе получивший плюшку игрок начнет шантажировать кланы. В качестве примера Эхкиллер привел продажу мной слез Харрашесса и билетов в Темный лес, как ярких примеров внутриигрового шантажа. Поэтому одной из наград турнира и был выбран статус «изначальный» для Гробницы Создателя. Оставлять в руках одного игрока такой механизм шантажа нельзя. Однако Игорь постарался нас приободрить, сообщив, что на общих основаниях я могу выиграть турнир и оставить статус у себя. Вернее, он у меня останется в любом случае, при этом есть возможность не дать никому другому его получить. Это будет полностью в духе игры…

Эхкиллера пришлось ловить внутри игры — в самом разгаре была церемония открытия турнира, где он играл одну из главных ролей. Спонсор, организатор, участник — Киллер наслаждался всеобщим вниманием к своей персоне, поэтому нам пришлось очень долго ждать своего часа. Наконец Эхкиллер соизволил снизойти до ответа.

— Я не понимаю сути вашего возмущения. Внутри игры все должно быть в игровых рамках. Это решение целиком и полностью одобрено комитетом по игровой этике Корпорации, поэтому у нас нет другого выхода, кроме как принять его и следовать дальше. Докажите, что только вы достойны данного статуса! Махан, все в твоих силах — представители Мрака официально одобрены для участия.

— Это моя Гробница! — выкрикнул я в гневе.

— Это не конфетка, чтобы быть твоей, — жестко отрезал Эхкиллер. — Махан, ты пошел по второму кругу, поэтому я отключаюсь. Повторяю — решение было принято и одобрено Корпорацией, нам остается только с ним согласиться. Отбой связи!

— Насть, это подстава! — я ошарашено посмотрел на девушку. — Гробницу слили!

— Все не так просто, как кажется. Я уверена, — судя по тону, Настя уговаривала, прежде всего, себя. — Отец никогда бы этого не сделал, если бы был хоть один способ ее отстоять. Здесь все не так просто…

— Настя, мне глубоко фиолетово все, что порешали между собой твой отец и Корпорация, — холодным голосом произнес я. Внутри меня все протестовало, но срываться на девушке было глупо. Она не виновата, что ее отец оказался законченным негодяем. — Я не позволю запечатать это Подземелье. Гробница будет пройдена, причем пройдена моим кланом. Точка.

— Дим…, — тяжело вздохнула Настя, отрицательно покачав головой. — У нас нет ресурсов, чтобы им помешать. Запрут на точке возрождения, и не выпустят оттуда, пока победители не пройдут Гробницу. К тому моменту, как вмешаются Хранители, они уже… Все бессмысленно. Можно было бы попробовать, оставь Корпорация тебе возможность телепортации, но с текущими условиями, вероятность того, что мы попадем к Гробнице, ничтожно мала.

— Мала — не значит «отсутствует», — внезапно меня посетило озарение. Довольно редкое в последнее время, но такое нужное именно сейчас, когда все видимые пути решения перекрыты. Не вопрос — пойдем в обход. Как настоящие герои.

Сдав Насте УЛЕТ, играющий в моем плане немаловажную роль, я не стал открывать перед супругой все карты. Вначале нужно все хорошенько взвесить и обдумать. Ошеломленная Сирена рванула в мастерскую к Гнуму смотреть на чудо барлионской техники, мне же пришла в голову очередная сногсшибательная мысль. Даже страшно представить, какой будет третья!

— Плинто, привет! — я тут же достал амулет и начал воплощать свою гениальность в жизнь. — Ты мне нужен как напарник на арену 2 на 2. Будем…

— Махан, где тебя черти носят?! — едва Плинто понял, кто звонит, из амулета раздался дикий крик. — У нас Лабиринт через десять минут! Бегом тащи свою филейную часть на ристалище! Рейд Лидер хренов… Живо! Нас же с соревнований снимут!

— Вилтрас, карту турнира! — проорал я, стремглав рванув к выходу из Альтамеды. Торопился настолько, что забыл выключить амулет, поэтому некоторое время меня сопровождали мотивирующие слова Плинто, поминающие меня, Настю, игру и весь мир в целом. Некоторые выражения были настолько забавны, что я не смог сдержать улыбки. Хорошо, что Разбойник меня не видел, это только подлило бы масла в огонь. Наверно, пора привыкать играть стандартным персонажем — за последнее время настолько свыкся с возможностью телепортации, что перестал контролировать время.

Что меня очень позабавило, пока я бежал от замка к ристалищу — игроки Малабара и Картоса старались всячески мне помешать, становясь на пути. В первые моменты я старался их оббегать, однако когда не смог переложить корпус и пронесся прямо сквозь группу каких-то орков из неизвестного мне клана, плюнул на это дело и рванул напрямик. Режим ПВП отключен, так что желающие получить бонусы за мое уничтожение идут лесом. Приходите завтра.

— Куда? — издалека прокричал я, завидев Ансценику. Игроки Мрака стояли небольшой кучкой в стороне от входа на ристалище, защищенные двумя цепями стражников. Учитывая, что стражники стояли к ним спиной, защита предоставлялась моим бойцам, ограждая их от агрессивного внешнего мира. Поначалу мне показалось это удивительным, ибо нанести вред игроку нельзя, однако валяющиеся вокруг внешнего круга стражников овощи и камни показывали, что местные НПС тоже отыгрывают свою роль до конца. Роль ненавистников Мрака. Ансценика махнула рукой в направлении огромного расписного шатра, стоящего недалеко от входа, поэтому я скорректировал свой курс и буквально ввалился в шатер, врезаясь в огромного стража.

— Рейд Мрака в сборе, — раздался голос Плинто, когда меня начали выковыривать из брони огромного орка. Мне оставалось только помянуть недобрым словом разработчиков, превративших стражников Картоса в железных дикобразов. Неужели у дизайнеров не хватило ума подумать, удобно ли будет увешанным шипами бойцам сражаться с противником? Или находиться друг возле друга? Допустим, механика Барлионы позволяет шипам соседних стражников проходить друг через друга, но я же не НПС! У меня четко прописана логика взаимодействия с окружающим миром, в котором шипы стражников превращаются в колючки репейника, цепляющие все, что плохо лежит, стоит или бегает.

Плинто протянул лист бумаги важному худощавому НПС, одетому в нарядный камзол времен Микеланджело или Леонардо да Винчи. На распорядителе присутствовала даже синяя шляпа с длинным пышным пером, цепляющим своим кончиком потолок шатра, формируя законченный образ. Образ ненавидящего весь мир существа. С нескрываемой гримасой брезгливости распорядитель принял двумя пальчиками документ, чтобы тут же бросить его на массивный стол, заваленный аналогичными бумагами.

— Мрак, — выплюнул он сквозь зубы. — Регистрация подтверждена. Лабиринт стартует через три минуты… Чтоб вы провалились!

— Нужна регистрация на арену! — успел прокричать я, отцепившись от орка. Подлетев к стойке с бланками, я нашел заявление на арену, подтвердил списание пары золотых, вписал туда себя и Плинто и протянул распорядителю. Того перекосило еще больше.

— Заявки на арену уже не принимаются! — начал было он, но меня было не остановить. Мне нужна была ненависть не этого сморчка, которого Корпорация сотрет из памяти игры сразу после турнира. Мне нужны эмоции игроков! Ибо только ненависть, только хардкор.

— Это официальный отказ? — я картинно поднял бровь.

— Второй участник еще не подтвердил свое участие, поэтому заявка не может быть…

— Ладно, подтверждаю, — Плинто внимательно посмотрел на меня. — Махан, на кой тебе арена? У нас нет сыгранной пары, мы ни разу не работали в двойке. Шаман и Разбойник по умолчанию являются мясом для, скажем, Паладина и Рыцаря Смерти, поэтому…

— Зарегистрировано! Пара номер 1 032 669, — на лице распорядителя, когда он услышал Плинто, даже улыбка появилась. С моего счета списался вступительный взнос, заставивший меня присвистнуть — тысяча золотых! Учитывая количество участников, Корпорация за пару часов получила миллиард из воздуха! Я тоже так хочу!

— Идем, — Плинто в буквальном смысле потянул меня к выходу. — Лабиринт начнется через минуту. Нам нужно стартовать.

 

Глава 12. Арена

 

— Хорошо, удиви меня. На кой тебе сдалась арена? — Плинто оторвался от кружки с восстанавливающей параметры персонажа жидкостью и откинулся на спинку стула. В таверне, развернутой недалеко от ристалища, было людно, даже несмотря на создание нескольких сотен виртуальных этажей заведения.

Лабиринт мы прошли без особых трудностей. На отборочном этапе устроители соревнований не стали изобретать что-то тяжелое и уникальное, ограничившись парой боссов с тремя заранее описанными способностями. Для меня так и осталось загадкой, почему именно Лабиринт — мини-подземелье, в которое мы попали, имело линейную структуру. Ни свернуть, ни заблудиться, ни поспать. Две комнаты, два босса и час времени — ровно столько отводилось конкурсантам на преодоление отборочного этапа. Мы справились за двадцать три минуты, потеряв всего двух игроков. Боссы отборочного этапа имели 200 уровень, поэтому во время применения способностей массового урона низкоуровневым игрокам было не совсем комфортно. По сути, босса валили мы с Плинто, Ансценика и Эндига по мере своих сил помогали, остальная бригада игроков Мрака не достигла 150 уровня, поэтому босс для них был неуязвим. Лори, к огорчению Плинто, не было. Она с группой репетировала новую песню, желая порвать конкурентов в клочья уже во время первого отборочного этапа.

Согласно негласному правилу, после успешного выступления участники следовали в ближайшую к месту проведения соревнований таверну, где в честь своей победы угощали всех и каждого. Стоит ли говорить, что цены в таверне были астрономические, а от народа, желающего получить «халявную» выпивку, нельзя было протолкнуться во всех 100 виртуальных копиях. Периодически в зале появлялись и исчезали отдельные люди или даже столики, однако общее количество игроков оставалось примерно постоянным. Участники стартовали одновременно, поэтому с разницей в пару минут в таверну ринулась огромная толпа победители двух злобных боссов — двурогого носорога и слизня. Первыми, как я уже успел выяснить, отборочный этап прошли игроки Поднебесной, вышедшие из ристалища через три минуты сорок три секунды. Временная планка была задана очень высоко. Результаты отборочного этапа в общий зачет не шли, но Бихань четко дал понять — конкурентов его бойцам на этом турнире у него нет. Вторыми были представители Аструма — пять минут с хвостиком. Феникса не было даже в тройке.

— На кой? — я поставил свой стакан на поднос носящегося между игроками официанта, после чего развернулся к Разбойнику. — Хочу стать победителем.

— Вообще ни разу не аргумент, — Плинто усмехнулся, но тут же посерьезнел. — Я зарабатывал звание «Кровавый» слишком долго, чтобы бездарно его слить на арене. Разве кто-то будет относиться ко мне со страхом и трепетом, если я бездарно солью бой двум прыщавым очкастым студентам? Как бы персонажа не пришлось удалять после такого. Так что будь добр, объясни мне истинную причину своего желания быть мясом.

— Арена, как я понял, округляет игроков до сотого уровня, — я замолчал, дождался подтверждающего кивка Плинто, после чего продолжил, — значит, ничего серьезного не может быть применено.

— Именно поэтому мы и будем мясом, — перебил Плинто. — У меня все серьезные закрывашки начинаются со 150 уровня, весь арсенал, которым я пользовался последние годы — это способности 200 уровня. Сейчас их не будет, поэтому я ничем не буду отличаться от новичка, впервые влезшего в капсулу. В чем смысл?

— Понимаешь, — я сделал театральную паузу, вызвав со стороны Разбойника гримасу недовольства, после чего продолжил: — я хочу нарваться на всех, на кого только можно. Брошу перчатку в лицо Биханю и его бойцам, Эхкиллеру, Калатее, да всему миру! Хочу сделать так, чтобы среди участников арены каждый желал только одного — чтобы случай вывел на бой с нами именно их.

— Допустим, я знаю, как это провернуть, — в глазах Плинто заплясали безумные чертики, которых боялся весь Малабар, однако он вновь стал серьезным: — только это никак не объясняет, каким образом ты планируешь превратить два куска мяса в бойцов? Повторюсь, но ни Шаман, ни Разбойник…

— Я никогда не говорил о том, что буду сражаться на арене как Шаман, — я картинно поднял брови в удивлении. — И никогда не говорил, что ты мне нужен, как 100-уровневый Разбойник. Это же действительно глупо — выходить на бой несыгранной парой.

— Тогда как…, — начал было Плинто, но тут его лицо озарилось в осознании моего глобального замысла.

— У меня всего 16 ранг Дракона, — безобидно продолжил я, возвращая безумных чертей Плинто на законное место в глазах. Незаметно для окружающих, возможно, даже для самого себя, Плинто перешел в форму Вампира и на фоне его красных глаз чертики смотрелись очень гармонично. В таверне по-прежнему было полно народа, однако вокруг нас чудесным образом образовалось свободное пространство. Сидевшие рядом с нами игроки Мрака вспомнили, что у них есть срочные дела где-то в далеких далях, новые игроки, отчего-то, не спешили усаживаться за свободное место, либо, если их перекидывало с других уровней таверны, понимали, что им уже хватит сидеть и отдыхать. Аура страха Высшего Вампира работала безотказно.

— Даже страшно подумать, что будет с Драконом, когда он выйдет на арену на 100 ранге, — я продолжил картинно качать головой, играя роль ошеломленного новостью человека. — Нет же правил, что мы не можем пользоваться способностями своей расы?

— Знаешь, Махан, что-то мне захотелось вдруг прогуляться, — если бы я не привык к тембру голоса Плинто в форме Вампира, меня бы пронял такой озноб, что мурашки были бы величиной с кулак! Ух, как много «бы»! Даже несмотря на закрытый режим ПВП, голос Плинто вызвал у стоящих рядом с нами игроков приступ зубной боли, увеличивая зону «отчуждения» еще больше.

— Кого хочешь разозлить? — на меня уставились два серьезных красных глаза. Веселость из моего сознания испарилась, словно жидкий азот на открытом воздухе, поэтому я ответил не менее мурашковызывающим голосом, чем у Плинто. Холодным и уничтожающим, пропитанным этим самым азотом:

— Всех! Чем больше народа будет жаждать нас уничтожить, тем лучше. Мне нужно заменить в сознании людей холодный расчет на яростную ненависть. Тогда они не заметят очевидного и я заберу Гробницу у них из под носа. Вот главная цель арены.

— Настя?

— С нами.

— Еще 17 человек где возьмешь?

— Рейд клана, — я едва не запнулся, отвечая на этот вопрос. Плинто понял, о чем идет речь? Неужели моя первая идея о Гробнице настолько очевидна?

— Не выйдет, могут слить информацию, — Плинто на мгновение задумался. — У меня есть правильные знакомые. Как ты относишься к независимым людям со стороны?

— Пофигу. Важна конечная цель.

— Как я когда-то говорил, если существует два пути, правильный и неправильный, Махан обязательно выберет третий, — после длительной паузы, во время которой каждый думал о своем, Плинто оттаял и превратился обратно в человека, сняв ауру страха с окружающих. В таверне только что облегченный вздох игроков не раздался. Окружающее пространство тут же наполнилось шумом и гамом. Игроки недоуменно переглядывались, словно не понимая, отчего мгновение назад хотелось выть волком от тоски, а сейчас всех распирало веселье и радость.

Вокруг нас появилась сфера Отрешения.

— Не очень люблю, когда лишние уши греются, — пояснил Плинто, убирая свиток активации обратно в мешок. — Есть у меня мысли, как вывести народ из себя, поверь моему многолетнему опыту. Вот что я предлагаю…

Нам потребовался час, чтобы выработать стратегию игры на нервах наших соперников. Плинто жег напалмом — я даже не подозревал, что в этом небольшом и сухощавом Разбойнике сидит столько злости на окружающий мир. Большую часть работ Плинто взял на себя, оставив за мной незначительные действия, общая суть которых сводилась к киванию головой и фразам: «Таково мое решение. Если кому-то не нравится, приглашаю на арену, разберемся». Обсудили мы и предстоящие бои. Плинто справедливо предположил, что ранги Драконов и Вампиров — это не уровни, они повышаться не будут. Однако он прекрасно помнил «Громовой удар», с помощью которого мы вырезали игроков Картоса в Криспе. Прекрасно помнил Дракошу, обладающего такой же способностью. Прекрасно помнил о своих способностях контроля и подавления. В общем, арсенал средств по превращению игроков в фарш на арене у нас был обширным. При этом Плинто настоял, чтобы первые битвы основной арены мы пробовали пройти сами, как Разбойник и Шаман. Цифра в миллион участников говорила о максимум двадцати битвах, которые необходимо выиграть до финала, поэтому раскрывать все козыри в первые мгновения нельзя. На стадии 1/32, даже 1/64, все начнут изучать соперников, поэтому нам нужно максимально долго скрывать способности, с помощью которых мы будем выигрывать.

— Гнум, запускай УЛЕТ! — как только я вернулся в Альтамеду, то рванул в мастерскую. Настя была еще здесь, увлеченно расспрашивая Гнума о тактико-технических характеристиках летучего корабля, в связи с чем мое заявление было встречено в штыки. Пришлось объяснять.

— Мне нужно очистить воздух над турниром от любителей летать. Любое туловище, которое решит взлететь в воздух, должно быть тут же отправлено обратно на землю. По уже отработанному сценарию — сеть на грифона и получаем опыт.

— Эм… — Настя красноречиво подняла брови, требуя пояснения.

— Надоело быть хорошим, — кровожадно улыбнулся я. — Против меня ополчились обе Империи, до конца не пояснив причину. Не вопрос — я дам им эту причину. У них будет такая причина на меня обозлиться, что за эмоциями они пропустят самое основное. Гробница будет нашей!

— Защиту с нее все равно не снимут, — начала было Настя, наткнулась на мою улыбку и тут ее глаза расширились от удивления.

— Плинто с нами?

— Конечно. Идея сбивать народ — его. Только что обсудили.

— Нужно еще 17 человек…

— Плинто обещал достать правильных людей. Блин, неужели так читаемо?

— Народ, вы сейчас о чем? — вмешался Гнум, демонстрируя, что он не в теме. Хоть кто-то не понимает глобальной сути моего замысла.

— Это мы о своем, семейном, — задумалась Настя. — Не читаемо, Махан, просто сама хотела тебе предложить этот вариант, думала, как правильно подойти с этим вопросом. Ты же этим предметом очень дорожишь и дать разрушить… Тем более сейчас. Однако одним УЛЕТом вы не доведете народ до белого каленья. Что еще?

Вокруг нас появилась еще одна сфера Отрешения. Гнум демонстративно поджал губы, выражая недовольство тем, что ему не рассказывают самое интересное, развернулся и пошел к своему творению. Чудной он! Еще минут десять я потратил на то, чтобы пересказать Насте наш коварный замысел. К моему удивлению, Настя его полностью поддержала, несмотря на то, что в плане много раз фигурировало слово «Феникс».

— Я с вами, — резюмировала девушка, снимая защитный полог. — Биханя и его цепную собачку беру на себя, и… Хех, Дима, знаешь, знание игровых правил иногда является таким хорошим подспорьем… Гнум! Ты мне очень нужен! Сделай нам огромные фейерверки и приделай их к ранцам! Махан прав — запускай УЛЕТ! Будем чистить небо над Альтамедой!

Всего спустя каких-то пару часов настроение игроков в лагере достигло точки кипения.

— Какого хрена Махан творит?!

— Что за беспредел?! Почему мы не можем летать?

— Взываю к Вестнику, мне нужна твоя помощь!

— Хранитель, приди и накажи провинившихся!

— Сделайте уже что-нибудь с этими отморозками!

Я шел к Арене и радостно улыбался, не обращая внимания на гнев игроков. Стыдно признаться, но я прекрасно понимал Плинто, жившего в такой «ауре обожания» несколько лет — направленный против тебя негатив не просто подхлестывал, он заставлял еще более усугубить ситуацию, сделать что-то такое, чтобы игроки не только старались преградить тебе путь, высказывая свое «фи», но также в страхе убегали с этого самого пути. Ибо идет их Смерть!

За два часа УЛЕТ отправил на перерождение порядка тысячи игроков. Когда мы описали Гнуму поставленную перед ним задачу, он только усмехнулся. «Сети — это вчерашний век. Ща покажу, что летать вредно!», — многозначительно произнес гном и отправился на корабль. Первые минуты я переживал за УЛЕТ, полагая, что чудаковатость творца может сыграть плохую службу, однако моим страхам не суждено было сбыться. Гнум превзошел все самые смелые ожидания. Наученные горьким опытом первого сражения, игроки не подлетали близко к кораблю, стараясь попасть в него издалека, однако с корабля не было отправлено ни одной сети. Вместо них в грифонов и прочую летающую живность полетели небольшие струи похожей на смолу жидкости. Она склеивала крылья грифонов, заставляя их уходить в крутое пике похлеще сетей. Смола летела настолько быстро, что игроки не успевали отклоняться, гроздьями падая вниз.

— Хорошее изобретение, — рядом раздался голос Гераники. Я остановился рядом с входом на арену и залюбовался очередным массированным падением игроков. Павших тут же возрождали друзья на земле, и они с упорством, достойным иного применения взлетали в воздух вновь и вновь. В какой-то момент до игроков дошло, что УЛЕТ одномоментно может плеваться не более чем из 20 орудий, поэтому игроки собирались в одном месте и огромной толпой взлетали навстречу очередному перерождению. Несмотря на «вчерашний век», сети с УЛЕТа никуда не девались. — Предлагаю назвать это оружие «Творец града». Свободные так забавно падают, размахивая руками, словно стараясь взлететь, и костерят тебя, на чем свет стоит, что любо-дорого посмотреть. Зачем тебе это?

— Очень странно слышать такой вопрос от Повелителя Мрака, раз за разом старающегося уничтожить Барлиону, — ухмыльнулся я. — На меня объявлена охота, поэтому я хочу заранее показать всем недальновидным Свободным жителям, что их ждет в будущем. Перерождение, перерождение и еще раз перерождение.

— Как вариант, — покачал головой Гераника. — Я могу тебе помочь?

— Эм… Да, есть кое-что. Поможешь организовать вторую Арену? Я и Плинто с удовольствием ответим за наши преступления перед Свободными. Все желающие могут восстановить справедливость, сразившись с нами два на два. Если внезапно найдется пара бойцов, что нас победит, она получит это, — я передал Геранике список из двадцати позиций Уникальных и Легендарных вещей, валяющихся сейчас на моем складе. — Однако должен быть и вступительный взнос. Предмет аналогичного качества. Будем увеличивать общую награду — все предметы попадут в этот список. Количество битв… Любой участник может биться с нами столько, сколько ему влезет, выбор соперника будет автоматическим — тот, кто предложит наиболее дорогой по меркам оценщика предмет идет в приоритете.

— Хорошо, дополнительная арена будет организована, — глаза Гераники затуманились, однако он продолжил говорить. Управление над этим персонажем перехватил представитель Корпорации. — Зачем это вам?

— Потому что считаю, что среди игроков нет достойных бойцов, — пожал я плечами. — Причем нам абсолютно плевать, какой тип битвы будет выбран. С усредненным уровнем, с текущим… Пофигу. Официально заявляю и прошу добавить это в описание дополнительной арены — Махан и Плинто считают всех игроков криворукими крабами и желают за их счет поживиться. Желающие доказать обратное приглашаются на арену, не забыв при этом Уникальный предмет. Кстати, текущий перечень наград хорошо бы сделать открытым. Чтобы все его видели и понимали, что могут получить. В день мы готовы участвовать в пяти битвах.

— Вы так в себе уверены?

— Арену делайте, уверенность обсудим потом! — жестко отрезал я, не желая продолжать разговор. С Гераникой я бы еще пообщался, но представители Корпорации, лишившие меня репутации, не заслуживают моего внимания. — Еще нужен тотализатор! Ставлю это чудо, что никто не сможет нас победить, скажем, десять битв подряд. Ответная ставка должна быть соответствующей по стоимости этому предмету.

Я вытащил Жало Лаита и протянул его Геранике. Достойных этого предмета Рыцарей Смерти в моем клане нет. Продавать его не собираюсь. Рисковать потерей, если что-то пойдет не так, как я задумал.… В конце концов, это же игра! Пусть попробуют отжать посох. Предмет замерцал и исчез. Ставка была принята.

— Что-нибудь еще?

— Нет, этого достаточно. Геранику верните. С ним интересней.

 

Внимаю участников турнира!

Махан и Плинто Кровавый считают вас всех криворукими крабами и предлагают…

 

Я не смог сдержать ухмылку, прочитав возникшее сообщение. По непонятной причине Корпорация не стала вводить цензуру, отправив мои слова игрокам без искажения. Кого-то обязательно должно это зацепить, а дальше количество желающих получить приз будет расти, как снежный ком. Люди такие люди.

До начала первой битвы оставался еще час. Я прошел регистрацию, вошел на Арену и с недовольной гримасой отметил, как уровень Жизни просел в десять раз. Ни игроков, ни зрителей еще не было — они появятся ровно в семь, поэтому я уселся на песок и открыл настройки. Нужно, наконец, разобраться, какими способностями обладает теневой Шаман.

Против нас будет выступать два игрока, поэтому массовые вызовы Теней я даже не рассматривал. Слишком слабые. На сотом уровне было доступно не так много способностей, в основном Средние Тени. Лечебные, боевые, замедляющие — обычный стандартный набор, аналогичный способностям других классов. Я хотел было открыть Конструктор, чтобы усилить Тени Ремеслом, как меня посетила забавная мысль. У Шаманов есть Астрал — некая область, в которой тусуются Владыки класса. Особо продвинутым Шаманам разрешается их посещать, получая определенные задания или бонусы. Интересно, а у Теневых Шаманов кто выступает в роли Верховных Духов Нижнего и Верхнего миров? Такие сущности вообще есть?

Хорошо бы разобраться, пока есть время.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.