Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Природные комплексы Мирового океана




В 1945 г. Л. С. Берг писал, что ландшафты, являющиеся основ­ными объектами географического исследования, существуют на поверхности суши, на дне и на поверхности моря (и вообще во­доемов). Отдельные географы поставили под сомнение возмож­ность формирования морских ландшафтов. Однако представления Л. С. Берга встретили сильную поддержку со стороны Д. Г. Пано­ва, С. П. Хромова и ряда других ученых. Первые опыты изучения и картографирования подводных ландшафтов относятся к концу 50-х — началу 60-х гг. прошлого столетия (Е.Ф.Гурьянова, К.М.Петров). С того времени идея единства природы Мирового океана и континентов как структурных частей географической оболочки находит все более широкое признание, усиливается интерес к физико-географическому районированию Океана.

Основные закономерности пространственной дифференциации эпигеосферы, наиболее типично выраженные в пределах сферы наземных ландшафтов, распространяются и на Мировой океан,

хотя в силу особенностей водной среды обнаруживают там специ­фические проявления. В океанологии принято выделять четыре основных яруса («зоны») Мирового океана: поверхностный (до 200 м глубины), промежуточный (до 600—1000 м), глубинный (до 3500 — 4000 м) и придонный (глубже 3500 — 4000 м). С ланд-шафтно-географической точки зрения, наиболее важно различать два очень неравных по мощности структурных яруса Мирового океана: 1) верхний, или поверхностный, «контактный» слой (до 150 — 200 м глубины), в котором наблюдаются наиболее интен­сивные взаимодействия Океана с атмосферой и сферой наземных ландшафтов; 2) остальную, нижележащую глубинную толщу.

Относительно тонкий верхний структурный ярус Мирового океана образует вместе с приводным горизонтом тропосферы сферу океанических ландшафтов, самые общие черты которой ранее уже были названы (см. разд. 3.2). Этой контактной сфере присуща го­ризонтальная дифференциация, в некоторых своих чертах (в ос­новном на высшем региональном уровне) аналогичная той, ко­торая наблюдается на поверхности суши. Здесь выражена широт­ная зональность, а также долготная секторность, однако азональ­ность в ее узком, морфоструктурном, смысле естественно отсут­ствует. Существенная отличительная особенность пространствен­ной дифференциации Мирового океана состоит в ярко выражен­ном проявлении континуальности. Непрерывное механическое движение и перемешивание водных масс определяет размытость и изменчивость природных рубежей, сглаженность зональных и иных региональных контрастов. Относительная однородность суб­страта не создает предпосылок для дробного природного райони­рования, во всяком случае в открытой части Океана за пределами мелководий.

Широтная зональность достаточно отчетливо проявляется в поверхностном слое Мирового океана в температуре, солености, кислородном режиме, циркуляции и других свойствах водных масс, а также в биоте. Можно считать, что схема физико-географичес­ких зон Мирового океана в основных своих чертах разработана, хотя еще остаются расхождения в подходе к таксономии, в тер­минологии и номенклатуре. Даже в фундаментальном издании «География Мирового океана» схемы районирования отдельных океанов не вполне согласуются между собой1. В качестве основных критериев широтно-зонального деления верхнего слоя Мирового океана принимаются термика водных масс и их циркуляция. Гра­ницы зональных полос проводятся в основном по океаническим фронтам — зонам раздела типов водных масс. Если отвлечься от ряда деталей, то, основываясь преимущественно на работах Д.В.Богданова и В.Л.Лебедева, в каждом полушарии можно вы-

1 География Мирового океана. — Л., 1979—1985. — Т. 1 — 6. 224

делить по шесть широтных океанических полос: полярную, суб­полярную, умеренную, субтропическую, тропическую и эквато­риальную (последняя — общая для Северного и Южного полуша­рий). Хотя эти полосы обычно именуются зонами, по своему объему они корреспондируют с термическими поясами суши и особен­но с циркуляционными поясами тропосферы. В некоторых слу­чаях перечисленные океанические зоны группируются в пояса — два холодных, два умеренных и жаркий. Нетрудно заметить, что широтно-зональное деление Мирового океана значительно бо­лее схематично, чем аналогичное деление сферы наземных ланд­шафтов.

Основанием для выделения физико-географических секторов в океанах служит своеобразная западно-восточная асимметрия, вы­ражающаяся в специфических природных особенностях их пери­ферических (гтриконтинентальныгх) полос. Следствием глобальной системы круговоротов океанических водных масс в низких широ­тах является преобладание холодных вдольбереговых течений (Бен-гельское, Канарское, Перуанское, Калифорнийское и др.) в во­сточных гфиконтинентальныгх частях океанов и теплых (Куросио, Гольфстрим, Бразильское и др.) — в западных. Эти течения су­щественно влияют на термические, гидрологические и гидробио­логические условия в соответствующих океанических регионах. Кроме того, на своеобразие приконтинентальныгх океанических ландшафтов существенное влияние оказывает континентально-океаническая циркуляция атмосферы; один из наиболее харак­терных примеров — холодный поток зимнего муссона над запад­ной периферией Тихого океана. Сухой пассатный воздух, прихо­дящий с континентов, обусловливает резкое уменьшение осадков над прилегающими восточными секторами океанов, что находит яркое отражение в ландшафтах островов (например, Галапагос­ских). Отмеченные секторные различия наиболее типичны для тропической части Мирового океана и вовсе отсутствуют в Юж­ном океане, где нет континентальных барьеров; особый, доста­точно сложный характер секторная дифференциация имеет в се­верной внетропической части Мирового океана. Все это создает значительные трудности для выработки единой системы сектор­ного деления Мирового океана.

Известны попытки выделения других региональных подразде­лений Мирового океана. Так, в упоминавшейся шеститомной «Гео­графии Мирового океана» речь идет о так называемых океаниче­ских бассейнах, сопоставляемых с физико-географическими стра­нами материков. В основе их выделения — океанические кругово­роты. В качестве особых регионов выделяются также отдельные периферические части океанов, например моря, ограниченные островными дугами или соединенные с океаном узкими пролива­ми. Однако сколько-нибудь законченной иерархической системы

физико-географического районирования Мирового океана пока не существует.

Глубинная толща Мирового океана характеризуется отсутстви­ем света, очень медленным движением воды, почти постоянной температурой и соленостью; фотосинтез здесь исключен, и в со­ставе органического мира нет растений, а плотность зоомассы резко сокращается по сравнению с приповерхностным слоем. Горизон­тальная дифференциация выражена слабо, хотя отмечаются не­которые проявления широтной зональности. Глубинную толщу Мирового океана можно рассматривать как выполняющую своего рода транзитную функцию между контактными сферами океани­ческих (аквальных) и донных субаквальных ландшафтов. Глубоко­водная фауна планктона и нектона трофически связана с биотой поверхностного слоя Океана и в то же время служит источником питания донных организмов (бентоса) и формирования донных илов.

Океаническое дно — контактная поверхность сферы подводных ландшафтов Мирового океана. Здесь четко выражена ярусность, иногда называемая вертикальной зональностью. Ее основу образу­ют крупнейшие морфоструктурные подразделения морского дна — шельф, материковый склон, ложе Океана и глубоководные впа­дины. На этот «каркас» накладываются глубинные зоны, выделя­емые биогеографами и океанологами.

Шельф простирается в среднем до глубины 200 м и по харак­теру рельефа является продолжением низменных приокеаниче-ских равнин. Прибрежная мелководная полоса (литораль в широ­ком смысле слова) постепенно переходит в более глубокую нери-товую зону. Водная толща, лежащая над шельфом, соответствует верхнему (поверхностному) слою Мирового океана. Солнечное освещение, обильное поступление вещества с суши, интенсив­ное перемешивание водной толщи создают наиболее благоприят­ные условия для организмов; здесь сосредоточено 80 % биомассы бентоса Мирового океана. На поверхности шельфа наблюдаются многообразные проявления горизонтальной физико-географиче­ской дифференциации — от широтно-зональных до локальных.

Материковый склон расположен в пределах глубин от 200 до 2500 — 3000 м; ему примерно соответствует биогеографическая глу­бинная зона батиали (ее нижнюю границу проводят на глубине от 3000 до 4000 м), а лежащая над ним водная толща охватывает промежуточный слой и верхнюю часть глубинного. Для этого яру­са океанического дна характерны значительные уклоны поверх­ности, выходы плотных пород, отсутствие растений, относитель­но слабое развитие животного мира (плотность биомассы здесь в 10 раз меньше, чем на шельфе).

Ложе Океана (до глубины 6000 м) — самая обширная струк­турная единица океанического дна, в общих чертах соответствую-

226 щая абиссальной зоне и глубинному слою Мирового океана. Рель­еф дна довольно сложный, поверхность в значительной части по­крыта илами органического происхождения; плотность биомассы бентоса (животных и бактерий) здесь в сотни раз меньше, чем на шельфе. В донных илах и бирте океанического ложа находит свое косвенное и довольно слабое отражение широтная зональность. О. К. Леонтьев выделил здесь зоны, которые в более генерализо­ванном виде повторяют зональность поверхностного слоя Миро­вого океана1. Глубоководные впадины (ультраабиссаль), глубиной от 6000 до 11 000 м, населены лишь бактериями, но биомасса их ничтожна.

Что касается ландшафтной структуры океанического дна, то к настоящему времени ее исследование затронуло лишь морские мелководья, т.е. отдельные участки в пределах шельфов, и нахо­дится в основном на первоначальной стадии изучения морфоло­гии подводных ландшафтов. К. М. Петров в качестве основной еди­ницы ландшафтного деления морских мелководий принимает под­водный ландшафт (или ландшафтный район) в соответствии с представлениями, сложившимися в «наземном» ландшафтоведе-нии. Он считает, что положения о внутриландшафтной (тополо­гической) дифференциации и морфологической структуре, раз­работанные для ландшафтов суши, полностью применимы для подводных ландшафтов. Наряду с урочищами и фациями в мор­ском ландшафтоведении выделяются и специфические морфоло­гические единицы («этажи»), отражающие вертикальную (глубин­ную) дифференциацию2.

Следует отметить, что в пределах шельфа подводные ландшафты непосредственно смыкаются с аквальными ландшафтами поверх­ностного слоя Океана, образуя своеобразную единую «двухэтаж­ную» геосистему.

Многими географами высказывалась идея сопряженного фи­зико-географического районирования океанов и континентов. Один из первых примеров реализации этой идеи принадлежит Г. В. Гор-бацкому, разработавшему физико-географическое районирование Арктики, т.е. Северного Ледовитого океана вместе с опоясываю­щими его континентальными ландшафтами тундровой зоны3. Позд­нее Ф. Н. Мильков предложил схему физико-географического рай­онирования территории СССР вместе с прилегающими морями. Ему же принадлежит попытка выделить так называемые паради-намические континентально-океанические ландшафтные метасис­темы — Атлантике-Евразиатскую и Дальневосточно-Тихоокеан-

 

1 Леонтьев O.K. Основы физической географии Мирового океана. — М., 1974.

2 Петров К.М. Подводные ландшафты. — Л., 1989.

3 Горбацкий Г. В. Физико-географическое районирование Арктики. — Л., 1967— 1973.-Ч. 1 -3.

скую, а в их составе несколько береговых макросистем (напри­мер, Севере-Европейскую, Северо-Сибирскую) .

А. В.Дроздов и К. О. Мельников считают, что для сопряженно­го районирования всех материков и океанов наиболее целесооб­разно использовать миграционный или циркуляционный подход. На высшем уровне критерием районирования должна служить цир­куляция атмосферы, в соответствии с которой выделяются еди­ные широтные пояса и долготные секторы. На следующей ступе­ни по критерию водной циркуляции на суше выделяются бассей­ны стока, а в океанах — ареалы круговоротов водных масс. Нако­нец, завершающая ступень районирования — области с различ­ной интенсивностью биологического круговорота.

Известные к настоящему времени соображения о едином, или сопряженном, районировании Мирового океана и континентов, претендующие на глобальный охват проблемы, во многом умоз­рительны и не конкретизированы на эмпирическом материале. Основным примером позитивного подхода к решению проблемы остаются работы по физико-географическому районированию Арктики. Наиболее актуальным представляется использование этого опыта для районирования своего рода переходных областей меж­ду континентами и океанами — внутренних и окраинных морей с крупными островами и архипелагами, в том числе широких шель-фовых зон, морских бассейнов, ограниченных островными дуга­ми.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.