Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Экономическое районирование




Экономическое районирование в России имеет богатую исто­рию. Уже в начале XIX в. в трудах К. И. Арсеньева оно стало обо­собляться от природного районирования и оформляться в само­стоятельное направление географической науки, привлекавшее внимание многих ученых XIX — начала XX в. Перелом в развитии экономического районирования наступил после Октябрьской ре­волюции, когда ему было придано государственное значение как важному инструменту организации общественного производ­ства и управления народным хозяйством.

Методологические основы экономического районирования СССР были заложены в разработках Госплана и Комиссии ВЦИК по районированию (1921 —1922). За последующие десятилетия раз­витие теории экономического районирования заметно продвину­лось, хотя в ней оставалось немало сложных и не до конца решен­ных вопросов. Однако в конце прошлого столетия она оказалась в состоянии серьезного кризиса, имевшего две главные причины. Одна из них — общая тенденция гуманизации науки, выразивша­яся в резком усилении ориентации на изучение социально-куль­турных аспектов развития и структуры общества, к чему совет­ские географы не были достаточно подготовлены. Но главный удар традиционному направлению отечественной экономической гео­графии нанесли разрушение СССР (а вместе с ним централизо­ванной плановой экономики) и переход к рынку.

Однако было бы серьезной ошибкой оценивать результаты ис­следований советских географов по экономическому районирова­нию как напрасные или ставшие ненужными. Достаточно сопос-

240 тавить теоретические идеи и конкретные схемы районирования, разработанные отечественными географами XIX в. и советского периода, чтобы убедиться в их преемственности и наличии опре­деленных объективных закономерностей экономического районо-образования, действующих независимо от происходящих обще­ственных переворотов. Есть основания считать, что экономичес­кое районирование должно служить базовым для более интеграль­ного социально-экономического районирования, которое еще предстоит разрабатывать.

Теория экономического районирования включает ряд положе­ний, общих для всякого районирования, в том числе принцип территориальной целостности района (региона), представление об иерархичности регионов разного ранга; декларируется прин­цип объективности, необходимость системного, исторического подходов. Но специфика объекта районирования потребовала раз­работки системы дополнительных принципов и критериев. Так, выдвигается необходимость учета обеспеченности района ресурс­ным потенциалом, наличия существующей или планово форми­руемой территориальной структуры хозяйства и, в частности, экономического «ядра» — ТПК или регионального экономичес­кого центра, а также национально-этнической целостности тер­ритории. Особенно подчеркивается необходимость согласования экономического районирования со сложившимся политико-адми­нистративным делением страны; границы экономических райо­нов проводятся в соответствии с границами политико-админист­ративных территориальных единиц.

Известны десятки вариантов определения экономического рай­она. Надо заметить, что в общественной географии отсутствует система терминов, относящихся к региональным подразделениям разных рангов, и термин район выражает общее понятие, эк­вивалентное региону в физической географии. В экономической географии, как и в физической, районирование осуществляется как по частным признакам, так и по их комплексу. В первом слу­чае речь идет о различных видах отраслевого районирования (про­мышленности, сельского хозяйства, их отдельных отраслей и т.д.). Во втором — о комплексном, или интегральном, экономическом районировании. В дальнейшем мы будем иметь дело лишь с после­дним, и именно к нему относится краткое определение района, которое можно сформулировать на основе сопоставления суще­ствующих вариантов.

Экономический район — часть страны, составляющая звено в общей системе народного хозяйства и занимающая особое место в территориальном разделении труда внутри страны или района высшего ранга; отличается от других районов специализацией хо­зяйства, характеризуется устойчивыми внутрирайонными хозяй­ственными связями.

Районообразование рассматривается в экономической географии
как объективный процесс. Всякий экономический район — дина
мичная, развивающаяся система. В сравнении с природными сис
темами социально-экономические отличаются значительно боль
шей изменчивостью, более высокими темпами эволюции и трас-
формации. В пределах одной страны могут сосуществовать эконо
мические районы, находящиеся на разных стадиях и уровнях раз
вития — от пионерного освоения до стагнации. Изменчивости
подвержена и территориальная структура хозяйства страны в це
лом, что не может не сказаться на пространственных соотноше
ниях между отдельными районами. Поэтому не случайно принци
пы экономического районирования предусматривают периодиче
ский пересмотр сетки районов. ,

В то же время экономическим районам присуща определенная устойчивость и даже инерционность. Об этом, в частности, свиде­тельствует известная преемственность схем районирования Рос­сии, точнее ее европейской части, сохранение в них некоторого инварианта, по крайней мере, в течение почти двух последних столетий. Такие районы, как Нечерноземный Центр, Чернозем­ный Центр, Поволжье, Урал и др., практически присутствуют во всех схемах, разработанных за это время. Конечно, внутреннее содержание этих районов претерпело большие перемены, могли измениться границы, но, как правило, сохранились их ядра, мно­гие черты специализации, внутренней структуры и т.д.

В некоторых определениях экономического района к числу его критериев относится управляемость. Таким образом, экономиче­ский район рассматривается не только как предмет научного ис­следования, но и как объект управления. Указанный критерий логически связан с принципом единства экономического райо­нирования и административно-территориального деления стра­ны, который, по Э.Б.Алаеву, был общепризнанным в советской экономической географии. Однако осуществление этого принци­па сопряжено с некоторыми проблемами методологического ха­рактера и наталкивается на практические трудности. Возникают, в частности, вопросы совместимости принципов объективности и управляемости, о соотношении объективного и субъективного в районировании. Очевидно, критерий управляемости не может претендовать на универсальность и рассчитан на государства с централизованной плановой экономикой.

Существуют различные мнения относительно таксономичес­ких ступеней экономического районирования всей страны. Наи­более общепринятой можно считать высшую ступень, известную как районы Госплана, иногда именуемые экономическими мак­рорегионами, крупными, основными районами. Сетка этих реги­онов высшего порядка ведет свое начало с госплановского эконо­мического районирования 1921 г. Впоследствии в нее неоднократ-

но вносились изменения, но в основных чертах она принципи­ально не изменилась. Последний вариант относится к 1964 г., в нем территория России была разделена на десять экономических районов; в 1982 г. был выделен 11-й район — Северный (вычленен из состава Северо-Западного). Эта схема существенно укрупнена по сравнению с первоначальной, в которой на территорию Рос­сии приходилось 14 районов и, кроме того, северная часть Кав­казского района. Систематический пересмотр госплановской сет­ки вполне закономерен, однако принимаемые решения не всегда бесспорны (например, отнесение Якутии к Дальневосточному району или разделение Северо-Запада на два самостоятельных района).

В качестве экономических районов второго порядка принято считать административные области и республики, иногда имену­емые экономическими подрайонами или мезорайонами. Приме­нительно к современному административному делению России они должны соответствовать 89 субъектам Федерации.

К третьей ступени обычно относят так называемое внутриоб­ластное (и внутриреспубликанское) районирование. Для выделе­ния районов этого ранга, к которым часто также применяют тер­мины подрайон или мезорайон, не установлены четкие крите­рии, практически они представляют собой группировки админи­стративных районов.

Некоторые специалисты ограничивают таксономическую сис­тему экономического районирования тремя ступенями, но другие различают еще и низовой уровень — микрорайонирование. Не­редко оно отождествляется с низовым административным деле­нием на районы; известны предложения относить к этому уровню локальные ТПК, промышленно-городские агломерации и т.д.

Обращает на себя внимание смешение двух подходов к райо­нированию на разных уровнях: таксоны второго, а в некоторых схемах и четвертого порядков устанавливаются как бы автомати­чески в соответствии с принципом единства экономического и административного деления и не нуждаются в каких-либо допол­нительных критериях; таксоны первого и третьего рангов не со­впадают с какими-либо административно-территориальными под­разделениями и представляют собой их некоторые объединения (группировки). Следовательно, принцип совмещения экономиче­ских районов с АТД (а значит, и их управляемости) реализован как бы наполовину. Если на второй (и четвертой) ступени ис­пользован принцип, хотя и формальный, но исключающий ка­кой-либо разнобой в результатах, то этого нельзя сказать о других таксономических уровнях.

Один из спорных вопросов — соотношения экономических рай­онов и ТПК. Н. Н. Колосовский считал, что ТПК является осно­вой районообразующего процесса. Однако это, по-видимому,

нельзя считать правилом. По Б.С.Хореву, процессы районообра-зования и формирования ТПК следует рассматривать как парал­лельные; крупные ТПК (районного масштаба) большей частью не совпадают с границами АТД, но служат основой формирова­ния крупных экономических районов, тогда как на более низких уровнях районирования тесных связей с ТПК не обнаруживается.

Экономическое районирование СССР было по существу адми­нистративно-экономическим. Его важнейшую часть составляли крупные районы, выделение которых являлось прерогативой Гос­плана. Хотя это районирование не было административно оформ­лено, оно имело официальный характер и использовалось в прак­тике государственного планирования.

Между экономическим районированием и АТД существуют сложные и противоречивые соотношения. С одной стороны, через всю историю отечественного районирования проходит вполне обоснованная идея приблизить АТД к экономическому райони­рованию, т.е. привести его в соответствие с объективными терри­ториальными различиями в структуре народного хозяйства стра­ны. Но с другой стороны, действует обратная связь: АТД как уп­равляемая система способна активно влиять на формирование экономических районов, и это фактически признается при отож­дествлении последних с административными областями. В этой проблеме имеется и иной аспект: при всем признании объектив­ного характера экономических районов специалисты до сих пор приспосабливают свои схемы к АТД, не находя более надежных средств для делимитизации экономических районов.

Сущность экономического района, как и всякой территори­альной системы, наиболее полно раскрывается в его структуре. Ранее мы уже рассмотрели понятие о структуре социально-эко­номических территориальных систем, и все сказанное имеет силу для экономических районов, но в них некоторые черты простран­ственной структуры выражены, пожалуй, особенно типично и четко.

Структурные элементы экономического района чрезвычайно многообразны и разномасштабны. К ним относятся и экономи­ческие районы низших рангов (подрайоны), а также ТПК как целостные интегральные субсистемы данного района и перекры­вающиеся парциальные, т. е. отраслевые и межотраслевые систе­мы разных уровней, состоящие из соответствующих элементов — вплоть до отдельных населенных пунктов, промышленных и сель­скохозяйственных предприятий и т.д. Сложность территориаль­ной структуры района как открытой системы усугубляется тем, что многие объекты, расположенные на его территории, в том числе ТПК, крупные промышленные предприятия, транспорт­ные магистрали, энергетические системы по своим производствен­ным связям не укладываются в рамки одного района и могут иметь

межрайонный или общегосударственный характер с соответству­ющим управлением.

При столь сложном, многослойном соотношении внутренних и внешних связей целостность экономического района в большой степени определяется так называемым опорнъм каркасом. Это по­нятие более полувека тому назад ввел Н.Н.Баранский, имея в виду сеть крупных городских центров, соединенных транспорт­ными магистралями и совместно образующих разветвленную ли­нейно-узловую структуру. По Н. Н. Баранскому, опорный каркас скрепляет всю хозяйственную ткань, он сравнивал его со скеле­том, на котором держится все остальное. И. М. Маергойз опреде­ляет опорный каркас как линейно-сете-узловую инфраструктуру во взаимосвязи с расселением, которая не только скрепляет, но и питает хозяйство района (поэтому он сравнивается не со скеле­том, а с кровеносной системой). В абстрагированной форме опор­ный каркас имеет вид графа, состоящего из вершин (города) и ребер (связи между ними, т.е. коммуникации всех видов). Между опорными центрами — городами существуют иерархические от­ношения, т.е. субординация, основанная на реально выполняе­мых ими функциях — административно-управленческих, произ­водственных, обслуживающих.

В зависимости от конкретных условий, в том числе физико-географических (в частности, характера рельефа, гидрографиче­ской сети и т.д.), опорный каркас приобретает специфическую морфологию. Так, различаются моноцентрическая и полицентри­ческая морфология, в первой явно доминирует один крупнейший центр, во второй выделяются два или несколько близких по эко­номическому значению центров. Для моноцентрического каркаса типичен радиально-кольцевой рисунок (например, Центральный экономический район с Москвой). Полицентрический каркас может иметь решетчатую форму в виде сети полигонов, близких к прямоугольникам. В некоторых районах четко выражена осевая линия каркаса, приуроченная к главной железнодорожной маги­страли, крупной судоходной реке, подножиям линейно вытяну­тых горных систем. В приморских районах осевая линия, как пра­вило, приурочена к морскому побережью, и опорный каркас при­обретает асимметричный характер.

Понятие об опорном каркасе близко соприкасается с пред­ставлением об узловых районах. Под узловым районом понимается такой район, в котором имеется центральный узел, или фокус со сходящимися и расходящимися потоками, связывающими его со всей территорией района. Потоки людей, грузов, энергии, ин­формации разветвляются, и в местах разветвления возникают узлы низшего ранга — центры узловых подрайонов. Следовательно, могут формироваться иерархически соподчиненные узловые районы разного ранга. Узловым районам присуща управляемость.

Таким образом, есть основание говорить, что узловой район — это район с разветвленным моноцентрическим, преимуществен­но радиально-кольцевым каркасом. Б.Б.Родоман рассматривает узловой район как высшую форму организации всякого района. Однако для природных регионов подобная форма организации не типична. Что касается социально-экономических районов, то мож­но предположить, что большинству из них присуща узловая струк­тура как тенденция. Но реализация этой тенденции часто ограни­чивается существованием исторически сложившегося и достаточ­но устойчивого опорного каркаса иного типа (например, решет­чатого) или конфигурацией территории и ее ландшафтной струк­турой.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.