Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Экологическое направление в географии

В последней трети XX в. массовое экологическое движение зах­ватило и географию. Появились призывы к ее экологизации, гео­графы заговорили об экологической парадигме, экологическом мышлении, экологическом императиве. Однако за стремительной экспансией экологической терминологии нередко скрывались риторика и конъюнктурная мода на экологию, но явно недоста­вало научного осмысления самой сущности экологии, экологиза­ции и их отношения к географии. Отсутствие четкости в этих ис­ходных понятиях породило изрядную путаницу в том, что назы­вается экологизацией географии.

Нельзя не отметить существующую неопределенность в пред­ставлениях об экологии. Прежде всего необходимо резко отделить

распространенное обывательское понятие об экологии как вся­кой деятельности, направленной против ухудшения окружающей среды (вплоть до организации субботников по уборке бытового мусора) от экологии как особой науки. Наука эта претерпела за последние десятилетия 'существенную трансформацию, и в на­стоящее время ее содержание и задачи трудно определить одно­значно. Классическая экология, ведущая начало со второй поло­вины XIX в., определялась как биологическая наука, изучающая влияние среды на живые организмы, практически — на растения и животные. Значительно позднее было осознано, что человек как живое существо также заслуживает экологического изучения; по­явились экология человека и социальная экология — два близкие и несомненно перспективные научные направления, которые можно было бы объединить термином гуманитарная экология. Но, кроме того, экологический бум последней трети XX в. породил множество разных «экологии», имеющих мало общего с подлин­ной экологией или с наукой вообще, например, урбоэкологию, промышленную экологию и даже экологию культуры, литерату­ры, духа и футбола. Таким образом, сфера экологии становится необозримой и расплывчатой, она по существу превращается в междисциплинарное поле исследований, не имеющее четкого предмета и какого-либо общего теоретического фундамента. Между тем некоторые зарубежные специалисты склонны видеть в эколо­гии всеобъемлющую науку о структуре и функционировании природы и о взаимоотношениях человека и природы. Здесь мы подходим к непосредственно интересующему нас вопросу о соот­ношениях между географией и экологией.

Как бы ни формулировать содержание и задачи экологии, между нею и географией несомненно имеются определенные точки со­прикосновения. По существу, перед обеими науками стоят близ­кие цели и задачи. Еще задолго до появления экологии географы занимались изучением влияния среды на жизнь растений и жи­вотных. Известно, в частности, насколько большое значение это­му вопросу придавал А. Гумбольдт, который практически своими трудами подготовил почву для возникновения экологии. Эколо­гический подход в самом широком смысле слова, распространяя его и на изучение человека, имманентно присущ географии, и можно утверждать, что она изначально была экологизирована.

Необходимо отметить, что географический взгляд на природу как на среду обитания организмов более широкий, чем экологи­ческий. Классическая экология биоцентрична. В системе «жизнь— среда» эколога практически интересует одна сторона взаимодей­ствия двух подсистем, т. е. те связи, которые направлены на живое. Обратные связи, направленные от живого к неживому, остаются без внимания. Если такой подход в какой-то мере допустим в эко­логии растений и животных, то он неприемлем в гуманитарной

276 экологии, ибо человек в процессе взаимодействия с природной средой вносит в нее настолько существенные изменения, что на передний план выдвигаются проблемы его адаптации уже к этой, им же непрерывно изменяемой среде. География же всегда обра­щала внимание на взаимодействие между биотой и абиотической средой. Указанное различие в подходах отражается в моделях ос­новных объектов обеих наук — экосистемы и геосистемы соответ­ственно. Широта подхода дает географии существенные преиму­щества перед экологией при анализе экологических проблем че­ловечества.

Исторически сложилось так, что именно география занима­лась изучением среды обитания людей — географической среды. Экология не смогла выработать всестороннего учения о среде жизни, ее строении, развитии, пространственной дифференциа­ции, да это и не входило в ее задачи. Слабость экологии состоит, в частности, в «безразмерное™» ее основных категорий — экоси­стем, в неопределенности их пространственн^гх границ. В отличие от географов экологи не уделяли большого внимания простран­ственным связям и закономерностям, у них нет иерархической системы территориальных градаций, аналогичной системе физи­ко-географического районирования.

Географы давно установили, что географическая среда — это не случайный набор различных экологических факторов и усло­вий, а сложно организованная совокупность геосистем различных уровней. И пока мы не разберемся в структуре и функционирова­нии этих геосистем, в их иерархических соотношениях, законо­мерностях их дифференциации и интеграции, бесперспективно говорить о решении экологических проблем, стоящих перед чело­вечеством. Немаловажное значение имеет и методический аппа­рат географии, в частности универсальное применение картогра­фического метода.

Сказанное наводит на мысль, что в дискуссии о соотношениях экологии и географии необходимо ставить вопрос и о географиза-ции экологии. Однако у классической экологии имеются свои силь­ные стороны и географу есть что воспринять из ее опыта. Эколо­гии принадлежит несомненное преимущество в исследовании био­логического метаболизма, трофических связей, адаптационных возможностей организмов и др. Речь должна идти не о конкурен­ции или соперничестве между обеими науками, а о взаимообога­щении и сотрудничестве. Фактически этот процесс происходит, хотя и стихийно, проявляясь в формировании «пограничных» междисциплинарных научных направлений.

Современные исследования на стыке географии и экологии в отечественной науке можно сгруппировать в два направления. Одно из них известно как геоэкология. Развитие этого направления идет хаотично, его теоретические основы не разработаны, в понима-

нии задач и содержания наблюдается большой разнобой. Известно множество определений геоэкологии. Некоторые авторы характе­ризуют геоэкологию как всеобъемлющее междисциплинарное на­правление, интегрирующее знания и законы экологии, биоло­гии, географии и всех других наук о Земле в целях сохранения природы и жизни на Земле. В других определениях геоэкология практически совпадает с географией, в третьих — ее задачи сво­дятся к изучению антропогенных воздействий на природные ком­плексы, т. е. к тому, что входит в предмет физико-географических наук. Некоторые географы видят в геоэкологии лишь часть соци­альной экологии, а именно ее территориальный аспект; другие, напротив, включают в нее весь комплекс дисциплин, имеющих отношение к изучению взаимоотношений природы и общества.

Здесь приведены далеко не все определения геоэкологии, но этого достаточно, чтобы сложилось впечатление о теоретической неразберихе вокруг данного понятия. При этом явственно усмат­ривается тенденция к подмене некоторых устойчивых традицион­ных направлений в географии и даже самой географии некоей искусственной наукой с модным экологическим названием. Такое впечатление подкрепляется ознакомлением с конкретными ис­следованиями, которые декларируются как геоэкологические: это преимущественно традиционные для географии региональные работы, посвященные антропогенным воздействиям на природ­ные территориальные комплексы или на их отдельные компонен­ты, а также охране и рациональному использованию природных ресурсов и т. п.

Поиски путей экологизации и вместе с тем интеграции геогра­фии привели к оформлению в рамках этой науки иного исследо­вательского направления с более четкими задачами и теоретиче­скими установками. Данное направление именуется экологической географией, а его предмет в самой общей форме можно опреде­лить как изучение географической среды с гуманитарно-экологи­ческой точки зрения и в целях решения экологических проблем человечества. Эта краткая формулировка требует более подробных разъяснений и прежде всего в плане исходных фундаментальных понятий экологической географии. О географической среде уже говорилось. Далее необходимо остановиться на сущности экологи­ческих проблем.

Не только в обывательском, но и в научном обиходе укорени­лось однобокое представление об экологических проблемах: это понятие, как правило, связывается исключительно с ухудшением среды обитания, обусловленным человеческой деятельностью (заг­рязнение воды и воздуха производственными отходами, истреб­ление лесов и т.д.). Всеобщее беспокойство, вызываемое такими явлениями, вполне оправдано, однако нельзя забывать о том, что экологические проблемы во многих случаях создает сама приро-

278 да, без какого-либо участия человека. Иначе не возникли бы труд­ности при освоении Крайнего Севера, пустынь или высокого­рий, не существовало бы проблем адаптации переселенцев к но­вым природным условиям, защиты от землетрясений, наводне­ний, природно-очаговых инфекций и т.д.

Понятие экологическая проблема непосредственно связано с представлением об экологических факторах, среди которых четко различаются две категории — природные и антропогенные. При­чем первые имеют универсальный, повсеместный характер, они более устойчивы, чем вторые, и с ними бывает труднее бороться. Комплексный экологический подход к анализу экологических проблем требует учета как тех, так и других экологических фак­торов.

Концептуальную основу экологической географии составляет современная комплексная физическая география как учение о гео­системах всех уровней. На этом учении базируется представление о среде обитания людей или географической среде как природ­ном окружении со всеми изменениями, внесенными в него чело­веком, и как о всей совокупности иерархически соподчиненных геосистем. Структурные части эпигеосферы — ее зоны, ландшаф­ты, урочища и т.д. — выступают в качестве специфических конк­ретных региональных и локальных сред обитания человека. Иерар­хия геосистем позволяет установить определенную соразмерность между масштабами экологических проблем и оптимальным уров­нем опорного ландшафтно-географического каркаса. Глобальным экологическим проблемам, естественно, отвечает предельный (наивысший) уровень организации геосистем, т. е. эпигеосфера как целое, охватывающее всю географическую среду; макрорегиональ-ные проблемы могут анализироваться на уровне ландшафтных зон и секторов, низовые региональные проблемы — на уровне соб­ственно ландшафтов, а для изучения локальных проблем бывает достаточно ограничиться территориальными рамками урочищ.

Среди геосистем разных порядков выделяется собственно лан­дшафт в таксономическом понимании, его можно рассматривать как базовый эколого-географический район. К социальным функ­циям ландшафта следует в первую очередь отнести экологичес­кую, которая выражается в присущем ему экологическом потен­циале. Понятие экологический потенциал ландшафта (ЭПЛ) — одно из фундаментальных для экологической географии. Под ЭПЛ под­разумевается способность ландшафта обеспечивать определенный уровень качества среды обитания человека, т.е. в той или иной степени удовлетворять потребности человека во всех необходимых первичных (не связанных с производством) средствах существо­вания — воздухе, свете, тепле, питьевой воде, источников пище­вых продуктов, а также в природных условиях для трудовой дея­тельности, отдыха, духовного развития.

Эколого-географическому исследованию могут подлежать лю­бые территории — государства, их административно-территори­альные подразделения, речные бассейны и т.д., — но экологи­ческий анализ должен осуществляться по естественным террито­риальным единствам, т.е.' по геосистемам того или иного ранга. Из этого следует, что необходимой предпосылкой эколого-географи-ческого исследования является доскональное представление о ланд­шафтной структуре изучаемой территории.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.