Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Типология этнических различий (измерения культуры): общее описание





Существует множество классификаций стран по ценностным различиям.

… Впервые выделил экстенсивные и интенсивные культуры И. И. Янжул в 1895 г. Все культуры он разделил на три типа.

Примитивные культуры. Такие люди не заботятся о за­пасах пищи для будущего и не заготавливают орудия тру­да впрок. В лодке человека из такой культуры дно обмазано глиной, чтобы можно было разжечь костер. Поймав рыбу, он разводит костер и немедленно поедает ее полусырой, ничего не принося домой. Он не знает постоянного жилища и не работает. Подобный тип встречается и в настоящее время, и не только в Африке.

Культуры экстенсивной экономии времени в основном земледельческие. И. И. Янжул отмечает, что тот, кто набивает свой желудок растительными белками и крахмалистыми веществами, не может размышлять и соображать быстро и ясно. Россия — типичный представитель такой культуры. Временем дорожат у нас весьма мало, потерю его не ставят ни во что; точных представлений о пространстве не существует; энергия (быстрота действий) не одобряется, приравнивается к суетливости. Все это нашло отражение в пословицах: «Тише едешь — дальше будешь», «Поспешишь — людей насмешишь», «Не спеши в Лепеши, а ночуй в Сандырах», «Работа не волк — в лес не убежит», «Баба меряла клюкой, да махнула рукой — будь да так!», «Мерил их Иван да Тарас, да у них цепь порвалась; Иван говорит — свяжем, а Тарас — ладно, и так скажем».

Культуры интенсивной экономии времениприсущи обществам с развитой крупной промышленностью. Для обществ такого типа характерны скорость, быстродействие, интенсивность труда. Человек интенсивной культуры живет для того, чтобы работать.

 

…Большое влияние на развитие социологии культуры оказа­ла разработка голландским исследователем Гиртом Хофстеде в 1986 г. подходов к культурным измерениям. Он обнаружил, что культуры больше всего различаются по 6 факторам. Их-то он и назвал «культурными измерения­ми». Культурное измерение — это определенный набор ценнос­тей, установок, верований, норм и моделей поведения, кото­рыми одна культура отличается от другой.Отнеся культуру к какой-либо шкале, можно спрогнозировать поведение ее членов, подобно тому, как, определив у человека пикничес­кое телосложение (по Кречмеру, Шелдону), мы можем предположить, что он любит покушать, чувственные удо­вольствия.



1. Индивидуализм — коллективизм. Это ставшее класси­ческим измерение наиболее исследовано. Основными ценностями индивидуалистических культур являются: уважение прав человека, высокая ценность человеческой жизни. Индивидуальные цели важнее групповых. Уро­вень индивидуализма связан с уровнем благосостояния: чем выше уровень жизни, тем больше индивидуализм. К недостаткам индивидуализма относится одиночество, се­мейные конфликты, разводы, нарциссизм. Свобода при­водит к отчуждению, детской преступности, наркотикам, самоубийствам. Моральные авторитеты отсутствуют, и порядок держится на законах.

Основными ценностями коллективистской культуры является взаимовыручка, гостеприимство, щедрость. Поведение человека определяется принадлежностью к группе. В коллективистской культуре групповые цели важнее индивидуальных, ценность отдельной человеческой жизни низкая и всегда приносится в жертву ин­тересам группы.

Культурное измерение «индивидуализм — коллекти­визм» совпадает с дихотомией «Запад — Восток». По Г. Хоф­стеде, наиболее индивидуалистические культуры сложи­лись в англоговорящих странах, в первую очередь США и Великобритании. Наиболее коллективистские — стра­ны Азии и Южной Америки: Тайвань, Гонконг, Синга­пур, Япония, Перу, Колумбия.

Россия занимает промежуточное положение на шкале «индивидуализм—коллективизм». При контакте с культу­рами коллективистского типа (Казахстан, Узбекистан, Азербайджан) русские отмечают у себя индивидуалисти­ческие черты — сдержанность, холодность, разобщен­ность, а с культурами индивидуалистического типа (стра­ны Балтии) — черт коллективизма — гостеприимство, общительность, жертвенность. В последнее время уровень индивидуализма в России растет.

2.Мужественность — женственность. В мужественных культурах высока ценность материальных вещей, власти и представительства, более сильная мотивация к дости­жению. В работе представители мужественных культур видят смысл жизни. Склонны много и напряженно рабо­тать. Мало помогают другим. К мужественным культурам относятся США, Германия, Япония, кавказские народы.

В «женственных» культурах главными являются духовные ценности: смысл жизни, воспитание, духовное разви­тие человека. К женственным культурам относятся Нидерланды, Швеция, Югославия и Россия. У Н.А. Бердяева в книге «Судьба России» есть глава «О вечно бабьем в рус­ской душе». В ней он сравнивает Россию с невестой, которая ждет небесного жениха. Но приходит иностранный муж (немец прежде всего) и владеет ею. Женственность России нашла свое отражение в образах «России-матуш­ки», «Родины-матери», русской березке — противополож­ность немецкому «Fatherland» (земля отцов).

В мужественных культурах более сильная мотивация к достижению. В работе видят смысл жизни. Интересы организации считают своими собственными. Склонны много и напряженно работать.

Представители мужественных и женственных культур иногда смотрят друг на друга с взаимным пренебрежени­ем: женственная культура недостаточно деятельна, муже­ственная — недостаточно заботливая. Швеция (жен­ственная культура) помогает бедным больше всех, Япония (мужественная культура) — скупее других.

3.Дистанция власти. В культурах с высокой дистанцией власти власть является основной ценностью. Она дает огромные преимущества тому, кто ею обладает. Для достижения успеха в таких культурах требуются услужливость, конформизм, авторитарность. Предпочитается жесткое руководство, существует страх несоглашательства с ним. К культурам с высокой дистанцией власти, наряду с Юго­славией, Францией, Бельгией, принадлежит и Россия.

Члены культур с низкой дистанцией власти ценят ра­венство, уважение, знания, способности. Власть не дает особых льгот и привилегий в социальном плане и рас­сматривается как ординарная составляющая обществен­ной жизни. Это характерно для США и Германии.

4.Избегание неопределенности. Представители культур с высоким уровнем избегания неопределенности имеют более высокий уровень тревожности, нетерпимы к двусмысленности, больше беспокоятся о будущем, больше сопротивляются любым изменениям. Высокий уровень присущ странам Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока, Греции, Бельгии, Франции, Израилю, Японии, Югославии.

Культуры с низким уровнем избегания неопределен­ности имеют более низкий уровень стрессов, допускают разногласия в своей среде и характеризуются большей склонностью к риску. Низкий уровень характерен для Дании, Англии, Гонконга.

5.Простота—сложность. Чем более сложной является культура, тем более внимательно люди в ней относятся ко времени. Например, на вопрос: «Если у вас назна­чена встреча с другом, как долго вы намерены ждать его, пока не решите, что он не придет?» в индустриально развитых (сложных) культурах (США, Германия, Япония) давали ответ в минутах, средних по сложности (Греция, Италия) — в часах, наименее сложных (Африка, Латинс­кая Америка) — сутках.

Межкультурные различия могут приводить к непони­манию: представители сложных культур могут расценивать длительное опоздание или разговор со многими людьми как неуважение к ним лично.

На Западе время понимается как прямая от прошлого к будущему. На Востоке время рассматривается подобно повторяющимся циклам в природе. Поэтому на Западе принято делать одно дело в единицу времени, разговоры нести последовательно с одним человеком. В Саудовской Аравии допустимо разговаривать одновременно с не­сколькими людьми.

Чем более сложной является культура, тем более диф­ференцированы и специфичны в ней социальные роли. В простых культурах социальные роли диффузны, размыты.

Например, в США наши соотечественники шокированы тем, насколько жестко социальная роль определя­ет поведение и общение. Никто не интересуется внутренним миром: от шофера ждут выполнения водительских функций, от уборщика — уборки. Покупателя не интересует внутренний мир продавца, его религиозные взгляды и принадлежность к политической партии.

В России все по-другому. Не важно, где и кем работает человек, «главное, чтобы человек был хороший». Ученая степень присваивается не за работу, а человеку. И республиках Средней Азии, Ираке религиозная при­надлежность определяет социальные роли. В таких куль­турах трудно разделить человека и его идеи. Поэтому кри­тика идей небезопасна — она может быть воспринята как критика данного человека в целом, что в таких культурах недопустимо. На Востоке (отчасти в России) к вам могут демонстрировать хорошее отношение, считая в душе пол­ным ничтожеством. Представителям простых культур по­ведение западных людей представляется грубым и высо­комерным.

К сложным культурам относятся США и страны За­падной Европы, к простым — культуры Африки, Ближ­него Востока, Латинской Америки. Россия относится к средним по сложности культурам.

6.Открытость — закрытость. Под закрытостью пони­мается не просто изоляция от внешней среды. Критерием закрытости культуры является высокий уровень стабиль­ности традиционных моделей поведения и внутригрупповых взаимоотношений, интенсивность социального и че­ловеческого обмена и связей с внешней по отношению к данной культуре средой. В закрытых культурах люди дол­жны вести себя в соответствии с групповыми нормами и нарушение норм строго карается. В открытых культурах наблюдается большая терпимость к отклонению поведе­ния индивидов от общепринятых норм.

В закрытых культурах как компенсация за недопусти­мость ненормативного поведения чаще встречаются анекдоты, иносказательный жанр, эзопов язык. Вспом­ним, как в советское время были популярны мастера иносказательного и юмористического жанра (Булгаков, Зощенко), а его исполнители были всеобщими любимца­ми (Райкин, Жванецкий, Задорнов).

Люди в закрытых культурах более тревожны. Для них важны предсказуемость, определенность и безопасность, им важно знать, что другие люди намерены делать. Силь­но расстраиваются, если те поступают неожиданно и не­предсказуемо. Индивиды из закрытых культур склонны воспринимать людей из открытых культур как недисцип­линированных, своевольных и капризных. Наоборот, люди из открытых культур воспринимают их поведение как ригидное, негибкое, бескомпромиссное.

Несладко приходится нашим соотечественникам при попытке адаптации к открытым культурам. Там, чтобы чего-то добиться, необходимо быть свободным в том числе от ограничивающих норм.

Типичными представителями закрытой культуры явля­ются народы Северного Кавказа, и в частности чеченцы. Чеченцы скорее стремятся приспособить к себе и ближнюю, и дальнюю среду, чем изменятся сами.

Позже Г. Хофстеде умозрительно ввел еще одно культурноe измерение — патернализм.

 

Индивидуализм

Существует множество классификаций стран по ценностным различиям. Основными из них считаются пара коллективизм- индивидуализм культуры.

Дж. Брунер одной из двух основных групп культурных факторов, обусловливающих познавательное развитие, рассматривает ценностные ориентации – ориентированность культуры либо на коллектив, либо на индивида. Брунер напрямую связывает отсутствие власти человека над средой с коллективистической ориентацией: так как индивид традиционного общества не располагает возможностями влиять на условия среды, он меньше отделяет себя от физического мира и других индивидов.

Американский исследователь полагает, что фактором, формирующим выбор индивидуалистической или коллективистической ориентации, является интерпретация взрослыми ранних действий ребенка.В индивидуалистических культурах внимание ребенка привлекается к другой стороне физической активности: его действия интерпретируются с точки зрения успеха двигательных актов, а «прочие люди тем самым становятся несущественными для реализации этих актов» (Брунер, 1977, с. 333).

Индивидуализм, понимаемый Хофстеде (см.№6) как «эмоциональная независимость индивидов от групп, организаций или других коллективов» (Цит. по: Hui, Tri-andis, 1986, p. 228). В качестве единиц анализа рассматривались государства, в которых проводилось исследование. Они и были проранжированы по степени приверженности их граждан индивидуализму. Наибольший индивидуализм проявили граждане США, Австралии, Великобритании, а наименьший – граждане Пакистана, Колумбии, Венесуэлы.

Полезность категорий индивидуализма/коллективизма для концептуализации, предсказания и объяснения межкультурных различий в поведении индивидов: выявлены различия у членов двух типов культур в локусе контроля, каузальной, атрибуции, проявлении эмоций, значимости личностной или социальной идентичности, способах выхода из конфликтов, стилях преподавания, и т.д.

Основный смысл индивидуализма: предпочтение личных целей общественным. «Я» определяется в индивидуалистических культурах как независимая, способная выжить вне группы единица, а индивиды – как базовые единицы социального восприятия. Индивидуалисты являются членами многих групп, но – за исключением нуклеарной семьи – слабо с ними идентифицируются и мало от них зависят. Группы оказывают слабое влияние на поведение индивидов. Даже родители мало влияют на выбор друзей, работы, места жительства своих подросших детей. Обязанности и ожидания людей основаны на переговорах в процессе достижения или изменения личностного статуса. Приемлемыми признаются споры и конфликты внутри группы. Эмоционально индивидуалисты обособлены от окружающих и имеют склонность к уединению.

Основные ценности индивидуалистической культуры: свобода в поступках и самодостаточность, самостоятельность в суждениях, власть над окружающими – позволяют индивиду комфортно себя чувствовать в любом окружении или в одиночестве, отличаться от других и быть независимым.

В индивидуалистических культурах поведение в большей степени регулируется социальными установками, чем групповыми нравственными нормами. Отмечается даже ориентированность подобных культур на нарушение норм – «стремление к оригинальности, необычности, чудачеству, юродству» (Лотман, 1992 а, с. 296). Существующие нормы поощряют независимость от группы: не принято одалживать деньги или брать взаймы вещи. При распределении материальных ресурсов превалирует норма справедливости, согласно которой вознаграждение должно соответствовать индивидуальному вкладу.

Основной смысл коллективизма – приоритет интересов группы над личными интересами: коллективист заботится о влиянии своих решений и действий на значимое для него сообщество. «Я» определяется с точки зрения группового членства, социальная идентичность является более значимой, чем личностная, а базовыми единицами социального восприятия являются группы.

Коллективисты осознают себя членами меньшего количества групп, чем индивидуалисты, но связаны с ними более тесно. Они чувствуют себя вовлеченными в жизнь других людей, у них преобладают потребности помочь в трудную минуту, проявить привязанность, в ситуации выбора посоветоваться, даже подчиниться:

«Говоря о связях между людьми, все это можно обобщить словом «заботливость». Чем больше заботы проявляет индивид по отношению к другим, чем больше связанным с другими он себя чувствует, тем больщим коллективистов он является» (Hui, Triandis, 1986, p. 240).

В свою очередь, группы оказывают сильное влияние на поведение индивидов. Наиболее значимыми признаются сообщества родственников, соседей, коллег, где люди связаны взаимными обязанностями и ожиданиями, основанными на их постоянном статусе. Это относится прежде всего к одному из двух выделяемых Триандисом типов коллективизма – вертикальному коллективизму, при котором акцентируется иерархия членов группы. Самоопределение в этом случае связано с особым местом в иерархии, а как физическое, так и социальное пространство рассматривается в терминах «почетное – менее почетное».

Второй тип коллективизма – горизонтальный – делает акцент на взаимозависимости и единстве. Впрочем, строгая иерархия, характерная для вертикального коллективизма, часто сопровождается солидарностью лиц, занимающих различный статус (см. Бгажноков, 1983).

Основными ценностями коллективистической культуры являются следование традициям, послушание, чувство долга, которые способствуют сохранению единства группы, взаимозависимости ее членов и гармоничным отношениям между ними.

В коллективистических культурах групповые нормы являются более важным регулятором поведения, чем социальные установки. «Высоко оценивается «правильное поведение», «жизнь по обычаю», «как у людей», «по уставу»« (Лотман, 1992 а, с.296).

Нормативно поощряется зависимость от группы: одалживание денег или вещей способствует сохранению сети отношений, основанных на взаимности. При распределении ресурсов превалируют нормы равенства и удовлетворения потребностей.

В стремлении объединить лучшее из традиций коллективистических и индивидуалистических культур создается социологическая концепция коммунитпарианизма, рассматривающая как наиболее желанное качество личности в обществе способность жить в гармонии с окружающими, не теряя при этом собственной индивидуальности. Коммунитарианисты: «предлагают нечто среднее между индивидуализмом Запада и коллективизмом Востока, между эгоистической независимостью, традиционно понимаемой как мужская роль, и заботливостью, традиционно соотносимой с ролью женщины; между защитой индивидуальных прав и общественным благополучием; между свободой и братством; между я-мышлением и мы-мышлением» (Майерс, 1997, с.255).

Дистанция власти

. В культурах с высокой дистанцией власти власть является основной ценностью. Она дает огромные преимущества тому, кто ею обладает. Для достижения успеха в таких культурах требуются услужливость, конформизм, авторитарность. Предпочитается жесткое руководство, существует страх несоглашательства с ним. К культурам с высокой дистанцией власти, наряду с Юго­славией, Францией, Бельгией, принадлежит и Россия.

Члены культур с низкой дистанцией власти ценят ра­венство, уважение, знания, способности. Власть не дает особых льгот и привилегий в социальном плане и рас­сматривается как ординарная составляющая обществен­ной жизни. Это характерно для США и Германии.

 

Маскулинность

Маскулинность/фемининность, т.е. оценка в культуре качеств, рассматриваемых стереотипными для мужчин/женщин, и степень поощрения традиционных тендерных ролей.

«Мужской» и «женский» тип. «Распределение эмоциональных ролей между полами». Это измерение характеризует уровень важности традиционно мужских ценностей, таких как напористость, амбиции, стремление к власти и материализм, и традиционно женских ценностей, таких как человеческие отношения, для культуры. Культуры с более выраженным «мужским» типом обычно характеризуются более четкими различиями между полами и склонны к соперничеству и достижению целей. Меньший индекс в этом измерении означает, что для культуры характерны менее существенные различия между полами и более высокая ценность взаимоотношений.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.