Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Психология миграции: общее описание





Вынужденная и невынужденная миграция. Ситуация вынужденной миграции связана с переживанием психотравмирующих событий, вызывающих чувство горя, утраты. Человек попадает в ситуацию хронического стресса вызывающего посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

С другой стороны вынужденную миграцию можно рассматривать, как кризис идентичности, обладающий определенной спецификой.

Особенности бытия личности в ситуации вынужденной миграции зависят от характера межкультурного взаимодействия, участником которого он является.

При попадании в ситуацию вынужденной миграции человек испытывает «культурный шок». Он зачастую проявляется как переживание тяжелой утраты; характер его протекания зависит от локус-контроля личности, соответствия реальности изначальных ожиданий по поводу страны бегства, наличия ценностных различий между «принимающей» культурой и страной исхода. Важную роль играет наличие или отсутствие негативных жизненных событий, связанных с миграцией, характер социальной поддержки мигранта в его межличностных отношениях, наличие институтов социальной поддержки. Кроме того, «культурный шок» может быть сглажен при наличии у мигранта (или своевременном их получении от «помогающих» организаций) определенных «социальных умений, необходимых для успешной социальной адаптации в «принимающей» культуре.

Через кризис идентичности проходят практически все вынужденные мигранты. В силу объективных и субъективных причин у одних он выражен более, а у других менее. Отсутствие материальных и жилищных проблем помогут лишь ослабить протекание кризиса, но не избежать его”

Автор выделяет составляющие кризиса идентичности, представляющие трансформации:

· гражданской идентичности.

· этнической/культурной идентичности.

· гендерной идентичности.

· семейной идентичности.

· возрастной идентичности.

Л.Шайгерова пишет, что по данным исследований обнаруживаются «проявления кризиса идентичности у вынужденных мигрантов на всех уровнях существования личности: собственно личностном, межличностном и межгрупповом», отмечая, что основной особенностью изменений идентичности является отвержение собственного «Я».



На основе исследования особенности реакции на фрустрацию у беженцев из Грузии и Чечни Г.У.Солдатова делает следующие выводы о психологическом характере взаимоотношений человека с внешним миром в ситуации вынужденной миграции. “На первых этапах выхода из шока разрешение проблемной ситуации у беженцев будет проходить через построение системы “пассивной” психологической самозащиты, а не на основе попыток разрешения ситуации с помощью своих сил или посредством других людей”.

Следует также отметить поло-ролевые особенности протекания кризиса идентичности. Так у мигрантов чеченской национальности, проживающих в палаточных лагерях, центрах временного размещения, переживания, связанные с кризисом идентичности более характерны для мужчин, чем для женщин. Женщина в чеченском этносе занимает традиционно роль матери-хозяйки, заботящейся о семье, устраивающей личный быт; она решает все эти вопросы и в палаточном лагере. Мужчина же должен выполнять социальную функцию защитника и кормильца, и именно эти обязанности он лишен возможности адекватно выполнять в условиях миграции, что зачастую приводит к серьезным нарушениям идентичности. У афганцев, проживающих в Москве, в ряде случаев наблюдается иная картина: мужчина, тратящий все свое время, чтобы любыми способами, пусть и незаконными, заработать на оплату проживания и на питание многочисленной семье, ощущает свою значимость и более-менее успешно адаптируется в новой среде. Женщина-мать традиционно занимается домашним хозяйством, но при этом она оказывается «выключенной» из общины таких же домохозяек, в которой она была на родине. Она зачастую совсем не знает языка и из всей семьи может больше всех чувствовать себя «чужой» в новой стране. По отношению к детям она может осуществлять только функции домохозяйки, но не «социализатора», так как она не знакома с местными традициями, языком и пр., вследствии этого ее значимость в глазах детей понижается, что может провоцировать возникновение негативного отношения к себе.

Кризис идентичности можно рассмотреть как «смысловой кризис личности», когда человек оказывается в смысловом вакууме, утрачивает смысл своего существования. С другой стороны, он является нарушением доверительных отношений к себе, как к субъекту активности и доверия к окружающему миру. В этом случае беженец начинает обособляться от окружающего мира, что можно понимать как защитную реакцию от чувства потери идентичности.

Связь миграции и этнизации. Примордиалисткой точке зрения, утверждающей, что мигранты приносят с собой этничность как культурный багаж, противопоставляется позиция, согласно которой переопределение в этническом ключе мигрантов предпринимается только в стране иммиграции.

… речь идет о «синдроме навязанной этничности» – понятия, означающем актуализацию этнической идентичности человека вопреки его воли и желанию. Этническая идентичность начинает определять место индивида в обществе, комплекс его прав и обязанностей.

17. Стратегии аккультурации

Не следует думать, что само по себе установление непо­средственных контактов между представителями разных стран и народов приводит к более открытым и доверительным от­ношениям между ними. Все мигранты в той или иной мере сталкиваются с трудностями при взаимодействии с мест­ными жителями, поведение которых они не способны предсказать. Обычаи страны пребывания часто кажутся им загадочными, а люди – странными. Было бы крайним упро­щением считать, что негативные стереотипы могут быть разрушены директивными указаниями, а знакомство с не­привычными образом жизни, обычаями и традициями не вызовет неприятия. Увеличение межличностного общения может привести и к усилению предубеждений. Поэтому очень важно определить, при каких условиях общение между пред­ставителями разных стран и народов оказывается наименее травмирующим и порождает доверие.

Исследователи рассматривают множество переменных, от которых зависит благоприятность взаимодействия предста­вителей разных культур и этносов:

■ территория, которая может быть общей или «своей» лишь для одной из групп;

■ продолжительность взаимодействия (постоянное, дол­говременное, кратковременное);

■ цель (совместная деятельность, совместное прожива­ние, учеба, досуг);

■ тип вовлечения в жизнь общества (от участия до наблю­дения);

■ частота и глубина контактов;

■ относительное равенство статуса и прав;

■ численное соотношение (большинство – меньшинство);

■ явные различительные признаки (язык, религия, раса).

Но и при самых благоприятных условиях контакта, на­пример при постоянном взаимодействии, совместной дея­тельности, частых и глубоких контактах, относительно равном статусе, отсутствии явных различительных признаков, у пе­реселенца или визитера могут возникнуть сложности и на­пряженность при общении с представителями страны пребывания. Очень часто мигрантов охватывает тоска по ро­дине – ностальгия. Как отмечал немецкий философ и пси­хиатр К.Ясперс (1883–1969), чувства тоски по родине знакомы людям с глубокой древности.

Поэтому большое значение приобретает изучение межкуль­турной адаптации, в широком смысле понимаемой как слож­ный процесс, благодаря которому человек достигает соответствия (совместимости) с новой культурной средой, а также результат этого процесса. Обычно выделяют внутреннюю сторону адапта­ции, выражающуюся в чувстве удовлетворенности и полноты жизни, и ее внешнюю сторону, которая проявляется в участии индивида в социальной и культурной жизни новой группы.

Интерес к проблемам межкультурной адаптации возник в мировой науке в начале XX века. Но долгое время серьезные исследования проводились только этнологами при изу­чении аккультурации, которую Р.Редфилд, Р.Линтон и М-Херсковиц определили как «результат непосредственно­го, длительного контакта групп с разными культурами, вы­ражающийся в изменении паттернов культуры одной или обеих групп» (Цит. по: Berry, 1997, р.7). Первоначально ак­культурация рассматривалась как феномен группового уров­ня, и лишь позднее было введено понятие психологической аккультурации. Если аккультурация – это процесс изменения в культуре группы, то психологическая аккультурация – это процесс изменения в психологии индивида. Но и в этом слу­чае имеются в виду изменения ценностных ориентации, ро­левого поведения, социальных установок индивидов, чья группа подвергается общей аккультурации.

Несмотря на всеобъемлющий контакт и потоки информации, культурное многообразие современного общества продолжает существовать. Этнические границы, формируются за счет использования этнической идентичности в социальном взаимодействии, отнесения себя и других к определенным категориям.

«В процессе аккультурации каждый человек одновременно решает две важнейшие проблемы: стремится сохранить свою культурную идентичность и включается в чужую культуру. Комбинация возможных вариантов решения этих проблем дает четыре основные стратегии аккультурации: ассимиляция, интеграция, сепарация, маргинализация».

Ассимиляция. Стратегия ассимиляции характеризуется принятием индивидом норм и ценностей новой среды и одновременно полным отказом от культуры этнического меньшинства, к которому индивид принадлежит. В этом случае индивид полностью теряет прежнюю этническую идентичность и идентифицирует себя с новой культурой. Стратегия ассимиляции осуществляется через стремление к взаимодействию с представителями принимающей среды за счет снижения включенности в контакты со своей этнической группой, что приводит к полной языковой ассимиляции, что, видимо, обусловлено стремлением закрепиться в этом месте на всю жизнь.

Интеграция. Стратегия интеграции отражает стремление индивида сохранить основные культурные характеристики, но при этом индивид принимает основные ценности и образцы поведения новой культуры и устанавливает прочные связи с ее представителями.

Сепарация. Иммигранты, придерживающиеся этой стратегии, сохраняют все свои культурные характеристики и этническую идентичность, отвергая любые контакты и отношения с представителями принимающей среды. Стратегия сепарации связана с ограничением контактов с представителями принимающей среды до общественных мест и работы, вне этих сфер мигранты поддерживают отношения только с представителями своей национальности, либо мигрантами другой национальности. Это, по всей видимости, обусловлено низкой мотивацией к социокультурной адаптации в связи с временным пребыванием в чужой среде, а также скорее враждебным отношением со стороны местных жителей.

Маргинализация. Наконец, стратегия маргинализации выражается в том, что иммигранты отвергают свою собственную культуру (зачастую вынужденно под воздействием принимающей среды, но в то же время так и не принимают новой, в основном в связи с неприятием и дискриминацией мигрантов представителями большинства. Таким образом, последние не идентифицируют себя ни с культурой этнического большинства, ни с культурой этнического меньшинства.

В качестве наиболее оптимальной стратегии рассматривается стратегия интеграции, так как она связана с наименьшим стрессом аккультурации. Однако это предположение верно лишь в том случае, когда принимающее общество открыто для культурного многообразия и стоит на позициях мультикультурализма. Мультикультурная идеология в свою очередь подразумевает низкий уровень предубеждений и дискриминации, позитивные установки по отношению к другим этническим группам, толерантность, чувство принадлежности или идентификация с более широким сообществом.

В целом же, три из приведенных выше стратегий можно считать типами адаптации: стратегия ассимиляции приводит к наибольшим социокультурным изменениям; интеграция требует меньших изменений в поведении мигрантов; и стратегия сепарации связана с наименьшим уровнем культурных изменений, в то время как маргинализацию можно охарактеризовать как неудачную адаптацию, или дезадаптацию.

Выбор стратегии аккультурации мигрантами во многом осуществляется под воздействием ориентаций принимающего общества, которых возможно выделяет также четыре:
«Мультикультурализм отражает ожидания доминирующей этнической группы выбора иммигрантами стратегии интеграции в новое культурное сообщество.

«Плавильный котел». В этом случае принимающая этническая группа требует от мигрантов полной ассимиляции.

Сегрегация определяет принуждение этнического меньшинства к выбору стратегии сепарации.

Исключение, в свою очередь приводит к маргинализации мигрантов»(6,стр.209).

Процессу аккультурации подвергаются обе группы, вступающие в контакт, хотя этнические меньшинства будут испытывать более значительное влияние со стороны этнического большинства, нежели наоборот.

Здесь необходимо отметить тесную связь между процессом аккультурации и межгрупповыми отношениями или межгрупповой напряженностью, оцениваемой нами через этнические стереотипы, установки и предубеждения мигрантов, а также оценки ими испытываемой дискриминации и благоприятного или, наоборот враждебного отношения со стороны представителей нового социального окружения.

Вывод: в процессе аккультурации каждый человек одновременно решает две важнейшие проблемы: стремится сохранить свою культурную идентичность и включается в чужую культуру. Комбинация возможных вариантов решения этих проблем дает четыре основные стратегии аккультурации: ассимиляция, интеграция, сепарация, маргинализация.

 

 

18. Культурный шок: общее описание

Термин «культурный шок» был введен американским антропологом К. Обергом, который исходил из идеи, что вхождение в новую культуру сопровождается неприятными чувствами – потери друзей и статуса, отверженности, удив­ления и дискомфорта при осознании различий между куль­турами, а также путаницей в ценностных ориентациях, социальной и личностной идентичности.

Симптомы культурного шока весьма разнообразны: по­стоянное беспокойство о качестве пищи, питьевой воды, чистоте посуды, постельного белья, страх перед физическим контактом с другими людьми, общая тревожность, раздра­жительность, недостаток уверенности в себе, бессонница, чувство изнеможения, злоупотребление алкоголем и нарко­тиками, психосоматические расстройства, депрессия, попыт­ки самоубийства[5]. Ощущение потери контроля над ситуацией, собственной некомпетентности и неисполнения ожиданий могут выражаться в приступах гнева, агрессивности и враждеб­ности по отношению к представителям страны пребывания, что отнюдь не способствует гармоничным межличностным отношениям.

Чаще всего культурный шок имеет негативные последст­вия, но следует обратить внимание и на его позитивную сторону хотя бы для тех индивидов, у кого первоначаль­ный дискомфорт ведет к принятию новых ценностей и моделей поведения и, в конечном счете, важен для само­развития и личностного роста. Исходя из этого канадский психолог Дж.Берри даже предложил вместо термина «куль­турный шок» использовать понятие «стресс аккультурации : слово шок ассоциируется только с негативным опытом, а в результате межкультурного контакта возможен и положительный опыт – оценка проблем и их преодоле­ние (см. Berry, 1997).

Как правило, проблема культурного шока рассматрива­ется в контексте так называемой кривой процесса адаптации. В соответствии с этой кривой Г.Триандис выделяет пять эта­пов процесса адаптации визитеров (см. Triandis, 1994).

Первый этап, называемый «медовым месяцем», характе­ризуется энтузиазмом, приподнятым настроением и боль­шими надеждами. Действительно, большинство визитеров стремятся учиться или работать за границей. Кроме того, их ждут на новом месте: ответственные за прием люди стара­ются, чтобы они чувствовали себя «как дома» и даже обес­печивают некоторыми привилегиями.

Но этот этап быстро проходит, а на втором этапе адап­тации непривычная окружающая среда начинает оказывать свое негативное воздействие. Например, приезжающие в нашу страну иностранцы сталкиваются с некомфортными с точки зрения европейцев или американцев жилищными условия­ми, переполненным общественным транспортом, сложной криминальной обстановкой и многими другими проблемами. Кроме подобных внешних обстоятельств, в любой новой для человека культуре на него влияют и психологические факто­ры: чувства взаимного непонимания с местными жителями и непринятия ими. Все это приводит к разочарованию, заме­шательству, фрустрации и депрессии. В этот период «чужак» пытается убежать от реальности, общаясь преимущественно с земляками и обмениваясь с ними впечатлениями об «ужас­ных аборигенах».

На третьем этапе симптомы культурного шока могут достигать критической точки, что проявляется в серьезных болезнях и чувстве полной беспомощности. Не сумевшие ус­пешно адаптироваться в новой среде визитеры-неудачники «выходят из нее» – возвращаются домой раньше положен­ного срока.

Однако намного чаще визитеры получают социальную поддержку окружения и преодолевают культурные разли­чия – изучают язык, знакомятся с местной культурой. На четвертом этапе депрессия медленно сменяется оптимизмом, ощущением уверенности и удовлетворения[6]. Человек чувствует себя более приспособленным и интегрированным в жизнь общества.

Пятый этап характеризуется полной – или долгосроч­ной, по терминологии Берри, – адаптацией, которая под­разумевает относительно стабильные изменения индивида в ответ на требования среды. В идеале процесс адаптации при­водит к взаимному соответствию среды и индивида, и мы можем говорить о его завершении. В случае успешной адапта­ции ее уровень сопоставим с уровнем адаптации индивида на родине. Однако не следует отождествлять адаптацию в новой культурной среде с простым приспособлением к ней, о чем еще будет сказано ниже.

Итак, пять этапов адаптации формируют U-образную кри­вую: хорошо, хуже, плохо, лучше, хорошо. Но испытания даже успешно адаптировавшихся визитеров не всегда закан­чиваются с возвращением на родину, так как им приходится пройти через период реадаптации, испытать «шок возвра­щения». В первое время они находятся в приподнятом на­строении, рады встрече с родственниками и друзьями, возможности общаться на родном языке и т.п., но затем с удивлением отмечают, что особенности родной культуры воспринимаются ими как непривычные или даже странные. Так, некоторых немецких студентов, обучавшихся в нашей стране в советский период, по возвращении на родину очень раздражало, что немцы скрупулезно соблюдают «порядок», например переходят улицу только на зеленый свет. И лишь постепенно они, как и другие визитеры, полностью приспо­сабливались к жизни в родной стране. По мнению некоторых исследователей, этапы реадаптации повторяют U-образную кривую, поэтому для всего цикла была предложена концеп­ция W-образной кривой адаптации.

Многочисленные эмпирические исследования, проведен­ные в последние годы, ставят под сомнение универсальность U- и W-образных кривых. Действительно, люди, попадая в новую культурную среду, не обязательно проходят через все этапы адаптации и реадаптации. Во-первых, культурный шок испытывают не все визитеры, хотя бы потому, что некото­рые из них – туристы – обычно возвращаются домой до окончания первого этапа.. Во-вторых, пребывание в чужой стране не обязательно начинается с «медового месяца», осо­бенно, если своя и чужая культуры сильно отличаются друг от друга. В-третьих, многие визитеры не завершают процес­са адаптации, так как уезжают, как только начинают ощу­щать симптомы культурного шока[7]. В-четвертых, возвращение домой далеко не всегда оказывается травмирующим.

Значительно отличается от описанного выше процесс адаптации переселенцев, ведь им необходимо полностью ин­тегрироваться в культуре – достичь высокого уровня куль­турной компетентности, полностью включиться в жизнь общества и даже трансформировать социальную идентичность.

В психологии накоплены свидетельства о значительных различиях в протекании процесса межкультурной адаптации и его продолжительности – от нескольких месяцев до 4–5 лет – в зависимости от характеристик визитеров и пересе­ленцев и особенностей своей и чужой для них культур.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.