Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Воскресенье, 16 декабря 2012 года





 

Джейс и я больше ни о чем не разговаривали той ночью.

Ты ведь не удивлен, не так ли?

С тех пор, как Логан умер, Джейс закрылся от меня. Все пошло к чертям. Честно говоря, я тоже закрылась от него.

Грейс действовала, впадая в истерику каждый раз, стоило мне отвернуться. Джейден проходил эту фазу, мочась на все предметы в доме и вне его. Как будто помечал свою территорию, и я не могла заставить его носить подгузник.

Они сводили меня с ума.

Но так как Джейс буквально самоустранился от всего этого, мне оставалось только справляться самостоятельно. Каждый раз, когда он оставлял меня одну, чтобы разобраться в себе, он забирал частичку моего сердца. Мы должны быть вместе во всем, а мы не были.

В какой-то момент я начала спрашивать себя, сколько еще ему потребуется забирать от меня, прежде чем ничего не останется.

В воскресное утро Джейс отправился на работу на восьмичасовую смену. Я собиралась поболтать с Лорен и Кари, так как Джуди любезно предложила мне забрать детей в практический музей и оставить их у себя на ночь.

Да ради Бога.

У меня наконец-то появится время на себя, с чего бы я стала возражать?

И все же я убрала дом, занялась стиркой и сходила за покупками в продуктовый магазин. Все это время я размышляла. Ну а Джейс прислал сообщение о том, что домой вернется поздно.

И как мне могло так повезти в очередной раз?

Черт подери этого Джейса.

И под «черт подери» я имею в виду его преследование и почти арест.

Когда Джейс не ответил на мой звонок той ночью, я отправилась на его поиски. Я прекрасно знала, где он будет. У Брук.

И именно тогда я решила еще больше осложнить ситуацию.

После того как детей забрала Джуди, я позвала с собой Кари. Она подумала, что мы идем ужинать. Она ошиблась.

– Ты поможешь мне сегодня?

Если бы вы смогли увидеть мое лицо под слоем тонального крема, вы бы посмеялись надо мной. В тот момент я была очень признательна тональному крему.

– Это зависит... – девушка послала мне интригующий взгляд, а затем пожала плечами.



– Ты можешь заработать арест.

– Так арестуй меня.

Эта часть была самой легкой. Убедить Кари совершить что-нибудь противозаконное, было легче легкого, потому что она была одержима желанием быть арестованной.

Потом я позвала Лорен. Девушка была снаружи с соседом, с которым хотела встретиться довольно давно, о чем-то беседовала, и я не слышала.

Когда Лорен вошла, дверь хлопнула сзади.

– Можете себе представить, он думает, что я работаю на этом углу?

Кари улыбнулась:

– Ты имеешь в виду...

Лорен не дала Кари закончить мысль:

– Да!

– Так как ты к этому отнеслась? – спросила я ее, наблюдая, как сосед уходит. – Он думает, что ты шлюха.

– Не хорошо, – Лорен рассмеялась.

– Да?

– Довольно стремно на самом деле, – а потом она без переходу скрестила руки на груди и поджала губы. – Я – ужасная мать.

– Нет, конечно, ну что ты, – мне не нужно было, чтобы Лорен страдала сегодня. У меня был план и, черт возьми, она задолжала мне еще с Дня благодарения.

– На твоем месте я бы не оставляла своих детей с ней, Обри.

Я повернулась к Кари, когда Лорен отвернулась и шлепнула ее по голове.

– У меня тут проблемы, а она смеется. Помогла бы лучше!

– У тебя множество проблем.

– Давайте сосредоточимся на кое-чем, – Лорен повернулась, пристегивая ремень безопасности. – Я становлюсь похожей на нашу мать.

– Для этого есть психологи, – Кари не собиралась помогать. Но она была права. Лорен, несмотря на то, что я думаю, знала, что у нее проблемы. Одна из них сидела у нее на коленях. В какой-то момент она сообразит это, но не сегодня. Я не об этом.

Пока мы ехали, я размышляла о своем плане.

Хотела бы я иногда получить затрещину перед тем, как сделать что-то плохое. И это действительно так. Может быть тогда, я бы как следует встряхнула себя, прежде чем совершить подобное.

Чем больше Лорен распалялась, выговаривая Кари на заднем сиденье, тем больше несло алкоголем.

– Ты что, пила?

Сестра протянула мне чашку Джейдена, достав ее с заднего сиденья.

– Никто не мешает тебе делать так же.

– Ты действительно налила выпивку в чашку Гэвина? – я влилась в движение на Вашингтон-стрит и пыталась не задеть бродяг, которые думали, что чертова дорога принадлежит им. – Я думала, Акс шутит.

– Не судите. Перед вами мать одиночка, у которой проблемы с отцом.

– Ты никогда не встречала своего отца, – добавила Кари.

– Вот почему у меня проблемы с отцом, – отметила Лорен. – Вернись к своим проблемам, Обри. Где Джейс и почему мы преследуем его?

– Никто ничего не говорил о преследовании, – Кари вдруг сделалась чрезмерно заинтересованной. – Ты серьезно? Мы действительно это делаем?

– Думаю, он в доме Брук, – какой-то чувак на Ниссане подрезал меня, и я чуть не врезалась в него. – Чертовы водилы!

– Еще одна причина, по которой я пользуюсь этим, – Лорен помахала у меня под носом кружкой-непроливайкой. – Так, значит, мы едем в дом Брук?

– Да.

– Я хочу уйти прямо сейчас, – как не вовремя. Кари так легко отвлекается. А она была мне очень нужна.

Я взглянула на Лорен.

– Я собираюсь заставить вас почувствовать себя гораздо лучше, чем за всю вашу жизнь вы себя чувствовали.

– Сомневаюсь в этом, – она точно знала, о чем я говорю.

– Зачем Джейсу быть в доме Брук? – теперь, когда Кари озвучила этот вопрос, я чуть не отступила.

– Обри сошла с ума и думает, что Джейс ей изменяет, – прокомментировала Лорен.

«Мне стоило пойти одной. Было бы намного проще».

– Я этого не говорила... Я просто хочу... Не знаю, – когда я попыталась объяснить мотивы своего поступка, прозвучало еще хуже. – Прошло всего пару недель с тех пор, как умер Логан. И почти каждый день со времен похорон Джейс проводит там. Что и требуется доказать. Я знаю это. В глубине души я знаю, что он там из-за нее, но мы не разговариваем, да и я... Просто... – мои слова смешались.

«Звучит печально. Я знаю».

– Ты просто хочешь убедить себя в этом, – закончила за меня Кари, глядя в зеркало заднего вида.

– Да.

– Великолепно! – Лорен хлопнула в ладоши. – Теперь, когда мы выяснили это, может, сходим в Макдональдс.

– Иисусе, – когда Лорен выбиралась куда-нибудь, она обязательно требовала сводить ее в Макдональдс. Я была нетерпелива.

– Эй, если хочешь помощи от меня, то должна вначале накормить меня.

Кари наклонилась вперед.

– Я бы тоже поела.

Я целых двадцать минут колесила по городу в поисках еды для Кари и Лорен. Этой едой, кстати сказать, можно накормить всю дежурную пожарную часть.

– Где в тебе откладывается вся эта еда? – спросила я Лорен. Наблюдая за Кари, я могла сказать, что у нее тот же вопрос.

– В моей заднице, – ответила Лорен, заталкивая горсть картошки фри в рот, запивая глотком из чашки-непроливайки.

– Как ты остаешься такой стройной, когда ешь так много, да еще и запиваешь одними калориями?

– Сигареты и Рэд Булл.

Довольно логично. Но ей все равно.

Еще дюжина стоп-сигналов и мы оказались у квартиры Брук. И на улице оказался припаркован грузовик Джейса. Мне стало так больно от того, что он мог поговорить с ней, но не со мной.

– Как думаешь, что он здесь делает?

– Наверное, трахает ее, – конечно, это была Кари.

– Кари! – я шлепнула ее.

– Что? – девушка двинулась прочь, смеясь. – Я всего лишь пошутила, – она улыбнулась. – Вроде.

Догадайся я взять бинокль, сейчас уже бы знала, что происходит внутри квартиры. Я всего лишь только придумала припереться сюда с каким-нибудь дебильным предлогом, типа пришла проведать Брук, как Лорен выперлась из машины, начав подниматься по ступенькам недостроенного кондоминиума напротив квартиры Брук.

Квартира Брук располагалась на четвертом этаже кондоминиума, и это казалось мне очень опасным.

У Лорен явные проблемы со скалолазанием. Всегда были. Но она поднималась.

– Иди сюда! – мой приказ попал явно на глухие уши, потому что я реально сомневалась, что она слышит меня. Из-за пробок и низкого тумана слышимость была никудышная.

Я взглянула на Кари, стоявшую рядом со мной. Она покачала головой, наклоняясь к парковочному счетчику.

– Она свалится с этой штуки и сломает себе шею, – Кари глядела на меня. – Как ты сможешь объяснить это?

– Я? – Кари закатила глаза, пока я выговаривала фразу, полностью игнорируя меня. – Но ты тоже здесь!

Добравшись до кармана своей толстовки, она достала ключи и повесила их мне на нос.

– Со мной в машине… анальная трещина. Ты – отстой.

– Мне не следовало приглашать тебя.

– Обри? – Лорен кричала, но это было похоже на далекий призыв. Глядя на нее, казалось, что девушка в любой момент соскользнет по металлу и рухнет, но она была похожа на маленькую обезьянку.

– Ну, – Кари указала на Лорен. – По крайней мере, она сможет подрабатывать в зоопарке, если карьера проститутки не спасет ее, и она завалит реабилитацию, раз Лорен так напоминает твою маму.

Лорен что-то спросила, но я не услышала. Оглянувшись, я заметила, что в квартире Брук горит свет. Что, если они увидят Лорен?

«Бл*ть. Это кошмар».

– Я не понимаю, почему мы не можем просто постучать в дверь, – Кари, все еще находясь рядом со счетчиком парковки, наблюдала за бездомным мужчиной через улицу, который во все глаза таращился на Лорен. – Разве так поступить не было бы проще?

«Да».

– Нет, – я отказывалась признать свое поражение. – Это невозможно.

Конечно, в каком-то смысле было бы проще, но тогда бы Джейс знал, что я проверяю его.

Лорен уже целых две минуты орала на нас с Кари, как будто мы могли слышать хоть что-нибудь.

– Интересно, как она поступит, когда узнает, что мы не слышим ее? – Кари накинула капюшон на голову. – Она должна перестать пить. Алкоголь убивает клетки головного мозга.

Я все время следила за дверью кондоминиума и за своей сестрой одновременно, ведь она болталась на краю ограждения. Внезапно меня накрыло осознание того, что я, уже взрослая тридцатилетняя женщина занимаюсь преследованием, как какая-нибудь молоденькая влюбленная дурочка.

Это факт. И это все, о чем сейчас я могла думать.

– Ну же, Лорен! Спускайся!

Должно быть, она расслышала это, потому что стала спускаться. И я могу сказать совершенно точно, что в двух кварталах от нас остановилась полицейская машина, и они точно увидели нас.

Кари рассмеялась.

– Это становится все более интересным.

Когда коп направился в нашу сторону, я запаниковала. Лишь Кари оставалась спокойной. Она даже помахала ему.

– Лорен, быстрее же!

Не подумайте обо мне плохо, я бы не бросила ее. Но она сама решила залезть на эту чертову штуку. И это ее проблема.

«Отлично, Обри. Кинь свою сестру».

Из-за того, что я навострилась сбежать, Лорен чуть не упала. Примерно в десяти футах от земли она вдруг поскользнулась и ударилась подбородком.

Я подумала, что мы попадем прямиком в больницу.

– Сукин ты сын! – заорала Лорен. Но также она понимала, что если нас застукают за лазаньем по стройке, то обязательно арестуют. Поэтому мы должны убраться отсюда как можно скорее.

Каждый раз, когда я глядела в сторону полицейского, он все время приближался. Кари стояла на готове, перекатываясь с носка на пятку, готовая стартануть в доли секунды.

Лорен упала, истекая кровью с подбородка, поднялась и побежала вниз по улице по аллее.

– Куда мы направляемся? – мы все трое бежали, смеясь от пережитого страха и задыхаясь. Я бы не смогла убежать далеко, чтобы найти какое-нибудь укрытие, или сделать наше присутствие здесь менее очевидным, но, по крайней мере, нам удалось затеряться в переулке.

Это произошло, когда я споткнулась и впечатала свое лицо в тротуар. Теперь мы обе истекали кровью.

– Ну вот, я никуда не могу отвезти вас, – Кари посмотрела на нас с отвращением. – А теперь каков наш план?

– Мы должны вернуться, – мне не нравились темные аллеи. Особенно в Сиэтле. – Уверена, мы оторвались от полицейского.

Лорен окинула взглядом мусорный бак, за которым мы прятались, а потом зажала нос. –Боже мой! Там что-то умерло.

– Наверное, тело, – внесла свою лепту Кари, надвигаясь на меня сзади и используя мою толстовку в качестве респиратора.

– Он был атлетом, – Лорен взяла рукав ветровки и вытерла им свой нос. – Ну а твой мальчик сидел на диване рядом с Брук.

– Мы должны просто уйти. Я не… – я остановилась, осознав, что она только что произнесла. – Что ты сказала?

Кари закатила глаза.

– Ну вот, теперь она встревожена.

Лорен рассмеялась.

– Думаю, мне может понадобиться врач.

– Сосредоточься! – я обхватила лицо Лорен руками.– Он и Брук сидели на диване?

Сестра шлепнула мне по руке так, что я вынуждена была потереть руку в месте шлепка.

– Да. Они сидели на диване с пивом в руке.

Я снова запаниковала, готовая бежать назад к двери Брук, когда Лорен устремилась по аллее налево.

На этот раз у нее появилась явно идейка получше, чем в прошлый раз. Это объяснялось просто: рядом с кондо Брук был еще один недостроенный набор кондоминиумов и у них были открытые стены в сторону квартиры Брук.

Почему мы не заметили этого раньше? Загадка. Ну, с этим-то можно поработать.

Мы не придумали ничего лучше, чем устремиться вверх по лестничным пролетам, еще не достроенным. В результате я поскользнулась. Крыша не была закончена полностью, и дождь основательно промочил ступени, сделав их скользкими. А еще они были покрыты корочкой льда.

Не очень веселая мысль проскользнула в моем мозгу: если я поскользнусь и умру здесь, весь пожарный гарнизон Сиэтла будет вызван сюда. В этом есть своя ирония.

И что тогда?

Я бы не смогла объяснить.

Мокрая от дождя, размазанная по щекам тушь и бегущая по лицу помада и я, блондинка, пытающаяся подняться на четыре лестничных пролета.

В какой-то момент я подумала, «что все-таки получу в результате своих действий?» Но, чем выше я взбиралась, тем меньше становилась логика.

Теперь стоило бы определить момент, когда логика покинула меня окончательно. Видимо ,это случилось в тот момент, когда мы побежали от полицейского. Да, тогда это и произошло. Теперь я удостоверилась в этом.

Кари была не более сосредоточена, чем я. Она тоже поскользнулась и упала на два пролета назад. Затем решительно встала, всплеснула руками в воздухе и решительно зашагала вперед.

– Я в порядке. Боже всемогущий, я в порядке!

Лорен повернулась, чтобы взглянуть на нее. Затем продолжила восхождение.

– И при этом она еще говорит, что я нестабильна.

Нам не удалось подобраться достаточно близко, но зато у нас появилась возможность взглянуть во французские окна ее балкона.

Брук и Джейса больше не было на диване. Мне пришлось удерживать тощую задницу Лорен на высоте, чтобы она смогла заглянуть в окошко. Черт, больше никакого «Макдональдса».

Кари осталась пониже. Я думаю, что ее лестница-серфинг подарила ей гораздо больше ощущений, чем она готова была признать.

Даже высота четвертого этажа не помогла обнаружить их в квартире.

Лорен передвинулась на перилах в своих сапогах-ботфортах.

– Может, они уже перебазировались в спальню?

– Хрен тебе, что бы они это сделали! – воскликнула я. Хотела шлепнуть Лорен, но оступилась и приземлилась на задницу. Снова.

– Черт, не могу поверить, что мы это делаем,– потом пришла мысль, что я повредила себе задницу. – Как я докатилась до такой жизни?

– Ты. Именно ты докатилась до такой жизни!– поправила меня Лорен. – Я – нет. Я всего лишь заложница.

– Аминь, сестра! – прокричала нам Кари.

– Едва ли, – я попыталась подняться, но снова упала. Лорен и Кари, будто сговорившись, расхохотались так, будто я в нелепой позе – это самое смешное, что им приходилось видеть в своей жизни. Более чем вероятно, звук был интересным.

Звук моей задницы, приземлившейся на холодную фанеру, был похож на звук пощечины, как будто шлепнули по моей голой заднице. После сегодняшнего вечера, если бы кто-то увидел меня голой, подумал бы, что в боксерском клубе мне надрали задницу. Или впечатали подошву кроссовка. Если бы вы спросили меня.

От смеха Лорен выронила чашку Гэвина. Без каких-либо побуждений со стороны она щелкнула себя по носу.

– Это же была любимая чашка Гэвина.

– Ты думаешь, что пить из чашки-непроливайки в общественных местах менее очевидно, чем просто пить? – снова ударила я ее по больному месту. На этот раз она откинулась назад.

– Совершенно очевидно, что ты пьешь из чашки ребенка, когда у тебя нет ребенка.

– Мэм?

«Дьявол».

Мы трое сразу перестали смеяться.

Офицер все-таки настиг нас, направляя на нас фонарик двумя этажами ниже.

– Вы, девочки, должны спуститься оттуда.

– Время истекло, сучка, – Лорен оставалась на перилах, раскачиваясь, ее лицо нахмурилось. – Итак, каковы правила употребления алкоголя в общественных местах?

– Сейчас мы это выясним, – в тот момент мне было совершенно все равно, арестована я или нет.

Моя голова так сильно разболелась, что мне хотелось только одного: прийти домой и лечь спать.

Я не только не облегчила свою жизнь, но и чувствовала себя не очень уверенно, думая, что Джейс обратится теперь к Брук. И что она позволит ему. В обоих случаях было больно.

Я поняла, почему они ищут утешение друг у друга: боль была реальна для них обоих. Но почему он не мог поговорить со мной?


 

Глава 19

Тревога

Диспетчер – команде, где мужчина под надзором? И где местонахождение пожарного, чей пропуск был активирован?

Команда – диспетчеру, мы это выясняем сейчас.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.