Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Население Земли и состояние географической среды к началу XXI в.





Человечество вступило в третье тысячелетие новой эры под грузом острейших проблем — социальных, экономических, по­литических, экологических. Продолжающийся рост численности народонаселения сопровождается ухудшением условий жизни его значительной части; сохраняется угроза ядерной катастрофы и применения бактериологического оружия, стал реальностью меж­дународный терроризм, распространяются наркомания и новые болезни; росту производства сопутствуют прогрессирующее исто­щение естественных ресурсов и ухудшение экологического состо­яния природной среды. Трудно назвать какую-либо из этих про­блем приоритетной: все они взаимосвязаны в составе сложнейше­го клубка противоречий, существующих как внутри общества, так и между обществом и средой его обитания.

Население Земли в течение XX в. увеличилось в 3,8 раза (с 1,6 до 6,1 млрд чел.), причем за первую половину столетия прирост со­ставил 0,9 млрд чел., а за вторую — 4,5 млрд. Темпы роста достиг­ли максимума в 60-е гг., после чего стали заметно снижаться (табл. 12). К концу столетия более 80% людей проживало в развиваю­щихся странах, на долю которых приходится почти весь прирост. В 2002 г. в 40 странах мира годовой прирост населения составлял 3 — 4%, из них в Африке — 14, в Азии — 10, в Латинской Амери­ке — 4 (не считая некоторых мелких островных государств Кариб­ского бассейна). В мире насчитывается около 20 государств, чис­ленность населения которых стабилизировалась. В Германии, Ав­стрии, Швеции годовой прирост практически отсутствует; в Ита­лии, Великобритании, Португалии, Финляндии, Бельгии, Фран­ции, Норвегии, Дании, Японии он находится в пределах 0,1 — 0,5 %. Беспрецедентное снижение численности населения проис­ходит с начала 90-х гг. прошлого столетия в России и странах Во­сточной Европы, вышедших из состава СССР, а также в боль­шинстве бывших стран социалистического лагеря.

Численность городского населения растет опережающими тем­пами, его доля в общей численности мирового населения увели­чилась с 29 % в 1950 г. до 50 % в 2000 г. В экономически развитых странах доля городского населения выше среднего глобального уровня и составляет, как правило, не менее 70 %; в 16 странах она превышает 80%, а в б (Бельгия, Великобритания, Германия, Испания, Исландия, Израиль) достигла 90 % и более. В развиваю­щихся странах процент городского населения большей частью не превышает 30, однако в конце XX в. эти страны были охвачены бурным процессом урбанизации.



Приведенные данные дают определенное представление о гло­бальной демографической динамике и ее принципиально различ­ном характере в индустриально развитых и отстающих в социаль­но экономическом отношении (развивающихся) странах. Но эти данные приобретают еще большую значимость при сопоставле­нии с показателями производства и потребления материальных благ и прежде всего обеспеченности населения продуктами пита­ния. В 50 —70-х гг. темпы роста производства зерна в мире суще­ственно обгоняли рост населения (см. табл. 12), и среднее душевое производство зерна достигло максимума к середине 80-х гг. Этот подъем был обусловлен так называемой «зеленой революцией»: средняя мировая урожайность зерна за вторую половину столетия увеличилась в 2,5 раза — с 10,8 до 27,0 ц/га, что позволило увели­чить обеспеченность населения, несмотря на происходящее с на­чала 80-х гг. сокращение посевных площадей. Однако затем после­довал спад, и в последнем десятилетии прошлого столетия про­изводство зерна уже отставало от роста населения.

Годы Числен­ность населе- Площадь пашни под зер­новыми Произ­водство Площадь ороша­емых Потребление ископаемого органического топлива Произ­водство энер-
  ния культура-   земель уголь нефт природ- АЭС
1950-1959 1,8 0,9 2,8 - 4,0 10,8 10,8 -
1960-1969 0,5 2,9 0,7 7,8 8,4
1970-1979 1,8 0,4 3,0 2,4 2,2 4,0 4,1 25,6
1980-1989 1,7 -0,3 1,8 1,3 1,5 -0,2 3,4 10,3
1990-1999 1,4 -0,2 1,2 1,5 -0,1 1,7 1,7 0,8

 

Таблица 12
Ежегодный глобальный прирост населения и ресурсопотребления во второй половине XX в. (средний по десятилетиям, %)

По производству зерна и обеспеченности продовольствием в целом развивающиеся страны резко отстают от развитых, на них приходится менее 30 % мирового производства зерна. Крупней­шие производители и экспортеры зерна с душевым производством более 1000 кг/чел, в год - Канада (1700 кг/чел.), США (1200­1300 кг/чел.), Австралия, Аргентина, Франция. По валовому сбо­ру зерна первое место в мире занимает Китай, где душевое произ­водство близко к среднемировому или несколько выше его (350 — 390 кг/чел.). Однако в ряде крупных стран (Индонезия, Бразилия, Мексика, Вьетнам) производство зерна на душу населения не пре­вышает 250 — 300 кг/чел., т.е. не достигает среднемирового уров­ня, а во многих других (в том числе в Индии, Бангладеш, Пакис­тане, Филиппинах, Шри-Ланке, почти во всех государствах Афри­ки) этот показатель в лучшем случае едва превышает 200 кг/чел., но в основном значительно ниже.

В начале 60-х гг. мировое производство продовольствия соот­ветствовало в энергетическом эквиваленте 2300 ккал в сутки на душу населения, а к началу 90-х гг. достигло 2700 ккал. Но если в «богатых» странах оно составило 3300 — 3400 ккал, то в «бедных» — примерно 2500 ккал (против 2000 в начале 60-х гг.). Однако в Аф­рике к югу от Сахары питание населения даже ухудшилось и едва превышает 2000 ккал в сутки при установленной ФАО норме (явно заниженной) в 2400 ккал. К концу столетия не менее 10 % населе­ния развивающихся стран голодало.

К сказанному следует добавить о различиях в качестве питания. В конце XX в. производство мяса значительно увеличилось (только с 1980 по 1994 г. на 35 % в основном за счет мяса гттицы и свини­ны) и составило 36 кг на душу населения в год. Вылов рыбы уве­личился за полвека с 19 до 94 млн т, или с 7,4 до 16 кг на душу населения. Однако доля животной пищи в рационе жителей раз­вивающихся стран примерно в 3 раза ниже, чем в развитых. Таким образом, реальность продовольственной проблемы как одной из актуальнейших глобальных проблем современности очевидна1.

Контрасты между двумя главными типами стран — антиподов не сводятся к различиям в уровне питания. На 20 % населения планеты, проживающего в наиболее богатых странах (Западная Европа, Северная Америка, Япония), приходится 86 % мирового ВВП (валового внутреннего продукта), а на 20 %, живущих в са­мых бедных странах, — 1 %.

Объем мировой экономики возрос за вторую половину XX в. примерно в 6,5 раз, а на душу населения — в 2,7 раза. Но за этими средними цифрами скрываются глубокие территориальные со­циально-экономические различия. К концу XX в. на развитые стра­ны приходилось 75 % используемыгх природных ресурсов, 75 % про-

 

1 Глобальная продовольственная проблема: географический анализ // Итоги науки и техники. Сер. География зарубежных стран / В.АПуляркин, Т.К.Власова, А.А.Надированлр. — М., 1992. — Т. 18.

 

изводимой энергии, 90 % древесины, 81 % бумаги, 80 % железа и стали, 70 % молока и мяса, 60 % удобрений. Душевое потребление энергии в Бразилии, например, в 13 раз меньше, чем в США, Китае — в 14, Индии — в 38, Бангладеш — в 168, Эфиопии — в 531 раз.

Основу производства, как известно, составляет энергетика. Суммарное потребление энергетических ресурсов во второй поло­вине прошлого столетия увеличилось почти в 5 раз и вдвое обго­няло рост населения. Современная энергетика существует в ос­новном за счет невозобновляемыгх ресурсов. До середины 60-х гг. XX в. главным источником получения энергии был уголь, но с того времени первенство стало переходить к нефти. Хотя исполь­зование угля в абсолютном выражении продолжало расти и за полвека удвоилось (с 1,0 до 2,2 млрд т в нефтяном эквиваленте), потребление нефти за тот же период возросло в 8 раз (с 0,4 до 3,5 млрд т). Еще стремительнее растет потребление природного газа (с 0,2 до 2,3 млрд т в нефтяном эквиваленте), который по своему значению сравнялся с углем. В табл.12 отражены темпы изменения потребления основных источников энергии. К концу XX в. доля нефти в мировом производстве энергии составила око­ло 40 %, угля и газа — примерно по 25%.

С 60-х гг. стала возрастать роль атомной энергетики, к концу столетия ее доля в энергетическом балансе достигла 7 %, но тем­пы роста резко замедлились (см. табл. 12). Из возобновимый энерго­ресурсов важнейшим остается гидроэнергия, хотя ее роль в глобаль-ныгх масштабах относительно скромна (2,5 %). В 70-х гг. активизи­ровалось использование солнечной энергии, но она имеет лишь локальное значение (США, Япония), как и ветроэнергетика, внед­ряемая с 80-х гг. в Дании (где на нее приходится около 10 % обще­го производства энергии), в Германии и некоторых других стра­нах. На долю геотермальных источников энергии вместе с ветро­выми приходится лишь 0,4 % глобального производств энергии.

Если основными потребителями энергии являются крупней­шие промышленные державы, то поставщиками энергоносите­лей, в особенности нефти, служат преимущественно развиваю­щиеся страны (к которым в конце XX в. практически присоедини­лась Россия).

Развитие производства ведет к исчерпанию запасов ископае­мого углеводородного топлива, как и других минеральных ресур­сов. Но это не пугает оптимистически настроенных специалистов, рассчитывающих на дальнейшее увеличение запасов за счет от­крытия новыгх месторождений. Так, с 1950 по 1990 г. прирост ре­зервов угля составил 1436 %, нефти 27 %, газа 733 %, никеля 247 %.

Потеря минеральных ресурсов сама по себе не оказывает пря­мого экологического эффекта на человека. Принципиально иное значение имеет иссякание возобновляемый водных и биологических

ресурсов, относящихся к жизненно необходимым экологическим факторам существования человечества.

Вгаобновляемый запас пресной воды в мире, определяемый объе­мом среднегодового речного стока, оценивается от 41 до 47 тыс. км3, что соответствует 6,7 — 7,7 тыс. м3 на одного жителя Земли. Терри­ториальное распределение этих показателей характеризуется край­ней неравномерностью. Россия относится к числу наиболее водо-обеспеченных стран: к 2002 г. на душу населения приходилось 26,3 тыс. м3 полного среднегодового речного стока. В этом отноше­нии ее превосходят лишь многие страны экваториальной зоны и влажныгх тропиков, а из внетропических — Исландия (230 тыс. м3/ чел.), Норвегия (84 тыс. м3/чел.) и Канада (87 тыс. м3/чел.). Для большинства европейских стран этот показатель значительно ниже, например для Франции 4,0, Германии 1,3 тыс. м3/чел. Соответству­ющие значения для США — 8,1, Китая — 2,2, Индии 1,5 тыс. м3/ чел. Самая низкая водообеспеченность присуща экстрааридным странам Северной Африки и Западной Азии, например Саудовс­кой Аравии (0,2 тыс. м3/чел.), Тунису (0,5 тыс. м3/чел.), при мини­мальной норме не менее 1 тыс. м3/чел.

Не касаясь региональных контрастов душевой водообеспечен-ности в пределах крупных государств (в России они достигают четырех-пяти порядков цифр), надо заметить, что оценка водо-обеспеченности населения во многом зависит от способа расче­тов. Так, широко принятая оценка по среднему объему местного годового стока, т.е. стока с площади рассматриваемой террито­рии, очень часто оказывается абстрактной, так как реальным ис­точником водоснабжения служит русловой сток, в котором не­редко доминирует транзитная составляющая. Примером может служить р. Дунай, пересекающая границы нескольких государств Европы. Для некоторых аридных стран основным или даже прак­тически единственным источником водоснабжения является не «свой» сток, собранный с собственной территории, а транзит­ный, т. е. внешнего происхождения. Классический пример — Еги­пет. Как известно, в этой стране с населением 68 млн чел. источ­ником жизни является транзитный Нил, обеспечивающий душе­вое потребление пресной воды в размере 1,3 тыс. м3 в год. Из дру­гих стран можно назвать Узбекистан, где доля транзитного стока в водоснабжении составляет 76 %, и Туркменистан. «Бесплатный» импорт водшых ресурсов бывает источником международшых кон­фликтов. В России наиболее вододефицитный регион по объему местного стока (0,06 тыс. м3/чел.) — Прикаспийский пустынный и полупустынный. Но благодаря транзитному стоку Волги он су­щественно опережает по водообеспеченности (86 тыс. м3/чел.) многие влажные регионы Европейской России.

Оценки потребления и использования водных ресурсов недо­статочно точны и противоречивы!. Вода может использоваться по-

356 вторно, однако, с другой стороны, часть возвратных вод загряз­няет в несколько раз больший объем чистой воды, которая, та­ким образом, составляет дополнительные затраты на разбавление сточныгх вод.

Согласно расчетам М.И.Львовича, в 1962 г. в мире было забра­но из источников 3530 км3 чистой воды (9 % от общего объема стока), безвозвратные потери составили 2220 км3, сброс сточных вод — 1310 км3, а объем зафязненныгх вод — 5900 км3. Следова­тельно, общий расход (безвозвратный плюс все загрязненные воды) составил 8120 км , или 21 % общего объема глобального стока. По прогнозу Львовича, разработанному более 30 лет назад, предполагалось, что при существовавших в то время способах ис­пользования водныгх ресурсов в 2000 г. будет забрано 30 % объема глобального стока, а при более рациональном использовании — 19%; общий расход должен был составить соответственно ПО и 18 % общего объема стока. В этих расчетах исходные данные оказа­лись сильно преувеличенными.

Другой авторитетный источник «Мировой водный баланс и водные ресурсы Земли» (Л., 1974) приводит цифры, более близ­кие к действительности: общий забор пресной воды в мире в 1970 г. оценивался в 2600 км3, или 5,5 % мирового объема стока (в пере­счете на душу населения это составляет 0,7 тыс. м3). На 2000 г. прогнозировалось изъятие из водоисточников 6000 км3 воды, из которыгх половина приходится на безвозвратное водопотребление.

Фактические размеры современного глобального водопотреб-ления, по-видимому, близки к 8 — 9 тыс. км3, т.е. приближаются к 20 % суммарного объема речного стока и существенно превыша­ют 1000 м3 в расчете на одного жителя Земли. На искусственное орошение расходуется не менее 2500 км3, но наиболее быстрыми темпами растет использование воды в промышленности, особен­но в энергетике. Острый дефицит пресной воды ощущается во многих странах. В Египте, например, ежегодный расход запасов транзитного речного стока приближается к 100 %.

В России забор пресной воды к концу 80-х гг. достиг максиму­ма — 116—117 км3 в год, т.е. 3 % среднего многолетнего стока, и 0,8 тыс. м3 на душу населения. Но в последующие годы произошло сокращение потребления воды, обусловленное резким экономи­ческим спадом; так, в 1994 г. соответствующие цифры равнялись 96,2 км3, 2,4 % и 0,65 тыс. м3. При этом на фоне общей высокой водообеспеченности четко определились вододефицитные райо­ны. В Восточно-Европейской подтайте забор воды достиг 27 % сум­марного руслового стока, а в Предкавказье — 42 %; забор из Ку­бани, Дона, Терека, Урала, Исети, Миасса составляет до 50 % годового стока.

Состояние биологических ресурсов Земли вызывает особую тре­вогу. Разрушение естественного биоценотического покрова зем-

ной поверхности означает не только потерю незаменимый источ­ников человеческого существования, но и нарушение биологи­ческого круговорота веществ и связанных с ним других процессов функционирования эпигеосферы. Особенно важным элементом биоты с этой точки зрения является лес. В настоящее время леса покрывают, по разным данным, 23 — 34 % площади всей суши, или 26 — 39 % земельного фонда (из которого исключается Антарк­тида). Нижние пределы приведенных цифр более близки к дей­ствительности. До начала истребления лесов человеком их пло­щадь была по меньшей мере в 1,5 раза (а по некоторым данным, на 80 %) больше современной. Леса продуцируют от 54 до 59 % первичной биомассы на суше, а вместе с кустарниками и мелко­лесьями до 72%, тогда как полевые культуры всего лишь 6 %.

К концу XX в. эксплуатация лесныгх ресурсов значительно уси­лилась. За вторую половину столетия производство круглой древе­сины увеличилось в 2,4 раза, а бумаги — главного продукта пере­работки древесины — в 3,8 раза. Значительная часть заготавливае­мой древесины (в развивающихся странах до 90 %) используется как топливо. В 1980-е гг. площадь лесов в мире ежегодно сокраща­лась на 0,2 % и за десятилетие уменьшилась на 2 %. В 90-е гг. еже­годно выпэубалось до 0,3 —0,4 %. Хотя основная часть промышлен­ной древесины заготавливается в лесах бореального пояса (США, Канада, Россия), в последние десятилетия наиболее интенсивно истреблялись леса экваториально-тропического пояса; за 10 лет их площадь уменьшилась на 8 %, а в отдельных странах Карибско­го бассейна и Юго-Восточной Азии вдвое больше. На фоне этой общей тенденции резким исключением выглядят европейские стра­ны, в которых площадь лесов увеличивается ежегодно в среднем примерно на 0,1 %.

К изложенному следует добавить, что состояние лесов и их качество непрерывно ухудшается: продуктивные леса из корен­ных пород сменяются производными древостоями, леса подвер­гаются воздействию кислотных дождей и других техногенных заг­рязнителей, пожаров (преимущественно антропогенного проис­хождения) и т. д. Нелесные ценозы, в том числе степные, тундро­вые, также деградируют в результате нерационального выпаса, провоцирования криогенных процессов (в области многолетней мерзлоты) и других антропогенных воздействий.

Ранее уже говорилось об исключительном значении террито­риальных (земельных) ресурсов как важнейшего лимитирующего фактора расселения и экономического развития и одного из оп­ределяющих критериев экологической емкости ландшафта (см. разд. 4.7, 4.8). Запас территориальный ресурсов конечен, он практиче­ски может быть исчерпан и не поддается увеличению.

В 1950 г. на душу населения Земли приходилось в среднем 5,3 га земельной площади (имеется в виду площадь суши без Антаркти-

358 ды), а в 2002 г. — 2,16 га, т.е. почти в два с половиной раза мень­ше. Подушные размеры земельной площади распределены крайне неравномерно. В мире известно 13 государств, в которыгх на душу населения приходится более 20 га территории. Это слабонаселен­ные страны с преобладанием малопригодных для освоения земель и экстремальныгх климатических условий — крайне аридныгх (Мон­голия, Западная Сахара, Мавритания, Намибия, Ботсвана, Ли­вия, Австралия), экваториальных (Габон, Французская Гвинея, Суринам), субполярных (Исландия, Канада). Особняком стоит Гренландия, где на одного жителя приходится почти 4000 га тер­ритории, из которыгх более 80 % покрыто льдами. Своего рода ан­типодами перечисленных стран можно считать около 30 государств, в которых удельные территориальные ресурсы составляют менее 0,5 га/чел. Среди них 12 малыгх островных государств (в том числе город-государство Сингапур). Но имеются и достаточно крупные страны как из группы промышленно развитых (Германия, Вели­кобритания, Бельгия, Нидерланды, Япония), так и из развива­ющихся (Индия, Филиппины, Вьетнам, Шри-Ланка, Бурунди, Руанда, Сальвадор). Перечень последних замыкает Бангладеш, где на одного жителя приходится всего лишь 0,1 га территории.

Для оценки обеспеченности территориальными ресурсами не­обходимо опираться на их качественную характеристику, т. е. на структуру земельного фонда, с учетом продуктивности земель. Определяющее значение имеет обеспеченность населения сель­скохозяйственными угодьями и прежде всего обрабатываемыми.

К 2000 г. мировая площадь сельскохгаяйственныгх земель соста­вила 4974 млн га (36,8 %) обитаемой суши, из них обрабатывае­мые земли (пашни и многолетние насаждения) — 1497 млн га (11,1 %). В течение второй половины XX в. площадь обрабатывае­мых земель росла медленно и практически стабилизировалась к 1975 г. на уровне, близком к современному (1434 млн га), а на душу населения сократилась за последнюю четверть века с 0,35 до 0,24 га. Общая площадь сельскохозяйственныгх земель за этот пе­риод увеличилась почти на 7 %; этот прирост в основном прихо­дится на пастбища, которые расширились преимущественно за счет лесов. В табл. 9 уже приводились примеры структуры земельного фонда некоторых государств и ее динамики за последние 40 лет.

Наиболее высокой удельной обеспеченностью обрабатываемыми площадями в 2002 г. выделялись Австралия (2,6 га/чел.), Казах­стан (1,5 га/чел.) и Канада (1,4 га/чел.). Около 20 государств (сре­ди них Россия, все бывшие восточноевропейские союзные рес­публики СССР, а также Болгария, США, Аргентина, Новая Зе­ландия) характеризуются душевой обеспеченностью обрабатыва­емыми землями в 2 — 4 раза выше среднеглобальной. О какой-либо единой оптимальной норме земельной площади говорить невоз­можно, ибо для этого пришлось бы вводить некий коэффициент

продуктивности. Если условно принять за критерий крайнего де­фицита 0,1 га/чел., то за его пределами окажутся около 50 стран. Это преимущественно малые островные государства и владения, но сюда относятся также Бельгия, Нидерланды, Швейцария, Вьет­нам, КНДР, Бангладеш,, Республика Корея, Япония, Египет. Сравнительная характеристика крупнейших государств мира (с на­селением более 50 млн чел.) по душевым показателям обеспечен­ности земельными ресурсами представлена в табл. 13.

Среди обрабатываемых земель наивысшей продуктивностью выделяются искусственно орошаемые площади. На их долю при-

Таблица 13





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.