Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Парки и монументы университета





Архитектурно-ландшафтный комплекс РГПУ состоит из органически связанных между собой образцов разных видов архитектурно-художественной деятельности.

<…>

 

Исторически сложившаяся композиция комплекса РГПУ простирается вдоль набережной реки Мойки от Невского проспекта до Гороховой улицы и ограничивается с востока Казанской улицей. При этом на сравнительно небольшой по площади территории представлена история развития архитектуры Петербурга от барокко до позднего классицизма. Основные здания, вошедшие в комплекс, представляют страницу архитектурной истории города, связанной с усадебным строительством.

Дворец графа К. Г. Разумовского со времени его возведения в 1766 году и до XX столетия господствовал в панораме участка реки Мойки в пределах Зеленого и Красного мостов. С начала XX века высота застройки центра города существенно повысилась, но и сейчас архитектурно-ландшафтный комплекс продолжает занимать доминирующее положение на набережной Мойки, связывающей две старые магистрали Петербурга — Невский проспект и Гороховую улицу.

В планировке комплекса РГПУ сохранилась система, свойственная ранним петербургским усадьбам. Уникальное сочетание территорий нескольких таких усадеб в современной градостроительной системе, расположенных на смежных участках, больше нигде не встречается.

29 августа 1760 года в газете «Санкт-Петербургские ведомости» сообщалось о разборке деревянного дворца Левенвольде. Проект нового дворца для графа Разумовского был заказан архитектору Кокоринову. Сохранились сведения, что граф Разумовский называл Кокоринова «дельным русским, создавшим весьма порядочные идеи». Кокоринов с 1761 года являлся директором Академии художеств. Он преподавал основы архитектурных знаний, впоследствии читал курс истории архитектуры для всех воспитанников академии.

В январе—феврале 1761 года были объявлены торги на постройку каменного дворца для графа Разумовского, в 1762 году началось его строительство. Якоб Штелин, секретарь Академии наук, оставивший рукописный архив, представляющий собой первую историю русского искусства XVIII века, писал тогда: «...подведен под крышу новый дворец бывшего гетмана графа Разумовского на Мойке, напротив прежнего деревянного Зимнего дворца. Первый проект для него сделали несколько итальянцев, а другой — сибиряк Кокоринов». Для ответственного градостроительного участка центра столицы Кокоринов сочинил сдержанную, спокойную архитектурную композицию, основанную на вариативности ритма ордерного строя. Основной мотив ее — это колонный портик в сочетании с обработкой фасадов рустованными лопатками или пилястрами «большого ордера» с филенками во всю их высоту. Применение этого мотива в одном и том же здании, но в разных частях, прием довольно редкий. Вероятно, во внешний облик дворца внес изменения Валлен-Деламот, заканчивавший его постройку.



Ордерный строй определяет фактуру архитектурной композиции на всем протяжении архитектурной истории Петербурга XVIII — первой половины XIX века. В осуществлении принципа целостности участвуют многочисленные элементы ордера, их разнообразное согласование.

Центральную часть дворца выделили слегка выступающим ризалитом, первый этаж которого отмечен мощной тягой и представляет собой аркаду, поверхность которой обработана рустом. Позже композиция центральной части была дополнена триглифо-метопным фризом. Окна второго и третьего этажей центрального ризалита объединили портиком из шести колонн коринфского ордера. Композицию ризалита ранее венчал высокий ступенчатый аттик

Высокие окна второго этажа центрального ризалита получили полуциркульное завершение и были оформлены скульптурными композициями в виде трех медальонов. Так как дворец начинали проектировать еще при жизни императрицы Елизаветы Петровны, то можно предположить, что петербургская легенда недалека от истины, сохранив сведения о том, что в медальонах изображены сама Елизавета и братья Разумовские. Авторы проекта тщательно отбирали формы орнаментального убранства, строгие и изысканные по пропорциям. В оформлении круглых окон третьего этажа были применены контрналичники с очертаниями, типичными для периода раннего классицизма. Позднее пластическое убранство дополнили украшениями в виде гирлянд. В 1764 году Разумовский получил звание генерал-фельдмаршала. Наверное, именно тогда три центральных окна акцентировали военной арматурой: доспехами и знаменами. Все пластические элементы отличают четкость, изящество, выразительность лепки, несмотря на то, что некоторые вставленные позднее архитектурные формы не имеют органичной связи с проемами и плоскостью стены.

В системе декоративного убранства дворца Разумовского использован мотив военной арматуры, состоящий из доспехов, знамен, военных барабанов, щитов, шлемов. В композицию, и это редкий случай, включены именно женские доспехи. Таким образом, художественное убранство дворца декларировало тему амазонки. Какая из женщин могла претендовать на право быть той амазонкой? Не будет ошибкой предположить, что ею была императрица Екатерина II. Граф Разумовский с 1750 года был гетманом Украины. После попытки графа превратить гетманство в наследственную должность Екатерина II в 1764 году упразднила ее, а Разумовский получил чин фельдмаршала, так как был активным участником дворцового переворота 1762 года, приведшего Екатерину на трон. Учитывая, что Екатерина II носила звание полковника, введение доспехов амазонки в монументальный декор дворца можно расценить как метафору благодарности
Екатерине II.

Переход от колонного портика к плоскости боковых крыльев был решен посредством дополнительных колонн, введенных позднее с каждой стороны ризалита с целью смягчения контраста между двумя поверхностями, лежащими в разных плоскостях. Убранство стен значительно проще: скромнее наличники, обрамляющие окна, поверхность стен гладкая, без лепнины. Такое пластическое решение фасадной композиции подчеркивает доминирующую роль центрального ризалита. Колонны, установленные вдоль стены, обеспечивают ритмическую организацию достаточно протяженного фасада.

В композиции вестибюля, решенного в строгих, торжественных тонах, преобладают вертикальные членения. Классический прием построения зеркальной симметрии архитектурных и декоративных элементов строго выдержан. Центральная часть вытянутого вдоль фасада вестибюля отделена колоннами тосканского ордера, установленными таким образом, чтобы пространство зала казалось значительно светлее, чем есть на самом деле.

К сожалению, до нашего времени сохранились лишь монументальные элементы первоначальной внутренней отделки свода лестничного зала и верхняя часть стены, расположенная напротив центрального окна второго этажа. Сегодня мы можем пройти рядом с фрагментом ниши с полуциркульным окном, обрамленным колоннами с капителями, волюты которых соединены подчеркнуто декоративными гирляндами.

По сохранившимся фрагментам пластического убранства плафона и падуг парадного лестничного зала можно отчасти представить, как выглядела отделка интерьеров дворца. Современники отмечали, что обстановка интерьеров, или, как тогда говорили, einrichtung, созданных Валлен-Деламотом, была изысканной.

Высокая монументальная проездная арка, возведенная в 1760-х годах, открывает въезд в курдонер — парадный двор усадьбы. Архитектор Квадри в 1817 году ограничил двор чугунной решеткой, установленной на высокий, почти с человеческий рост, цоколь. Арка — целый павильон с помещениями, предназначенными для охраны ворот. И со стороны набережной, и со стороны двора тяжелая арка оформлена ордерной композицией, носящей название «серлиана» по имени ее создателя Себастьяно Серлио — архитектора итальянского Возрождения. Это поставленные попарно колонны ионического ордера легких пропорций, связанные полуфронтоном. Такое решение обеспечивает образ одновременно и неприступный, и приветливый.

До наших дней сохранились очертания планировки сада парадного двора, приданные ему в 1860-х годах.

Перепланировка парка парадного двора был начата по указанию Главноуправляющего Канцелярией Ведомства учреждений императрицы Марии герцога П. Г. Ольденбургского в 1862 году. Тогда были посажены новые деревья и кустарники. С тех пор на территории парадного двора сохранилось два дуба. Один из них, до сих нор плодоносящий, растет рядом с дворцом на солнечном участке со стороны Аптекарского флигеля. Проведенная в 2004 году сотрудниками Научно-исследовательского института лесного хозяйства экспертиза подтвердила, что возраст дубов составляет 140—150 лет. На основании этих данных Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры правительства Санкт-Петербурга утвердил установку вокруг дуба ограды с памятной табличкой.

Пристальное внимание при восстановлении парковых пространств в 1838 году было привлечено к парку при дворце Разумовского, именуемому ныне Старый сад. Плавов и Геккель перепланировали его территорию. Крупные партерные композиции, прежде украшавшие этот парк, заменили дорожками более естественных очертаний, оставив при этом неизмененной ось главной продольной аллеи, ведущей от здания дворца к Казанской улице. Внешне простая планировка, которая была сформирована пересечением небольшого числа продольных и поперечных аллей, обусловлена функциональной необходимостью. Но в живом восприятии планировка создает условие для множества разнообразных зрительных комбинаций. Деревья распределили, чередуя групповые и единичные посадки, добиваясь контрастного сочетания листвы различных пород, чередования тенистых и открытых участков. Перспективы аллей, направленных в разные стороны, эффектно замыкаются фрагментарно просматривающимися фасадами учебных корпусов. В первые годы XX века сад был перепланирован, вся территория была разбита на 15 скверов, обнесенных живой изгородью в два ряда, состоящих из кустов синей жимолости и кизильника.

Старый сад прекрасен в любое время года. Во многом благодаря тому, что более двух с половиной столетий сад являлся частью уникального архитектурно-ландшафтного комплекса, ему присуще обаяние садов старинных усадеб. В планировочной системе Старого сада смешались черты регулярности и пейзажности. Его аллеи сохраняют состояние элегической безмятежности.

Со стороны Старого сада дворец имеет два ризалита, ограничивающих просторную площадку ступенчатого подиума центральной части. Это простое решение обогащается детальной пластической разработкой поверхности стен. Благодаря тонкой игре фактуры, создаваемой многочисленными выступами архитектурных форм и деталями художественной лепки, фасад дворца органично связан с природным окружением.

За годы существования учебного заведения исторические постройки на месте бывших усадеб превратились в единую архитектурно-ландшафтную систему, но трассировки аллей обусловлены, в первую очередь, изменившейся функцией сада.

Угол ризалита демонстрирует прием, характерный для архитектуры раннего классицизма. Угол срезан и закругляющаяся на его месте стена неглубоко утоплена в массив ризалита. Элегантный фриз легко раскрепован над пилястрами и завершен карнизом с зубцами простой формы. Высокие окна второго этажа отмечены сандриками, лучковыми или в виде маленького треугольного фронтона. Масса пластического убранства невелика, контрналичники окон и филенки оформлены деталями художественной лепки, исполненными достаточно чисто: розетками, раковинами, гирляндами. Введя множество дополнительных мелких членений на поверхности стены, архитектор добился нюансов светотеневых переходов. Объемная форма и декор связаны пластично, и они не имеют жестких границ, что свойственно архитектуре раннего классицизма. Смотрящиеся на фоне изящно проработанной стены тонкие, графичные силуэты ветвей деревьев, создают эффект колеблющейся воздушной среды.

 

На Петроградской стороне недалеко от Троицкой площади, по адресу Малая Посадская, дом 26, уже более ста лет располагаются учебные корпуса, всегда предназначавшиеся для заведений высшего педагогического образования. В1895—1898 годах на этом месте по проекту архитекторов Ф. К. фон Пирвица и М. М. Чижова было начато строительство корпуса Кабельного завода. Но уже в 1904—1906 годах архитекторами А. И. Зазерским и В. В. Старостиным здание было перестроено для Женского педагогического института.

Центральный подъезд, обустроенный на стыке двух крыльев, выходит на небольшую площадь, исторически сформировавшуюся в месте соединения Малой Посадской, Большой Посадской и Мичуринской улиц. Архитекторы оформили дворовый фасад здания Женского педагогического института в приемах «кирпичного стиля». Сохранилась установленная у края карниза небольшая арка звонницы, отмечающая местонахождение помещения, где до перепланировки находилась церковь Иверской иконы Божьей Матери. Церковь была устроена в здании института в 1906 году по проекту архитектора
Н. В. Султанова.

Удобный вестибюль функционально объединен с просторным и светлым лестничным залом с высокими окнами. Подчеркнуто рационалистический характер этого архитектурного пространства обеспечен применением металлических конструкций. Архитекторы в умеренной форме воплотили в жизнь тезис о преобразовании полезного в изящное.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.