Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Международная унификация в сфере лизинга





Широкое распространение лизинговых операций во многих странах мира, в том числе в сфере международного сотрудничества, имеющиеся различия в правовом регулировании договора лизинга породили идею о необходимости унификации правил о международном лизинге и привели к разработке представителями разных государств в рамках Международного института по унификации частного права (УНИДРУА) Конвенции о международном финансовом лизинге, подписанной в Оттаве 28 мая 1988г. (Оттавская конвенция). РФ присоединилась к указанной Конвенции в феврале 1998г.[6]

Оттавская конвенция регулирует вопросы, возникающие при заключении и исполнении договоров, заключенных в связи с операциями по финансовому лизингу, сторонами которых являются организации из разных стран.

Соответствующее положение §6 гл.34 ГК РФ по принципиальным вопросам совпадают с Конвенцией, т.е. принципиальный подход к договорам лизинга, заключаемым в рамках внутреннего экономического оборота РФ, и к договорам лизинга, заключаемым с иностранными контрагентами, унифицирован.

При присоединении к Конвенции любому государству разрешается сделать заявление о замене п. «3» ст.3, касающейся ответственности арендодателя, положениями своего законодательства, чем и воспользовалась РФ, где указанная ответственность регулируется ст.ст.401 и 406 ГК РФ. В частности, в соответствии с Конвенцией арендодатель ответственен за

нарушение данной им арендатору гарантии «спокойного владения» предметом лизинга (т.е. исключение претензий имущественного характера со стороны третьих лиц) в результате умышленных действий (или бездействия) либо грубой неосторожности. ГК РФ более строго решает этот вопрос, предусматривая ответственность за нарушение не только в случае грубой, но и простой небрежности. Разница между этими понятиями может повлиять на решение суда или международного арбитража при рассмотрении споров арендодателей и арендаторов.

Однако другой основополагающий законодательный акт, регулирующий отношения в сфере лизинга, а именно Закон РФ «О лизинге», в ряде случаев противоречит Оттавской конвенции.



Закон РФ «О лизинге» выделяет такую форму лизинга, как международный лизинг и включает в себя целый ряд положений, направленных на его регулирование. Основным признаком международного лизинга по данному Закону признается то, что лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом РФ. Порядок регулирования международного лизинга определяется следующим образом. Если лизингодателем является резидент РФ, то есть предмет лизинга находится в собственности резидента РФ, договор международного лизинга регулируется Законом РФ «О лизинге» и иным законодательством РФ. Если же лизингодателем является не резидент РФ, то есть предмет лизинга находится в собственности нерезидента РФ, договор международного лизинга все равно регулируется федеральными законами, но на этот раз в области внешнеэкономической деятельности (п.1 ст.7).

Между тем РФ, как уже отмечалось является участником Оттавской конвенции. Сфера действия Конвенции определяется в зависимости от того, где находится место деятельности участников лизинговых отношений, а то обстоятельство, кто является собственником лизингового имущества, не имеет правового значения. Поэтому, в тех случаях, когда лизингодатель, лизингополучатель и поставщик (продавец) имеют места своей деятельности на территории государств – участников Конвенции либо когда договор поставки (купли-продажи) и договор лизинга подчиняются праву одного из государств – участников Конвенции, отношения сторон должны регулироваться именно Конвенцией, а не внутренним законодательством (например, федеральными законами РФ).

Не следует забывать также, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ (к таковым бесспорно относится Оттавская конвенция о международном лизинге) в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью правовой системы РФ. Причем, если международным договором РФ установлены иные правила, или те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора (ст.7 ГК РФ).

В связи с этим положения Закона РФ “О лизинге” о международном финансовом лизинге, не соответствующие Конвенции о международном финансовом лизинге, не подлежат применению. В качестве примера рассмотрим следующие положения.

В соответствии с п.1 ст.16 Закона РФ “О лизинге” при осуществлении международного финансового лизинга договор лизинга должен содержать ссылку на договор купли-продажи, в соответствии с которым передача предмета лизинга лизингополучателю должна производиться не позднее чем через шесть месяцев с момента пересечения предметом лизинга таможенной границы РФ, за исключением случая его транспортировки по территории РФ в течение срока, превышающего шесть месяцев. В то же время Оттавская конвенция (ст.1) предусматривает, что оборудование приобретается лизингодателем у поставщика в связи с лизинговым соглашением, которое с ведома поставщика заключено или должно быть заключено между лизингодателем и лизингополучателем, и не требует для признания сделки финансового лизинга заключенной наличия в ней каких-либо ссылок на предварительно заключенный договор купли-продажи (поставки).

Не подлежит применению также положение, предусмотренное п.3 ст.34 Закона РФ “О лизинге” согласно которому стороны по договору международного финансового лизинга имеют право предоставлять отсрочку лизинговых платежей на срок не более чем шесть месяцев с момента фактического ввода предмета лизинга в эксплуатацию. Оттавская конвенция не содержит каких-либо ограничений прав сторон по определению сроков внесения лизинговых платежей и их отсрочке и не предоставляет возможности государствам – участникам Конвенции устанавливать такого рода ограничения во внутреннем законодательстве. А в соответствии с п.2 ст.7 ГК РФ международные договоры РФ применяются непосредственно, кроме случаев, когда из самого международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта.

Нецелесообразно и включение в текст Закона РФ “О лизинге”и положения о применимом праве при разрешении споров между участниками международных лизинговых сделок. Указанное положение дублирует коллизионные нормы Оттавской конвенции (п.3 ст.7), которые и подлежат применению в спорных ситуациях.

       Оттавская конвенция представляет большой интерес не только как акт международного частного права, содержащий ряд традиционных коллизионных норм, позволяющих определить

применимое право к взаимоотношениям сторон по международному лизингу. Она содержит четкие положения касающиеся самого понятия лизинга, характерных признаков данного договора, что наиболее ценно, поскольку сама Конвенция – плод согласования различных подходов, имеющихся в законодательствах разных государств.

Под сделкой финансового лизинга в Конвенции понимается такая сделка, в которой одна сторона (лизингодатель) по указанию другой стороны (лизингополучателя) заключает соглашение (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), по которому лизингодатель приобретает комплект машин, средств производства и иное оборудование (оборудование) на условиях, одобренных лизингополучателем, поскольку это касается его интересов, и заключает соглашение (лизинговое соглашение) с лизингополучателем, по которому представляет лизингополучателю право использовать оборудование за арендную плату (ст.1).

В тексте Конвенции отмечены и характерные черты всякой сделки финансового лизинга. К их числу относятся следующие признаки:

1) лизингополучатель сам определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь на квалификацию и решение лизингодателя;

2) оборудование приобретается лизингодателем в связи с лизинговым соглашением, которое с ведома поставщика заключено или должно быть заключено между лизингодателем и лизингополучателем;

3) арендные платежи, подлежащие оплате по лизинговому соглашению, рассчитываются так, чтобы учесть, в частности, амортизацию всей или существенной части стоимости оборудования.

Кроме того, в Конвенции специально подчеркивается, что она подлежит применению независимо от того, предоставлено ли лизингополучателю право купить арендованное оборудование. Следовательно, выкуп имущества арендатором не относится к обязательным признакам финансового лизинга.

       Согласно Конвенции из круга объектов сделки финансового лизинга исключается оборудование, которое будет использоваться главным образом персоналом лизингополучателя, а также в семейных или домашних целях. Таким образом, под международным финансовым лизингом понимаются в основном сделки, заключаемые в сфере предпринимательской деятельности.

Сфера применения Конвенции о международном финансовом лизинге определена традиционным способом. Прежде всего, необходимо отметить, что Конвенция применяется в том случае, когда коммерческие предприятия лизингодателя и лизингополучателя находятся в разных государствах (п.1 ст.3), что позволяет считать финансовый лизинг международным с точки зрения Конвенции. Соответственно, если стороны договора лизинга – лизингодатель и лизингополучатель – расположены и имеют коммерческие предприятия в одном государстве, такой договор не признается международным и не подпадает под действие Конвенции.

Для применения Конвенции также необходимо, чтобы сделка финансового лизинга была связана с государствами – членами Конвенции. Такая связь может быть обнаружена в двух случаях:

а) государства, в котором имеют коммерческие предприятия лизингодатель, лизингополучатель, а также поставщик оборудования, являются договаривающимися сторонами (то есть членами Конвенции);

б) в силу норм международного частного права как соглашение о поставке оборудования, так и лизинговое соглашение подпадают под действие права государства, являющегося членом Конвенции.

Однако даже при наличии одного из названных условий применение Конвенции может быть исключено. Для этого требуется, чтобы каждая из сторон как лизингового соглашения, так и соглашения о поставке оборудования была согласна на такое исключение

Примечательной чертой Конвенции о международном финансовом лизинге является то, что она обеспечивает путем установления унифицированных правил позитивное регулированиеправ и обязанностей сторон по договору международного финансового лизинга.

Прежде всего Конвенция проявляет заботу о вещных правах лизингодателя в отношении переданного в аренду оборудования на случай банкротства лизингополучателя. На это оборудование не может быть наложен арест, оно не включается в конкурсную массу (ст.7).

Учитывая, что лизингополучатель сам выбирает поставщика оборудования и только по его воле выбор оборудования и его поставщика может быть возложен на лизингодателя, Конвенция освобождает лизингодателя от ответственности перед лизингополучателем в отношении сохранности оборудования в связи с ущербом, причиненным лизингополучателю в результате его доверия к квалификации и решению лизингодателя в выборе поставщика или оборудования. Данная норма является диспозитивной, она может быть изменена соглашением сторон. Лизингодатель освобождается также от ответственности перед третьими лицами за причинение оборудованием, эксплуатируемым лизингополучателем, вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц (п.1 ст.8).

В то же время Конвенцией предусмотрена обязанность лизингодателя гарантировать, что спокойное владение лизингополучателя предметом сделки не будет нарушено третьими лицами, имеющими преимущественные права на объект лизинга (п.2 ст.8). Следовательно, если имущество будет отобрано у лизингополучателя по требованию третьего лица, лизингополучатель сможет потребовать возмещения ущерба за счет лизингодателя.

Обязанности лизингополучателя согласно Конвенции (ст.9) состоят в надлежащем использовании оборудования и содержании его в том состоянии, в котором оно было получено. Все вопросы, связанные с износом и модификацией оборудования, должны согласовываться сторонами. По окончании срока действия лизингового соглашения лизингополучатель обязан возвратить оборудование лизингодателю. Исключение составляют случаи, когда лизингополучатель реализует предусмотренное договором право на выкуп этого оборудования либо сможет договориться с лизингодателем о продлении его аренды.

Что касается отношений, вытекающих из соглашения о поставке оборудования, то Конвенция по сути ставит лизингополучателя в положение покупателя, наделяя его всеми правами последнего, в том числе и правом отложить или отменить поставку оборудования без согласия лизингодателя. Напротив, стороны соглашения о поставке (поставщик и лизингодатель) не вправе изменять срок поставки оборудования, который был предварительно одобрен лизингополучателем, без согласия последнего (ст.11).

В случае нарушения срока поставки оборудования или иного неисполнения или ненадлежащего исполнения соглашения о поставке лизингополучатель наделяется определенными правами требования в отношении как лизингодателя, так и поставщика. В частности, по отношению к лизингодателю лизингополучатель имеет право отказаться отпринятия оборудования и расторгнуть лизинговые соглашения. Если же лизингополучатель не расторгает лизинговое соглашение, он может воспользоваться правом отказаться от выплаты арендной платы по лизинговому соглашению до тех пор, пока лизингодатель не возместит ущерб за недопоставку оборудования в соответствии с соглашением о поставке. В случае, когда лизингополучатель отказывается от лизингового соглашения, он вправе требовать от лизингодателя возмещения арендной платы и других сумм, выплаченных авансом (ст.12).

Конвенцией (ст.13) предусмотрены также последствия на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств со стороны лизингополучателя. Речь идет в основном об обязанности последнего своевременно вносить арендную плату. При невыполнении лизингополучателем данной обязанности лизингодатель вправе требовать взыскания с него задолженности по арендной плате вместе с соответствующими процентами, а также возмещения причиненного ущерба.

Если же невыполнение лизингополучателем своих обязательств носит существенный характер, лизингодатель может реализовать одно из своих дополнительных прав:

●    потребовать предварительной оплаты суммы будущих арендных платежей(такое право должно быть предусмотрено лизинговым соглашением) либо заявить о прекращении лизингового соглашения, то есть о расторжении договора. В случае, если лизингодатель расторгает договор, лизингополучатель должен возвратить ему сданное внаем имущество и, кроме того, возместить ущерб в сумме, которую лизингодатель получил бы, если бы лизингополучатель выполнил лизинговое соглашение в соответствии с его условиями

Отдельным образом регулируется в Конвенции вопрос о правомочиях лизингодателя илизингополучателя на уступку ими своих прав, вытекающих из лизингового соглашения. На этот счет имеется два противоположных правила. Лизингодатель вправе передать или

иначе распорядиться всеми или любым из своих прав как в отношении оборудования, так и по лизинговому соглашению. Однако передача прав не освобождает лизингодателя от каких-либо его обязанностей по лизинговому соглашению.

       Что касается лизингополучателя, то он, напротив, не может передать право на использование оборудования или иные права по лизинговому соглашению без согласия лизингодателя и без учета прав третьих лиц (ст.14 ).

Развитие лизингового законодательства осуществляется и в рамках СНГ.

Для обеспечения правовой основы лизинговой деятельности Межгосударственным экономическим комитетом (МЭК) подготовлен проект Конвенции о межгосударственном лизинге в СНГ. Он основывается на национальных законодательствах стран Содружества, Конвенции о защите прав инвесторов, Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге и других общепризнанных международных нормах и правилах. Проект прошел рассмотрение на коллегии МЭК, согласован полномочными экспертами стран Содружества и был подготовлен для утверждения на президиуме МЭК и далее главами правительств стран СНГ.

Кроме того национальные лизинговые ассоциации Белорусии-Беллизинг, России-Рослизинг, Украины-Укрлизинг совместно с МЭК и Министерством экономического развития и торговли РФ ведут подготовку учредительных документов и необходимых организационных условий для создания лизинговой конфедерации СНГ, которая будет являться открытой некоммерческой организацией, мобилизующей средства на содействие развитию межгосударственного лизинга в СНГ.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.