Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Юлия Папанова (г.Екатеринбург, Россия)





Киргизии...

 

Всю свою жизнь бегу к тебе

по четким линиям железных дорог.

Еще до рождения кто-то предрек

твою роль главной страсти в моей судьбе.

 

Ты пахнешь цветами и горной травой,

солнцем, кострами и свежим кумысом,

Ночью прохладною и барбарисом,

артезианской студеной водой —

 

ты по утрам умываешь лицо,

царапая щеки свои о кольцо,

связавшее нас на узел морской —

теперь я борюсь с ненормальной тоской

по тебе.

 

Мне снятся поросшие маком долины,

юрты, навеки замерзшие горы,

смуглая кожа, восточный твой говор,

вкус переспелой горной малины.

 

Ты сказкой из детства зовешь к себе в гости,

и я прибегаю к тебе со всех ног…

 

 


Владимир Попович (Башкортостан, Россия)

 

 

Художник

 

Случайность любопытного начала,

Угодливой амбиции предмет

Чуть позже интуиция венчала,

Как истинный пророк ближайших лет.

 

Недоставало многомерной страсти,

Смущали скромно мысли на ветру.

Душа была и в целом и отчасти

Подчинена единому Добру.

 

Простые, неотъемлемые средства,

И в добавленье — новая игра.

Мы родом не из юности и детства,

А из того, что сделано вчера.

 

Идущему к неведомому другу

Фрагменты или целое не суть.

Но грозную, порывистую вьюгу

Едва ль заменит красочная муть.

 

И там, где цвет зависит лишь от глаза,

Где кистью движет сильная рука,

Не различишь ни образа ни сказа

На сером полотне ученика.

 

 

***

 

Благодарить исходные века

За истеченье поздних было впору.

Что мы идём ни под гору ни в гору,

Вещала лишь гусиная строка

В осеннем небе. Годы напролёт,

Готовившие знатную победу,

Поверившие подлинному бреду,

Не зная, где земля, где гололёд,

Восходы неустанно провожали.

Зевал на троне старый лицедей.

Какие-то убогие скрижали

Смешали запах крови и гвоздей.

Не чудо содержанья, а заглавье.

Знакомой, но заросшею тропой

С восторгом часто следует слепой…

 

И жизнь моя, всё кажется, — тщеславье.




 

Дмитрий Сагайдак (г.Бишкек, Кыргызстан)

 

Ощущение дождя

 

Хочется дождя, что плавит снег

И идти, захлебываясь воздухом,

И хранить в себе как оберег

Бесконечность нежно-синих шорохов

 

Пробежать по вымокшей земле

И водою напитаться талою,

Чтобы сердце билось веселей,

Распрощавшись с мыслями усталыми.

 

Пусть замрет на ветках тишина,

Ветер прекратит свое кружение,

Каплями прогорклого вина

Заструится лунное свечение.

 

И в пустой прозрачности лугов,

Где туман гуляет в предвечерии

Из земли забьет живая кровь,

Примирившись с глупыми потерями.

 

Молчаливый звон уснувших рек

Окольцован высохшими травами.

Хочется дождя, что плавит снег,

Чтобы разогнались дни усталые

 

 


Гасан Сеидбейли (г.Баку, Азербайджан)

Лекарство

 

Пролог

 

Расизм. Одна из самых страшных болезней человечества, которая унесла гораздо больше жизней, чем чума, СПИД, оспа и прочие недуги. Она поражает вначале маленькую частичку души, затем поглощает её полностью и захватывает мозг. Эта болезнь характерна для пациентов со сложным детством, врожденной раздражительностью, слабой силой воли или людям, которым перешли дорогу представители другой нации. К моему больному применимы все вышеуказанные показания в той или иной степени, так сказать, от всего понемногу. Но он нашёл лекарство и исцелил себя. Имя противоядия, уничтожившего расизм в его душе, — любовь. История болезни последует далее.

 

Андрей проснулся рано утром от звуков разрывающегося, но неуничтожимого советского будильника. Первое, что видел, просыпаясь, Андрей, — это влаг фашисткой Германии, висящий на стене, напротив его кровати. Переборов постоянное утреннее желание остаться в постели, он встал и отправился на кухню. Голова пульсировала, напоминая о бурно проведенном вчерашнем вечере. После того, как они под руководством Мюллера (предводителя их небольшой группировки) разнесли магазинчик, принадлежавший старому пакистанцу, они отправились в пивную отмечать их победу над «не представителями белой расы». Он наполнил чайник и поставил его на огонь. Его голову никак не хотел покинуть образ скрючившегося от боли старичка, лежавшего за прилавком своего маленького, уже бывшего магазина. «Не фиг было приезжать», — мелькнула мысль в голове у Андрея, и тем самым послужила оправданием для его души.

Молодой нацист учился в институте и причём довольно неплохо. После уроков он посещал кружок изобразительного искусства при институте. То ли из-за того, что Гитлер в юности тоже занимался, грубо говоря, рисованием, то ли Андрею это действительно нравилось. Но ни в учебном заведении, ни в кружке не знали о его нацистских наклонностях. Андрей тщательно скрывал это, опасаясь, что это может отразиться на его оценках и что его могут исключить из кружка. Поэтому он оставался добрым, спокойным, но слегка замкнутым студентом.

Жизнь шла своим чередом. Утром учёба, вечером очищение нации. Всё работало, как часы, пока в один прекрасный день не произошло маленькое, на мой взгляд, чудо.

Андрей уже вышел из института и спокойно рисовал очередное задание в помещение кружка. Помещение средних размеров, с большими панорамными окнами, сквозь которые солнечный свет заливал всё находящееся внутри. Это было для его души чем-то вроде крепости. Только здесь перед нами появлялся Андрей, не думающий о расизме, Андрей, глубоко погруженный в свои всё ещё светлые части души. Он как раз заканчивал делать наброски, когда дверь в их комнату открылась, и в неё вошли три девушки. Поначалу, бросив небрежный взгляд, Андрей застыл. Две девушки были «нормальные», а третья нет — мулатка. Что-то застучало в голове, и душа отошла на задний план. «Они уже здесь…» — было первой мыслью. «Никогда!!!» — второй мыслью. Только после этого он заметил, что взгляд девушки остановился на нём. Причём не полный страха, как того хотел Андрей, а заинтересованный. «Только не это», — было третьей и окончательной мыслью. Ему было страшно подумать о том, что он ей понравился.

«Контрольный выстрел» во время всего происходившего сделал педагог, дав задание Андрею нарисовать портрет новенькой мулатки, а ей — его портрет. Более часа пришлось нашему «несчастному» герою смотреть на неё, она же делала то же самое с нескрываемым удовольствием. По завершению задания девушка рискнула сделать первый шаг.

— Меня Лейла зовут, а тебя?

— Андрей.

— Очень приятно.

— Мне тоже. — Андрей приложил невероятные усилия к тому, чтобы выдавить из себя эти два слова.

Закончив занятия и собравшись идти домой, наш герой испытал на себе действие великого «закона подлости». Лейле оказалось с ним по пути. Идти похоронной процессией не получилось, и между ними завязался разговор, может быть, моментами он даже был интересен. Андрею девушка показалась умной, весёлой, с хорошо подвешенным языком. С интервалом в пять минут, душа Андрея давала о себе знать, начиная думать во время разговора, не как скорее попасть домой, а какая интересная у него собеседница; в эти моменты мозг начинал цитировать нацистские слоганы, чтобы отбить даже мысль о более близком знакомстве с девушкой. Она очень легко вызывала симпатию, и так как она не была обделена умом и прекрасной внешностью, одни её тёмные и бездонные, как океан, глаза уже могли пронзить насквозь сердце любого женоненавистника. Он смог продержаться до конца. Проводя её до подъезда и попрощавшись, Андрей быстрым шагом направился домой, думая о том, что она приехала сюда на учёбу, и будет появляться в их кружке очень часто. Мысль об этом приводила его в ярость, но где-то в самых глубинах его сердца загорелась маленькая, совсем тусклая, но всё же искра.

Вечером он не сказал ни слова о случившемся своим друзьям, они и так были не в духе, ночная охота ни принесла новых жертв.

День за днём три раза в неделю Андрею приходилось провожать её до дома, и каждый раз когда он, попрощавшись с ней, шёл домой, маленький огонёк, загоревшийся в нём в день их знакомства, давал о себе знать. Спустя время кое-что изменилось, Лейла позвонила ему и назначила встречу под предлогом того, что ей нужно купить новые кисти, а она совсем не знает города. Через час Андрей ждал её возле дома. Она не заставила себя ждать. Они прошлись до ближайшего магазина, где Лейла купила кисточки, после чего отправились в уютное кафе, где большая часть клиентов представляли собой пары. Они доедали мороженое, когда после длительной беседы наступили минуты неловкого молчания. И случилось то, чего Андрей боялся больше всего. Она сделала первый шаг. Положила свою руку поверх его руки. Андрей потерял дар речи, его поразил её поступок, но ещё больше то, что он не мог и не хотел убирать свою руку. Маленькая искра, мелькнувшая в его сердце месяц назад, превратилась в настоящее пламя, в сердце зажглась любовь. Они смотрели друг на друга в полном безмолвии. Так же шли домой, когда пришло время прощаться, она поцеловала его в щёчку и ушла, не сказав ни слова. Андрей отправился домой, её сердце горело, а в голове было пусто, как и на тихой вечерней улице, по которой он шёл.

Вечерняя охота началась удачно, они быстро нашли двух темнокожих, шедших по тёмной улице, не догадывающихся о том, что их преследуют одиннадцать бритоголовых парней. Они напали быстро — все, кроме Андрея, который остался сзади, и не «притронулся к добыче». Огонь, горевший в его сердце, не разрешал ему идти. Остальные ничего не сказали, посчитав, что их собрат просто не в форме. Андрей вернулся домой раньше обычного, в его голове до сих пор звучал отчаянный крик о помощи и мелькали два обмякших тела темнокожих студентов на асфальте. Андрей метался по комнате, он чувствовал, как внутри него всё меняется и переворачивается, он искал утешения, ему надо было поговорить с кем-нибудь, и он набрал её номер. Они проговорили до раннего утра.

На следующий день Андрей и Лейла возвращались с занятий, держась за руки. Доведя её до дома, он не нашёл слов, чтобы сказать ей то, что он чувствует, и кто он на самом деле, хотя она так этого ждала.

Он лежал в темноте уже второй час, он не хотел и не мог идти на охоту, он хотел к ней, к единственной, которая его понимала, которая видела в нём свет. Он не знал, как сказать ей, что он любит её, как сказать ей, что он скинхед… Андрей не выдержал и побежал к ней.

Они сидели у неё во дворе. Он переборол свой страх и рассказывал ей всё, как есть. Всю свою жизнь, все свои ужасные поступки и всё, что он к ней чувствует. Теперь Андрей не искал слов, они рвались из него, всё, что накопилось в нём за это время, теперь бурным потоком слетало с его губ. Лейла молчала и слушала его, она видела, как он меняется на глазах, как превращается из замкнутого, кровожадного скинхеда в человека, способного свободно дышать, жить, а главное, любить. Когда Андрей закончил, она потянулась к нему и поцеловала, это был самый лучший и самый искрений ответ из всех, который он мог получить. После этого они долго сидели и клялись друг другу в вечной любви, говорили о том, как Андрей начнёт новую жизнь, и снова о любви.

С того дня прошла уже неделя счастливой жизни влюбленной пары. Андрей не побывал ни на одной охоте, ни на одной сходке, это и послужило причиной беспокойства его «братьев по оружию». Никто не может так бесследно пропадать, если вступил в группировку, и они решили найти Андрея. Всё стало ясно, когда один из разведчиков увидел его гуляющим с Лейлой. Вечером на сходке был вынесен приговор предателю: убить девушку, а затем и изменника. Действовать решили незамедлительно.

…Андрей бежал по ночным переулкам, так быстро, как только мог. Он бежал, а перед глазами всплывали образы людей, ставших жертвами его банды, людей, в избиении которых Андрей неоднократно принимал участие. В голове пульсировало лишь одно: «Только не она!» Лейла позвонила две минуты тому назад, она была очень напугана, сказала, что к ним в дом ломятся какие-то люди. В трубке также были слышны крики её родителей и громкие удары в дверь.

«Это они. Они узнали. Только бы успеть!..»

Стоявшего у входа в подъезд новичка Андрей снёс одним ударом. Он начал бежать наверх, крики и удары были слышны даже на улице. Когда он пробегал последний, отделявший от квартиры Лейлы лестничный пролёт, дверь, которую ломали уже пятнадцать минут, не выдержала, он понял это — звук ломающегося дерева и топот тяжёлых армейских ботинок сказали ему об этом. Андрей рванул вперёд. Ещё чуть-чуть — и он будет там, ещё чуть-чуть — и он спасёт её… Раздались выстрелы. Стреляли внутри квартиры. Андрей вбежал в квартиру с мыслью о том, что у его бывших друзей нет огнестрельного оружия. Он был прав. Вся его банда лежала в прихожей, расстрелянная почти в упор. Напротив стоял человек лет пятидесяти, восточной внешности с пистолетом, направленным на Андрея. «Папа! НЕТ!». Но было слишком поздно, последний выстрел заглушил голос Лейлы. Спустя пару секунд девушка уже сидела на коленях, обнимая окровавленное тело своего возлюбленного. Андрей был мёртв. Лейла не хотела верить в это, но ей пришлось. Она повернулась к отцу, стоявшему позади неё с пистолетом в руках, одним рывком она выдернула оружие из его рук, поднесла к виску и нажала на курок. Отец ничего не успел сделать… Щелчок… Это всё, что издал пистолет, патронов больше не было, последняя пуля засела в сердце молодого парня, в сердце, которое хоть и недолго но всё же познало, что такое любовь.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.