Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Мышление и знания. Роль прошлого опыта в решении задачи.




 

О.Зельц и К.Дункер — яркие представители двух разных подходов к изучению мышления. Основным пунктом столкновения их принципи­альных позиций стал вопрос о влиянии на процесс решения задачи на­личных знаний субъекта, имеющихся в его прошлом опыте.

Различия вюрцбургской школы и гештальтпсихологии мышления касаются концептуальных представлений о продуктивном мышлении, эмпирических оснований для выделения его психологических механиз­мов и самой постановки исследовательских задач. Так, процесс порожде­ния новых знаний, методов решения понимается, с одной стороны, как по­степенный, кумулятивный, в котором каждый новый продукт является результатом перекомбинации уже существовавших знаний и методов на основе прошлого опыта, а с другой — как ряд качественных трансфор­маций, каждая из которых требует переорганизации наличных знаний и не сводится к предыдущей. Эмпирической базой в вюрцбургской школе были интроспективные данные о решении репродуктивных задач, и по­этому закономерности репродуктивного и продуктивного мышления представлялись здесь едиными. Напротив, стимульный материал в гештальтпсихологии мышления — это задачи-«головоломки», требующие творческих решений, качественно отличных от репродукции наличного знания. Отсюда понятны различия основных исследовательских задач: в одном случае это выявление дополнительных (по отношению к репро­дуктивным процессам) условий, которые делают возможным продуктив­ный мыслительный акт, в другом — поиск его собственной психологи­ческой структуры.

Для возможности сравнивать разные теоретические позиции вспом­ним основные «составляющие» структуры решения задачи: » S — проблемная ситуация, условия задачи, предъявляемые субъекту; Р — требо­вание, поставленная субъекту цель, которую следует достичь в заданных условиях; т — средство решения задачи, т.е. метод, сознаваемое субъек­том отношение, позволяющее осуществить переход от S к P (Зельц), или функциональное решение задачи, устраняющее конфликт между ними (Дункер).

Согласно Зельцу, сознавание т — основное условие завершения «схематически антиципирующего комплекса» при решении репродук­тивной задачи. Положим теперь, что перед субъектом стоит про­дуктивная задача, т.е. метод ее решения актуально отсутствует. Тогда, сле­дуя логике вюрцбургской школы, условие его нахождения нужно искать в прошлом опыте субъекта. Таким условием будет наличие иного по материалу, но сходного по содержанию метода, примененного ранее для решения другой задачи. Поскольку в данном случае искомым является уже не чувственное представление, но новый метод решения, схема комп­лекса должна быть перенесена на еще один уровень выше. Первый уро­вень в этой схеме займут методы решения — наличные 1) и искомый (m2), а второй уровень — общий абстрактный принцип, объединяющий их

«мета-метод», или метод 2-го порядка (М). Понятно, что ус­ловием нахождения т2 будет здесь сознавание этого абст­рактного М, точнее, осознание частных т1 и т2 как пред­ставителей общего М, а спо­собом такого решения — вос­полнение нового комплекса: опосредствованный (через М) перенос т1 на т2. При реализации этого способа воз­можны два случая — с пред­варительным осознанием М и без него.

Случай 1. М уже выделен (осознан): в прошлом опыте субъекта име­ла место абстракция т1 сознавание его отношения к М, тогда нахождение т2 происходит путем актуализации этого отношения — средства решения новой задачи, т.е. переноса его из прошлого опыта в актуальный.

Случай 2. М еще не выделен (не осознан) в прошлом опыте субъек­та. Поэтому нахождение т2 требует сознавания отношения т1 к М в са­мом решении задачи, т.е. происходит путем абстракции наличного средства. Понятно, что здесь при решении творческой задачи искомый метод занимает то «место» комплекса, которое антиципируется при его выполнении и, следо­вательно, так же, как искомое слово в репродуктивной задаче, находится в состоянии готовности к соотнесению с М.

Важное отличие случая абстракции средств (в отличие от актуализа­ции) заключается в том, что нахождение т2 предполагает новое для субъек­та сознавание его прошлого опыта — т1 Поэтому и причины, определяю­щие и направляющие этот процесс, не ограничиваются только прошлым опытом, но имеют еще, по крайней мере, два варианта. В первом из них — случайно обусловленной абстракции средств — восполнение комплекса происходит благодаря случайному наблюдению какого-либо события, сход­ного по его возможному абстрактному смыслу с искомым средством реше­ния. Именно в акте решения и выделяется этот абстрактный смысл, т.е. событие как бы расчленяется для субъекта на два известных уровня: уже не нужного ему чувственного представления и его сознанности, мысли. Го­товность субъекта к продуктивному восприятию, использованию случая обеспечивается при этом осознанием самой задачи.

Во втором варианте это осознание становится основным; абстракция средства (т.е. нахождение т2) детерминируется пониманием условий дан­ной проблемной ситуации. Нетрудно догадаться, что именно на этом эм­пирическом материале «теория комплексов» встречается с гештальттеори-ей продуктивного мышления: задача, средства решения которой первона­чально отсутствуют, решается без привлечения прошлого опыта. Согласно Зельцу, в этом варианте сама задача должна быть представлена субъектом как единый комплекс, требующий восполнения. Доопределение ее условий и дает возможность осознать объективно заданное направление антиципа­ции т1 что делает субъекта готовым к абстракции нужного средства. Та­ким образом, «понимание того, каким образом нечто становится способом для достижения цели» (Зельц) полностью зависит от данной проблемной ситуации.

«Внутренняя» (т.е. связанная с адекватной организацией условий и требований задачи) обусловленность открытия средства решения — вот главное, что нужно гештальтпсихологу для объяснения продуктивных мыслительных актов. Вариант абстракции средств, которая детерминиру­ется самой задачей, находящийся на периферии научных интересов Зель­ца, становится базовым для Дункера. Дункер отмечает, что все примеры «детерминированной абстракции средств» по Зельцу совпадают с тем, что он называет пониманием, или инсайтом.

Согласно Дункеру, инсайт есть такая целостная организация субъ­ектом S и Р, которая позволяет устранить конфликт между ними. Связь конфликта с функциональным решением т как средством его устране­ния является не абстрактной, а сугубо конкретной, практической, и раз­решаемая в инсайте проблемная ситуация может быть схематически представлена не как двухуровневый комплекс, но только как нерасчленяемая целостность. Сущность продуктивного мышления и заключает­ся в раскрытии субъектом этой объективной целостной организации, в переходе от понимания основного конфликта творческой задачи к ее функциональному решению.

Становится понятным решающий аргумент гештальтпсихологии в критике «теории комплексов». Готовность субъекта к актуализации или абстракции искомого средства означает, что хотя в окончательном виде это средство еще не найдено, по своим функциям, необходимым для ре­шения, оно уже определено. Тем самым основной продуктивный акт — нахождение функционального решения — уже состоялся. Поэтому прак­тически все варианты объяснения рассмотренных Зельцем случаев отно­сятся, согласно Дункеру, к завершающей фазе творческого процесса, его репродуктивной части, т.е. к реализации функционального решения. Если репродуктивна сама задача, то в «теории комплексов» найдется вариант, адекватно отражающий процесс ее решения, если же задача — творчес­кая, то она принимается к анализу и объяснению, будучи функционально решенной. Но так или иначе «теорию комплексов» нельзя считать объяс­няющей процессы продуктивного мышления.

Интересно, что Дункер активно использует привлеченную Зельцем эмпирию (вместе с ее объяснениями) — в новой функции: варианты об­щей объясняющей схемы превращаются им в исследовательские методи­ческие приемы. Так, случайно обусловленная абстракция средств лежит в основе предложенного Дункером метода подсказки — способа прово­кации функционального решения творческой задачи, позволяющего уста­новить готовность субъекта к пониманию путей и способов устранения ее основного конфликта, к инсайту. Та самая готовность к актуализации или абстракции нужного средства, что была аксиомой — условием в «теории комплексов», становится в гештальтпсихологии предметом исследования.

Исходная эмпирическая ситуация решения творческой задачи, выб­ранная Дункером, действительно свободна от влияния прошлого опыта, и в этом смысле — Образцова, идеальна. Допустим теперь, что в общую объяс­нительную схему, основанную на этой ситуации, внедряется прошлый опыт, который всегда существует у субъекта даже перед решением любой твор­ческой задачи. Случаев такого внедрения два: в первом прошлый опыт субъекта организует определенным образом новую проблемную ситуацию, с которой встречается субъект, во втором случае он содержит метод реше­ния, сходный с методом решения целостной задачи по общему, абстрактно­му принципу.

Случай 1. Прошлый опыт не содержит никакого способа решения новой, творческой задачи (ни даже намека на него), но проблемная ситу­ация, благодаря ему, уже организована. Однако, поскольку задача твор­ческая, ее организация, которая спровоцирована прошлым опытом, пре­пятствует обнаружению и разрешению основного конфликта. Поэтому решение задачи, так же не зависимое от прошлого опыта, осуществляет­ся путем переорганизации, переструктурирования проблемной ситуации, которое означает и переорганизацию имевшихся знаний.

Случай 2. Наиболее критический для общей схемы, предложенной Дункером. В прошлом опыте субъекта содержится уже решенная имзадача, сходная с вновь предъяв­ленной по абстрактному принци­пу решения. Интересно, что здесь Дункер привлекает «третий», вве­денный Зельцем, уровень — обще­го принципа, объединяющего на­личное и искомое функциональ­ные решения задач — т1 и т2 Однако возможное продуктивное влияние прошлого опыта, т.е. его перенос, и в этом случае прин­ципиально не может произойти. Объясняется это тем, что функ­циональное решение т1 составля­ет с условиями проблемной ситуации именно целостность, а не двухуровневый комплекс. Для того, что­бы функциональные решения двух задач были объединены субъектом, отнесены к одному абстрактному принципу, т2 должно быть ... уже от­крыто, т.е. новая проблемная ситуация должна быть уже разрешена.

Поэтому соотнесение с абстрактным принципом, а тем самым и прошлый опыт на само решение новой задачи никак не повлияли. Более того, при предъявлении новых аналогичных задач их функциональ­ные решения могут быть абстрагированы и соотнесены так же лишь пос­ле того, как они актуально состоялись.

Споры о роли прошлого опыта в продуктивном мышлении продол­жаются до сих пор. Знание результатов классической дискуссии необхо­димо современным сторонникам той и другой точки зрения для осозна­ния своей принадлежности к качественно разным стратегиям изучения творчества. Сам же ход этой дискуссии интересен еще и тем, насколько точно и принципиально ее участники, будучи экспериментаторами, уме­ли следовать выбранным теоретическим позициям.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.