Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Ввод первых СБО пограничников





Участие ПВ в афганской войне - один из самых сложных и тяжелых периодов оперативно-войсковой деятельности советских погранвойск за все время их существования.

К сожалению, по ряду причин этот период в истории страны и ПВ незаслуженно слабо отражен в печати, книгах, кинематографе.

Появление пограничных сайтов в сети даёт возможность восполнить этот пробел.

В связи с малым количеством архивных документов, материалы собирались главным образом у непосредственных участников боевых действий.

Поэтому возможны некоторые неточности и несовпадения в деталях, субъективизм в оценках событий.

Ввод первых СБО пограничников

из "ПАМИРСКИЙ ВАРИАНТ", ветеран границы, №1-2, 1999, с. 69-76

Полковник запаса Шевелев Виктор Михайлович родился в Смоленске в 1932 г. В 1952 г. поступил в Калининградское погранучилище. До 1962 г. - заместитель начальника заставы по политчасти Ленинаканского погранотряда. 1973-1976 гг. - начальник политотдела Отдельного Арктического погранотряда. С января 1977 г. -заместитель начальника политотдела КСАПО, заместитель по политчасти начальника ОВО в Душанбе. С января 1980 г. по апрель 1983 г. - заместитель начальника оперативной группы по руководству боевыми действиями погранвойск в Афганистане. 1983 - 1986 гг. - советник политкомиссара погранвойск Народной Республики Мозамбик. 1986 - 1987 гг. - старший инспектор политуправления погранвойск. 1987-1988 гг. - советник начальника политотдела Особой погранбригады в Хосте. В 1988 г. уволен в запас. Награжден орденами Красной Звезды и «За службу Родине в Вооруженных силах» 3-й степени, орденом ДРА «Красное Знамя», многими медалями.

 

Наступил 1980 год. Ограниченный контингент советских войск уже вошел на территорию Афганистана. Но пограничники активных действий не предпринимали. И наконец...

Команда на переход границы поступила в первых числах января. Предстояло сформировать сводный боевой отряд (СБО) и 7 января переправить его в районе Калайи-Хумба, в то время - правый фланг Хорогского отряда, в афганский кишлак Нусай, где располагались афганский пограничный комиссар этого района и охранявшая его рота солдат. Переправу через Пяндж предстояло произвести на вертолетах, что обеспечило бы стремительное десантирование боевого отряда и свело бы до минимума возможность противодействия со стороны появившихся в этих местах групп моджахедов. Кроме того, учитывалась сложность преодоления в этом месте стремительного и довольно широкого Пянджа. В тот же день, 7 января, стало известно о том, что на участке соседнего погранотряда успешно проведено десантирование СБО в район порта Ширхан, который был одним из значительных пунктов взаимной транспортировки народно-хозяйственных грузов между нашими странами. Сводный отряд, численностью порядка ста человек, укомплектовали из состава действующей мангруппы. Строго соблюдая все меры маскировки, группами по одной, две, от силы три машины личный состав был переброшен в район сосредоточения. Скрытность подготовки боевых действий во многом предопределяла их успех. Уже здесь, в Калайи-Хумбе, составу отряда было объявлено о предстоящей боевой задаче. Приказ был очень краток и предельно ясен: десантироваться на сопредельную территорию в районе населенного пункта Нусай, занять оборону, быть в готовности к отражению возможного нападения вооруженных групп, обеспечить дальнейшую переправу боевых подразделений. Позднее эти ребята десятки раз выполняли подобные и более сложные задачи. К сожалению, не могу сказать, что всегда им сопутствовала удача. А ведь в тот раз все было впервые.



В той конкретной обстановке, с учетом всей предыдущей морально-психологической подготовки пограничников, их волевой закалки в процессе службы по охране границы, все же нельзя упускать важнейшее обстоятельство: никто из участников, ни командиры, ни подчиненные, не имели абсолютно никакого боевого опыта. Да, офицеры были подготовлены в академиях, училищах, участвовали в проведении учений, наконец, сами их проводили. Солдаты прошли программу учебных пунктов, не менее года прослужили на заставах, с оружием в руках охраняли границу. И офицеры, и солдаты участвовали в демонстрационных действиях, максимально приближенных к боевым. Но ведь все это было не под пулями противника. Поэтому в последние часы перед предстоящей переправой центральной задачей было довести до сознания каждого, что перед ними в любой момент может появиться не условный противник, а настоящий, несущий смерть. Уверен в том, что в любых условиях и в первые дни, и в дальнейшем офицеры и солдаты погранвойск проявляли мужество и подлинный героизм, немалая заслуга политработников. Позднее Герой Советского Союза генерал армии В.А. Матросов отмечал: «Меня не раз спрашивали: где ваши военнопленные, как будем выручать? А я отвечал, что не только в плену, в чужих руках пограничники ни разу не побывали: ни живыми, ни ранеными, ни убитыми. И перебежчиков не было...»

Считаю необходимым перечислить все то, что было сделано в очень сжатые сроки до утра 7 января. Это краткие деловые совещания - инструктажи с офицерами - политработниками, коммунистами, комсомольским активом. Без какой-то внешней агитации ставились совершенно конкретные задачи каждому на десантирование, на действия при возможной встрече с противником, указывалось место в боевых порядках. Не только определяли, но и советовались, как преодолеть возможную робость воинов. Ведь впервые в жизни молодые люди должны были идти в бой и вести огонь по живому человеку, хотя он и был их врагом. Преодолеть этот психологический барьер, как и предполагалось, было совсем не просто. Все, все было впервые. Все нужно было предвидеть. С первого же дня было определено: никаких лишних бумаг, никакой надоевшей канцелярщины. Только живая работа! Ее оценка - состояние дел в подразделении, настроение людей и как основной критерий - выполнение боевой задачи. С моей стороны это требование соблюдалось все последующие три года. Никогда не заглядывал в планы и учеты. Я был уверен, что мы готовы к выполнению задачи. Солдаты сосредоточены, нет ни малейших проявлений неуверенности. И все же, когда объявили, что необходимо сдать документы, письма, снять зеленые пограничные погоны и петлицы, в помещении, где мы беседовали, наступила гнетущая тишина. Наверное, в эти несколько мгновений присутствующие здесь двадцатилетние парни окончательно осознали, насколько серьезно и опасно все то, что им предстоит завтра.

Ждали рассвета. С минуты на минуту должно было поступить сообщение о подходе вертолетов. Но все сложилось совсем по-другому. Опять памирская непогода. Плотная пелена мокрого снега напрочь закрыла горы, ущелья, противоположный берег едва просматривался. Ждали, курили, матерились. Ждали и на той стороне. Разведчики поставили в известность афганского погранкомиссара о готовящейся переправе. Тот в свою очередь должен был силами подчиненной роты сарбозов и ополченцев обеспечить боевое прикрытие высадки нашего десанта. Ждали напрасно. Часа через полтора поступило сообщение, что из-за метеоусловий вылет вертолетов невозможен.

Но приказ! И тогда было принято решение начать переправу на плавсредствах, и немедленно. По-военному следовало бы сказать: приступить к форсированию водной преграды. Но легко сказать... А ведь весь наш «десантный флот» состоял из надувной лодки, десантной пятиместной, которую разыскали в комендатуре Калайи-Хумба. В нашем распоряжении были еще плавсредства - БТРы. Но никто и никогда не пытался преодолеть стремительную горную реку на этих машинах. Поэтому о таком варианте даже не было речи.

К месту переправы вышли группы боевого прикрытия, БТРы. Видим, как за рекой тоже началось движение. На берегу появился погранкомиссар с группой сарбозов, показались местные жители. Подготовлен первый экипаж: офицер разведки капитан Ассадулаев, комендант участка капитан В.М. Паньков (в настоящее время генерал, продолжает службу в ФПС), два автоматчика, пулеметчик. На весла садится Ассадулаев. Готовы! Пошел! Стремительный поток, шириной в добрую сотню метров, подхватил лодчонку, пытаясь унести ее вниз по течению, туда, в каменный коридор с отвесными стенами, где на берег уже не выбраться. Ассадулаев направляет лодку под углом против течения. Медленно, метр за метром, она уходит к середине реки. Напряжение нарастает. Лодка уже там, за границей. А если сейчас из толпы собравшихся на берегу афганцев полоснет по крошечному десанту пулеметная очередь? Приняты все меры предосторожности, но все же... На берегу рядом со мной - начальник отряда Николай Малютин. Политработник, на командную должность пришел всего несколько месяцев назад. Волевой офицер, обладает завидной выдержкой. И только плотно сжатые губы, прищур глаз выдают его волнение. Пожалуй, спокойнее сейчас быть там, в лодке. На противоположном берегу пока тихо. Вот уже остается несколько метров до берега. И наконец... Что это? Толпа афганцев аплодирует! Несколько человек вошли в воду, втаскивают лодку, помогают нашим выйти на берег. Так они встретили мужественных советских воинов. Ура! Начало положено! Четверка остается на том берегу. Опять Ассадулаев на веслах. И еще четверо присоединяются к нему. Не помню, кто его заменил и менял ли вообще. Но лодка продолжала совершать свои рейсы. Афганцы попытались сделать плот. Бесполезно. К концу короткого январского дня по разрешению Москвы со склада была доставлена десятиместная лодка. Дело пошло быстрее. Но с наступлением темноты перевозку людей пришлось прекратить.

Сорок человек составили маленький гарнизон наших пограничников на той стороне. Почти в полной темноте офицер Главка полковник Н.И. Кулаков и я переправились на афганскую сторону. Хозяева разместили наших солдат в просторном помещении, вдоль стен на полу расстелены ковры. Прямо-таки царский прием. Но до сна ли здесь? Командир сводного отряда майор В.М. Базалеев, офицер опытный, руководит десантом уверенно, спокойно. Под стать ему замполит капитан А.Н. Кундык. Слаженно действуют солдаты. Выставлено боевое охранение. Разведчик капитан Ассадулаев поддерживает контакты с афганским погранкомиссаром, командованием роты. Все начеку. Сказывается пограничная выучка. Возвращаемся на наш берег. В Москву ушло сообщение о результатах высадки. Принимал доклад начальник штаба войск генерал Ю.А. Нешумов. Ему-то эти места и обстановка хорошо знакомы, так как сам он несколько лет командовал Среднеазиатским погранокругом. Действия одобрены. Вскоре прибыли начальник войск округа генерал-майор И.Г. Карпов, его заместитель, начальник оперативно-войскового отдела генерал-майор А.Г. Гафаров.

Прибытие генерала И.Г. Карпова предвещало дальнейшее развитие событий. Так оно и случилось. А в тот день, как только позволила погода, вертолетчики завершили переброску людей, грузов, всего необходимого для жизни и боевой деятельности десанта. Последним рейсом перевезли муку, соль, масло и другие продукты, которые послали жители Калайи-Хумба населению афганского кишлака. А керосин летчики раздавали прямо из топливных баков. Нет нужды говорить о том, какую волну благодарности среди жителей Нусая вызвала эта помощь. Генералы осмотрели позиции сводного отряда и остались довольны. Пограничники при активной помощи жителей Нусая из камня построили укрытия. Майор В. Базалеев умело организовал систему огня, установил боевое взаимодействие с ротой афганцев. Подготовлена и надежно прикрыта посадочная вертолетная площадка. Конечно, сюда бы еще пару бронетранспортеров. Но они все еще - на нашем берегу. Удастся ли их переправить? Довольно рискованно. Карпов, Гафаров беседовали с солдатами, офицерами. Им были представлены и местные руководители.

Абдусалом Гафарович не упустил возможности поговорить с жителями. В переводчике необходимости не было. Ведь в этих приграничных районах Афганистана проживают в основном таджики. Встреча с депутатом Верховного Совета Таджикистана, генералом, представителем таджикского народа, вызвала не просто интерес, а сенсацию. Одна из погранзастав в Таджикистане впоследствии будет названа именем генерала Гафарова. Собралась толпа. Не знаю, о чем говорил генерал, но слушатели утвердительно кивали, аплодировали, скандировали: «Зинда бод дусти!» - «Да здравствует дружба!» Я горжусь тем, что тогда, в первые дни, и позднее, в течение нескольких месяцев 1980 г., мне довелось быть рядом с Иваном Григорьевичем Карповым, который в сложных ситуациях, возникающих в ходе боевых действий, неизменно находил единственно верное решение. В конце года он был назначен в Москву, в управление погранвойск, где продолжал заниматься афганским направлением.

Фото из личного архива В. ШЕВЕЛЕВА

 

Фотоальбом участника событий Темченко В. на сайте "Погранец.ру".

 

Операция «Горы-80»

В феврале-марте 1980 г. была предпринята первая крупная операция по очистке от вооруженных мятежников приграничной афганской полосы в северной части Бадахшана («Горы-80») под руководством начальника штаба САПО полковника В.Н. Харичева. Подразделения Хорогского, Московского и Пянджского погранотрядов на 30-ти БТР и БМП под прикрытием 11 вертолетов Ми-8, во взаимодействии с высадившимся десантом провели чистку ряда районов и ликвидацию боевых групп А. Вахоба. В полосе глубиной до 10 км на протяжении более 150 км была освобождена от моджахедов вся кишлачная зона. С завершением операции в ряде населенных пунктов были выставлены новые гарнизоны пограничных войск.

Ниже приведено описание некоторых событий данной операции:

из "ПАМИРСКИЙ ВАРИАНТ", ветеран границы, № 1-2, 1999, с. 69-76

Полковник запаса Шевелев Виктор Михайлович родился в Смоленске в 1932 г. В 1952 г. поступил в Калининградское погранучилище. До 1962 г. - заместитель начальника заставы по политчасти Ленинаканского погранотряда. 1973-1976 гг. - начальник политотдела Отдельного Арктического погранотряда. С января 1977 г. -заместитель начальника политотдела КСАПО, заместитель по политчасти начальника ОВО в Душанбе. С января 1980 г. по апрель 1983 г. - заместитель начальника оперативной группы по руководству боевыми действиями погранвойск в Афганистане. 1983 - 1986 гг. - советник политкомиссара погранвойск Народной Республики Мозамбик. 1986 - 1987 гг. - старший инспектор политуправления погранвойск. 1987-1988 гг. - советник начальника политотдела Особой погранбригады в Хосте. В 1988 г. уволен в запас. Награжден орденами Красной Звезды и «За службу Родине в Вооруженных силах» 3-й степени, орденом ДРА «Красное Знамя», многими медалями.

Километрах в двадцати от Нусая, вниз по течению р. Пяндж находился афганский кишлак. Кишлак Джорф. Здесь мне довелось впервые в жизни увидеть настоящий бой. Увидеть, как в каких-то пятидесяти метрах от тебя погибают люди, убедиться в страшных последствиях паники, увидеть слезы побежденных и зверства победителей.. Высадка нашего сводного отряда в Нусай вселила уверенность в действия погранкомиссара и командира роты. Они решили уничтожить банду, которая засела в Джорфе и терроризировала всю округу. Замысел предстоящей операции осуществлялся стремительно. Была создана довольно многочисленная группа ополченцев. Как для ополченцев, так и для роты сарбозов, нами было доставлено достаточное количество вооружения, боеприпасов, снаряжения. План учитывал то обстоятельство, что наш отряд полностью обеспечит безопасность Нусая. Рота солдат и ополченцы по нашей территории будут переброшены в район предстоящего боя и там переправлены через Пяндж в непосредственной близости от Джорфа. Нападение на банду произойдет в предрассветное время. Специально подобранные группы должны уничтожить боевое охранение и обеспечить внезапное нападение. Все необходимые сведения о противнике наши разведчики передали афганцам. Об инициативе афганской стороны было доложено в Москву. Оттуда приказано оказывать всяческую помощь, но в бой не ввязываться. Наши друзья рассчитывали на огневую поддержку, но приказ есть приказ. Их пришлось предупредить об этом. В ночь перед боем полковники Н.И. Кулаков, А.В. Фетисов и я на двух БТРах выехали к месту предстоящих событий. Такое патрулирование вдоль границы было обычным явлением и не могло вызвать каких-либо подозрений у душманов. Темнота, дорога предельно узкая. На одном из поворотов всегда уравновешенный Александр Васильевич Фетисов вдруг резко скомандовал водителю: «Тормози! Руль правее!» И потом уже спокойно: «Не торопись, сынок. Не волнуйся и на полковников внимания не обращай. Веди машину нормально». Когда мы прибыли на место и встали на боевую позицию у берега реки, Фетисов обратился ко мне: «А знаешь, ведь сейчас чуть не сорвались в. пропасть. Еще немного, и загудели бы вниз. А там метров сорок. Дурной поворот!» Не знали мы тогда, что через несколько недель этот «дурной поворот» принесет большое горе. А сегодня - тишина необыкновенная. Там, за рекой - Джорф. Ни огонька, ни звука, только Пяндж стремительно катит свои воды в гранитном желобе. Кощунственно нарушать этот удивительно чистый первозданный покой. Но проходит сорок минут. Мы знаем, что на том берегу боевые группы уже подошли к окраинам кишлака с двух сторон. Еще пятнадцать минут. Тихо. Уже должны быть ликвидированы охранение и пулеметный расчет на скале, нависшей над Джорфом. Солдаты и ополченцы должны уже войти в кишлак. И вот грохнул первый выстрел, резанула пулеметная очередь. Бой закипел в центре. Значит, все идет по плану, достигнуто основное - внезапность. Взошло солнце, и мы видим, как мелькают среди домов фигуры солдат. Надо развивать успех. Но что это? Многие ополченцы прячутся за дувалами, топчутся на месте. Решительные действия военных не находят поддержки. Душманы открыли ответный огонь. Упал один солдат, второй... И, быть может, солдаты добились бы победы. Но начали пятиться, а потом побежали ополченцы. Побежали, даже не пытаясь отстреливаться. Картина страшная. Обезумевшие от страха люди не давали себе отчета в собственных действиях. Они бежали, как табун диких животных, спасаясь от стаи хищников. Ужас, охвативший их, сделал свое жестокое дело: они были совершенно беззащитны. А хищники шли следом. Среди преследователей выделялся один в полосатом халате. Он помимо винтовки держал в руках какой-то половик. Останавливался, бросал на землю подстилку, ложился, и, не спеша прицеливаясь, стрелял. И кто-то из убегавших падал. Ах, как надо было бы сейчас прикрыть огнем отступающих! Из соседнего БТРа подбежал заместитель начальника заставы лейтенант Урванцев. Обращаясь сразу ко всем нам, спросил: «Разрешите, я из снайперской?» Молодец молодой офицер! Знали, что стрелок, кандидат в мастера спорта не подведет. Сказать: «Да, разрешаю!» - вроде бы значило нарушить приказ. Поэтому просто: «Давай!» Первым завалился тот, с подстилкой, затем выбежавший из-за дувала пулеметчик. Потом еще, еще... Звуки выстрелов снайпера сливались с грохотом боя. Ополченцы и отходившие солдаты были спасены. Об этом они даже не подозревали. Километрах в трех от Джорфа остановились. Перевязали раны. Кто-то утирал слезы обиды, жалости, страха. Долго шумели. Оглядываясь в нашу сторону, жестикулировали, что-то возбужденно говорили. Осуждали! Ведь огонь двух БТРов мог решить исход боя. Но... Общие потери в неудачном бою - пятнадцать человек. Трупы погибших еще долго лежали на берегу реки. И там же на следующий день душманы жестоко зарезали еще несколько жителей. Тех, кто чем-то помог наступавшим. Таков страшный финал этого первого боя у границы, свидетелями которого нам пришлось быть.

Джорф памятен еще одной трагедией. Произошла она приблизительно через месяц. 13 февраля бой по уничтожению этого гнезда прошел успешно. Группа капитана Ивана Власенко на двух бронемашинах переправилась через Пяндж и, взаимодействуя с афганскими солдатами и ополченцами, разгромила мятежников. Остатки разбитой группы обратились в бегство. После выполнения задания пограничники вернулись на нашу сторону. Закончилась тяжелая боевая работа, опасность позади, постепенно исчезало напряжение боя. Через час, полтора можно будет привести себя в порядок, отдохнуть. Экипажи с десантом двигались по той самой дороге «с дурными поворотами». И вдруг один из БТРов начал сползать к краю пропасти, колеса зависли над пустотой, и бронированная громада с сидящими в ней людьми рухнула вниз. Онемевшие от неожиданности и ужаса очевидцы видели, как БТР, пролетев десяток метров, с грохотом ударился о выступ скалы, перевернулся и, подняв столб воды, камнем ушел в глубину. Все замерло, только шедший впереди БТР продолжал не торопясь двигаться по дороге. Через несколько секунд на поверхности воды показался человек. Течением его прибило к берегу. Это был водитель погибшей машины. Обезумевший от ужаса, не произнося ни слова, солдат плакал. Он, в состоянии нервного шока, молчал еще долго. Через несколько дней погибших, среди которых было и тело Ивана Ивановича Власенко, подняли водолазы. Капитан так и не увидел своего новорожденного сына. Так для нас, пограничников, началась эта продолжительная война, которая принесла боль потерь и горечь осознания того, что все жертвы, кровь, слезы, страдания были напрасны...

На пограничной заставе "Нульванд" установлен памятник - башня БТРа с бортовым номером 110 и надпись "Вечная слава погибшим при выполнении специальных задач Родины".

Из воспоминаний участника операции, бойца заставы «Ванч» Хорогского погранотряда Хомяк В.Н.:

Я тоже был участник тех событий 13 февраля 80 года, возвращались из-за речки. Народу было много, и расположиться было негде, пошел на этот БТР, заглянул внутрь - все забито боекомплектом. Помню - командир был там, с ним рядом переводчик был и еще кто-то из солдат, мне места не оказалось. Поносов (кажись он) сидел на броне, пошел искать место дальше - забрался на Урал. Дорога узкая, заковыристая, уже темнело. Выехали. По дороге БТР обвалил край и ушел с обрыва в речку. Тот, кто сидел на броне - погиб на верху - через него перевернулся БТР. Остальные улетели в воду. БТР сразу утонул. Через некоторое время вынырнул водитель на БТР-овском колесе. Течение подхватило, доставали все, выстроившись в цепь. Вытащили с колесом - он был в шоке, отпоили водкой. БТР доставали потом без нас, через какое-то время возвращались - отдали почести салютом.

 

На пограничной заставе "Нульванд" установлен памятник - башня БТРа с бортовым номером 110 и надпись "Вечная слава погибшим при выполнении специальных задач Родины

 

 

На фото звездочкой обозначено место гибели экипажа капитана Власенко:

 

Фото из личного архива В. ШЕВЕЛЕВА

 

Прощание с погибшими бойцами СБО Хорогского ПогО, февраль 1980 г.

 

Из книги: Новиков В.С. Крылья границы: Историко-документальный очерк. — М.: Граница, 2008.— 455с.

...в соответствии с указанием Главного управления погранвойск все боевые полеты на территорию Афганистана выполнялись минимум в составе пары вертолетов и всегда с вооружением вертолетов НУРСами, пулеметами. В первые месяцы это были преимущественно мирные полеты по доставке небольших оперативных групп и безвозмездной гуманитарной помощи народу северного Афганистана: питания, одежды, обуви, палаток, одеял, медикаментов и других предметов первой необходимости. В последствии обстановка стала быстро накаляться и в первую очередь в горном Бадахшане. В первой высокогорной операции «Горы-80» на участке САПО в феврале 1980 г. произошел бой, в котором отличились в основном летчики Марыйской отдельной авиаэскадрильи и Тбилисского учебного авиаполка. Отряды оппозиции внезапно с тыла напали на наше пограничное подразделение, создалась реальная угроза его окружения, появились убитые и раненые. Командир авиационной группы - командир Марыйской отдельной авиаэскадрильи майор Б. Захаров под прикрытием вертолета подполковника Н. Урюкина зашел на посадку в ущелье в зону огня противника и, не обращая внимания на плотный огонь стрелкового оружия бандитов со склонов ущелья, четыре раза зависал среди валунов над расположением отдельных групп и постов этого подразделения в Джавайском ущелье, приняв на режиме висения на борт в общей сложности 13 тяжелораненых и погибших пограничников. Причем иногда держался одним носовым колесом за склон горы или сопки, иногда цеплялся основными колесами за горы, а носовое колесо висело в воздухе. Затем всех их уже ночью сразу же вывез в госпиталь в Душанбе. Именно за этот боевой вылет майор Б. Захаров был награжден орденом Красной Звезды.

...Как потом выяснилось, «Дарвазский фронт», а это несколько тысяч моджахедов, ночью, согнав местных жителей, прорубили ступени в крутом и до этого не проходимом склоне горы, скрытно вырвались из блокированного района возле кишлака Махинау через перевал в Джавайское ущелье, надев на ноги снегоступы, обтянутые кожей. Руководитель операции начальник штаба округа полковник В. Харичев, предвидя действия противника поднял тройку вертолетов во главе с командиром авиаполка полковником Н. Урюкиным и сам полетел на этом борту. Обнаружив основную часть душманов на перевале, летчики передали приказание руководителя операции о вылете двух авиазвеньев с Калай-Хумба и Московского для нанесения авиаударов по противнику, а сами сразу тройкой приступили к обработке опорных пунктов душманов. И так со сменой на месте три авиационных звена практически все светлое время суток, сделав по 4-6 боевых вылетов и налетав по 8-9 ч, работали по вырвавшимся из окружения и закрепившимся на перевале воинам Аллаха. В конечном итоге авиагруппой практически все опорные пункты были поражены. Остатки душманов, видя бессмысленность сопротивления, сами ушли с перевала, а наше десантное подразделение надолго закрепилось на их бывших позициях.

По воспоминаниям заместителя начальника войск округа - начальника штаба САПО генерал-майора В. Харичева: «...Закрутив в воздухе карусель, мы начали бомбово-штурмовыми ударами методично поражать огрызающиеся огнем из стрелкового и автоматического оружия, многочисленные засады и огневые точки противника. Одновременно мы поддерживали огнем, высаженный в Джавайское ущелье наш СБО с противотанковым и гранатометным взводами подполковника Файзиева с целью не дать душманам сосредоточиться и закрепиться на господствующих вершинах гор... А это постоянные взлеты и посадки для дозаправки топливом и подзарядки боеприпасами. Полет то на бреющем, то взлет до облаков, а оттуда вниз с крутым пикированием, а затем все сначала, и так не менее десятка раз за каждый боевой вылет...»

23 февраля 1980 г. при проведении операции «Горы-80» с привлечением авиационной группы из 12 вертолетов на участке тогда Хорогского пограничного отряда САПО, в районе кишлака Даргак в ущелье Дарай-Сабз, огнем из стрелкового оружия душманов был поврежден и произвел вынужденную посадку в глубоком ущелье вертолет командира Марыйской отдельной авиаэскадрильи майора Б. Захарова. В составе его экипажа были старший летчик-штурман старший лейтенант С. Битюцкий, бортовой техник лейтенант В. Абдулин, бортовой механик прапорщик А. Гришин. Из состава десанта, находящегося в вертолете, при вынужденной посадке погиб радист мотомангруппы рядовой А. Малыгин и два человека получили ранения. Заместитель командира эскадрильи майор Ф. Шагалеев под огнем противника совершил сложную посадку к сбитому вертолету и на режиме висения своего вертолета поднял десантников и эвакуировал экипаж и командира своей части. Этот случай подробно и много раз описан в пограничной печати, поэтому он широко известен в авиации пограничных войск. За оказание интернациональной помощи афганскому народу и проявленное при этом мужество и отвагу, майор Ф. Шагалеев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 сентября 1980 г., первый и единственный среди авиаторов-пограничников, был награжден орденом Октябрьской Революции. За этот и другие подвиги Ф. Шагалеев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1982 г. получил высокое звание Герой Советского Союза [24].

 

Кадры из фильма Бориса Ильича Захарова "В небе Афганистана":

 

Из статьи «Небо Афгана» в журнале «ВОИНСКОЕ БРАТСТВО» №2(51) ФЕВРАЛЬ-МАРТ 2005, с.104-106:

…вспоминает командир 4-й отдельной авиаэскадрильи полковник запаса Борис Захаров.

Плохая примета

После операции в Джавайском ущелье нашу авиационную группу перенацелили на Хоун, несколько дней работали с площадки пограничной заставы Иол. Праздничный день 23 февраля 1980 г. оказался для меня роковым. Утром руководитель операции поставил задачу - перебазироваться на площадку Рохак. Ресурс моей машины закончился, пришлось пересесть на другой вертолет. И вскоре я вспомнил заповедь летчиков Великой Отечественной войны: нельзя менять боевую машину, пока своя жива.

Шла операция по поиску и захвату главаря банды Абдул Вахоба в районе кишлака Даргак. Для этого привлекли авиационную группу из 8 вертолетов: четыре для огневой поддержки и четыре марыйских Ми-8 с самыми опытными экипажами для десантирования.

Командовал операцией начальник войск САПО генерал-лейтенант И.Г. Карпов, на КП авиагруппы и управлении бортами, находящихся в воздухе, был начальник авиационного отдела полковник А.С. Колокольников. В назначенное время в воздух поднялась пара вертолетов огневой поддержки и вышла в заданный район. Через 5 минут взлетела пара Ми-8 (майоры Б.И. Захаров и Ф.С. Шагалеев) с десантом в сопровождении пары Ми-24. Предстояло высадить десантную группу численностью 18 человек, старший группы начальник Хорогского погранотряда подполковник И. Казаков, для блокирования ущелья с целью исключения отхода бандгруппы Вахоба, идущего от реки Пяндж в глубь Афганистана.

Мы шли на небольшой высоте, и при проходе траверза кишлака Даргак нас обстреляли. Вертолетам сопровождения я дал команду обработать НУРСами вершину горы, с которой вели обстрел. В это время с КП поступает команда десантироваться, и мы с майором Ф. Шагалеевым разошлись по своим площадкам.

Развернувшись в ущелье, построил заход на посадку, все как обычно: снижение, гашение скорости, высота 70 м, скорость 70 км/час и вдруг начались небольшие провалы с кратковременным подергиванием вертолета. Когда до места высадки десанта оставалось 300 м, мы упали. Пришли в себя, поняли, что произошло... Надо было срочно покинуть кабину, вертолет мог загореться и взорваться.

Но выбраться из пилотской кабины оказалось не простым делом. Попытки открыть сдвижные блистера, скинуть их аварийно, открыть дверь пилотской кабины, разбить остекление кабины к успеху не привели. Мы не сразу сообразили, что есть еще люк, на котором сидел бортовой техник Володя Абдулин. Люк открыли, отбросили из-под него снег, камни и как мыши выползли наружу.

При падении вертолета погиб радист Хорогского погранотряда рядовой Малыгин, два пограничника получили серьезные травмы. Подполковник Казаков сказал мне, чтобы экипаж занял оборону со стороны Афганистана, а он с группой в шесть человек перекроет ущелье в сторону кишлака Даргак. Как связаться с КП? Аварийные радиостанции, которые находились у меня и у С. Битюцкого, поломаны, бортовой радиостанции нет, так как во время обрыва вала трансмиссии в районе радиоотсека обрубком вала практически все радио­оборудование вынесло, в том числе и контейнеры с пленками САРПП. Единственная надежда на десантную группу. У десанта из двух радиостанций осталась одна рабочая, и по ней сообщили о нашей аварии.

Через некоторое время высоко прошла пара Ми-24. мы поняли, что в узком ущелье они нас не видят, и стали ждать. Обошел и осмотрел места, пригодные для посадки вертолета, но подходящих площадок не было, определил одно место, где можно только приткнуться и держать вертолет во взвешенном состоянии. Осмотрел свой вертолет, вал трансмиссии в районе радиоотсека в месте обрыва имел тройную скрутку, это навело на мысль, что происходило клинение промежуточного редуктора. Внимательно осмотрел район промежуточного редуктора: он был расколот, в местах разрыва овальные углубления, напоминающие входные отверстия пуль Понял, что все-таки пули нас достали.

Через несколько минут услышали шум подходящего борта Ми-8. Этот мог быть только Шагалеев. Показал ему место зависания, вертолет завис, опустился на левое основное и переднее колеса. Попросил Фарита продержаться, пока идет загрузка раненых. Висели долго, на пределе человеческих сил и возможностей техники. Буквально ежесекундно Фарит делал движения ручкой управления, чтобы с прибытием на борт каждого человека, при перемещениях людей и грузов удержать вертолет, не дать ему сорваться сточки опоры. После прилета на базу он признался, что только после того, как поднял на пределе загруженную машину в воздух, почувствовал, как устали от напряжения глаза, как затекли и ноют руки и ноги. Только тогда полностью осознал, какую грозную опасность таила эта бездонная пропасть. По прибытию в Рохак я доложил генералу И.Г. Карпову все подробности происшедшего...

Операции «Весна-80»

Весной в приграничных районах Северного Бадахшана и провинции Тахар пограничники освободили значительную территорию, что позволило афганским властям создать здесь органы власти, организовать и выставить подразделения охраны. Угроза безопасности границы на западном Памире потребовала провести оперативно-боевые действия для очистки этих районов от мятежников. В мае месяце по просьбе афганского руководства силами Мургабского погранотряда (Восточный погранокруг) на Малом афганском Памире (МАП) были взяты под охрану вероятные маршруты движения караванов с оружием и боеприпасами из Пакистана и Китая. Операция по вводу подразделений Восточного пограничного округа в Афганистан на Памире проходила в исключительно сложных условиях. Моторизованным подразделениям пришлось преодолеть сотни километров бездорожья в условиях высокогорья (более 5 тыс. метров над уровнем моря). Операция прошла успешно и без потерь. Руководство осуществляли начальник войск ВПО генерал-лейтенант В.С. Донсков и его заместитель генерал-майор Б.Е. Сентюрин.

К лету 1980 г. пограничные подразделения устойчиво закрепились в афганских населенных пунктах Ширхан, Янги-Кала, Чахи-Аб, Рустак, Хоун, Калай-Куф и Нусай, на Малом афганском Памире - в районах Сархад и Гумбат. Прикрывая основные объекты в населенных пунктах и блокируя маршруты возможного перемещения мятежников, они поддерживали тесные контакты с органами АГСА и царандоя, а также афганскими пограничниками, оказывая им помощь продовольствием, боеприпасами, ГСМ, медикаментами и пр.

Раздача керосина жителям к. Мусай, апрель 1980 г. (фото В. Гречухина из музея ПВ)

 

На точке Калай-Куф в апреле 1980 г. (фото из музея ПВ)

 

Из книги: Новиков В.С. Крылья границы: Историко-документальный очерк. — М.: Граница, 2008.— 455с.

На период начала афганских событий с 1978 по 1984 г. командиром Алма-Атинского авиаполка был полковник А. Найденов, заместителем по летной подготовке подполковник Н. Сергеев, заместителем по общим вопросам подполковник А. Дорофеев, начальником штаба полка подполковник Ю. Тягаев, начальником политотдела полковник П. Трубицын, заместителем по инженерно-авиационной службе подполковник В. Сергеев, заместителем по тылу подполковник А. Янишевский, старшим штурманом полка полковник Ю. Брюханов.

Первой серьезной операцией для авиации Восточного погранокруга была внезапная для противника операция по закрытию караванных путей и троп, по которым в Афганистан проникали подготовленны





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.