Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Боестолкновение у к. Ханака





Из книги: ПО ПЕРИМЕТРУ ГРАНИЦЫ АФГАНИСТАНА: Записки генерала пограничных войск КГБ СССР / И.Д. Ярков.-2-е изд., испр. - Новосибирск: Изд-во НГОНБ, 2010. - 352 с. [26].

 

Бой у кишлака Ханака

В 1981 году обстановка на территории Афганистана продолжала осложняться. Она характеризовалась активизацией антиправительственной деятельности мятежников, возникновением (появлением) новых банд, созданием базовых лагерей, подготовкой боевиков к весенне-летнему периоду, проникновением бандгрупп в зону ответственности погранвойск (в приграничные районы).

По поступающей нам информации, количество банд и их численность имели тенденцию к росту.

Из донесения в ГУПВ в июле 1981 года:

«В зоне ответственности пограничных войск на территории ДРА зафиксировано более 212 бандгрупп общей численностью 17700 человек. На вооружении имеются: АК, РПД, РПГ, ППШ, Бур-5, охотничьи ружья...»

Банды избегали прямых встреч с нашими подразделениями, уходили за пределы зоны, чтобы снова появиться в других местах. Командиры СБО, получая информацию, стремились её использовать на упреждение действий мятежников.

1 марта 1981 года у к. Ханака произошло боестолкновение нашего СБО с большой группой бандитов. Они не ожидали подхода СБО из кишлака Рустак. Внезапность — половина успеха в бою.

Этот рейд подразделения возглавлял его командир майор Анатолий Санников. Колонна с марша атаковала мятежников.

Завязался ожесточённый бой. При поддержке огнём из бронетранспортёров солдаты и ополченцы атаковали противника. Бандиты понесли потери, попытались скрыться, но были прижаты к земле, использовали естественные укрытия. Атакующие, встретив сильный огонь из стрелкового оружия, остановились и залегли. Их продвижение было остановлено. Создалась критическая ситуация. Чтобы помочь командиру афганских военнослужащих совершить нужный манёвр и исправить положение, майор Санников в нарушение мер безопасности под обстрелом противника стал передвигаться перебежками на самый ответственный участок. В этот момент он получил тяжёлое ранение.



О происходящем в ОГ доложили только после ранения Санникова. Немедленно я вылетел вертолётом к месту боестолкновения. Уже в ходе полёта уточнил обстановку и дал команду лётчикам быть в готовности нанести авиаудар по мятежникам. При подлёте к месту боя, по целеуказаниям с земли ракетницами, вертолёты всеми имеющимися огневыми средствами нанесли поражение противнику, а наземные подразделения завершили его уничтожение. Приняв на борт раненого офицера, доставили его в госпиталь. Трудно осуждать человека, ответственного за ход боевой операции, который в критический момент пожертвовал собой, чтобы достичь успеха. В то время он думал только об одном — добиться победы в бою. За этот подвиг он был награждён орденом.

С подполковником А.Я. Санниковым я встретился позднее в Симферополе. После лечения он был назначен заместителем начальника штаба пограничного отряда. Его назначение - это решение начальника ГУПВ генерала армии В.А. Матросова, который проявил мудрость и чисто человеческое отношение к офицеру, который жертвовал собой при выполнении служебного долга в боевых условиях. Несмотря на тяжёлый недуг, подполковник Санников ответственно относился к выполнению своих обязанностей. Грамотный, трудолюбивый, он пользовался уважением коллектива. Беседуя с ним, вспоминая памятный бой, я запомнил его фразу: «В той обстановке не мог по-другому поступить!»

Проанализировав ход этой операции и её результаты с офицерами ОГ, детально разобрали действия командира СБО, его подчинённых. И вновь сделали вывод — не соблюдаются меры личной безопасности. Всё это снова довели до каждого командира подразделения.

 

Операция «Мургаб»

Операция «Мургаб» была начата не планово в связи с исчезновением на 7-й погранзаставе Тахта-Базарского ПогО ночью 28 марта конного пограничного наряда в составе двух пограничников.

Из книги По обе стороны границы (Афганистан: 1979-1989).-М.: Граница, 1999, с. 82-89: ТАК ДЕЙСТВУЕТ РАЗВЕДКА":

Халиков Анвар Хакимович, полковник запаса, уроженец Душанбе. Родился 31 июля 1935 года. В 1961 году закончил Алма-Атинское пограничное училище. Был направлен в Среднеазиатский пограничный округ и назначен на должность офицера оперативного отделения штаба Хорогского пограничного отряда. Закончил заочно Высшую школу КГБ СССР, проходил службу в Тахта-Базарском и Московском пограничных отрядах. 1976-1979 гг. - старший офицер разведотдела округа; 1979-1981 гг. - начальник разветотдела погранотряда 68 ПО, 1981-1982 гг. - заместитель начальника Оперативной группы КСАПО по разведке. С октября 1995 года старший инспектор ВАМ пограничной группы ФПС РФ в Республике Таджикистан.

В 1981 году я был заместителем начальника Тахта-Базарского пограничного отряда по разведке. 28 марта в 6 часов мне доложил оперативный дежурный, что пограничный наряд седьмой заставы в составе двух человек не возвращается со службы более двенадцати часов. Начальник погранотряда подполковник Л.И. Радненак находился на сборах в Ашхабаде, я исполнял его обязанности. Поиск, проведенный силами и средствами заставы, не дал положительных результатов. Располагая информацией о том, что против участка первой комендатуры активно действуют небольшие вооруженные группы, принял решение организовать поиск солдат за линией инженерно-технических сооружений до границы. Дав команду резерву отряда в количестве ста человек выдвигаться на участок седьмой заставы, сам выехал туда же. Прибыв на место и заслушав доклад начальника, сделал вывод о том, что наряд, возможно, ушел в Афганистан или захвачен бандитами. Об этом я доложил начальнику войск округа генерал-лейтенанту Г.А. Згерскому и предложил силами афганских пограничников Тургундийской роты с использованием вертолетов организовать поиск пропавших на сопредельной территории. Надо заметить, что опыт проведения таких операций у нас уже был. Весной 1980 года на участке третьей заставы произошел прорыв в Афганистан нарушителя границы. В ходе оперативно-розыскных мероприятий установили фамилию бежавшего, сержанта Русакова, проходившего службу на дивизионном учебном центре. С использованием взвода пограничников Тургундийской роты, разведвзвода дивизии на двух БМП, отделения пограничников в течение двух суток был проведен поиск беглеца-нарушителя в сопредельном прикордоне против участков трех застав. К исходу вторых суток нарушитель был обнаружен в одном из кочующих племен и возвращен в Союз. Решающую роль здесь сыграло участие афганских пограничников, хорошо знавших местность и население. Более того, оказалось, что они имели на этом направлении своих осведомителей, а также родственников и знакомых, через которых собирали информацию. Получив разрешение на проведение поиска исчезнувшего пограннаряда, двумя вертолетами с десантом на борту вылетел на сопредельную территорию. Для выяснения обстановки одним вертолетом десантировался примерно в шестистах метрах от пограничного поста и с группой афганцев направился к нему. Второй борт прикрывал наши действия с воздуха. Примерно в четырехстах метрах от поста по нам открыли пулеметный огонь. К чести экипажа вертолета, находившегося в воздухе, он принял правильное решение и ответил огнем из НУРСов и бортового оружия, что дало нам возможность прорваться к посту. Там обнаружили уничтоженный пулемет и два трупа. Афганцы опознали в них моджахедов. Из опроса местных жителей установили, что несколько дней назад группа численностью около двадцати человек, захватила пограничный пост, разоружила его военнослужащих, а тех, кто не пожелал остаться с ними, отпустили. Данных о наших пограничниках добыто не было. Безрезультатный поиск пропавшего наряда между линией границы и ИТС и захват афганского поста послужили основанием для вывода: наши пограничники либо захвачены противником, возможно убиты, а трупы захоронены. Впоследствии наши предположения подтвердились. Собранные сведения мы доложили начальнику войск округа.

Была организована крупномасштабная операция по розыску советских пограничников на территории провинции Меймене. Для этого задействованы мотоманевренные группы Серахского, Керкинского, Тахта-Базарского пограничных отрядов, резерва округа, мотострелкового батальона и полка 17-й пехотной дивизии Афганистана. Заслонами и отдельными постами от этих сил и средств мы перекрыли вероятные пути отхода бандгрупп по всему периметру провинции с целью недопущения увода наших солдат из блокированного района. Для проведения оперативно-розыскных мероприятий в блокированном районе создали десантно-штурмовую группу из резерва Тахта-Базарского погранотряда. Кроме того, мною из числа афганских туркмен поселения Маручак был сформирован специальный отряд из шестидесяти человек, вооруженных нашим стрелковым оружием и средствами связи. Старшим спецгруппы назначили офицера разведки капитана Т. Джумагельдыева. Общее руководство операцией осуществлял начальник штаба округа генерал-майор В.Н. Харичев, организацию оперативно-розыскных мероприятий в блокированном районе возложили на меня.

На третий день операции была получена информация о том, что по заданию одного из главарей группы Мадякуба его брат Мадкарим со своими двумя сыновьями и племянником вступил в контакт с советским пограннарядом. Усыпив их бдительность, разоружили, убили и захоронили недалеко от линии госграницы на афганской территории. После получения этих данных проверили личность Мадкарима и установили, что он несколько лет назад был задержан за нарушение границы, осужден по подозрению в шпионаже, отбывал наказание на спецпоселении в Иркутской области, имел сожительницу и дочь, выучил русский язык. По репатриации его передали афганским властям. Владея русским языком, под предлогом выпаса скота он часто появлялся у линии границы, что использовалось главарем банды для проведения акции по захвату пограничного наряда. На первый взгляд, убийство советских пограничников являлось бессмысленной акцией. Однако оно преследовало далеко идущие цели: исламскому комитету было известно, что местные жители проявляют симпатии к властям Афганистана, приветствуют ввод наших войск в страну и настроены к нам лояльно. По мнению руководства моджахедов, убийство пограннаряда должно было повлечь ответный террор против населения приграничной полосы.

На первом этапе операции местные жители под влиянием пропаганды покидали насиженные места и переправлялись в глубь территории Афганистана, лишая нас возможности получать информацию. Нами были приняты меры к стабилизации обстановки путем проведения контрпропаганды и дружеского отношения к населению, что дало положительные результаты — мы стали получать исчерпывающие сведения о действиях бандгрупп. Надо отдать должное находчивости и коварству противника - мы регулярно получали дезинформацию о том, что наших пограничников якобы видели то в одном, то в другом районе. Все это вынуждало распылять силы и средства, перебрасывать их с места на место. Полученные данные позволили определить первоочередную задачу - розыск и задержание Мадкарима и его сообщников. В течение последующих двух суток Мадкарим был схвачен при откочевывании в глубь провинции. Вместе с ним задержали двух жен и племянника Абдугафора. На фильтр-пункте он отрицал организацию убийства наших солдат, скрывал знание русского языка. Так же вел себя его племянник. Продолжая разработку задержанных, мы узнали, что Мадкарим постоянно оказывает психологическое давление на Абдугафора, подсказывает ему линию поведения и требует отрицания убийства наряда. Видимо, длительное пребывание Мадкарима в советских лагерях послужило хорошей школой в выборе линии поведения на допросах. Полученная информация позволила нам вести активную работу с Абдугафором. В конечном итоге, за обещание сохранить ему жизнь, тот признался в совершенном преступлении и показал место захоронения наших солдат. Свое обещание я выполнил. А Мадкарим был этапирован в Меймене, где передан начальнику службы безопасности провинции. По приказу последнего он был расстрелян тут же на аэродроме.

Завершив первый этап операции, приступили к следующему: ликвидации бандгрупп. Места их дислокации, количественный состав, вооружение, главари и руководители исламских комитетов были уже установлены. Умело действовали мотоманевренные группы, возглавляемые подполковниками В. Ильиным, Величко, майором В. Гордиенко. Неоценимую помощь оказывали наши авиаторы. Они совершали вылеты и днем, и ночью, в сложных погодных и горных условиях, доставляя десант, оружие, боеприпасы, продовольствие и даже питьевую воду, эвакуировали раненых и больных. Отличными воздушными асами зарекомендовали себя командир Марыйской авиаэскадрильи подполковник Б. Захаров, командир Батумского авиазвена подполковник Дженеладзе, майор Ф. Шагалеев (впоследствии Герой Советского Союза), капитаны В. Мусаев, В. Кухтин и другие. К сожалению, не обошлось без жертв. При нанесении бомбового удара по скоплению бандгруппы в районе кишлака Хушмарг погиб командир экипажа Батумского авиазвена. Звали его Григорий, фамилию, к сожалению, не запомнил.

Эффективным был завершающий этап операции в районе Меймене, где сдались в плен три группы противника численностью около ста восьмидесяти человек. Продолжавшаяся месяц, она завершилась 29 апреля 1981 года.

"Авиация в локальных конфликтах":

21 апреля 1981 г. боевое повреждение вертолета Ми-8Т эскадрильи погранвойск (Мары). Экипаж в составе командира звена к-на Г.П. Ткачева, старшего летчика-штурмана м-ра Ю.К. Аверченко и борттехника к-на Г.П. Усика в составе пары производил контрольный облет местности вдоль границы на Н=300м после проведения зачистки. В р-не кишлака Бала-Мургаб по вертолету открыли огонь с земли из стрелкового оружия, одна из пуль пришла снизу кабины, срикошетила от РЦШ и попала в лицо к-ну Ткачеву. От полученного ранения летчик сразу скончался. Управление успел перехватить м-р Аверченко, он сумел привести борт на базу. За мужество, проявленное при выполнении боевого задания, м-р Аверченко и к-н Усик награждены орденами Красной Звезды, к-н Ткачев - орденом "Красного знамени" (посмертно).

Из статьи И.М. Чупрова, В.С. Новикова «Участие авиации пограничных войск в Афганских событиях»:

Первой операцией на участке САПО, подробный отчет о которой вместе с картой по приказу начальника ПВ генерала армии В.А. Матросова, были присланы в ГУПВ в мае 1981 г., была операция по поиску двух пропавших советских пограничников с фисташковой пограничной заставы Тахта-базарского пограничного отряда. Дважды отличился в этой операции экипаж командира звена капитана Кутухтина Владимира Викторовича, старший летчик-штурман лейтенант Амельченко Василий Григорьевич, бортовой техник старший лейтенант Щербак Андрей Андреевич, бортовой механик прапорщик Полищук Михаил Андреевич. В первый день начала этой операции, 28 марта 1981 г., этот экипаж на белом, транспортном вертолете Ми-8т, из-за отсутствия вооружения прозванным «голубем мира», прилетел на заставу с руководителем операции начальником штаба войск САПО полковником В.Н. Харичевым. Вертолет взял на борт усиленный пограничный наряд и во главе с начальником разведотдела пограничного отряда полетел в район, где по последним данным могли быть спрятаны пограничники. Произвели посадку на горке, над руслом высохшей реки, напротив палаток кочевников, пасших большие стада овец. Из вертолета вышли офицер-разведчик, переводчик, три пограничника с автоматами для их сопровождения, и направились к палаткам для выяснения обстановки.

С кочевниками-пуштунами пограничники до сих пор жили мирно, поэтому никто тогда не ожидал, как из нескольких мест по вертолету и по идущим пограничникам полоснули автоматные очереди. Одна из пуль сразу разбила блистер командира вертолета, несколько ударов гулко ударили по фюзеляжу вертолета. Группа залегла, посовещались, решили возвращаться к вертолету. Типичная, сотни и тысячи раз потом повторяющаяся афганская ситуация: по вертолету стреляют как по мишени на полигоне, а экипаж не в состоянии ответить и взлететь не имеет права, пока не загрузит или не выгрузит людей и груз.

Эти минуты под первым, внезапным обстрелом показались капитану В.В. Кутухтину вечностью, нервы напряжены как струны. Но он выдержал и дождался возвращения пограничников. Только закрылась дверь вертолета, экипаж произвел быстрый взлет и заранее обдуманный разворот в сторону высохшего русла – единственного спасительного от автоматных очередей места. Затем снижение на предельно-малую высоту и уход вниз по ущелью на базовый аэродром Кушка. Двенадцать пулевых пробоин в вертолете, разбитый пулей блистер кабины на уровне головы командира экипажа и ни одной царапины не в экипаже, не у пограничников – вот результат того боевого вылета.

В ходе развернувшейся поисково-спасательной операции по освобождению пропавших пограничников авиационная группа в количестве 10 вертолетов Ми-8 производила высадку десантных подразделений в общем количестве 600 человек в районе горной базы мятежников, в 10 км севернее н.п. Кушка-Кохна на территория ДРА, с целью прочесывания местности для проверки поступивших разведданных. Руководил авиационной группой командир звена майор Батаев Владимир Михайлович. Запомнился этот день 1 апреля 1981 г. всем участникам десантной операции тем, что в этом районе сплошные «ковры» из цветущих горных красных тюльпанов были завалены только что выпавшим белым пушистым снегом, редким по красоте явлением природы.

При выполнении боевой задачи по десантированию подразделений принимал участие и экипаж капитана В.В. Кутухтина в том же составе, но на другом вертолете. Ведущий авиагруппы майор В.М. Батаев первым высадил свой десант в количестве 10 человек во главе с командиром десанта, произвел взлет и встал в «круг» над районом десантирования. Находясь на постоянной радиосвязи с командиром десантников, он стал руководить высадкой десанта с других вертолетов, каждый из которых производил посадку на свою, заранее по крупномасштабной карте спланированную и подобранную в этом районе каждым экипажем с воздуха, посадочную площадку.

В.М. Батаев первым заметил стрельбу из укрытий с гор по произведшему вблизи посадку вертолету капитана В.В. Кутухтина и сразу сообщил ему об этом. Экипаж Кутухтина был в процессе выгрузки десанта и вооружения, т.е. бортовой техник старший лейтенант А.А. Щербак находился у раскрытых задних створок вертолета и руководил выгрузкой, часть десантников, отбежав от вертолета, залегла вокруг него и организовала отпор противнику. По корпусу вертолета звонко и гулко, как по барабану, ударили выстрелы. Капитан В.В. Кутухтин, зная общий замысел операции и понимая, что высаженные десантники как на ладони окажутся в зоне постоянного огневого воздействия противника и их как куропаток постепенно всех выбьют, принял единственно верное командирское решение: передесантировать свой высаженный уже десант в другое, более безопасное место вокруг базы. Он дал командиру десантной группы команду: «Всем в вертолет». Под огнем противника он дождался посадки в вертолет всех своих десантников, взлетел и высадил их в другое, указанное командиром авиагруппы, место. Это под перекрестными пулеметными очередями мог сделать только волевой человек, сильный, думающий и опытный летчик.

По прилету на базу, на аэродром Тахта-Базар, в вертолете капитана В.В. Кутухтина было обнаружено шесть пулевых пробоин, одна из них в свободную турбину левого двигателя, в двух сантиметрах от лопаток компрессора. Двигатель в полевых условиях пришлось заменить, и этот факт вызвал недовольство командования округа действиями экипажа. Как будто на войне солдат или экипаж сам выбирает место, где ему упасть, где сесть, или где умереть...

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.