Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Операция в ущелье Куфаб. Выводы по её итогам





Постепенно активизировалась борьба контрреволюции против власти. Участились диверсионно-террористические акты против представителей партийных и государственных органов, их сторонников, активистов. Вместе с этим стала проводиться антиправительственная агитационно-пропагандистская деятельность. Менялась и тактика вооружённой борьбы, но цель была одна - ослабить правительственное влияние на население. В противоправной деятельности учитывались национальные особенности и религиозный фанатизм афганского народа. Это ставилось во главу всей пропаганды.

Страны Западной Европы и Ближнего Востока оказывали контрреволюции материальную и моральную поддержку. Деньги, оружие, боеприпасы поступали в распоряжение мятежников. Кроме того, источником средств служила торговля наркотиками и полудрагоценным камнем — лазуритом. Основная часть боевиков готовилась и вооружалась за пределами территории ДРА. В их подготовке принимали активное участие иностранные инструкторы. Препятствий для перехода границы не было.

Создаваемые органы власти, силовые структуры, не имеющие опытных кадров, не могли в достаточной мере самостоятельно противостоять усиливающейся деятельности контрреволюции. В зоне ответственности погранвойск, как и на всей территории ДРА, обстановка осложнялась. На важных направлениях к государственной границе стали проявлять активность всё новые банды.

Выход по ущелью к реке Пяндж, направление Раг - Куфаб, прикрывало наше подразделение, находящееся в кишлаке Калайи-Куф. В верховьях ущелья пролегал маршрут, по которому банды, караваны с оружием и боеприпасами переправлялись из Пакистана и использовали тропы для возвращения обратно. Здесь действовала банда, возглавляемая Кулаш-ханом, численностью до 60 боевиков. Он терроризировал население, грабил его, насильно забирал молодёжь в свой отряд.

Местная власть для защиты населения эффективных мер не принимала. Ополченцы проявляли пассивность. Информация о грабежах до нас доходила, когда банда исчезала с награбленным.



В провинции Тахар действовали банды, возглавляемые Мамудар-ханом, Гульбеддином, Мулло-Надыром (уничтожен в августе 1980 г.), Сайд-Ахмадом и др.

Из донесения в ГУПВ, ноябрь 1980 года:

«...в каждой провинции вдоль советско-афганской границы (а их 9) имелись по несколько банд, общей численностью около 15 тысяч человек...»

В этой непростой обстановке командиры СБО предпринимали активные меры по поиску и разгрому вооружённых антиправительственных групп.

Расстояние между расположением СБО не позволяло плотно перекрывать направления и выходы банд к границе. Её безопасность стремились обеспечить при взаимодействии СБО и подразделений погранотрядов, охраняющих участки границы. Манёвренные действия СБО при получении оперативных данных давали возможность решать эту задачу. На это была нацелена наша деятельность. Моё первое посещение подразделений, расположенных на территории Афганистана в зоне ответственности погранвойск, и сделанные выводы помогли разобраться в общей обстановке. Эти выводы были подтверждены выступлениями офицеров на совещании, которое состоялось 6 июля 1980 года. На него были приглашены и приняли участие в обсуждении поставленных вопросов, кроме офицеров ОГ, командования погранотрядов, расположенных в пгт Московский и г. Пяндже, начальники СБО, оперативный состав частей. Обсуждался основной вопрос «Оперативная обстановка в районах действий СБО и меры по обнаружению и ликвидации бандгрупп». Попутно с этим поднимались и другие вопросы, непосредственно взаимосвязанные с основным.

Выступающим было предложено в свободной форме высказать своё знание обстановки, видение её развития и тактических методов по уничтожению бандгрупп, предупреждению их выходов к государственной границе.

Выступили офицеры Абиров, Набока, Криницын, Щетинин, Моргунов, Кулик, Монахов, Клейменов и другие. В их выступлениях звучала неудовлетворённость действиями афганских властей по стабилизации обстановки. С местным населением разъяснительная работа о целях и задачах новой власти со стороны администрации и партийных органов НДПА проводится слабо, не подкрепляется экономически. А некоторые представители государственных структур своим поведением только подрывают авторитет власти.

Отмечено, что после посещения губернатором провинции Тахар крупных населённых пунктов, там резко меняется отношение местных органов власти к населению не в пользу его укрепления. Сразу же просматривается снижение активности действий подразделений и ополченцев против контрреволюционеров. Саботирование призыва молодёжи в армию, задержка выплаты денежного содержания военнослужащим, ополченцам, а также выдачи продуктов питания — неполный перечень вопросов, которые отрицательно сказываются на укреплении власти.

Просматривается в действиях бандгрупп изменение тактики по отношению к местному населению. От жёстких мер, они перешли к дифференцированным действиям. Там, где жители кишлаков не оказывали им сопротивления или проявляли лояльность, создавали им щадящие условия в сборе денежных средств, продуктов питания. Захваченных активистов, ополченцев, не оказывавших им сопротивления, через некоторое время отпускали, не причинив им вреда.

Совершенно противоположное отношение — к населению, где оказывалось сопротивления мятежникам. Жестокая расправа, грабёж, насилие — обычные явления со стороны бандитов.

Стала появляться информация об объединении мелких бандгрупп под единое командование, координации действий против армейских подразделений в минировании дорог, маршрутов их постоянного передвижения.

Бандгруппы действовали партизанскими методами: избегали прямого столкновения с подразделениями, ополченцами, если их сопровождали наши СБО, делали набеги на кишлаки в ночных условиях или днём, если вблизи не было наших подразделений, и скрывались в труднодоступных местах.

Главари банд имели своих информаторов, использовали родственные связи, денежные оплаты, запугивание людей.

Для разгрома бандгрупп, защиты населения и обеспечения безопасности границы необходимо было выработать тактику как вооружённого противостояния, так и в работе с местным населением через представителей власти, активистов. Опору в этой работе искали среди бедноты, пострадавшей от разбоя бандитов.

В заключение совещания подготовили рекомендации для командиров подразделений по их действиям в зоне ответственности.

В дальнейшей своей работе по руководству ОГ я не раз обращался к предложениям, которые офицеры высказали на этом совещании. И они существенно помогали в выработке решений по подготовке и планированию боевых операций.

Однажды была получена информация о появлении в Куфабском ущелье крупной банды, прибывшей из Пакистана и возглавляемой Кулам Хасаном. Следовало ожидать расширения и активизации её действий в нашей зоне ответственности.

ОГ срочно приступила к подготовке операции по локализации и уничтожению этой бандгруппы. Детально разработали план. Кроме наших подразделений решено было использовать группы активистов и ополченцев из населённых пунктов, где жители пострадали от разбоя.

Подготовка к операции проводилась так, чтобы исключить утечку информации и в то же время отслеживать место нахождения банды. Сложность заключалась в том, что душманы активно перемещались, меняя место своего нахождения.

10 июля 1980 года, согласно плану, в пешем порядке по горным тропам личный состав выдвинулся и занял намеченные позиции, блокируя кишлак, где, по данным разведки, расположились основные силы бандгруппы.

К рассвету подошли группы активистов, ополченцы и заняли исходные рубежи для прочёски кишлака.

Но не всё пошло гладко. Охрана противника обнаружила по демаскирующим признакам передвижение людей. На высотах, на фоне светлеющего неба, обнаружились силуэты людей. Бандиты открыли стрельбу и предупредили этим других об опасности. Так начался бой.

Противник находился в низине. Поняв, что окружены, моджахеды сделали попытку по ущелью уйти из блокируемого района. Но плотный огонь с высот заставил их отказаться от этой попытки и вернуться в места ночёвок, которые являлись защитными сооружениями.

Бой вёлся несколько часов. Подступы, где засели душманы, ими простреливались, и подойти к ним ближе никак не удавалось. В то же время плотный огонь блокирующих подразделений не давал бандитам возможности выйти из укрытий. Время шло. До наступления темноты необходимо закончить операцию. Иначе во время ограниченной видимости банда может уйти из этого района. Там находились и местные жители, которые хорошо знали тайные тропы и могли помочь выйти из окружения.

Для подавления огневого сопротивления и завершения операции я принял решение использовать авиацию. Предварительно по громкоговорящему устройству несколько раз предложили бандитам сложить оружие, прекратить огонь. Представитель власти предупредил, что будут приняты меры по их уничтожению. Но в ответ только усиливался огонь.

Поставлена задача командиру авиагруппы: «Нанести огневой удар авиацией по местам укрытий противника, поразить его живую силу».

Действия вертолётов корректировал представитель авиагруппы, находящийся в боевых порядках, а подразделения с позиций давали целеуказания с помощью ракет и трассами пуль из автоматов. С высоты полёта я и экипаж вертолётов хорошо просматривали места укрытий тех, кто оказывал сопротивление.

Высокая точность попаданий ракет и обстрел из пулемётов с воздуха лётчиками разрушали укрытия. Две пары вертолётов несколькими заходами нанесли основной урон тем, кто не хотел сдаваться. В дальнейшем действовали наземные подразделения.

При огневой поддержке пограничников, активисты и ополченцы проверяли постройки, укрытия. Кое-где слышалась стрельба: оставшиеся в живых бандиты пытались оказывать сопротивление. Тогда требовалось вмешательство пограничников. В ходе боя, а затем проверки кишлака, пленено несколько бандитов. Найдены тела убитых. Среди них опознаны два главаря. Один из них, Ходжа Аслан, возглавлял банду и действовал в районе Умархейль Янги-Калинского улусвольства. Это бывший майор ВВС Афганистана, дезертировавший из армии. Второй — Надар, возглавлявший небольшую местную банду.

Как оказалось, сюда пришла объединённая банда. Её руководителя найти не смогли. Такие главари, как правило, находились отдельно от основных сил, в других местах.

После боя собрали более десятка новых автоматов китайского производства, два ручных пулемёта, большое количество боеприпасов. Это доказывало, что боевики недавно прибыли из лагеря подготовки с территории Пакистана, где их снабдили этим вооружением.

Собранное оружие и боеприпасы передали представителям власти по акту. Этим мы помогали вооружаться отрядам самообороны в кишлаках.

На этом участке в результате ликвидации крупной банды на определённое время стабилизировалась обстановка.

Можно бы с удовлетворением отметить успешные действия наших подразделений, но, к сожалению, в бою мы потеряли своего товарища. Пулемётчик со своим вторым номером, занимая огневую позицию на вершине высоты, позволил себе закурить. По тлеющему огоньку сигареты был сделан снайперский выстрел. К несчастью, ранение оказалось смертельным. (Прим.: вероятно речь идет о гибели ефрейтора СТЕБАКОВА Александра Владимировича)

Личная неосторожность привела к трагедии. Ночные действия в боевой обстановке требуют особой подготовки каждого бойца, его личной дисциплинированности и соблюдения мер безопасности. От этого порой зависит успех операции.

По итогам провели совещание офицеров. На нём разобрали до мельчайших подробностей действия всех участников. Отмечали и положительные действия активистов и ополченцев.

Особое внимание обратили на проведение разъяснительной работы среди личного состава о повышении ответственности каждым на своём месте, о дисциплинированности.

Подробное донесение о проведённой операции, её результатах своевременно подготовили и отправили в Москву.

Эта операция по ликвидации банды, особенности её проведения заставили нас обратить внимание на пересмотр штатной структуры СБО. Действия подразделений на равнине и в горах резко отличались. Приобретённый опыт заставил нас искать новое, совершенствовать как структуру, так и тактические действия.

Офицеры ОГ выезжали в подразделения для проведения занятий. В ходе их изыскивали способы для развития успеха в ведении боевых действий с необычным для нас противником, который в открытый бой не вступал, а вёл партизанскую войну. Его надо было искать, внезапными действиями блокировать, после этого вынуждать сдаваться или уничтожать. При этом использовать такие факторы, как быстрота, внезапность, манёвренность и комплексное использование бронетехники и авиации.

Существующая нештатная десантная группа из нескольких человек явилась прообразом ДШМГ — пограничного десантного подразделения. Применение её в разведывательных полётах, высадке для обследования подозрительных объектов и местности стало обычным делом. К этому мы добавили и другие задачи десантникам: перекрытие маршрутов движения и путей отхода бандгрупп, блокирование их. Такие действия давали нам право обоснованно включать отделения десантников в штаты СБО, а затем и в мотоманёвренные группы (ММГ). В состав этих отделений включали физически крепких, имеющих боевой опыт пограничников. С ними проводились дополнительно специальные занятия.

В подразделения, которые прикрывали горные ущелья, включили расчёты с 82-мм миномётами. В горных условиях это прекрасное оружие!

Велась подготовка снайперов. Это требовало составлять специальную программу обучения в горных условиях.

Постоянное внимание уделялось психологической подготовке личного состава. Поведение солдата в бою, личная безопасность, исключение мнимого «героизма» и другие вопросы в обучении были направлены на повышение боеготовности и безопасности наших ребят при выполнении боевых задач. Особое внимание уделялось вопросам психологической подготовки десантников. Здесь учитывались особенности их действий. Кроме этого, перед вылетом на выполнение боевой задачи в обязательном порядке проигрывали тактические действия как группы в целом, так и каждого десантника в отдельности. В их обучении принимали опытные, подготовленные офицеры: Абиров, Нечаев, Климов, Набока и другие.

После проведённых операций или возвращения с заданий проводился их разбор и подводились итоги. Из всего этого делались выводы на будущее…

 

Бой на участке 9-й ПЗ Тахта-Базарского пограничного отряда Стенд в музее ПВ, посвященный Анатолию Реке

5 июля 1980 г. вооруженный отряд мятежников, перейдя пограничную реку Мургаб, напал на советский пограннаряд на участке 9-ой пограничной заставы «Караул-Хана» Тахта-Базарского погранотряда. Смертельное ранение при отражении нападения получил старший пограннаряда ефрейтор РЕКА Анатолий Нестерович. С подходом резерва погранотряда банда была разгромлена, четверо нарушителей были убиты.

 

О гибели Анатолия Реки вспоминает Г.Л. Могильницкий в рассказе "КАК ЭТО БЫЛО", ветеран границы, № 1-2, 1999, с. 120-122:

Могильницкий Георгий Леопольдович, 1952 г. рождения, главный стоматолог ФПС России, полковник медицинской службы. В 1974 г. окончил Московский медицинский стоматологический институт. До 1989 г. служил в Среднеазиатском погранокруге. В Республику Афганистан выезжал неоднократно с июля 1980 г. по февраль 1989 г. (Баламургаб, Калаи-Нау, Кайсар, Карабах, Чашма-Инджир, Меймене, Андхой, Шибирган). В Главном клиническом военном госпитале работает с 1989 г. Награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах» 3-й степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За отличие в охране Государственной границы СССР», «За отличие в воинской службе» 1-й степени, а также медалями ДРА.

По-настоящему впервые с афганской войной я столкнулся в июле 1980 г. Прозвучавший рано утром по телефону условный сигнал поднял меня с постели, и через 25 минут, получая оружие, я услышал доклад дежурного: «Вооруженное вторжение на кашу территорию, нападение на пограннаряд, ранен старший наряда ефрейтор Анатолий Река». Первой из расположения части выехала машина медслужбы во главе с ее начальником старшим лейтенантом медицинской службы Виктором Тарасовым (в настоящее время - полковник медицинской службы, начальник отделения реанимации ГКВГ). На участке заставы шел бой с афганскими душманами, которые перешли границу. На помощь заставе уже выехали и вступили в бой пограничники комендатуры. Раненый боец был в машине, ему оказали помощь и выехали с поля боя нам навстречу. В комнате досуга мы оказали Анатолию первую врачебную помощь. Состояние его было критическим, но он стойко держался. Раненого загрузили в машину. Тарасов поехал на заставу, где продолжался бой. Я же сопровождал раненого в райбольницу. Обгоняя все машины, постоянно сигналя, на большой скорости машина мчалась в поселок. В районной больнице нас уже ждали оповещенные реаниматолог и хирурги. Когда мы несли в реанимационную палату раненого, я спросил Анатолия, как самочувствие, тот ответил: «Ничего, нормально». Это были его последние слова. Врачи ничего не смогли сделать, ранение оказалось смертельным. Помню, как потом мы сидели в кабинете вместе с врачом ПМП старшим лейтенантом медицинской службы Валентином Карякиным (ныне - полковник медицинской службы, начальник Окружного госпиталя в Воронеже) и не могли в течение получаса о чем-то говорить, настолько угнетающе подействовала на нас гибель пограничника. Затем В.М. Карякин достал журнал учета больных, записал данные, на секунду задержался у графы «Исход заболевания», потом вместо протокольного слова «Умер» своим каллиграфическим почерком аккуратно вывел: «Погиб при защите Государственной границы СССР». Это было первое «дыхание» Афганистана, это была первая боевая потеря в нашем погранотряде...

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.