Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Пассаж четыре. Зябкость перемен





Ущелье преодолели практически беспрепятственно, мелкие стычки не в счёт.

Встретили снорков. Морс, вместо того чтобы предупредить остальных, решил не тратить время и сразу выстрелил по «слонику» из «Сайги» – влепил мутанту пулю прямо в окуляр, округлое застеклённое отверстие в противогазе на уровне человеческого глаза (у «хоботов» органы зрения помещались на головушке аналогично).

Снорки – живучие гниды, наделены рядом животных инстинктов и превосходнейшим чутьём. Облачённые в тряпьё, изуродованные радиацией тела мутов, когда-то бывших людьми. Ярый таких видал не слишком давно на Агропроме, даже прикончил парочку.

Кисель стал лупить из «калаша», Ярый тоже пришёл в себя и пустил в ход ОЦ-14 «Грозу». Завалили ещё троих, но один шустрик из стаи умудрился увернуться и повалить с отвратительным верещанием туриста в траву.

Ярый вскользь задел мутанта, Кисель банально не успел среагировать. Снорк скрылся в зарослях ржи и мать-и-мачехи, секунда – Ярый сам уже на земле, ругается и сообразить силится, что делать. Зато Киселёк на этот раз съездил снорку по морде прикладом, а Ярый сумел прицелиться и изрешетить мутанта в упор.

Оправившись и окончательно сориентировавшись в произошедшем, сталкер поднялся, перезарядился и подоспел к Морсу.

– Ну, что, турист, вставай давай, – Ярый протянул пострадавшему надёжную руку.

– Ни хрена себе! Что это за звери?..

– Типичные снорки, – пояснил Ярый. – Ты где так стрелять обучился?

– Я – профессиональный охотник, – с гордостью и некой отвагой парировал Морс.

– И реакция хорошая. Не промазал ведь ни по одному.

– Прицеливался тщательно, – ухмыльнулся Кисель.

– Не, бро, не в этом вопрос, – многозначительно произнёс Ярый. – Великие стрелки посылают снаряд в мишень не потому, что круто целятся. А потому, как имеют талант снайперский...

– Твою мать, Ярый! – крикнул Кисель, вскидывая АК и направляя его ствол куда-то за спину напарнику.

Ярый быстро присел, кувырком отпрыгнул и развернулся к опасности лицом, выхватив нож. Мутант остановился в метре от него – застыл, превратившись в ледяную глыбу невезучий снорк. «Морозко».



– Спасибо тебе, Зона, – поблагодарил новорождённый.

***

Кисель радовался, едва ль не как дитё, найдя артефакт «Снежок» возле разрядившейся аномалии. Первые образцы хабара – они всегда такие. Внутри тебя словно щёлкает ачивмент: «подобрал четыре».

– В принципе, вот так прикинуть, я за него нехилые деньги могу выручить, – весело похвастался новичок. – Вот удача так удача! Бытие налаживается, парни!

Жизнерадостному настрою Киселя можно было лишь позавидовать. Ох, не накликал б чего. Зона – она с ушами. С локаторами и видеозаписывающим оборудованием. В теории, тот же самый артефакт и способен являться сборщиком обрывков инфы – запоминает, что вокруг него делается, а опосля всё «нарытое» переправляет в закрома генерального сервера, к примеру, в Монолит. А Монолит неразрывно связан в целом с Чёрной Былью. И, возможно, этот камень даже истинное сердце или мозг Отчуждёнки. Наконец, если предположить, что Зона систематизирует непрерывно поступающие потоки инфы и как-то реагирует на их содержимое, исходя из собственного, несвойственного простым смертным видения, то и до паранойи недалече. Само собой, у такой сущности, как Зона, взгляд на всё предельно субъективен по отношению к людскому воззрению. При этом, Монолит – всего-навсего распространённая, но оспоримая байка, не подтверждённая сугубо фактами, взятыми из верного источника. Живая ли ЗОНА, трудно сказать. Но одно неопровержимо – в ней присутствует жизнь.

...Они двинули через поле, укутанное в белое одеяло тумана. Золотистые колосья ржи шевелились от дуновений ветерка, растительность вымахала по пояс человеку. Впереди колонны бодро вышагивал Кисель, уверенно прокладывая тропу между ловушек. Ярый даже подивился уровню его мастерства – напарник почти не пользовался болтами, безошибочно определяя местоположение большинства аномалий из позиции «щуп». Чуйка прорезалась? Ярый припомнил, что вчера в момент их встречи Кисель и умел только, что включать-выключать потрёпанный детектор.

– Собаки! – выпалил Морс и бахнул с карабина.

Ярый обернулся, рефлекторно открывая огонь в ту строну, где, согласно предположению, находился враг. Автомат дёрнулся в руках, канонада прикончила одного из пяти слепышей.

Два других метнулись было к Киселю, но первый втемяшился в «жарку», а другой словил пулю с «калаша». Морс вовремя кинул гранату, Ярый добил раненых животных.

Обоняния бойцов коснулся только что возникший аромат жарено-вяленого мясца с полупривкусом-пованиванием трав. Запах стоял довольно отчётливый. Аномалия выступила крематорием в полевых условиях – от туши псины осталась горстка обугленных костей и пепла, вокруг всё обдало огнём.

– Что-то многовато приключений на сегодня, – заметил Кисель. – На нашу долю, – буркнул он.

Ярого накрыло.

Секундная тупая боль в виске... Кромешная темнота... По всему телу прошлось приятное тепло, в голову ударило что-то лирическое, давно забытое...

Сталкер лежал на опушке леса, посреди мягкой травы, нежась под лучами солнца. Приятная прохлада окатила лицо, яркость красок брызнула в глаза, заставив зажмурить пару мгновений назад распахнутые глаза. Воздух бурлит свежестью, на голубом небе чистые перистые облачка.

Перед сталкером оказалась небольшая изба – расположилась на краешке лужайки. Целёхонькая, ухоженная, свежевыкрашенная. Наружу вышла женщина. Мимо неё в чащу протрусил приколист-заяц, чьи уши очень забавно торчали, а шёрстка встала дыбом, и хохолок на макушке покачивался. Женщине лет тридцать, привлекательной внешности, в халатике... От неё исходило приятное медово-клубничное амбре, сводившее молодого мужчину с ума. Она, понятно, не преминула пригласить гостя внутрь. И – не только пригласить. Чаем с пирожками напоила в уютной кухне, а затем они долго и страстно целовались уста в уста, отрешившись от остального мира. Пел соловушка за окошком.

А потом Кисель от всей души влепил ему пощёчину.

– Ты что творишь, придурок? – очнулся Ярый.

– Ну, наконец-то, – обрадовался Морс. – Мы тебе уже и воду из фляги в рот заливали, и нашатырь под нос совали.

– Хорошо, без искусственного дыхания обошлось, – сострил Ярый.

– Я уже собрался тебе его делать, – с готовностью высказался Киселёк.

– Сколько я был в отключке?.. – Ярый приклал ладони к покрасневшим щёкам.

– Минут двадцать. Мы уже думали, ты того...

– Не дождётесь. Странно. Раньше со мной таких казусов не случалось. С моей профессией мне эта диковинка, повторившись не вовремя, боком выйдет и ох как насолит.

– Ты видел что-нибудь, когда?.. – влез Морс.

– Сон. Красивая женщина и чай с пирожками. Сказка...

– А может, пророческое видение? – хмыкнул Кисель.

– Скорее подобие эротической фантазии, – отметил Морс. – Бужок говорил, что иногда случается такое со старожилами. И если сном не поделится запечатлённым выбранный Зоной человек, умирает потом бедняга.

– Это как? – ужаснулся Ярый.

– Врал он всё! – возмутился Кисель.

– Помолчи, салага! – строго произнёс Ярый.

– Точняк, языком-то не мели вхолостую! – турист был настроен серьёзно. – Всё то же: избушка, женщина, иногда ещё целуются...

– Обычный обморок, – констатировал Кисель. – В Зоне всякое происходит.

– А вот про избушку-то я не сообщал, – помрачнел Ярый. – И поцелуи тоже были...

– Ну, завязываем трепаться! Извольте отчалить, – устаканил ситуацию Кисель.

– Поддерживаю! Больше бисер попусту не расходуем, – отрезал Ярый возможные возражения Морса.

Больше ни с кем, кроме псевдокошки, не столкнулись. Светило садилось за горизонт, озаряя дорогу лучами, зато туман рассеялся. Проклятый туман, Ярый едва не заподозрил, что он живой и охотится на них! Аааргх, долой бредни. Завидев нескольких кадавров с натовскими штурмовыми винтовками, спрятались в одной из построек ветхой крохотной деревушки, чуть свернув с пути и переждали, пока те мерно прошествуют мимо. Чтоб спокойно обошлось на этот раз. Лезть под пули никому не хотелось.

Наконец, в шесть вечера взобрались по склону. Перекрёсток. Связка дорог, простирающихся к новому, то есть – хорошо забытому старому. Вот и энд наступил, настала пора прощаться. Кисель – в Припять, Морс – к Периметру, Ярый – к Бару.

– Может, Морс, всё же останешься? Засталкеришь? – сам не зная зачем, спросил Ярый с показной ноткой надежды в голосе.

Вдруг долбанул автомат, и раненный в ногу, Морс упал. Из-за деревьев выскочил первый военстал.

 

Что представляет собой база? Казарма – невысокое прямоугольное здание, площадка столовой, прикрытая тентом и оберегаемая парой гвардов, бар, оружейная, деревянные домики офицеров близ госпиталя и бетонная глыба четырёхэтажная, в которой Тарасов и осел. Плюс по периметру вышек ровно шесть. Составленный алгоритм атаки – проработан до мелочей и предельно понятен всем заговорщикам.

Людмила честно погрузилась в сон часа на три, чтоб организм восстановил запасы сил. Вот так сразу – прикрыла веки и уснула, нарочно прогнав все заботы и волнения. Зато, когда наступило то самое роковое для группировки «ДНК» утро, она задорно потянулась, поглядела в окошко и влила в себя пакет кефира, не ощущая ни капли утомления. Часы в ПДА сообщали, что только 5 часов 31 минута, никаких признаков зари в небе не наблюдалось. Пора. Воздух ой как морозит, Люда перебежками перемещалась к вышке, обхватив себя руками. Всё-таки лета пока и в помине не видать. Может, днём – терпимо, но за ночь всё остывает, и приходит в Зону госпожа стужа. Сняла Люда первого часового – подошла буквально вплотную и свернула шею. Ко второму беспалевно подобраться не удалось – противник случайно обернулся и приметил подбирающуюся к нему заговорщицу. Поскольку на базе он её ранее встречал, то сделал ручкой и выдал некое недоумённое приветствие. Людмила нет, чтоб смекнуть и спокойно, безопасно преодолеть разделявшую себя и «дээнкашника» дистанцию за непринуждённой болтовнёй, подыгрывать не стала и побежала на недруга на всех парах. Ошиблась, притормозила – что ж поделать, все о грабли спотыкаются. Тип вскричал и полез в рукопашную с Невой – та сначала ушла от апперкота, а затем изловчилась и достала оппонента прикладом в висок. Ошивавшийся тут же напарник сломленного «рукопашника» едва не поднял тревогу. Люда нагнала его на полпути к казарме: свалив ударом колена в печень, добила смачно в нос, чья кость с радостью отправилась в мозг, когда, ломаясь, хрустнула внутренняя перегородка. Сейчас в лагере Тарасова начнётся кровопролитная войнушка. Жаль, что без жертв проблему не решишь. Учитывая присущую характеру начальника «дээнкашников» радикальность в совокупе с отсутствием зачатков дипломатичности, ни договориться по-разумному, ни благополучно спендюлить отсюда не выйдет.

Люда как можно живее вскарабкалась на одну из вышек, постовых вокруг которой она устранила. Помахала Барракуде – тот уже засел на соседней, разобравшись с другой партией охраны. Ну-с, приступаем. Пожилая женщина перехватила гранатомёт и несколько раз шмальнула вниз. Направление полёта снарядов было легко определить по характерным дымовым шлейфам, увлечённым за выпущенными из орудия ракетами. Темноту пронзили всполохи взрывов, по ушам шибануло массивной звуковой волной. Два – в казарму. Большая часть спящих солдатиков нейтрализована, а те, кому повезло и их не задело осколками, наверняка поимеют немалый геморрой с огоньком, пришествие которого вызвано попаданием ракет. По пространству внутренних помещений он растечётся довольно споро. Плюс завершающий – в площадку близ оружейного бункера, на которой устроилась огневая точка с тремя солдатами и G-148. Сам склад не расковырять, а вот его караул вывести из строя – как раз одного дымящегося росчерка среди облаков, тянущегося вслед за непилотируемым, но сеющим гибель конусом, достаточно.

А ведь Нева даже не знала подавляющее количество убитых ею сейчас человеков. А тех, что знала, пожалуй, всё-таки не так сильно ненавидела, чтобы... А, пошло оно всё на фиг! Опустошить голову и действовать! А то взорвётся спелым арбузом, как у вон того часового на противоположной вышке, ликвидируемого Барракудой. Сообщник всех снайперов на других вышках отправил в минус, можно переходить к следующему этапу. Людмила ринулась вниз, меняя основное вооружение на автомат. Преодолела большую часть спуска по ступенькам, сиганула метров с трёх, перекат, положение стрельбы с колена и очередью выкашиваем парочку бойцов, что есть мочи несущихся к вышке. Вот дураки-то – не разделяются, сплошняком двигаясь, не ложатся в укрытия. Морально дискредитированы, значит, из-за эффекта внезапности. Следующий отряд проявил гораздо большую осторожность, но это не изменило его участь. Барракуда обеспечивал безупречное прикрытие сверху – большинство неприятельских солдафонов ложилось ещё на подходе. У Люды боезапас «калаша» был практически неограничен – набрала столько патронов, сколько смогла унести. И несколько гранат осталось с предыдущих заданий за «ДНК». Короче, подходы к главенствующему зданию фракции были вычищены за несколько минут. Сидевший на вышке Барракуда сложил применяемую им в военных действиях снайперку, зачехлил и присоединился к напарнице снизу, подобрав с трупа одного из врагов ПП-48. На одной позиции долго задерживаться снайперу нельзя, да и бой плавно сместился в коридоры основного дома.

Спецы быстрого реагирования под руководством Аса нападают на всех несогласных, кто базируется в районе домов офицеров и проводят полную зачистку собственно в этих домах. Бром с сумкой на плече, под завязку набитой РГД-шками, шурует к бункеру. Люда строчит метко, попадает сразу – тело работает само, позицию противника намётанный глаз определяет самостоятельно, на рефлексе; момент, когда надо высунуться, Нева подгадывает интуитивно. РПГ в бесхозном состоянии оставлен на вышке – а зачем он? Без зарядов тяжёлый тубус бесполезен, а если б и имелись ещё ракеты, в узких кишках охваченной боем четырёхэтажки они бы понадобились разве что камикадзе. Противники посерьёзнее пошли, в брониках и со штурмовыми дробовиками. На очереди не нарываются, бросают светошумовые гранаты – один раз Люда еле скрылась от такой болванки за углом. Всё равно, хоть и успела, тряхануло неслабо и ещё секунд пять «фээсбэшница» не осознавала происходящее. Барракуда не подкачал – оглушённый, подстреленный в ногу, топал по прямой в огонь, вычёркивая из бытия очередные отряды ополоумевших телохранов Тарасова.

Снаружи, с улицы, грохотнуло, когда Людмила перестреляла врагов на лестничных пролётах и вышла на платформу верхнего этажа. Это Бром, справившись с дверью бункера, швырнул дистанционки внутрь, в соответствии с указаниями. Боезапас, складировавшийся там, незамедлительно сдетонировал. Столп пламени от бункера бомбанул ввысь, над бывшей оружейкой расцвёл гигантский огненный гриб, умеренно разукрасив серое рассветное небо Зоны. Весьма неоднозначный ход со стороны диверсантов – в бункере складировалось много теоретически полезных вещиц, но Люда рассудила так: весь арсенал всё равно не утащишь, зато те, кто выбрался из полыхающей казармы, однозначно рванут туда за пушками. Там голубков и накроет.

Барракуда саданул прикладом в запертую дверь апартаментов Тарасова и первым ворвался внутрь. Кабинет был пуст. Тут же – новый бум, боец, снёсший Людмилу, выкатился обратно. Растяжка?! Граната?! Люда выскользнула из-под посечённого осколками солдата и резанула веером пуль в дверной проём. Никого!!! Окно кабинета разбито, по нему попали... ракетой? Кто-то залез на вышку, нашёл РПГ, зарядил и устроил нападающим сюрприз. Ай, блин! Спальня лейтенанта пуста. Заменить рожок в автомате, прицелиться в гада на высотке и одной точной очередью замочить. Упал вроде, прошитый пулями – скорее всего, мёртв. Где же лидер клана?..

Шум лопастей, и перед Людмилой вырисовывается чёрный, как уголь, блестящий корпус грозного вертолёта «Ястреб». С мгновение ошеломлённая Нева просто таращилась на вертушку, в кабине которой в кресле пилота уселся Тарасов. Резко повернув зависший в воздухе транспорт, главарь «ДНК» дал сигнал второму пилоту, и тот выпустил по зданию семь неуправляемых «Гидр». Затем вертушка зашла в крен, но лейтенант и его помощник довольно лихо выровняли её, а затем повели в направлении Рыжего Леса, прочь от базы. Нева этого уже не видела, она ломанулась вон из апартаментов, подальше от снесённого окна. В спину её легонько подтолкнула взрывная лавина. Две ракеты упали на землю, пять под углом всё же попали в средние два этажа здания. Бабахнуло, трясёт, ничего не разобрать... Строение рухнуло. Пол провалился под Людой, когда она подбегала к лестнице. Нева сорвалась, приложилась башкой об стремительно несущуюся книзу бетонную глыбу, отлетела от ещё одной и, в конце концов, растянулась на твёрдой поверхности, придавленная мелкими обломками верхних этажей. Чудом «фээсбэшницу» не размозжило и не перетёрло между осыпающимися остатками стен.

Бушевал пожар. Люда закашлялась – едкий дым просочился в ноздри. Нога прижата неподъёмным куском кирпичной стены, не выползешь... Блики пламени, казалось, дышат на «фээсбэшницу» и вот-вот доберутся до её аппетитной плоти, чуть-чуть не достают... Ещё порыв – ветра, а затем кашля закономерно – от клубов дыма, брошенных в лицо. А проклятый камень не сдвинуть, чем больше ёрзаешь, тем тяжелее давит. Боль, копоть подпудрила щёки, глаза обволокло слезами. Автомат... Матерь божья, где ствол? Выпал из рук во время полёта? И рёбра саднит. Если б Людмила могла, воспользовавшись телекинезом, изничтожить пленивший её обломок, она б давно его на атомы разложила-порвала вопреки законам естества. Но – не поддавалось, аннулировались приложенные усилия весом плиты. Вывернуть ноги из ботов! Дёргать – а неприятно дёргать, как будто стопу из сухожилий вырывает, – как только можно, стараться и стараться! Огонь обжёг спину – к баклажанам одёжу, выпрыг! Босые пятки упираются в тлеющие угли, плача, Люда уходит – сзади разверзлась пылающая бездна. Сколько же искусных бойцов погребено этим зданием?.. Барракуда, верный напарник, не спасся. Жаль его неимоверно.

Людмила ступала по слою пепла, зияющего ночью и смертью, небытием, и ругала себя – надо было пораскинуть полушариями и въехать, что Тарасов наверняка воспользуется каким-то планом отхода, пусть безбашенным, но всё же преподносящим бонусный процент к вероятности уцелеть. Геликоптер, о котором в курсе всего два-три надёжных подданных, снабжённый ракетоносителями и пулемётным вооружением, если умеючи пользоваться, как раз процент прибавлял солидный – на какой-то промежуток времени уж точно. На данном этапе бывший главарь одного из ведущих бандформирований Зоны Отчуждения стопудово в каком-нибудь бункере или схроне осядет этак в Рыжем Лесу (туда же он собирался, хоть маршрут позже и мог быть подкорректирован). Ноутбук его, бездонная кладезь неоценимых сведений, вероятно, в вертушке, скопившуюся коллекцию редкого хабара беглец прихватить тоже не поленился. Вышки пустуют, мерцает объятый стихией бункер, от него и развалин главного дома костёр перекинулся на дома офицеров. Людмила подобрала автоматическую винтовку SCARAB-11, отстранив её от объятий одного из многих лежащих тут мёртвых «дээнкашников», переобулась в мокасины её владельца. Непривычные ходули, каждая песчинка-неровность впивается в ногу, когда шагаешь. Странно. У Невы появилась ассоциация с пустыней... Ну, так и есть – радиоактивная пустошь, всё выжжено, ни души. Кажется, в эту секунду она сошла с ума. Серый безликий полдень.

 

***

Ас обнаружился в левой офицерской двухэтажке. То есть, официально она была офицерская, но по факту выделялась Тарасовым под проживание женскому контингенту базы. Нева захаживала туда на печеньки. В домишке ютились три девушки: Маша, Галя и ещё как-то там её, эти притащились в Чёрную Быль за своими парнями, две стриптизёрши – привлекательные, Люда вовсе бы не сказала про них «вульгарные», скорее, «опытные, техничные исполнительницы приватных танцев, не худшие представители заведомо неблагополучной профессии», и одна вдова – зрелая женщина, чьего мужа, отца пятилетней (тогда – младше) доченьки, пристрелили в ходке «долговцы» год назад. Если всех солдатиков на базе Людмила с Барракудой сразу, составляя набросок тактики, зачислили в расход, то насчёт слабого пола «фээсбэшница» отдала чёткий приказ – не притрагиваться. Так вот, Ас нарушил указание. Ещё как. Молодых он перестрелял на входе. Ребёнка нигде не было – спрятался, когда зародился паноптикум? Люда поискала. Хорошо поискала. Даже поднялась по лестнице наверх – и пред её очами предстало кошмарное зрелище. Обезумевший Ас насиловал вдову, припечатав её к железному столу – грудь бедняжки была вскрыта ножом. Комната щедро украшена алой гуашью. Жертва истошно взвизгнула – и мучения оборвались. НАСЛАЖДЕНИЕ! Ас запрокинул голову. Господи, это лишь страшный сон. Такие миры не сбываются. Калейдоскоп можно заставить развернуться вспять...

Вены на лапищах Люды набухли. Она встрепенулась – и прыгнула на солдата, на ничтожество с искалеченной Чёрной Былью психикой, навалилась на него всей массой и раскроила голову нелюдя об угол стола – кровь остудила разгорячённое лицо карательницы, залепили веки противной бирюзовой росой ошмётки мозгового вещества поверженного воина. Нева зажмурилась на мановение. Потом, шатаясь, проверила подвал. Так и есть. Небольшой, свернувшийся калачиком трупик Маньки – изувеченную дитю – Ас оставил тут. К автомату Людмилы крепился фонарь – блеклый свет, озаривший бледное лицо ребёнка, доказал обоснованную годами «фээсбэшного» опыта версию Невы – «гуманные» надрезы за ушами, неутешительная потеря крови, биологическая смерть пострадавшей. Множественные побои. Люде невмоготу стало хотеться ещё раз растерзать Аса... А потом ещё, и ещё, и так очень долго, за то, что этот подонок совершил. Не, нужно очнуться, прийти в себя, а то так дела не пойдут. Хотя какие уже дела...

Ещё какие! Соберись!..

Отсутствие иллюзии свободы пленит возрастанием мании власти над сущим. У некоторых – подобных Асу – уровень жажды достигает критического предела, и её выплеск приводит к сносу кровли. Некоторые намеренно этот уровень опускают... В той или иной степени, каждый второй мечтает переменить неизменяемое. Но когда индивид помешан на этом, данное рвение приводит в тупик. Нам свойственно стараться перегнать ход вещей, но там, впереди, не смотря под ноги, мы запросто можем напороться на грабли. Бесконтрольная ярость плодит чудовищ. Знать бы заранее... Это всё не стоило одной лишь жизни Люды, и даже жизни её внука. Ущерб от сотворённого – слишком велик.

Люда произвела глубокий выдох и села на пол, выбрав сухое, не окроплённое обильно багровым место. Медитация: отрешиться и полностью отчалить в нирвану. Отрешиться... Веки медленно опустились на зрачки. Не видя, не слыша в привычном понимании, Люда очистила сознание – ни мыслей, ни эмоций, ни воспоминаний... Она, обуреваемая стремлением к нескончаемой гармонии, летит, раскинув крылья, среди сиреневых туч, над гладью прозрачного океана, и где-то в выси её ждут далёкие звёздочки, такие бездушные и безмятежные. Те, чью прелесть нельзя потрогать или расписать формулами. Люди многие так пробовали – не удалось. Только те, кто ценил данное в этих жёлтых крапинках, обрели большее в них.

***

...Отворила входную дверь и подставила лик промозглому ветерку, необычайно резкому, возбуждённому, порывистому. Там, на Большой Земле, этот ветер был неприятен Людмиле – не то, чтоб она его люто ненавидела, но восторга неприветливые дуновения у неё не вызывали, – здесь же она прозрела: а ведь эти порывы одинокого бродяги-муссона куда очаровательнее, чем пекло, взрывы, салат из оторванных конечностей и вопли, навеки записавшиеся на вместительную пластинку подсознания «фээсбэшницы» для того, чтобы слышаться ей по ночам даже тогда, когда старческий склероз уже замажет в её памяти наиболее выдающиеся фрагменты служебных операций и блестяще отпечатавшуюся в резервах памяти обезображенную мимику лиц усопших человеков. Эти порывы – эталон стабильности, а вовсе не капризная прихоть погоды.

Территория базы оккупирована, однако не расслабляемся. Надо проверить остальные офицерские хаты и состыковаться с недавними подчинёнными Аса: Клипером и Маэстро, а также диверсантом Бромом. Людмила тщетно обошла окрестности по нескольку раз, так и не продвинувшись в поиске, пока ей не взбрело в голову, что она ещё не обследовала неприметную парковку для грузовиков, устроенную в одном из периферийных секторов прибежища «дээнкашников». На подходе к автопарку она различила между машинами какую-то возню; до слуха донеслась пальба.

Нева ползком подлезла к троице своих, не смеющих носу казать из-за монструозного УАЗа, заслонившего однозначно неуязвимым корпусом выживших в войне напарников от града пуль, «любовно» посылаемого со стороны крытого ангара, который Люде за месяц деятельности во враждебном клане ни разу не довелось посетить вообще. Створки стальных ворот ангара перекрывают дорогу внутрь вдобавок к стоящему поперёк теоретического прохода военному джипу «Вепрь», из которого под прикрытием трёх челов в брониках и шлемах ведёт огонь на подавление хитрец-пулемётчик. Высунешься – загасит. На расход боезапаса ему плевать, главное – не пустить захватчиков в строение. Как же поступить? Людмила сманеврировала: обошла врагов с фланга, а когда они её заметили, сперва замочила стрелка в джипе, а других, сиюминутно рассыпавшихся в разные стороны, достала гранатами из подобранного с земли во время перемещения по штабу «ДНК» в надежде пересечься с союзниками подсумка. Люда метала гранаты прицельно, умело. Своевременно среагировавшие Клипер и Маэстро существенно подсобили в грозившей затянуться схватке против защищённых «скорлупой» солдат неприятеля. Ну, теперь точно энд. Эти были последними.

На заднем сиденье «Вепря» опальный бармен нашёл аж пять кусков C4; их вполне хватило на снос ворот сомнительного ангара. Участники группы проследовали внутрь. В помещении реально скрывался транспорт – два джипа, несколько грузовиков. Некоторые образцы техники выглядели, как только что с конвейера, этично прикрытые брезентом и без тени ржавчины. Иные одним своим видом показывали, что на них совершено довольно много недавних вылазок по нещадным ухабам пустынных, унылых зонных дорог и бездорожья – засохшие комья грязи, облепившие лобовое стекло и шины с бамперами, царапины и вмятины на корпусах. Люда смекнула, что машины сгодятся для отхода с базы. Брат-вольник гарантированно припрётся посмотреть, чего это тут такой тарарам разгорелся, а лишние контакты с нелегально находящимися в Зоне Отчуждения ни к чему, чреваты однако.

– Кажись, ещё двоих с тобой не хватает, – подметил Клипер.

– Ас и Барракуда в минусе, – пояснила Люда.

– Боже!.. – исторг Бром. – Сплошные потери. Я удручён.

Поскольку присутствовал в гараже и грузовой лифт, Нева с напарниками решили на нём проехаться. А почему бы и нет. Раз есть грузовики, на них однозначно что-то вывозят или принимают, и это что-то вполне может содержаться под землёй. А согласно элементарным логическим истинам, шахта подъёмника могла вести только вниз, ведь извне здания виднелся всего один этаж этого ангара, выше которого он не продолжался. Дверь подъёмника нехотя, со скрипом, отъехала в сторону, впуская неугомонную Людмилу. За ней неслышно последовали Клипер и Маэстро. Брома попросили остаться дежурить сверху. Лифт загудел, затрясся и медленно поехал. Люда выпустила из рук оружие и сложила руки на груди, повернувшись к товарищам.

– Парни, я вот что хотела узнать... – завела разговор Нева. – Вот ваш приказчик, Ас, он вообще кем по жизни был? Ну, какие привычки? Что-нибудь неестественное, может, за ним отмечали?

– А чего интересуешься? – слегка туговатый Маэстро приподнял бровь. – Вроде как говорить уже не о чем.

– Любопытно просто, – к горлу Людмилы подкатил горький изобличающий комок. – Какой он был, опишите?

– Мужик как мужик, – призадумался Клипер. – Всегда высказывал своё мнение. Иногда будто находило на него что-то – злой становился, перечил старшим по званию. Но потом он вновь в адекватное состояние приходил. Выпить с ним можно было... Говорил всякое. К Манькиной матери приставал – ну, знаешь же Маньку, девчушка такая, малая совсем, с русыми волосами? Кстати, как они там? Не повстречала, когда к нам добиралась?

– Нет, – могильным тоном обронила Нева.

Возможно, соратники втолковывали ей о чём-то ещё, но все их фразы так и не дошли до слухового восприятия Люды. Остаток спуска она провела молча, с каменной миной на лице.

Наконец, лифт встал. Прекратил движение трос, вклинилась в нужный участок кабина, ушли в пазы дверцы. «Фээсбэшница» выбежала наружу с винтовкой наперевес. От открывшегося ей и Клиперу с Маэстро зрелища перехватывало дух. Это был натуральный заводской комплекс: складирования ящиков разномастных размеров с отпечатанными-отштампованными эмблемами перечёркнутого орла на дощатых боках, контейнеры повышенного уровня защиты, лабораторные агрегаты с широким диапазоном назначений, сигнализация и камеры наблюдения. И главное – это обширное по площади место оказалось попросту наводнено людьми в белых халатах. Обнаружив появление бойцов с автоматами, они сперва недоумённо отрывались от текущих занятий, а затем приходили в явное беспокойство. Людмила дала короткую очередь в высоченный потолок, и крикнула:

– Все замрите там, где стоите! Ваше предприятие захвачено силами закона!

Три нарушителя спокойствия разошлись по территории завода. Люда подошла к плану экстренной эвакуации, висящему на стене в красной рамке. Так, основной зал, коридор, кабинеты сотрудников... Вот, то, что надо – генеральная лаборатория и серверная. Клипер и Маэстро довольно быстро разделались с набежавшей охраной подземного комплекса – сопротивляющихся было немного, оружием сколько-нибудь посерьёзнее кольтов и дробовиков они не располагали, поэтому успех вторгшихся был предрешён. Видимо, упор делался на верхнюю прослойку обороны. Возникла паника, толпы народу устремились к лифту. Нева продиралась к поставленной цели сквозь поток людей, иногда лягалась, иногда прикладом двигала особо наглым. Перед взором всё мельтешило: очки, халаты, седины профессоров, тощие фигурки молодых лаборантов, распущенные волосы девушек. Галдёж, утробно воет тревога. Да уж, поразительно, какая публика подобралась. Надо же было это как-то всё возвести, организовать – и чем здесь, в конце концов, занимаются эти толстолобики в белых одеждах? Ранее Людмила ни о чём подобном в Чернобыле ни сном, ни духом. Нужно потом, по прибытию на Большую Землю, послать запрос в базу данных.

В коридоре, как выяснилось, чуть посвободнее. Проходя по нему, Люда увидела, как из лаборатории спешно ретируется группка научных сотрудников. Последнего она задержала, ткнув стволом автомата и рявкнув: «Назад»! Несостоявшийся беглец робко отступил обратно.

– Живо рассказывай, над чем вы тут работаете, – приказала «фээсбэшница». – Чётко выкладывай то, что тебе известно по этому поводу.

– Нас... направили сюда работать над важным проектом... – промямлил огорошенный «научник». – Кто вы такая? Почему вас сюда пропустили?..

– Не отвлекайся от темы! – отрезала Люда. – Что за проект?

– Мы изготавливаем оружие... На основе артов и их свойств. Ну, сборки. К примеру, гранаты из «слюды», комбинированной с напалмовым карандашом, – учёный судорожно сглотнул. – Вся информация содержится в моём компьютере. Вот, держите носитель, – собеседник протянул Неве жёсткий диск, извлечённый из кармана халата. – Вставьте его в тот разъём...

– Ишь ты, умник какой! Сам вставляй!..

Брать у учёного носитель, подходить к его ноутбуку, кликать мышкой при том, что придётся стоять спиной к «языку», Людмилу не устраивало. А то перенервничает ещё парниша, вмажет чем-нибудь по затылку, убежит. Или в потайном углу вдруг ствол откопает... Мало ли. Так что лучше не испытывать хозяюшку-судьбу, а подождать, пока сотрудник комплекса приблизится к компу, всунет жёсткий диск, войдёт в систему, введя пароль... А вот теперь действовать – оглушить незадачливого работягу сзади, прикоснуться к мышке, запуск процесса передачи данных. Считай, весь завод у тебя под колпаком, инфа в кармане. Людмила ухмыльнулась. Вот теперь и прищучить кого надо получится, и самой много нового узнать. Естественно, коли учёный не наврал и в копируемом архиве взаправду основная их база данных. Но разбираться времени нет, скоро бывшее гнездо «дээнкашников» выгорит дотла, а «долговцы» или нейтралы припрутся разведать, что тут вообще было и как на сей момент обстановка в клане «ДНК».

Некие факты одномоментно сопоставились в голове Людмилы – завод, перечёркнутые орлы, весь этот маскарад с наведением порядка и авторитетом в Зоне. Теперь она всё поняла. Не впервой уже за махинациями стояли крупные дядечки из правительства и криминальные бизнесмены. Ну, схема ж проще некуда – дельцы переправляют ящики со сборками на Большую Землю, а реально крупные шишки уже поставляют их в неспокойные африканские страны, в которых непрерывно полыхают очаги восстания. Кто из противоборствующих больше заплатит – тот и получит мощное оружие на зонных вещицах, пусть недолговечное, но способное нанести сокрушительный урон врагу и сберечь своих. Таким образом, и ход событий в таких войнах развивается прогнозируемо, и в правительственные бюджеты СНГ жирная прибавка. Грязный политический бизнес. Ну, ничего, Нева с ними разберётся. Накроет их по одному, никуда не денутся. Хотя... А стоит ли? Раздавят ведь, как назойливого таракана тапком. И все Людмилины потуги для них, «элитных человеков», что для обстоятельного домовода – шевеление тараканьих усиков и найденные объедки продуктов. Так или иначе, все операции в этом направлении придётся согласовывать с начальством непосредственным, ибо если против господ идти, то заручиться максимальной поддержкой и готовиться выстоять до последнего.

...Завязалась грызня за подъёмник. Нева прикинула – человек тридцать, не меньше. Махаются с таким энтузиазмом, что Клипера с Маэстро смели. Кто-то из дам в истерике, кто-то пытается взять себя в руки. Половина драчунов подуспокоилась, отхватив вдосталь заслуженных тумаков, остальные зачинщики же ещё остервенело и отчаянно сражаются за право войти в грузовой лифт. Паника. Хаос. В жилах клокочет адреналин. Дежавю – смешанное чувство узнаваемости, хоть раньше с Людой и не происходило похожего. Не накрывала она подпольных заводских комплексов в Чернобыле. А ведь настолько глубоко под землёй вырыто, что до учёных даже взрывы с поверхности не донеслись. Небось, наружу толстолобики и не вылезают, сидят себе тут, а на лифте им охрана еду привозит и ящики с готовым товаром забирает. Тарасова не просто так сюда посадили, он наживался сам, передавал объект исконный контрабандистам, вербовал солдат. И неплохо, нужно признать, с обязанностями справлялся.

Люда истошно заорала и снесла первых двоих попавшихся разжигателей смуты, показавшихся ей самыми активными. Затем она достала гранату, вытащила чеку и пригрозила всех взорвать.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.