Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Введение в психотерапию по методу КПО




 

Важное практическое значение имеет вопрос, как следует начинать психотерапию при помощи КПО. За несколько часов психотерапевт собрал глубинно-психологический анализ. Теперь перед ним встает проблема, как от этого психотерапевту следует на невербальном уровне имагинаций перейти к технике сновидений наяву. Неопытного психотерапевта, а тем самым также и пациента это ставит в сложное положение. Здесь хорошо себя зарекомендовал простой, но эффективный тест. Он дает психотерапевту первое и в то же время ненавязанное представление о способности пациента реализовать символдраму. Именно непредвзятость и спонтанность облегчает переход от вербального к образному уровню. Тем самым образуются точки соприкосновения для введения техники сновидений наяву.

В чем заключается этот тест? В конце второго или третьего сеанса по сбору данных анамнеза я говорю пациенту, что мне хотелось бы провести с ним небольшой простенький тест. Я прошу его устроиться в кресле, в котором он сейчас сидит, как можно более удобно и свободно, как будто ему хотелось бы немного отдохнуть. Он мог бы вытянуть ноги, свободно положить руки на подлокотники, а голову положить на спинку кресла. Я жду некоторое время, пока он устроится как следует, и прошу его закрыть глаза.

Как правило, пациент уже настолько доверяет психотерапевту, что может выполнть это указание с удовольствием или с небольшим колебанием. Яркий свет в комнате я стараюсь приглушить. Затем я спрашиваю пациента: “Не могли бы Вы представить себе цветок?”. После короткой паузы я продолжаю: “А потом расскажите мне, что Вы себе представили.” При этом я исхожу из того, что пациент с закрытыми глазами скоро начинает рассказывать о том, что у него появляется перед глазами.

Если же появляется длинная пауза, я прошу его сообщить мне, какие у него трудности. Как правило, пациент говорит о цветке. При этом неважно, как называется этот цветок. Это могут быть и цветы, рожденные фантазией, и цветы, названия которых пациент не знает. Я прошу описать мне цветок во всех подробностях, его цвет и что видно, если заглянуть в чашечку цветка, и т. п.

Во всех этих упражнениях я никогда не использую слово “видеть”. Я всегда говорю о “представлении”. Некоторые же пациенты, со своей стороны, думают, что они должны что-то “видеть”. Поэтому они бывают разочарованы, если имагинация - как феномен - оказывается непохожа на феномен зрения. Она гораздо более бледная, без правильных контуров, и их четкость вначале колеблется.

Если пациент использует слово “видеть”, я его поправляю. Если же он утверждает, что ничего не “видит”, я сначала прошу его подробно рассказать, что же вообще появлялось у него перед глазами. Тогда становится ясным, что из-за завышенного стремления к достижению он неудовлетворен не столь хорошо выраженным начальным образом. И тем не менее удивительно, как легко в этой непринужденной ситуации удается намеренно представить цветок и детально рассказать об этом.

Теперь я делаю еще один шаг вперед - и прошу попытаться, в представлении, потрогать кончиком пальца чашечку цветка. Это позволяет выяснить, каков цветок внутри на ощупь. Я прошу описывать ощущения. Некоторые переживают эту сцену столь реалистично, что они поднимают руку и выставляют указательный палец. Тактильные ощущения также можно хорошо описать.

Обычно представляют красный или желтый тюльпан, красную розу, герберу (особенно популярную у женщин), подсолнух, иногда маргаритку.

Лишь в самых редких случаях невротическая проблематика пробивается в том, что уже в тесте цветка выражен экстремальный или ненормальный мотив. Ярко выраженным признаком нарушения я, например, считаю случаи, когда кто-то представляет себе черную розу или цветок из стали, или когда цветок через короткое время уже увядает, а листья обвисают. Об особой одаренности фантазией говорят фантастические цветы, которых не бывает в природе, или слияние двух цветочных мотивов в один. Все это я прошу описывать мне очень подробно.

Иногда, правда, крайне редко, бывает, что представление образа цветка не удается. Тогда следует спросить себя, не слишком ли подвержен пациент страху или не имеет ли он где-то в глубине скрытых опасений. Это может проявляться уже в том, что его закрытые веки дрожат, на них заметно беспокойное движение, или что он сидит скованно, в напряжении. Большая доля неприятных ощущений и тревожности исходит из актуальной ситуации. По всей видимости, имеет место “негативный перенос” пациента на психотерапевта.

Лишь изредка вместо цветов перед глазами появляется что-то другое. Конечно же, мы принимаем все, что вообще представляется. Это мы говорим пациенту уже в самом начале, давая задание представить цветок, как например: “Что бы еще ни появилось перед глазами, это тоже хорошо; расскажите мне, пожалуйста, обо всем об этом”.

Своеобразная, но нередкая форма нарушения заключается в том, что вместо одного цветка одновременно появляется сразу несколько цветов или же они могут сменять друг друга в поле зрения, так что трудно решить, на каком из цветков остановиться. Мы пытаемся добиться, чтобы пациент это вербализовал и рекомендуем ему подождать, какой из цветков останется. Важно описать также эмоциональный тон, непосредственно идущий от цветка.

Тест я заканчиваю тем, что прошу пациента еще при закрытых глазах глубоко-глубоко вздохнуть - и открыть глаза.

Этот период имагинации, занимающий не более 5 минут, может повлечь за собой самые разные реакции. Когда пациент открывает глаза, видно, что ему стоит определенных усилий, чтобы вернуться из мира имагинаций в реальную ситуацию. Я обращаю на это внимание и обсуждаю данную реакцию. Я говорю пациенту, что он, по всей видимости, был “где-то очень далеко” или “в другом мире”. Пациент часто бывает под сильным впечатлением от эстетики или пластики цветка. Он удивлен тем, что неожиданно для себя сумел сделать, вообще не предполагая, как интенсивен мир его представлений (его фантазия). В качестве третьей реакции можно наблюдать, что успешно представленный и приятный мотив цветка отражается в настроении пациента. После того, как пациент откроет глаза и вернется к реальной ситуации, он слегка улыбается и имеет счастливое выражение лица.

Как правило, тест “цветок” представляет для пациента приятное переживание. Идее выбора цветка я благодарен коллеге из Мюнхена Гюнтеру Крапфу.

Здесь естественен переход от теста “цветок” к введению симводрамы. После теста “цветок” я тактично выражаю пациенту поддержку и похвалу. Я говорю:

‑ У меня сложилось впечатление, что Вы обладаете хорошим воображением;

или, если так складываются обстоятельства:

‑ ...что у Вас живая фантазия. Это мы могли бы хорошо использовать для применения одного терапевтического метода. Я предлагаю проводить лечение и далее в форме сновидений наяву.

Если фантазии были выражены менее ярко, я говорю о его “хорошей предрасположенности к представлениям” или что-то в этом роде. Затем я ему говорю, что через несколько сеансов он разовьет у себя еще более четкие представления.


 

Рис. . Типичное расположение кушетки в классическом сеттинге, как это сейчас практикуется в психоанализе.

 

 

 

Рис. . Положение пациента и психотерапевта в сеттинге Кататимного переживания образов.


 

Когда пациент приходит на следующий сеанс, первый по методу КПО, я напоминаю ему о тесте “цветок” и предложении продолжить лечение по этому методу. Я объясняю ему, что сновидения наяву будут появляться значительно лучше, если он приляжет на кушетку и, устроившись поудобнее, как можно глубже расслабится. Если у меня возникают сомнения, что из-за внутренних комплексов пациент, возможно, не сможет лечь на кушетку, я, в качестве альтернативы, прошу его продолжить сновидение наяву в удобном кресле. При работе с молодыми пациентками это иногда играет существенную роль из-за возникающего у них чувства, что они будто бы предоставляют себя в распоряжение мужчине-психотерапевту (нарушение способности отдаваться). Так как свое кресло я ставлю рядом с пациентом, то не следует забывать об этой возможности.

Если у меня складывается впечатление, что образные представления пойдут легко, я непосредственно начинаю с мотива луга.

Для фазы сновидения наяву я предпочитаю положение лежа на кушетке. На рис. показано расположение (сеттинг), которое предпочтительно для КПО. В противоположность сеттингу в психоанализе (рис. ), психотерапевт сидит не позади пациента, а рядом с его головой (рис ). Тем самым подчеркивается связь пациента и психотерапевта друг с другом, т. е. что психотерапевт сопровождает пациента как равного. Работа в Кататимном переживании образов понимается как коллективная работа над бессознательными конфликтами (сравни с разделом о ситуации переноса в Кататимном переживании образов). Выбирая место для пациента, необходимо следить, чтобы ему в лицо не светил свет от лампы или от окна. Во время сеанса со сновидениями наяву я стараюсь несколько затемнить комнату. Могут помешать также внешние звуковые раздражители. Важно создать спокойную расслабляющую атмосферу. Это предполагает исключение телефонных звонков.

 

 


Занятие

Начало лечения: технические вопросы

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.