Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Гора, панорама, ее трансформация




 

Открывающийся с вершины горы вид как второй компонент мотива горы - это, в определенной мере, вознаграждение за затраченное напряжение. Мы наблюдаем теперь мир из совершенно иной перспективы, чем мы обычно привыкли, перенесенные высоко вверх, иногда даже совсем одни. В то же время человек подвергается погодным ненастьям: буре, ветру и холоду. Открывающийся с вершины горы вид создает как бы новое измерение в обозрении ландшафта - кататимную панораму (образно говоря “ландшафт души”[40]). Мы отдалены от земли, все уменьшено, но перед нашими глазами вдруг предстает ширь и даль, великолепный вид на все структуры этого ландшафта до самого горизонта. В КПО это удается еще только в том случае, если использовать самолет или превратиться в летящую птицу. Различные эксперименты с Кататимным переживанием образов научили нас ориентироваться в некоторых закономерных особенностях открывающейся с вершины горы панорамы.

Для нас прежде всего интересен вопрос, не нарушается ли обозрение в каком-то из четырех направлений. Признаки нарушения выражаются в том, что обзор может быть затруднен в одном или нескольких направлениях скалами, деревьями, и т. п. Поэтому мы просим пациента описывать, что он может разглядеть позади себя (из того положения, как он взошел на вершину), впереди, справа и слева. Вид назад - это, как правило, взгляд в прошлое, вперед - ожидание от будущего, направо - акцентирует когнитивную, рациональную, а также мужскую установку в плане символики “право-лево”, вид налево - это эмоциональное и женское. Но я, разумеется, остерегаюсь делать из этого однозначные выводы.

Примечательной закономерностью является преобразование ландшафта в ходе процесса психотерапии (синхронное преобразование). На первых этапах психотерапии панорама открывается часто на образы ландшафта ранней весны - марта или апреля. Если в ходе психотерапии по методуКПО, длящейся 20-30 сеансов, повторять подъем на гору несколько раз, то ландшафт обычно преобразовывается от весны к лету и вплоть до времени сбора урожая с золотыми нивами. Параллельно этому ландшафт обогащается свидетельствами человеческой деятельности и структурированием природы: на полях работают люди, становятся видны деревни и поселки, вдали даже крупный город; внизу протянулись дороги, шоссе и линии электропередач, и бесхозные вначале части природы становятся все более и более культивированными. С другой точки зрения, становится ясно, что ландшафт делается плодороднее. Появляются реки и озера, может быть, можно разглядеть море, крайне высокие горы и горные цепи становятся ниже, и взгляд может проникать все дальше в даль. Такое развитие кататимной панорамы указывает на то, что в смене времен года отражается бессознательная самооценка развивающегося терапевтического процесса. Повышенная оживленность явно указывает на растущее развитие и обогащение Я с одновременным разрушением закостенелых структур, что можно считать выражением распространяющегося креативного развития Я. Развитие Я идет параллельно расширению радиуса активных действий в реальном поведении постепенно преодолевающего свой невроз пациента. Само собой разумеется, что это происходит в определенных пределах и что в случаях ярко выраженных характерологических неврозов этот процесс требует гораздо более длительного периода лечения. Но все же очевидна синхронность между преобразованием кататимной панорамы и развитием терапевтического процесса, что показывают точные, количественные исследования [52, 72].

Другая форма объективного сравнения кататимной панорамы - это изготовление после сеанса КПО квази-картографических схем, как это сделал пациент на рис. 1. После этого он прошел курс интенсивной психотерапии. После ее окончания его попросили: “Представьте себе еще раз среднеземноморский ландшафт, который открылся Вам в последний раз с вершины скалы.” Результат представлен на рис. 2.

Еще один наглядный пример представляет собой случай 42-летней незамужней пациентки, обратившейся ко мне в связи с приступами головной боли. В КПО ей нужно было пройти по крутой дороге, поднимающейся серпантином через темный лес к вершине. Временами ее охватывал страх, что лес может никогда не кончиться.

Когда она добралась до вершины, ей открылась панорама. Перед ней простирались горные цепи, загораживающие ей вид на дальний ландшафт. За ними в горящем пламенем небе заходило вечернее солнце. Позади она видела вдалеке город, а с обеих сторон - покрытые лесом долины с маленькими деревеньками.

Я истолковал редко встречающийся заход солнца у пациентки, которая находилась на пороге климакса и которая была связана поздней любовью с холостым мужчиной, как указание на ее опасение в связи с приближающимся угасанием ее способности любить.

Загораживание вида вперед цепью гор указывает на аспекты ее будущего, в то время как взгляд назад на город (как “центр жизни”) можно оценить положительно. Город может быть также символом материнской сферы (пациентка жила со своей матерью и была сильно к ней привязана, мать давала ей “опору”).

Этот пример указывает на различные индивидуальные проблемы пациентки. Я все же не стал бы делать слишком мрачных оценок и считаю, что в диагностическом отношении вполне можно попробовать лечение при помощи техники основной ступени КПО. (Что же касается симптома хронической головной боли, то опытный психотерапевт знает, что она обладает довольно резистентным эффектом по отношению к психотерапии.)

Как же выражаются в панораме признаки явно патологических, т. е. тяжелых невротических нарушений и конфликтов? Ситуация отягощается, если панорама закрыта со всех сторон деревьями или скалами. Если панорама открывается только с одной стороны, то это тоже значительное ограничение.

Оценивая далее признаки нарушения, нам следует рассмотреть ландшафт. Ситуация, когда взору открываются только облака или все настолько туманно, что вообще трудно разглядеть детали, встречается редко. Мы исходим из того, что пациенты из наших широт представляют, как правило, среднеевропейские ландшафты. Экзотические ландшафты, такие как бесконечно широкие саванны, пустыни или другие невозделанные территории, сигнализируют о проблемах. То же самое относится к ситуации, когда вокруг покоренной горы возвышаются другие горы. Мотив пустыни затрагивается в комментарии к рис. 1.

Невротическая ситуация может характеризоваться также и тем, что земля со всех сторон покрыта лесом, без малейших признаков человеческой деятельности. Если исходить из гипотезы, что лес символически связан с бессознательными, недоступными когнитивному пониманию элементами, то такую сцену можно сравнить с внутренней ситуацией пациента в начале психотерапии.

Следует учитывать все описываемые пациентом детали, чтобы иметь таким образом возможность собирать возникающие по этому поводу идеи. Я имею в виду, например, одну молодую пациентку, которая на вершине округлой горы оказалась перед большой, мощной башней. Чтобы подняться на нее, ей нужно было приложить все свои последние силы, но без этого она не могла увидеть

 


 

Рис. 1 Картографическая схема панорамы ландшафта, которую пациент обозревал с вершины представляемой им в образах горы. Он стоит на жарком скалистом утесе со среднеземноморской растительностью, выступающим далеко в море. Место, где он находится, отмечено словом Я. Перед собой он видит долину, тщательно обустроенную, с проведенными каналами орошения и разбитую на мелкие участки. Слева утес омывают спокойные волны океана. Вдали слева простирается еще неизученная большая песчанная пустыня. Справа на берегу моря расположен город с большими, кубическими зданиями, кипарисами и мечетью. На горизонте перед ним высокая, темная горная гряда, похожая на Атласские горы (горную систему в Северной Африке - прим. перев.). В дымке он видет море (Mare Imbricum), за которым проступают высокие прибережные горы (из [40]).


 

Рис. 2 Изменение образа ландшафта при обозрении панорамы с вершины горы, по сравнению с рис. 1, происшедшее после интенсивной психотерапии.

”Гора, на которой я теперь нахожусь, как бы спрессована по сравнению с той, которая была изображена на предыдущей схеме. От простирающегося позади моря остался теперь только один ручей. Много людей, в основном женщины и дети, прогуливаются по дорожкам парка. Слева, где поток воды становится шире, опять простирается песчаная пустыня. Присмотревшись, я нахожу там высоковольтную линию электропередач, идущую от электростанции. Я обнаружил динозавра и отдельные пальмы. Там, где раньше были Атласские горы, теперь простираются поросшие лесом холмы, по которым проложены прогулочные дорожки. Справа опять находится город, но который имеет теперь более европейский характер. Реку можно перейти по мостам, линия электропередач тянется также и направо от электростанции. При помощи подзорной трубы я могу разглядывать отдельные детали.” [40].

Комментарий: Нельзя не заметить явных изменений картографической картины ландшафта. Море сжалось до ручья, Атласские горы уменьшились до размеров холмов, и возникла более среднеевропейская картина ландшафта. Город теперь европеизирован - дороги, электростанция и люди свидетельствуют о развитии соответствующей жизни в ландшафте. Даже пустыня проявляет первые признаки жизни, пусть и в несколько странной форме. Ее очертания кажутся теперь более четкими, это уже не “terra incognita”. Примечательны линии электропередач как указание на оживление энергии и силы.


панораму. В то же время у основания башни она обнаружила ларек с продавщицей сувениров, которая, с одной стороны, произвела на нее очень приветливое и добродушное впечатление, а с другой стороны, излучала, как ей казалось, неутомимую жажду действия ее матери, которую она до этого ощущала скорее как угнетение, чем как поддержку.

 

Спуск

 

Я перехожу, наконец, к третьей части мотива горы - спуску. Возвращение в исходную местность не всегда происходит беспроблемно. Если пациент достаточно побыл на вершине горы, увидел панораму и описал ее, или если, может быть, он сам стремится спуститься вниз, мы даем ему возможность выбора: воспользоваться ли ему той же дорогой или какой-нибудь другой. Во всяком случае, нежелательно заканчивать сеанс прежде, чем пациент опять доберется до подножия горы. Мы можем попросить его вернуться к исходному пункту.

Для некоторых пациентов спуск все-таки достаточно сложен. На самом деле спускание или слезание вниз часто бывает труднее, чем восхождение. Пациенты иногда неохотно спускаются вниз, особенно те, у которых высок уровень притязаний,. В культурно-лингвистическом контексте слово “опускаться” часто используется в переносном смысле, например, как социальный спуск, снижение, отказ от важного положения, изредка даже как моральное падение, опускание. Для некоторых пациентов уход с вершины горы имеет такое же большое значение, как возвращение в серые будни повседневной жизни со всеми своими банальностями, в мир, где все тесно сцепилось друг с другом. Обозреваемую с вершины горы панораму они переживают как облегчение и освобождение, а возвращение - прямо противоположно.

Другие пациенты чувствуют себя на вершине горы незащищенно, неуютно, одиноко, отрезанными от мира людей. Им приятно вернуться в мир человеческих жилищ, их тепла, их сплоченности. Терапевт отмечает для себя эти побуждения. Он может также спросить пациента о его чувствах перед началом спуска, если тот медлит.

Мы просим описывать нам детали ландшафта, по которому пролегает путь, обращаем также внимание на то, не перепрыгивает ли пациент через реальную ситуацию (как это охотно делают пациенты с истерической структурой личности), непосредственно сообщая: “Я уже внизу”. И куда бы пациент в конце концов не пришел (часто это луг, с которого он отправился в путь), мы просим его, как он может, описать это окружение. При этом мы встречаем часто уже упоминавшийся ранее феномен синхронного преобразования. Часто луг (который лучше всего можно было бы сравнить с мотивом луга перед началом восхождения) изменяется в деталях или в более существенных чертах: трава теперь выше, цветы раскрываются, погода улучшилась, ландшафт стал шире и просторнее. Четче становятся и другие свойства, которые по сравнению с исходным состоянием несут положительный аспект. Как нам кажется, из этого можно сделать вывод, что благодаря тому, что пациенту удалось справиться с восхождением и увидеть открывающуюся с вершины горы панораму, определенное воздействие оказывается на бессознательные структуры переживания в смысле усиления Я, что, в свою очередь, предполагает некоторую степень самоутверждния. В этом случае восхождение на гору переживается положительно.

Мотив горы чрезвычайно важен. Восхождение на гору следует постоянно вновь повторять через определенные промежутки времени. Если это не делать, то может быть остановлена вне поля зрения пациента проблема соперничества и достижения, которую необходимо прорабатывать. Внутренняя резигнация (смирение, отречение), депрессивная пассивность или определенная проблема с материнско-отцовским миром остаются вытесненными. И наоборот, у таких пациентов нельзя форсировать мотив восхождения в гору. В гораздо большей степени уже при небольших достижениях нам следует давать им положительную обратную связь Следует понимать, что этот мотив в некоторых случаях требует много времени и на него уходит все занятие полностью.

 

 

Занятие

Два последних стандартных мотива: дом,





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.