Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Соотношение ОЮД со смежными юридическими явлениями




Мы уже отмечали, что в отечественной и зарубежной юридической науке многие авторы отождествляют, по сути дела, ОЮД с правонарушениями (преступлениями и т.п.), когда указывают, что ЮО могут совершаться по неосторожности и даже умыслу (см., например, [10, 20, 25, 33, 43]). Отграничить ЮО от правонарушений они пытаются по объективной стороне, некоторым элементам (указывают, например, на отсутствие умысла при совершении ЮО) субъективной стороны указанных явлений.

1. На наш взгляд, главным отличительным критерием, по которому можно разграничить ПНД и ОЮД, является их субъективная сторона, направленность воли, интересов, мотивации, интеллектуальных способностей и умений, внимания и мастерства, принимаемых рациональных (мыслительных) решений субъектов ПНД и субъектов ОЮД. Принципиально важным является вывод о том, что субъекты ОЮД не осознают опасности и противоправного характера своих ошибочных действий, не предвидят и не могут по обстоятельствам юридического дела предвидеть наступление каких-либо вредных последствий своей деятельности. Неосознанная (объективно-субъектив­ная) противоправность деяний, добросовестное заблуждение, «непреднамеренность в мыслях» и т.п. – вот существенные признаки, по которым следует отграничивать ОЮД от ПНД.

2. ОЮД в правовой системе общества необходимо отличать и от юридических (логических) софизмов и уловок. Последние представляют собой преднамеренные нарушения определенных (логических) принципов и правил с целью ввести в заблуждение какое-то лицо (руководителя правотворческого органа, интерпретатора, участника судебного процесса и т.д.) либо создать видимость правильности своих действий, вынесенных актов, решений и соответствующих задач. Некоторые уловки могут быть включены в содержание правотворческой, правоприменительной (следственной, судебной и т.п.) и иной юридической тактики, другие – противоречат нормам нравственности, традициям, обычаям, религиозным и корпоративным принципам и правилам; третьи – запрещены законодательством или расходятся с правовыми установками и предписаниями, выработанными юридической наукой и практикой.

3. Думается, что нельзя отождествлять ошибки и служебные упущения. Конечно, в самом широком плане ошибки можно рассматривать и в качестве определенных служебных упущений. Но в более узком смысле слова – к служебным упущениям относятся такие поступки и действия работников, которые связаны с сознательным нарушением трудовой, учебной, военной, служебной и иной дисциплины. Это несвоевременная явка лица на место работы; появление его на работе в таком виде, который противоречит принципам нравственности и требованиям профессиональной этики; несвоевременное и некачественное выполнение заданий, обязанностей, функций и т.д.; несоблюдение по вине сотрудника срока выполнения определенных профессиональных действий и операций, вынесения решений; отказ от выполнения порученной работы; некачественное оформление официальных документов (протоколов, обзоров и справок по обобщению материалов юридической практики и т.п.); нарушение должностных и служебных инструкций и т.п.

У служебных упущений и ЮО много общего. И те и другие относятся к отрицательным явлениям, влияют на качество и эффективность юридической практики, нарушают правопорядок, определенные правовые предписания, наносят вред и связаны с наступлением социальных и юридических последствий. Основное же отличие видится в субъективной стороне (целях, планах, мотивах, установках, ориентациях, оценках, волевых решениях и т.п.), в том, что служебные упущения – это осознанные, как правило, умышленные неисполнения или ненадлежащие исполнения работником требований, составляющих служебную (трудовую и т.п.) дисциплину. Нередко оно (служебное упущение) может рассматриваться в виде самостоятельной разновидности ПНД (уголовной, административной и т.д.).

4. ОЮД нужно отличать и от юридически значимой рисковой деятельности, которая характерна для правотворческой и правоприменительной, интерпретационной и правосистематизирующей практики в различных сферах общественной жизни. Правоприменительный риск, например, в юридической литературе определяется следующим образом. Это «творческая активная форма правоприменительной деятельности в условиях неопределенности, связанная с альтернативным выбором в процессе принятия правоприменительного решения, создающего опасность причинения вреда правоохраняемым интересам, результаты реализации которого не могут быть однозначными, поскольку имеется вероятность наступления как желаемого результата, так и общественно опасных последствий» [40. С. 12].

Отечественное и зарубежное законодательство достаточно обстоятельно регулирует риски как в сфере частной, так и публичной жизнедеятельности людей, их коллективов и организаций. Например, новый УК РФ впервые закрепил положение об обоснованном риске (ст. 41). Детально регулируются условия возникновения (развития и т.п.) рискованной деятельности в современном российском гражданском праве (см., например, ст. 459,563, 587, 595, 600, 669, 696, 705, 720, 741, 742, 753, 769, 929, 931 и др. ГК РФ).

Анализ соответствующего законодательства позволяет, во-первых, подчеркнуть следующий методологически исходный момент: речь в данном случае идет о рисковой юридически значимой деятельности, имеющей внутреннюю и внешнюю стороны, объективно-субъективный характер, определенные элементы содержания и формы и т.д. То есть разграничивать нужно не просто юридические риски и ЮО, а юридически рискованную деятельность и ОЮД. Во-вторых, в отечественном законодательстве и юридической литературе достаточно четко выделены условия правомерности и обоснованности, последствия их несоблюдения при юридически рискованной деятельности. Например, в российском уголовном праве рискованная деятельность признается обоснованной при соблюдении следующих условий: а) она должна преследовать достижение общественно полезной цели; б) поставленная цель не могла быть достигнута не связанными с риском деяниями, средствами и способами их осуществления и т.д.; в) возможность вредных последствий при рискованной деятельности должна быть лишь вероятной либо причиненный вред менее значителен или равен предотвращенному; г) деятельность с элементами риска должна соответствовать современным научно-техническим и иным знаниям; д) рискованные действия (бездействие) не должны быть заведомо сопряжены с угрозой для жизни многих людей, экологической катастрофы или иного общественного бедствия; е) субъект, решившийся на рискованную деятельность, должен предпринимать достаточные меры, необходимые для предотвращения вреда охраняемым законом интересам людей, их коллективов и организаций (см. [42. С. 299 и след.; 41. С. 97]).

В отечественной юридической литературе основным критерием отличия ОЮД от юридически значимой рискованной деятельности указывается интеллектуальный элемент. «Если ошибка, – пишет К.Р. Мурсалимов, – результат заблуждения относительно оснований для принятия решений, то риск характеризуется тем, что правоприменитель осознает недостаточность информации и учитывает возможность отрицательного результата, однако, несмотря на это, принимает решение» [21. С. 20]. (См. также: [40. С. 13]).

Нам представляется, что вопросы соотношения (единства, различия и взаимодействия) ошибочной и юридически значимой рискованной деятельности требуют относительно самостоятельного, глубокого и всестороннего исследования.

5. В отечественной юридической литературе ошибки отграничиваются от злоупотребления правом и должностного (правового) произвола. В частности, указывается, что если ошибка «в правоприменении характеризуется добросовестным заблуждением, нежеланием субъекта отступать от требований правовых норм, то произвол предполагает осознанную противоправную деятельность, осуществляемую умышленно или по неосторожности без учета юридических последствий содеянного. Субъект ошибки, в случае ее обнаружения, как правило, стремится ее исправить и устранить последствия доступными ему способами, ибо ошибка – отрицательный показатель его работы. Это нельзя сказать о правовом произволе …» [19. С. 156]. Подчеркивается также, что правовой произвол исходит из эгоистических устремлений, выражается в своеволии, самовластии, отрицании каких-либо общепринятых правил, объективных закономерностей (см. [19. С. 155]). Известный французский ученый-юрист Ж.-Б. Оби считает, что административное злоупотребление (акт) прежде всего содержит незаконную цель (см. [44. С. 75]).

Определенная доля истины в приведенных соображениях есть. Однако, если рассматривать злоупотребление правом и должностной произвол не в качестве чего-то отличного от ПНД, а в плане особой разновидности последней, то следует согласиться с мнением тех авторов, которые считают, что в ином значении сам термин «злоупотребление правом» лишен смысла, поскольку соединяет исключающие друг друга понятия. Действия, называемые злоупотреблением правом, в действительности означают нарушение границ разрешенного, дозволенного, запрещенного правом. Следовательно, субъект совершает элементарный деликт, правонарушение, преступление (см. [39. С. 38 – 42]).

Разграничению ОЮД от злоупотреблений правом «мешает», на наш взгляд, слабая разработка природы указанных юридических явлений, их объективных и субъективных сторон, содержания и формы, других теоретически и практически важных вопросов юриспруденции.

Таким образом, подводя краткий итог сказанному, нужно отметить относительно самостоятельное место ОЮД среди других негативных явлений и процессов в юридической антикультуре.

23.3. Структуры ошибочной юридической деятельности

Ни в отечественной, ни в зарубежной юриспруденции структуры ОЮД не были предметом специального исследования. Существует лишь характеристика отдельных признаков и некоторых элементов, составляющих внутреннюю (добросовестное заблуждение, неосторожность и т.д.) или внешнюю (виды непреднамеренных действий) сторон ОЮД. Между тем изучение структур ОЮД позволяет более полно и всесторонне выяснить разнообразную ее природу, показать особенности отдельных свойств и элементов содержания ОЮД, причин и условий ее возникновения, выявить способы и средства обнаружения ЮО, их предупреждения и устранения.

ОЮД так же, как и другие юридические явления (правоотношения, социально-правовые отклонения, правонарушения и т.п.), – образование полиструктурное, включающее, в частности, генетическую и функциональную, логическую (логико-философ­скую) и психологическую, временную и пространственную, стохастическую и другие структуры.

Высказанные нами положения будут методологически исходными при дальнейшем исследовании структуры ОЮД.

Итак, в самом общем плане структура ОЮДэтоее строение, способы такого расположения ее элементов и связей, которые обеспечивают сохранение объективно необходимых свойств и целостность ОЮД и служат фактическим основанием применения к ее субъектам мер социально-правовой защиты.

Генетическая структура раскрывает связи отдельных элементов и ОЮД в целом с экономической и политической, социальной и духовной, экологической и организационной, национальной и иными предпосылками общественной жизнедеятельности. Именно она позволяет как на уровне отдельных видов ОЮД, так и в общем массиве ЮО на глубокой научной основе раскрыть причины и условия совершения ОЮД, механизм ее детерминации (см., например, [58, 60]).

Функциональная структура указывает связи между отдельными элементами ОЮД, эффективность функционирования каждого элемента и ОЮД в целом. Данная структура позволяет определить место ОЮД среди других недостатков правовой системы общества, выявить тот вред, который приносит каждая ОЮД, выяснить роль и значение каждого ее элемента в нанесении вреда, а также рассмотреть вредность всего массива ЮО либо отдельных их типов, видов и подвидов. В подавляющем большинстве в данном случае, естественно, речь идет о дисфункциях ОЮД.

Логико-философская структура дает возможность отразить взаимосвязи элементов и системы, частей и целого, содержания и формы ОЮД. Как и в ПНД, здесь в первую очередь следует выделять внутренний и внешний ее компоненты (элементы, стороны и т.п.). При исследовании внутренней (субъективной) стороны ОЮД речь по существу идет о ее психологической структуре, которая, как мы уже отмечали, не совсем верно сводится в отечественной юридической науке к добросовестному заблуждению и отдельным формам и (или) видам вины субъекта ОЮД.

Внешняя сторона ОЮД – это объективированное ее выражение, внешнее проявление, материализация соответствующих ошибочных знаний, представлений, мыслей, интересов, целей, установок и т.п. в ошибочных практических действиях субъекта.

Внешняя сторона ОЮД складывается из ее субъектов, объектов, внешне выраженных действий и операций, средств и способов совершения ошибочных действий и операций, результатов (последствий) соответствующих действий (операций), причинно-следственных связей между действиями (операциями) субъекта ОЮД и наступившими последствиями (результатами), времени и места совершения ОЮД. Кратко рассмотрим основные элементы внешней (объективной) стороны ОЮД.

Субъекты ОЮД – это конкретные люди (индивиды), их коллективы и организации, которые совершают ошибочные действия и операции. Как носители указанных действий (абстрагируясь от психологического механизма их поведения), они предстают в качестве элемента внешней стороны ОЮД.

Объекты ОЮД – это те блага, которые преобразуются в ходе ОЮД. В зависимости от их природы все объекты ОЮД, как и объекты правоотношений и правонарушений, условно можно подразделить на следующие типы: 1) общественные отношения и юридические связи, 2) общественный (государственный) строй, 3) территория и население, 4) семья и другие социальные общности, 5) политический режим и правопорядок, 6) деятельность (работы, услуги, ее результат), 7) материальные и нематериальные блага, 8) права и свободы, законные интересы и обязанности людей, их коллективов и организаций, 9) правовые акты и другие официальные документы, 10) субъективные права и субъективные юридические обязанности, 11) информация, 12) окружающая природная среда, 13) нравственность и т.д.

Важное место в содержании ОЮД занимают конкретные ошибочные действия, (бездействие) и операции субъектов, к которым сводят некоторые авторы всю внешнюю сторону ЮО. Ошибочные действия (операции) субъектов могут быть письменными и устными, реально-преобразующими и коммуникативными, профессиональными и непрофессиональными и др. Главные их особенности заключаются в том, что все они, как правило, носят непреднамеренный, противоправный и деструктивный характер.

В качестве относительно самостоятельных элементов следует выделить средства и способы совершения ошибочных юридических действий и операций. Средства – это любые предметы (явления и т.п.), с помощью которых совершаются ошибочные действия (операции) и которые мешают достижению положительных целей и результатов. Способы – это конкретные пути и приемы использования конкретных средств, которые ведут к ОЮД. В самом широком смысле слова результат выступает в качестве той или иной конкретной погрешности (недостатка, изъяна и т.п.) и ее юридических и социальных последствий.

В отечественной юридической литературе многие авторы (Н.Н. Вопленко, Э.В. Казгериева, А.Б. Лисюткин, Р.А. Мурсали-мов и др.) считают, что ЮО является своеобразным юридическим фактом, влекущим за собой возникновение, изменение и прекращение правоотношений и соответствующих юридических последствий (см., например, [19. С. 125; 59.С.8]).

Здесь нужно сделать весьма существенное уточнение. Не всякая ошибка влечет возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Так, неуказание в приговоре по уголовному делу инициалов членов суда, совершение явной описки и т.п. никак не влияет на существующее по этому делу правоотношение. В частности, этот аспект проблемы нашел свое выражение и в действующем законодательстве. Например, в ст. 362 ГПК РФ указано, что не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним лишь формальным соображениям.

Необходимым элементом содержания ОЮД и условий применения мер социально-правовой защиты к субъектам ОЮД является наличие причинно-следственных связей между ошибочными действиями (операциями) субъекта и наступившими вредными последствиями.

Как мы уже отмечали, в качестве основных элементов объективной стороны либо внешних условий следует выделять время, место и обстановку, в которых совершаются ОЮД.

Исследование временных фаз (стадий) процесса возникновения, изменения и функционирования ОЮД осуществляется в рамках временной ее структуры.

Стохастическая структура ОЮД позволяет применительно к каждой социально-правовой ситуации и конкретной разновидности ОЮД выяснить необходимые и случайные (нестационарные, переменные и т.п.) ее свойства, элементы содержания и связи между ними. Поэтому реальная ОЮД может состоять из одного, двух и более субъектов и объектов, разнообразных средств и способов их использования в ошибочных действиях, влечь разные по природе материальные и нематериальные, юридические и иные вредные последствия, обладать различной степенью противоправности, опасности и т.д. и т.п.

Пространственная структураотражает соответствующие типы, виды и подвиды ОЮД, которые образуют важную часть юридической антикультуры. К классификации ОЮД мы и переходим в следующей части главы.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.