Главная | Обратная связь
МегаЛекции

АКУСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СТАТИКИ РЕЧИ 7 глава





Значительно хуже решена задача исследования речедвижений. Мы остановимся на рассмотрении только тех работ, которые так или иначе относятся к изучению динамики речи. Об исследовании речевой статики можно лишь упомянуть, так как применяемые здесь методические средства, хотя и пополнились со времени Русело, но не внесли ничего принципиально нового, хотя обследование артикуляции сделалось более точным. Так, кроме обычных наблюдений за движением губ, производятся точные определения размеров выходного отверстия ротового резонатора -при помощи замеров на кадрах киносъемки произнесения слов и фраз. Для регистрации касаний языка к разным областям твердого нёба применяется палатографическая методика, сущность которой состоит в том, что в рот вставляется искусственное нёбо из пластмассы, покрытой краской, стираемой в момент прикосновения к ней языка. Для той же цели применяется ротовой измеритель Аткинсона. При этом способе в искусственное нёбо вставляются по средней линии вертикально к языку тонкие свинцовые проволочки, которые загибаются движением языка. Эта методика дает дополнительный материал к обычным палатограммам. В фонетических исследованиях Т. А. Бровченко 1 применялся миниатюрный фотоаппарат размером 31X12,5 мм системы Фельдштейна-Максутова, при помощи которого можно производить во рту несколько снимков одновременно в разных направлениях. Пользуясь ларингоскопом, можно вести наблюдения за движением надгортанника и осматривать голосовые

1 «Ученые записки МГПИИЯ», т. VIII, 1954, стр. 24.

связки. Однако введение ларингоскопа в рот, конечно, делает невозможным произнесение речи. Применяется также пальпация кадыка и подъязычной кости для определения их движений в процессе речи.

Основные положения современной фонетики об артикуляционной базе разных языков установлены вышеуказанными способами. Однако для целей изучения механизма речи применения этих методических средств недостаточно. Фонетика преследует преимущественно описательные цели, поэтому для установления сравнительных особенностей ротовой артикуляции в разных языках указанные средства вполне пригодны и будут применяться, наверное, и в дальнейшем, для изучения же механизма речи они дают мало, так как охватывают слишком узкую область речевых движений. Вместе с тем уже установленные в области ротовой артикуляции факты вполне достаточны для основных выводов о механизме речи, если эти факты связать с данными речевой динамики. Детали в положении языка при произнесении тех или других звуков данного языка не представляют интереса, а иногда даже запутывают и самих фонетистов, так как индивидуальные отклонения и приспособления к изменившимся условиям произнесения довольно значительны. Выпавший или вставленный зуб вначале вызывает неудобства и может повлиять на разборчивость речи, но через некоторое время пропадает и то и другое.



В фонетике применяется также пневматическая методика. Целый ряд работ, в частности исследование русских гласных Л. В. Щербой, произведен этим способом. Произнесение 'производится через- ротовой амбушюр, от которого идет резиновый шланг к мареевскому барабанчику. В этом случае измеряется главным образом послеротовое воздушное давление и частично регистрируется основная частота на гласных. Определение частоты основного тона по этому прибору не представляет интереса и несравнимо по качеству с электроосциллографической записью/ Измерение же воздушного давления в относительных условных единицах амплитуды подъема записывающей иглы, угла подъема и площади под кривой очень показательно. Достаточно точно может быть определено и время. Пересчет на миллиметры ртутного или водяного столба требует специальных расчетов для данной установки и обычно не производится. Серьезным недостатком этой методики является то, что произносимая в амбушюр речь не может быть записана на магнитофоне и даже проконтролирована слухом в момент произнесения. Вследствие этого трудно сказать, в какой мере зарегистрированное произнесение является нормативным и естественным. Из полученных по этой методике данных отчетливо видно, что при произнесении, например, взрывных согласных, особенно глухих, послеротовое давление быстро нарастает и затем так же быстро падает, при произнесении же гласных давление значительно меньше по амплитуде, но держится более длительно. Эти данные имеют значение для суждения о механизме речи.

Пневматический прибор может быть приспособлен к месту, соответствующему положению подъязычной кости или щитовидному хрящу гортани. Через резиновый шланг колебания этих частей передаются на ма-реевский барабанчик и записываются на ленте кимографа. В 1913 г. Л. Н. Скородумов 1 провел работу, используя эту методику. Он пришел-к весьма парадоксальным, но для нашей темы интересным выводам. По наблюдениям Л. Н. Скородумова, оказалось, что подъязычная кость поднимается всякий раз в момент ударения на слове. Из этого он заключил, что ударение в слове производится движением подъязычной кости — вывод столь же парадоксальный, /как и нелепый. Л. Н. Скородумов заметил, что псдъязычная кость смещается при всяком мышечном напряже-

1 Л. Н. Скородумов, Новый метод экспериментального исследования речевой функции и ее приложения в психиатрии. «Обозрение психиатрии», 1913, № 1; Сущность и происхождение ударений и ритма речи, «Вестник психиатрии», 1914, № 2.

-нии, например при сжатии кисти в кулак. Он полагает, что дрожание подъязычной кости может быть индикатором мышечного напряжения при словесном ударении. В. А. Богородицкий дал справедливую отрицательную критику этой концепции 1, указав на то, что подъязычная кость, на которой держатся мышцы, лежащие ниже ее, и на которую опираются мышцы, расположенные выше ее, колеблется вообще при всяких движениях тех и других мышц. Из материалов Л. Н. Скородумова видно, что подъязычная кость не всегда поднимается на ударном слоге, нередко она поднимается и на безударных слогах, чего и следовало ожидать. Эта работа, произведенная врачом, представляет лишь тот интерес, что является первой попыткой при изучении речевой динамики спуститься для наблюдения процесса несколько ниже ротовой полости и подойти к изучению глоточной трубки. При явной неудаче, сама идея — найти в глоточном резонаторе разгадку речевой динамики — представляет интерес. Движения подъязычной кости, конечно, являются производными от множества мышечных движений и не могут играть сами по себе никакой роли в образовании ударения. Кроме того, весьма тонкие и сложные движения подъязычной кости не могут быть зарегистрированы с достаточной точностью на грубой пневматической аппаратуре. Однако нельзя отрицать того, что и а колебаниях этой кости отражаются именно динамические -процессы, происходящие в глоточной трубке.

Для изучения механизма речи наибольший интерес представляет рентгенологическая методика. Наряду с акустическими измерениями она необходима и достаточна для того, чтобы подойти к решению основных вопросов в этой области. Сочетание акустической и рентгенологической методик обеспечивает применение четырех принципов комплексного изучения работы речевых эффекторов. Рентгенография позволяет зафиксировать движения тех скрытых во внутренних полостях органов, которые участвуют в произнесении и отсутствие сведений о которых в наибольшей мере затрудняет построение общей концепции механизма речи. 'Однако распространение этой методики весьма ограничено. Своеобразное промежуточное положение проблемы механизма речи среди других дисциплин оказало влияние на выбор методических средств. Казалось, что рентгенология относится к узкой области медицины и служит лишь целям специальной диагностики, хотя этому и противоречило широкое применение рентгенографии в промышленности. Даже физиологи при изучении, например, механизма внешнего дыхания в большинстве случаев применяют пнеймограф, который по богатству и точности результатов не может идти ни в какое сравнение с рентгенографией. Что касается психологов, то трудно найти такую работу, которая учла бы для своих целей рентгенографию, хотя та же пнеймография, кардиография, плетизмография, гальваноскопия, энцефалография и т. п. находят в психологии широкое применение.

История применения рентгенографии для изучения движений органов речи бедна, хотя уже первые шаги в этом направлении позволили установить весьма существенные факты, из которых, правда, не было сделано выводов о механизме речи. Одним из первых применил рентгенографию сурдопедагог П. Енько2. В отличие от Колле (Collet), который в Институте глухонемых и слепых в Брюсселе (1910) провел аналогичное исследование, П. Енько применил Технику, обеспечивающую более точные из-

1 В. А. Богородицкий, Курс экспериментальной фонетики, Казань, 1917, вып. 1, стр. 51—52; Фонетика русского языка в свете экспериментальных данных, "Казань, 1930, стр. 226—228.

2 П. Енько, Опыт применения рентгенографии к изучению артикуляции, «Известия отделения русского языка и словесности АН», 1912, т. XVII, кн. 4.

Применение рентгенографии для изучения певческого голоса началось вскоре после открытия Рентгена. См. Seh ei er (Шейер), Zur Aufwendung der Röntgenstrahlen für Phisiologie der Gesang, Berlin, 1898.

мерения интересующих объектов. Он не обмазывал испытуемому весь язык барием, а проводил по шву языка и твердому нёбу тонкую бариевую полоску. Эта техника принята и в настоящее время. Работа была проведена с целью выяснения разницы между произнесением твердого и мягкого слога (например, та, тя). На основе изучения рентгенограмм, фотографическое качество которых достаточно удовлетворительно, П. Енько приходит к выводу о том, что твердость слога обусловлена свойствами резонанса гласного, входящего в слог, при этом основное влияние здесь имеет не столько положение языка во рту, сколько резонанс гласного в более глубоких частях рта — между корнем языка и входом в гортань. Резонанс твердых слогов образуется преимущественно в более глубоких частях глоточноротовой полости. Для подтверждения этого П. Енько добавляет, что при вставленном в рот ламповом стекле, мешающем изменить величину отверстия, удается произнести узнаваемые слухом гласные. С другой стороны, говорит он, сравнение рентгенограмм показывает, что, например, при размыкании губ в мягком слоге, т. е. в начале второй фразы слога, язык еще не перешел в положение,, нужное для твердого а. Таким образом, следует думать,, что в смягченных слогах смягчается не только гласная часть первой фазы слога, но и начало второй фазы.

Как видно, полученный П. Енько материал представлял богатейшие возможности для изучения механизма образования слога. Однако внимание исследователя было сосредоточено все-таки на ротовой полости и в наблюдениях не было замечено ничего из того, что происходит ниже зёва. Кроме того, П. Енько исходил из неправильных теоретических положений, оставленных современной наукой, о том, что мягкостью обладает не согласный звук, а следующий за ним гласный1. Можно научиться, говорит П. Енько, произносить /ся, поставив язык 'как для /ш, так, чтобы смычка образовалась далеко 'позади у мягкого нёба. В момент размыкания можно быстро перенести язык вперед для смягчения а. Однако по предложенному П. Енько способу произнесения получится не /ся (/c'a), а kja. При переносе языка вперед между ним и твердым нёбом появится сужение, в .котором возникнет турбулентный поток воздуха и соответственно палатальный звук /.Вместе с тем материал П. Енько показывает, что гласный в слоге меняется в зависимости от соседства с тем или другим согласном. В этом и состоит динамика изменения спектров в составе слова. В этой части наблюдения и примененная П. Енько методика забыты несправедливо. Современные фонетисты в таких случаях обычно пользуются лишь слуховым наблюдением и не устанавливают точного соответствия между резонансными полостями и акустическим результатом, например, в позициях мягких и твердых слогов.

Значительно более обстоятельное и технически более совершенное рентгенологическое исследование, имеющее большое значение для постановки проблемы механизма речи, было произведено в 1931 г. Рессе-лем 2'. В этой работе исследовалось положение активных органов речи не только при произнесении гласных, но и согласных. Трудная задача рентгенографической фиксации произнесения согласных была решена путем уменьшения экспозиции до 1/128 сек., что требует высококачественной рентгеновской трубки, увеличения силы тока и напряжения, а также высокочувствительной пленки. На рентгенограммах видна вся область надставной трубки — от губ до гортани. Рессел подтверждает и значительно уточняет выводы, полученные в других исследованиях. Им устанавливаются две области в зависимости от положения языка: а) передняя и б) более задняя. В заднюю область входит и глотка. Хотя рентгено-

1 П. Елько, Опыт применения рентгенографии к изучению артикуляции, «Известия отделения русского языка и словесности АН», 1912, т. XVII, кн. 4Г стр. 275.

2 О. Rüssel, Speech and voice, New York, 1931.

граммы показывают отчетливую картину изменения формы глоточного резонатора не только в зависимости от положения языка, но и в результате модуляций самой глоточной трубки, Рессел не придал этому большого значения. Традиционная концепция об активной роли языка и пассивном поведении глотки довлела и над этим автором. Рессел придает большее значение не форме резонатора, а особенностям его поверхности. Мягкие и твердые стенки резонатора по-разному меняют тембр звука, оказываются на его «яркости» и «тусклости». Это положение сближает "точку зрения Рессела с концепцией Л. В. Щербы о разной напряженности звуков речи. В английском слове peep долгое / отличается по напряженности стенок резонатора от i в слове pip.

Следует, однако, заметить, что изменение поверхности стенок резонаторов зависит от их формы, следовательно, является величиной производной. При произнесении и (i) сжиматели глотки расслабляются, вся трубка расширяется, поэтому поверхность глотки делается более мягкой, чем .при произнесении а в суженной глоточной трубке. Таким образом, как будет сказано более подробно в дальнейшем изложении, различия в резонансе происходят все-таки от изменения формы глоточной трубки. Звуковой луч при произнесении и не проходит прямо в ротовую полость, а задерживается в верхней части глотки, где образуются воздушные завихрения именно в результате особой формы глоточной трубки. Независимо от этого следует подчеркнуть, что тщательное применение рентгенографической методики привело Рессела к необходимости обратить внимание на роль глоточной трубки в процессе речевого произнесения.

Обстоятельное рентгенографическое исследование артикуляции было^ проведено в 1937 г. Хольбруком1. Перед исследователем стояла чисто описательная сравнительно-фонетическая задача. Изучалось положение органов речи при произношении в английском, французском, немецком, польском, русском и испанском языках. Хотя в работе не делается никаких выводов о механизме речи, представленные в ней рентгеносхемы интересны и с этой точки зрения. Хольбрук заметил, что форма глоточного резонатора имеет очень большое значение для образования тембров и различна при произнесении слов на разных языках. Рентгеносхемы, полученные для русского языка, совпадают с теми материалами, которые были найдены и в нашем исследовании. Хольбрук предлагает следующие параметры измерений рентгенограммы: 1) расстояние между резцами; 2) расстояние между губами; 3) подъем верхней губы над резцами; 4) выступ у нижней губы над резцами; 5) наибольший подъем языка над нижними зубами; 6) подъем над верхними зубами; 7) расстояние между высшей точкой языка и резцами. По этим данным могут быть вычислены объемы ротового резонатора, хотя автор дает лишь описательную картину, а не производит самих вычислений. Для измерения глоточного резонатора Хольбрук предлагает три весьма важных промера: а) вверху (у зёва); б) в середине и в) внизу глоточной трубки. В дальнейшем будет показано, что полное определение формы и объема глоточного резонатора должно производиться в 10 промерах, однако отмеченные Хольбруком являются основными. Самый факт включения глоточного резонатора в орбиту внимания, вызванный наличием убедительного рентгенографического материала, представляет значительный интерес. Однако Хольбрук, преследуя описательную задачу, не делает выводов о роли и функциях резонаторов и не ставит в связь резонаторную, генераторную, и энергетическую системы. Отсутствие комплексного подхода к изучению речевого процесса не дает оснований для объяснения закономерно меняющейся формы глоточной трубки при произнесении разных звуков. Вопрос же об< управлении речевыми органами вообще не ставится.

] Richard H o 11 b r o o k, Francis С a r m о d y, X. Ray studies of speech articulations, University of California, 1937.

Особенно ясно значительные преимущества рентгенографии -перед .другими методами исследования артикуляции видны из работы чешского фонетиста Хлумского 1 «Рентгенография французских гласных и полугласных». При помощи тщательного анализа рентгенограмм И. Хлумский решает некоторые спорные проблемы фонетики французского языка и подтверждает ряд ранее установленных положений. На хорошо репродуцированных в книге рентгенограммах с большой «наглядностью можно установить перечень определенных признаков, которые варьируют при образовании столь различных во французском языке тембров гласных по закрытости, открытости, долготе и краткости. В этой работе фонологический аспект тесно связан с фонетическим. Рентгенография дает в руки реально ощутимый материал для фонологических функциональных противопоставлений. Однако Хлумский скептически относится к динамической рентгенографии, т. е. к кинорентгеносъемке. Он получил рентгенограммы гласных только IB статике, что не дает возможности проследить изменения в резонирующих полостях за слоговой период. На представленных рентгенограммах хорошо видна вся область надставной трубки, при этом Хлумский придает значение размерам глоточного резонатора, но не производит никаких измерений этой части надставной трубки. Здесь также сказалось влияние статической, описательной фонетики, имеющей дело со звуком, а не со слогами и игнорирующей слог как основную произносительную единицу речи.

Наиболее интересные факты, имеющие отношение к механизму речи, представлены в работе Тарно2. Книга Тарно, ларинголога Парижской консерватории, и Борель-Мезони, заведующей отделом исправления речи при детской больнице, является систематическим изложением основных проблем фониатрии, певческого голоса и речи. Она опирается на последние достижения в этой области разных исследователей и оригинальные наблюдения самого Тарно. Подведенный итог в области изучения механизма дыхания, типов дыхания и механизма фонации, за исключением некоторых деталей, не вносит чего-либо принципиально нового. В частности, вопрос о речевом дыхании затрагивается вскользь. Вместе с тем следует отметить важное положение, защищаемое Тарно, о том, что не существует полной и постоянной синхронности между движениями грудной клетки, диафрагмы и мышц живота. Хорошая фонация может происходить при малых колебаниях грудной клетки. Эти положения, подтвержденные рядом наблюдений, вскрывают большую сложность дыхательных движений во время фонации и заставляют искать новых путей для их изучения. Одним из таких путей, по которому Тарно не пошел, является рентгенокимография диафрагмы и трахеобронхиального дерева.

Для нашей темы наибольший интерес представляют факты, изложенные Тарно по вопросу об образовании звуков речи, полученные путем рентгенографии надставной трубки. На основании этих фактов Тарно дает классификацию французских гласных, разделяя их на 4 группы: Г) гласные с большим объемом глоточного резонатора, такие, как i, щ

2) гласные с малым объемом глоточного резонатора, такие, как а, о, ои\

3) гласные с широким сообщением резонаторов, такие, как oé, à, е;

4) гласные с носовым резонансом, образующиеся при опускании небной занавески (ап9 on, in, un). Эта классификация интересна в том смысле, •по она удачно обобщает материал, аналогичный тому, который был получен Ресселом. При этом обращено внимание на форму и соотношение обоих резонаторов — ротового и глоточного- В основу деления первых трех групп гласных положен принцип изменения объема глоточного резонатора- Эта концепция образования гласных совпадает с акустиче-

1 losef Chl um sky, Albert P аир h il et, Bohumir P o 11 а n d, Radiographie fracouzskych samohlasek a polosamohlâsek. Praha 1938.

2 Tarneaux avec la collaboration de S. B o r е 1-М a i s o n n у, Traité pratique •de phonologie et de phoniatrie. La voix, la parole, le chant, 1941.

ской теорией, развитой Крендалом в 1927 г. Педжет еще раньше (1923) построил модели из мастики двух спаренных резонаторов, при прохождении через которые звука, возбужденного пищиком, происходит образование искусственных гласных. Все это имеет очень большое значение для выяснения вопроса о способе образования формант гласных и их количестве. Эта проблема в полной мере еще не решена на сегодняшний день, но указанные выше факты, полученные разными исследователями в разное время, позволяют думать, что у гласных существуют две формантные области и что глоточный резонатор вносит свою особую форманту. Материал наших наблюдений подтверждает это положение и позволяет установить функцию глоточной форманты как динамическую.

Данные, излагаемые Тарно, относятся не только ко французскому языку, но имеют значение вообще для механизма речи. Во всех без исключения рентгенограммах, полученных нами, равно как и в многочисленных рентгенограммах, полученных другими на материале разных языков и просмотренных нами, соотношение резонаторных полостей при произнесении гласных может быть сведено к трем видам: а) узкий ротовой резонатор и широкий глоточный; б) широкий ротовой резонатор и узкий глоточный; в) средний объем обоих резонаторов. Однако Тарно, как и другие исследователи, не выходит из границ чистого описания и не связывает изменяющиеся объемы резонаторов с изменяющимися аэродинамическими условиями. Поведение глоточного резонатора при произнесении согласных остается неизвестным. Вопроса о слоговых модуляциях не возникает. Все это результат того, что еще не осознана необходимость применения комплексной методики к изучению речевого процесса. При всей значительности отмеченных Тарно фактов, они остаются лежать полумертвым описательным грузом.

В области певческого голоса Тарно обратил внимание также на некоторые новые явления. Он приходит к выводу о том, что при образовании певческого голоса (лучше говорить о певческой форманте) глоточный резонатор играет весьма существенную роль. Подъем гортани укорачивает глотку, что при форсировании голоса приводит к усилению высоких гармоник, делает тембр резким, острым, хриплым и скрипучим. В таком резонаторе голос теряет значительную долю энергии. При низком положении гортани глоточный резонатор удлиняется и резонирует нормально. Эти наблюдения, которые нетрудно проверить, если контролировать пальцем положение подъязычной кости, еще раз подтверждают роль глоточной трубки как модулирующего резонатора.

В книге Тарно представляет также интерес материал, приведенный нз исследований Канун (Canuyt), Гюнзе (Gunsett) и др., в которых производились рентгенотомограммы в фронтальной ''проекции гортани при произнесении гласных. На томограммах видны разная степень раскрытия голосовой щели и разное наполнение воздухом морганиевых желудочков. Аналогичные томограммы, полученные у нас В. Г. Гинзбургом в Институте рентгенологии, будут приведены в дальнейшем при обсуждении некоторых вопросов, связанных с механизмами речи.

В Советском Союзе рентгенологическая методика в последнее время начинает входить как часть в большинство исследований по изучению артикуляции. Они проводятся в совместной работе лаборатории экспериментальной фонетики и психологии речи МГПИИЯ (руководитель проф. В. А. Артемов) и Института рентгенологии (под руководством В. Г. Гинзбурга, разработавшего методику речевой рентгенографии). Основная задача этих исследований остается чисто фонетической. В них дается сравнительное описание артикуляции при произношении звуков разных языков. Так в работе Ф. Я. Кязимова сравнивается азербайджанский и английский языки, в работе E. H. Степановой — чувашский и немецкий, в работе Т. А. Бровченко — украинский

10 Н. И. Жинкин 145

и английский *. .Общей особенностью рассмотренных и других аналогичных исследований, в которых применяется рентгенографическая методика, является то, что изменения в резонаторах изучаются независимо от речевого дыхания и деятельности голосовых связок. К достижениям следует отнести то, что в орбиту наблюдения в большей или меньшей мере включается описательное изучение глоточного резонатора.

Изучение механизма внешнего дыхания в физиологии ведется также отдельно и обычно вне зависимости от процесса артикуляции и фонации. Установившаяся с XIX в. концепция Дондерса продолжает до сего дня излагаться во всех учебниках по общей физиологии, хотя w опубликован целый ряд исследований, в которых представлены факты, резко противоречащие этой концепции. Более подробно этот вопрос будет рассмотрен в главе о речевом дыхании, здесь же следует остановиться на тех немногочисленных, но поучительных как по догадкам, так и по ошибкам, концепциях, которые рассматривают механизм дыхания все же в связи с фонацией.

Прежде всего представляет интерес концепция, предложенная. Л. Д. Работновым2, который применял пнеймографическую методику, Им было сконструировано специальное пнеймографическое ярмо. На внутренней поверхности деревянных планок, которые в виде замкнутого прямоугольника опоясывали корпус испытуемого, были вделаны резиновые капсулы, соединяющиеся резиновыми шлангами с мареев-скими барабанчиками. Ярмо дает возможность получить на кимографе запись дыхания одновременно с передней части грудной клетки, сбоку и сзади. Обычным пнеймографом велась регистрация движений грудной клетки в разных местах по вертикальному направлению. Для учета давления в носоглотку вставлялась капсула, а для регистрации движений нёбной занавески капсула помещалась около нее. Пользуясь этой методикой, Л. Д. Работнов приходит к следующим выводам. Первой и самой значительной силой, определяющей фонационное дыхание,, является гладкая мускулатура бронхов и трахеи. При увеличении бокового давления гладкие мышцы сокращаются. Этому моменту в точности соответствует закрытие голосовой щели. Внутренняя тяга легких обусловлена сжиманием их гладкой мускулатуры. Воздух, проходя через голосовую щель, вызывает фонацию. Как только голосовая щель широко раскрывается, бронхи рефлекторно вновь расширяются — происходит вдох. При смыкании голосовой щели процесс снова повторяется. Участие гладкой мускулатуры бронхов в поддержании дыхания очень целесообразно, так как эта мускулатура может действовать плавно, без толчков, в противоположность поперечно-полосатым мышцам, которые судорожно сокращаются и быстро утомляются. Ссылаясь на наблюдения Тенделоо, Л. Д. Работнов замечает, что во время сокращения стенок бронхов, альвеолярные ходы и легочиые пузырьки отделяются от бронхиол особыми клапанами. Альвеолярный воздух выключается из активного непосредственного влияния на общее давление и остается замкнутым в раздутых дольках легких. Из этого следует, что вдыхание большого количества воздуха при пении и речи бесполезно и даже вредно. Это последнее положение подтверждается и в наших наблюдениях прямыми фактами (стр. 294—295) и имеет очень важное значение для понимания процесса сжатия динамического диапазона речи и квантования ее по слоговым ступеням.

Втором силой, участвующей, по Л. Д. Работнову, в певческом дыхании, является движение диафрагмы. Наилучшее выполнение голосовой задачи при образовании самого полного и красивого голоса, названного Л. Д. Работновым третьим типом, достигается тем, что диаф-

! Эти работы напечатаны в «Ученых записках МГПИИЯ», т. VIII, 1954. 2 Л. Д. Работнов, Основы физиологии и патологии голоса певцов, Гос. муз.-изд-во, М.. 1932.

рагма или остается неподвижной или немного поднимается. Это значит, что лучший тип голоса образуется преимущественно за счет сжимания гладкой мускулатуры бронхов и при очень малом участии диафрагмы. Это положение является центральным во всей концепции образования певческого голоса, выдвинутой Л. Д. Работновым.

Третьей силой Л. Д. Работнов считал спадание грудной клетки. Степень спадания, колеблющаяся у разных лиц в бесконечных вариациях, оказывается весьма различной в разных местах грудной клетки. Трудно допустить, говорит Л. Д. Работнов, чтобы сокращением произвольных поперечно-полосатых мышц могло регулироваться внутрибронхиальное давление. Они действуют толчками, требуют пауз, быстро утомляются. В этой же главе будет изложена концепция Стетсона, которая опирается на обратное положение. Толчкообразное опускание грудной клетки, по мнению Стетсона, является главным средством образования слогов.

К четвертой силе Л. Д. Работнов относит давление брюшного пресса. Он не придает значения этой силе при образовании голоса. Ьолее существенную роль выполняет пятая сила — сдвиг гортани при фонации. Напряжение наружных мышц гортани вызывает ее опускание, противодействует внутрибронхиальному давлению и поэтому усиливает и поддерживает воздушное давление на нужном для фонации уровне. Наоборот, мышцы, поднимающие гортань, способствуют снижению давления. Здесь подмечается тот же факт, который был указан при изложении раоиты Тарно. Л. Д. Работнов также указывает, что напряжение мышц языка, челюсти и рта приводит к поднятию гортани. Этим определяется существенное различие между певческой и речевой фонацией.

Специальных наблюдений за речевым произнесением у Л. Д. Работ-нова очень мало. Указанные выше положения интересны в том смысле, что ставят вопросы, общие как для процесса пения, так и для речи. К этим положениям следует добавить общий принцип динамики дыхания. Л. Д. Работнов формулирует его в общих выражениях. В трубках, постепенно расширяющих свое общее русло, давление больше в узком месте и пропорционально скорости истечения воздуха. Если давление в бронхиоле принять за единицу, то в трахее оно будет в 20, 30 раз больше. Из этого положения Л. Д. Работнов не сделал выводов об образовании звуков речи, в частности согласных, возникающих в условиях турбулентного потока воздуха. Наоборот, Л. Д. Работнов считает, что невозможно установить точных форм движений надставной трубки {. Они могут быть весьма многообразны, точно так же, как и акустические оттенки каждого произносимого звука. Однако Л. Д. Работнов приводит весьма интересные данные о силе послеротового давления разных гласных в миллиметрах ртутного столба:





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.