Главная | Обратная связь
МегаЛекции

АКУСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СТАТИКИ РЕЧИ 6 глава





При произнесении м в схеме шумового генератора единица будет на клеточке 10, там же, где и при произнесении я, но затвор не прорвется, так как в клеточке носоглоточного резонатора будет также единица. Это значит, что воздух будет выходить не через рот, а через открытую носоглотку. При произнесении p (дрожащее) в шумовом генераторе единица и нуль будут появляться попеременно в клеточке 2, вследствие чего затвор будет то появляться, то исчезать и при включении голосового генератора возникнет дрожащий звук. Таким образом, в данном случае будут включены оба генератора и произойдет многократная смена единицы и нуля в клеточке 2.

Соотношение щель — затвор является дизъюнктивным. Это значит, что оно может быть выражено через: или щель, или затвор, при этом возможны три случая: а) есть щель и нет затвора; б) нет щели и есть затвор; в) есть щель и есть затвор. Последний случай осуществляется, например, при произнесении л (ложка) —центральная часть языка образует затвор с зубами, а боковые части — щель. В таком случае единица будет подана в клеточку 1 и 2 одновременно, но на разные группы мышечных синергии языка. При произнесении согласных диафрагма поднимается и опускается по-разному на каждом звуке. При этом следует учитывать положение согласного в слоте (открытый, закрытый). На

Ротовой резонатор и ротовой, шумовой генераторы

Глоточный резонатор

Носоглоточный резонатор

Голосовой генератор

СХЕМА КОДА СОГЛАСНЫХ (РУССКОГО ЯЗЫКА) Случай произнесения б

Таблица

                                     
  i - ...... -------     Язык       Губы  
  передний ряд   средний задний губы и губы гу(  
  зубные нёбные щель затвор щель затвор щель затвор ще;  
  щель затвор щель затвор  
   
   
  Объем и форма  
  1 0   за- ;  
  Кванто! ние  
                                     

Нёбная занавеска



III

Голосовые связки

Ш

А. Воздухоносны епути Б. Внешнее дыхание

(Гладкие мышцы) (Поперечно полосатые мышцы, межреберные, диафрагма)

Степень открытия

                           
  Энергетическая   - « «    
  система      
                           
                1Сг> Q ОТ/ЛИ QUÏ.TO      
                           

 

         
  Подъем Опускание 1 фаза 2 фаза  
   
   
         

схеме записано произнесение простого слога бъ, где в »первой фазе показан большой подъем на 7 единиц и слоговое опускание на 10 единиц (полное опускание) во второй фазе.

Аналогичным способом может быть разобрано положение единиц и нулей для каждого из мест трех эффекторных систем соответственно произнесению любого звука данного языка. Если же принять во внимание номер квантования, то может быть определена позиция и степень слоговой силы любого из слогов слова в данной фразе.

Приведенные две таблицы отчетливо показывают, в чем заключается сущность механизма речи. В этих таблицах засечен момент стыка анализа и синтеза. К системе мышц подходит раздробленный поток нервных импульсов. Каждая из указанных в отдельных клеточках группа мышечных синергии обладает только двумя степенями свободы и соответственно этому может узкоспециализированно выделить в общем синтезируемом составе звука только один 'Определенный компонент. Комбинация клеточек позволяет сочетать эти компоненты, так сказать, складывать их или вычитать из общего состава возможного сложного звука и, кроме того, квантовать по сетке уровней. В этом и состоит синтез звуков на выходе речевых эффекторов. Энергия не растекается беспорядочно, а направляется по точно определенным каналам, выполняя всякий раз точно определенную рабо'гу. В сочетаемых звеньях системы механизма складываются и вычитаются степени свободы каждого звена,.

Гоборящии

А Синтез предмет-ных значении

Синтез предмет-}^

 

ных значении К\х

Слушающий

' речедых ЭФфектород

Синтезированный акустический эффект

Слухобой прием

Рис, 1. Схема процесса общения

Таким образом, только разложив на элементы запущенную из центра систему нервных сигналов, можно заново восстановить эквивалентную ей систему, обладающую такими же дифференцировочными противопоставительными компонентами, которые были выделены корковым анализом и синтезом. Для получения эквивалентности необходимо кодирование, так как один вид энергии переходит в другой, а несущие значение сигналы заменяются другими сигналами, которые должны нести такое же сигнальное значение.

Особое внимание следует обратить на то, что в процессе речи ее элементы дважды анализируются и дважды синтезируются. Это специфическое свойство процесса общения схематически может быть изображено так, как оно дано на рис. 1.

Говорящий из состава усвоенного лексикона (что на рисунке не показано) отбирает определенную группу слов, которая распадается на раздробленные сигналы речедвижений. На выходе речевых эффекто-

ров, в процессе смены речедвигательных сигналов акустическими,, они синтезируются и передаются в таком виде слуховому анализатору. .Здесь снова, при переходе на новые несущие сигналы, происходит дробный анализ и в дальнейшем корковый дополнительный анализ и синтез» Синтез предметных значений у 'Говорящего и слушающего должен быть тождественным. Все остальные стадии анализа и синтеза эквивалентны. Наличие двойного анализа и синтеза выделяет речевой процесс среди других видов человеческой деятельности. Так, например, при зрительном восприятии вещей в оптическом рецепторе тоже происходит 'первичный анализ и синтез признаков пространства, цвета и освещения. В корковой части синтез продолжается и завершается синтезом этих признаков. Однако вторичного анализа и синтеза при зрительном восприятии не происходит. То же можно сказать про тактильный и двигательный анализаторы в целом, а также и про другие анализаторы. Только в том случае, когда возникает задача передачи зрительного образа от одного человека к другому, появляется необходимость вторичного анализа и синтеза признаков передаваемого целого. Такой процесс осуществляется, например, в деятельности художника. Конечно, самый механизм передачи совершенно иной, чем при речи, хотя в конечном счете передача зрительного образа не может осуществиться без участия речи. При слепоглу-хоте двойной анализ и синтез вырабатывается в обучении через кожный анализатор, при .этом кожнодвигательный ряд элементов становится эквивалентным акустическому речевому ряду.

Из изложенной в этой главе концепции вытекают два весьма важных вывода—'Один о сигнальных заменах, другой о соотношении анализаторов в механизме речи.

IL Сигнал, несущий определенное значение, не является только носителем и переносчиком, он выполняет аналитико-оинтетическую функцию. Именно вследствие этого он и становится переносчиком. Определенная группа материальных сигналов может выполнить лишь определенные сигнальные аналитико-синтетаческие функции. Как только они выполнены, эти сигналы могут быть заменены другими сигналами, сохраняющими результат (произведенного анализа и синтеза. Так, после анализа признаков звука составляется новый значимый элемент, несомый этими звуками, — слово. Теперь звуки могут быть заменены буквами, электрическими сигналами или числами. Как только из слов будет составлено одно простое сообщение, оно, как простой элемент, может быть заменено общим словом-синонимом, схемой (например, карта), вещью или изображением (например, дорожные знаки). Целая группа сообщений составляет снова один элемент, например книга может быть замещена аннотацией.

Однако сообщение может быть принято (понято) лишь после того как снова, возвращаясь по ступеням замен, будет восстановлен первич-> ный звуковой анализ и синтез. При чтении текста, составленного из букв, слова будут приняты лишь после того, когда будет узнано то же произносимое слово. Больше того, все элементы слогового и фразового квантования должны быть восстановлены, для того чтобы понять, ч'то именно выделено в сообщении и что ослаблено, редуцировано. Это явление внутренней интонации играет исключительно важную роль как при чтении про себя, так и при составлении письменного текста 1.

Телеграф при помощи электрических сигналов передает лишь буквы, а читающий телеграмму узнает в ней звучащие и произносимые слова, которые сообщают ему о радости и горе. Известно много поучительных в этом отношении анекдотов о том, как разное интонационное прочтение меняет смысл сообщаемого в телеграмме. Сигнальные замены возможны только там, где закончилась определенная ступень анализа и

1 Некоторые наблюдения по этому вопросу изложены в работе автора «Развитие письменной речи от III до VII класса», «Известия АПН РСФСР», вып. 78, 1956.

3* 131

l

синтеза и из комплекса образовался простой элемент, который сам теперь может вступить в новый комплекс.

2. Есть все основания считать, что местом образования и накопления слов является речедвигательный анализатор. Слуховой анализатор лишь контролирует способ образования слов, но не содержит их в себе. Только то слово может быть принято и узнано, которое уже образовано и двигательные следы которого хранятся в речедвигательном анализаторе. Незнакомое слово должно быть, под контролем слуха, предварительна усвоено речедвигательным анализатором. Это общее положение имеет практически очень большое значение при обучении родному и иностранному языку, при усвоении орфограмм и вообще для понимания разных видов речевого процесса. Для человека, 'приступающего к изучению немецкого языка, какое-либо слово, например Standpunktskoordinaten, будет принято лишь после расчленения его звуковых и морфемных элементов через импульсы речедвйгательного анализатора (например, в ряду KopfKOordinàten, BrustKoordinaten).

Добытые до сих пор факты в области изучения речевых кинестезии показывают, что отбор слов происходит при усилении обратной связи от органов речи, так как для осуществления отбора необходимо поднять возбудительный потенциал ядра речедвигательного анализатора, содержащего двигательные следы слов. Зрительный прием букв в таком случае следует рассматривать как первый момент запуска связей речедвигательного анализатора, а слуховое восприятие речи как контроль и прием накопленных в речедвигательном анализаторе слов.

ТП\ Ч ACT b D T

O P А Я

ОПРОСЫ МЕТОДИКИ

ИССЛЕДОВАНИЯ

МЕХАНИЗМА РЕЧИ

ГЛАВА VII

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КОМПЛЕКСНОЙ МЕТОДИКИ

И НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ПРИЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

РЕЧЕВОГО ПРОЦЕССА

§ 17. ПРИНЦИПЫ КОМПЛЕКСНОЙ МЕТОДИКИ

Мысль, так или иначе возникшая во внутренней речи, передается другому человеку через акустические комплексы, которые синтезируются как звуки на выходе речевых эффекторов и, поступая к органу слуха, принимаются им, транспортируются в мозг в виде нервных сигналов и в конце концов та же мысль говорящего становится достоянием слушающего. В первой части работы мы видели, что весь этот сложный путь, составляющий элементарный акт речевого общения, изучается группой разнообразных дисциплин, ни одна из которых не рассматривает процесс •общения в целом, а выбирает то один, то другой его участок. Задача изучения механизма речи состоит в том, чтобы проследить все этапы этого ;пути. При этом нельзя забывать, что в речи передается мысль, образ, который возник в результате отражения человеком действительности. 'Вот почему вся эта проблема механизма речи может быть решена только тогда, когда становится психологической. Как бы мы ни углублялись в в самые тонкие детали речевого механизма, что неизбежно, если поставлена задача его изучения, мы останемся в пределах психологической проблематики в том случае, когда процесс будет рассматриваться как общение, как сохранение тождества в цепи многих пунктов передач и постоянной изменчивости. В этой связи интересно замечание одного из наиболее крупных физиологов, занимавшегося изучением речевой и певческой фонации, Л. Д. Работно'ва. Он скептически относился к множеству разнообразных рекомендаций певцам о способах воспроизводства внешних дыхательно-фонационных движений. Вся система речевых и (певческих органов выполняет по импульсам мозга очень сложную одновременную Гработу. Певец поступит лучше, если вместо этих рекомендаций станет следовать слуховому образу. Только психологический подход, замечает Л. Д. Работнов, может решить такую сложную задачу 1.

Необходимо найти такие методические средства, которые позволили бы подойти к изучению речевого механизма разносторонне и вместе с тем •концентрированно, так, чтобы обследовать его самые существенные звенья. Если признать, что двойной анализ и синтез действительно является существенным признаком речевого процесса, тогда можно определить наиболее доступное и целесообразное для изучения место приложения

1 Л. Д. Работнов, Основы физиологии и патологии голоса певцов, Гос. муз. -язд-во, М., 1932, стр. 135—136.

исследовательской методики. Имея в виду эквивалентность обоих аналитических и синтетических рядов, достаточно выбрать одно из двойных звеньев для специального и всестороннего (Изучения, учитывая то специфическое, что дополнительно выполняется другим двойным звеном. Легко* видно, что первой парой звеньев является тот этап речевого процесса, на котором осуществляется переход от дробного анализа речедвижении к синтетическому акустическому комплексу на выходе эффекторов., Именно здесь производятся собственно речевые образования. Слух принимает не только речь, но и всяческие другие природные и искусственные звуки. И только речевые эффекторы выдают речь. Не говоря уже о том, что динамический и высотный диапазон речи чрезвычайно сжат по сравнению с диапазоном звуков, принимаемых слухом, следует обратить внимание на самый характер производимых человеком звуков. Даже когда человек не говорит, производимая им фонация напоминает речевые звуки. Вздохи ок и ах, стоны, крики, плач, смех и т. п. — все, кроме насвистывания мелодии, является ненормативной модификацией речевых звуков. Это значит, что речевые эффекторы по самому их устройству и расположению приспособлены к синтезу специфически речевых звуков.

Исследование механизма речи было бы поставлено в значительно более трудные условия, если бы изучалось не эффекторное звено, а рецеп-торный слуховой анализ и корковый синтез. Прямые наблюдения за деятельностью корковых областей -в процессе речи мало доступны, да и анализ, осуществляемый рецепторами, может исследоваться путем косвенных наблюдений. Изучение же эффекторного прибора выгодно тем, что его движения могут быть зафиксированы достаточно точно. Вместе с тем эквивалентность коркового анализа и синтеза конечному акустическому эффекту дает основание судить о работе центрального замыкательного аппарата на основании речедвижении в сопоставлении с акустическим результатом. Вся дробность анализа и вся полнота синтеза выводится,, так сказать, «наружу» в момент образования звуков на выходе речевых эффекторов. В исследуемом продукте есть все для того, чтобы судить, в каких элементах речедвижении и звукового комплекса произведен анализ и в какие синтетические единицы складываются эти элементы.

Таким образом, при изучении механизма речи необходимо учесть по меньшей мере два звена процесса — аналитическое и синтетическое. В этом и состоит первый принцип комплексной методики. Отсюда же следует, что речедвижения должны постоянно сопоставляться с данными акустических измерений. В этом состоит второй принцип комплексной; методики исследования механизма речи. И, наконец, наличие в речи статики и динамики заставляет рассматривать изучаемый меха-низм как динамический процесс, в котором путем перехода одних переменных в другие происходит дифференциация и интеграция определенных постоянных величин — значимых единиц. Это трений ' принцип комплексной, методики. Для изучения механизма речи недостаточно только зафиксировать те или другие речедвижения или акустический комплекс, необходимо, чтобы результаты фиксации обнаружили дифференциальную функцию того или другого двигательного и акустического элемента.

Чрезвычайная неполнота сведений о механизме речи обусловлена главным образом тем, что в большинстве исследований указанные принципы не применялись последовательно. Обычно акустические измерения речи проводятся вне зависимости от исследования речедвижении, а наблюдения за речедвижениями вне связи с акустическими измерениями. Наибольшим же недостатком до сих пор является то, что звуки речи изучаются как статические образования. Современная фонетика по справедливости может быть названа статической. В ней показано, и то частично, где образуются звуки и каким способом, но не найдено, как они сливаются в динамические образования — слоги и слова. Это значит, что основ-ная произносительная единица — слог— выпадает из поля наблюдения.

Так как речевой звук может возникнуть только в результате совместной деятельности мышечных синергии, то в комплексную методику изучения речевого механизма как обязательный входит четвертый принцип — совместное исследование трех систем: а) генерации звука, б) резонатор-ной системы и в) энергетической системы. Отсутствие сведений об одной из этих систем в значительной мере обедняет факты, относящиеся к двум остальным, и часто лишает возможности объяснить некоторые явления.. Если, например, установлено, что звук n образуется смычкой губ при выключенной гортани, но так как не выяснены аэродинамические условия его образования, то формирование и прием такого звука становятся загадкой. Действительно следуе'т думать, что звук n не может нигде резонировать, так как все резонаторы остались позади; струя воздуха прорывает смычку у самого входа в свободное звуковое поле, и без того глухой звук п, при отсутствии резонанса, окажется настолько акустически маломощным, что замаскируется непосредственно следующим за ним мощным звуком гласного, например в слоге па. Затруднения в объяснении э'гого и других аналогичны« явлений возникают вследствие того, чгго не учтена функция глоточной трубки и всей энергетической системы. В действительности при губном взрыве гортанный сфинктер широко, раскрыт, а глоточная трубка сужена до определенного' размера; в то же время диафрагма делает сильный взмах вверх, что при наличии губной смычки вызывает увеличение воздушного давления во всей надставной трубке, в которой после прорыва смычки возникает специфический резонанс.

Трудности применения комплексной методики заключаются в том, что речедвигательный анализатор широко распространяется во внутренних областях тела и доступен безынструментальному наблюдению лишь на периферии. Проникновение во внутренние области, так, чтобы сохранилась полная естественность произнесения, требует применения специальной аппаратуры. Однако даже при наличии такой аппаратуры и ее применения сложившиеся по традиции установки статической фонетики оказались так сильны, что наблюдатель не замечает тех явлений, которые регистрирует аппаратура. Рентгенологическое изучение артикуляции ведется уже не менее 40 лет, но исследователи с упорством продолжают вести свои наблюдения только за положением языка в полости рта, хотя на рентгенограммах отчетливо видна вся надставная трубка. Даже в тех случаях, когда изменения в объеме глоточной трубки все же отмечаются, кз этого не делается никаких выводов о механизме речи, т. е. о соотношениях в работе всех речевых эффекторных систем. Дается лишь описательное констатирование статики.

Особенно трудным в комплексной методике является применение принципа динамики. Речедвижения происходят за десятые и тысячные доли секунды одновременно в самых различных местах произносительного прибора. Уловить всю эту динамику на глаз довольно трудно. Однако при всем этом нельзя отказаться от такого поистине увлекательного зрелища, которое с легкостью может быть получено при рентгеноскопии надставной трубки. Рентгеноскопией давно уже широко пользуются в медицине в целях диагностики, но в литературе по вопросам артикуляции нам ни разу не встретились указания на применение этой методики, так ярко обнаруживающей динамику речевого процесса. Конечно, точное изучение динамики речевого процесса возможно лишь при условии ее фиксации на кинопленке, которую можно .изучать кадр за кадром. Но и покадровое измерение всегда должно дополняться многократным просмотром всего процесса в его полном динамическом развитии. Пренебрежительное отношение к рентгеноскопии во многом определяется традициями, укоренившимися в статической фонетике.

Характерным последствием того, что комплексная методика не применялась, было появление трех противоречивых гипотез образования ос-

.новной произносительной единицы — слога. Каждая из этих гипотез учитывает лишь одну сторону речевого процесса, не принимая во внимание остальных. Согласно экспираторной гипотезе (Р. И. Аванесов и В. Н. Сидоров) слог и словесное ударение образуются в процессе выдоха. Сколько выдохов, столько и слогов. В этой концепции основную роль играет энергетическая система. Как изменяется при слогообразовании громкость звука, как перестраиваются спектры и почему слогообразующим обычно является гласный, — все эти вопросы остаются вне наблюдения. Согласно гипотезе сонорности (О. Есперсен) слог возникает вследствие сочетания двух или нескольких звуков разной звучности (сонорности), например, гласного и согласного. Как видно, эта концепция учитывает только спектральный состав речевых звуков, т. е. резонаторную систему, не принимая во внимание энергетическую. Здесь рассматривается только акустический эффект, да и то не полностью; роль речедвижений при образовании слога остается в тени. Наконец, гипотеза мускульной напря-.женности (Л. В. Щерба) рассматривает только эту последнюю сторону явления — артикуляционную. Согласно этой концепции слог образуется в дуге мускульной напряженности, возникающей в надставной трубке. Максимум мускульного напряжения соответствует вершине слога, т. е. гласному. Согласный, стоящий перед гласным, вначале будет слабее, чем к концу, т. е. к моменту вступления, когда согласный усиливается (сильноконечный). Наоборот, артикуляция согласного', стоящего после гласного, будет сильнее в его начале и слабее в конце (слабоконечный). В этой концепции довольно тонко учитывается динамика речедвижений, но акустический результат и речевое дыхание остаются в стороне. Вследствие этого непонятно, почему максимум мускульного напряжения падает на гласный, хотя прорыв затвора на ^смычном согласном, надо- думать, потребует значительно больших мускульных напряжений, чем открытая .артикуляция гласного. Да и само понятие мускульного напряжения, если поставить вопрос об измерении напряжения, остается неопределенным.

Эти три концепции, которые по отдельности как будто учитывают три основные эффекторные системы, все же нельзя объединить, стараясь взять лучшее из каждой, так как одна из них опровергает другую. Соотношение между экспирацией и громкостью звука не прямо пропорционально. Усиливая выдох,: например на а, мы увеличиваем его громкость, но, усиливая в той же степени экспирацию на и, мы всегда получим значительно меньшую громкость этого и, чем а. На разногромкость звуков речи обратил внимание еще Русело. Теперь это явление широко известно, нужно лишь найти ему объяснение и определить роль в общем механизме речи. Гипотеза сонорности как раз и строит свою концепцию, исходя из факта разногромкости звуков речи, в то время как экспираторная гипотеза предполагает зависимость громкости только от силы выдоха. Таким образом, обе эти теории не столько дополняют, сколько противоречат друг другу. Такое же несоответствие обнаруживается и при сравнении гипотезы сонорности с гипотезой напряженности. Согласно первой, вершина сонорности будет вершиной слога. Но очевидно, что слог может образоваться и в звуке однородного тембра, например а. Тогда уже нельзя считать, что вершиной слога будет звук с большим сонорным качеством (ибо тембр один). Приходится допускать, что в таком случае слог образуется или усилением экспирации или нарастанием мускульной напряженности. При таком сопоставлении гипотеза сонорности опровергается со стороны двух остальных. Но и гипотеза напряженности опровергается с двух концов.

Спектр гласного звука обладает большей акустической мощностью, чем спектры большинства согласных, поэтому вершина слога будет зависеть не только от мускульной напряженности надставной трубки, но и от включения голосового генератора. Кроме того, усиление экспирации,

хотя и в более сложном соотношении, чем допускает экспираторная гипотеза, все же вызовет усиление слога. Независимо от этого, группы /мышц/принимающих участие в образовании звуков речи, весьма различны. Очень трудно сравнить или сложить мышечную напряженность, например подъема диафрагмы и раствора челюстей для произнесения а. Едва ли вообще целесообразно искать сумму напряженности совершенно различных мышечных синергии, выполняющих при образовании звука совершенно разные функции. Вопрос следует свести к тому, чтобы узнать нет ли таких специальных мышц, сжатие которых и увеличение напряженности образовало слог. В дальнейшем мы увидим, что такой орган действительно существует и что его напряженность усиливается действительно именно на вершине слога и больше на ударном, чем неударном. Можно удивляться тонкой наблюдательности Л. В. Щербы, который уловил «темные» кинестезические ощущения мышечной напряженности какого-то органа. Однако даже найдя такой орган, объяснить слогоделение без учета речевого дыхания и без исследования изменений в спектрах звука невозможно.

Таким образом, наибольшие методические затруднения, повлиявшие на результаты и теоретические концепции, возникли вследствие того, что не удавалось применить указанные выше четыре принципа комплексной методики.

§ 18. МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АРТИКУЛЯЦИИ

Акустические измерения применяются давно. Техника приемов измерения совершенствуется с каждым годом. В нашу задачу не входит излагать состояние этого вопроса. Стоит только заметить, что современная техника измерений располагает достаточно надежными средствами для того, чтобы: а) записать и воспроизвести речь на магнитофоне с точностью до 8—12 000 герц, б) получить суммарную осциллографическую кривую записи значительных по времени отрезков речи, в) разложить эту кривую на составляющие по основному тону, спектру, интенсивности и длительности. Этих данных вполне достаточно для анализа акустического эффекта речи. Указания на примененную для наших измерений аппаратуру будут даны в следующей главе.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.