Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Вы стали обладателем дворца 34 уровня «Солнечный ветер»




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

— Добрый день, господин Махан! — как только бой завершился, перед нами появилось полупрозрачное существо, смахивающее одновременно и на обезьяну, и на человека, и еще бог пойми на кого. Мне хватило всего нескольких его слов, чтобы понять — передо мной находился Вестник Поднебесной, или, как их называют на своем материке, Рехаджи.

— Позвольте поздравить вас с приобретением такого замечательного замка. Я отправлен Императором, чтобы взыскать с вас налог на имущество. В год, учитывая геополитическое расположение замка, отношение владельца территории к вашему клану, а также уровень самого замка, сумма будет составлять шестьдесят восемь миллионов золотых. По два миллиона за уровень. Есть два способа оплаты — разовый, в таком случае предоставляется дополнительная скидка 5%, либо с разбивкой по месяцам. Какой из способов вам более подходит?

— Если вы не в состоянии выплачивать налог, — продолжил Рехаджи, справедливо расценив мое замешательство как нежелание расставаться с такой огромной суммой. Благодаря ставкам на арене деньги у меня были, но необходимости в замке на чужой территории я не видел. Обеспечить достаточную защиту замка у меня нет возможности, а позволять кому-то снизить уровни моей собственности с 34 до 1, лишив меня, тем самым, шестидесяти миллионов… Настя не поймет такой траты семейного бюджета. — Или у вас нет такого желания, в течение двух месяцев вам будет предоставлена отсрочка для продажи замка на аукционе. Никто не собирается вас неволить. Замок будет продан и вы получите половину вырученной за него суммы. Все просто, прозрачно и законно. Прошу сделать выбор!

— Замок можно транспортировать на наш материк? — Плинто пришел мне на помощь.

— Ответ отрицательный, господин Плинто Кровавый, — с поклоном ответил Рехаджи, ничуть не смущаясь бестактности Разбойника. — Данный замок не обладает способностью перемещения.

— Значит, другие замки обладают?

— Я не уполномочен обсуждать данный вопрос. Моя задача выяснить, будет ли замок пущен на аукцион, или господин Махан вступит в должность владельца?

— Я могу принять решение чуть позже? — уточнил я, желая обсудить покупку с Настей. Может ей «Солнечный ветер» пригодится.

— Сожалею, — Рехаджи отрицательно покачал головой. — Если я не получу ответа через пять минут, замок будет выставлен на продажу. Таковы правила, господин Махан. Параграф…

— Если я стану владельцем замка, я могу заказать услугу по переброске всего, что в нем есть, в Альтамеду? — внезапно мне в голову пришла забавная мысль. Дальнейшее расширение Альтамеды возможно только ее украшением, на что тратить силы, ресурсы и время я сейчас не готов. Но! Если у меня будет под рукой замок 34 уровня, то никто не запрещает разграбить его чуть больше, чем совсем! Если я устрою аукцион, то замок вернется обратно к Биханю, который выкупит его за пару золотых! Щаз! Я по камешкам дворец разберу и забью Императорским камнем и деревом все склады! Мародерство наше все!

— Конечно, такая услуга возможна, — обрадовал меня Рехаджи. — Стоимость услуги будет составлять 2% от стоимости транспортируемых материалов, но не более десяти миллионов. Вы приняли решение?

— Принял. Я оставляю замок себе. Прошу списать деньги с моего личного счета.

— На кой тебе замок? — нахмурился Плинто, как только мы остались вдвоем.

Показав жестом, что отвечу при первой возможности, я достал амулет и набрал Настю.

— Насть, слушай…

— Вы выиграли! Димка, вы выиграли! — из амулета выплеснулся такой поток эмоций, что я не смог сдержать улыбку. Угодить прекрасной женщине всегда приятно, а если эта женщина — твоя жена, приятней вдвойне.

— Насть, стой! Дома все расскажешь, у меня тут Плинто рядом. У меня к тебе поручение — мне нужно уничтожить «Солнечный ветер». Поможешь организовать?

— Я вся внимание, — веселье и радость словно ветром сдуло. Со мной разговаривала прожженная в интригах женщина, которой предложили сделать очередную пакость врагу…

— ДАААА!!! ЕЕЕЕЕ!!! ЭТО ОН!!! — взревела огромная толпа игроков, едва мы вышли из мерцающих дверей арены. Я удивленно поднял бровь — море из игроков простиралось до самой Альтамеды. Казалось, что игроки со всего материка собрались вместе и стараются перекричать друг друга. Над головами игроков виднелись проекция меня любимого, ошарашенно смотрящего куда-то вдаль — Маги формировали комфортный вид задним рядам. Стражники обеспечивали относительную видимость порядка, формируя проходы в людском море и позволяя игрокам передвигаться между зданиями, но за бортом этих проходов творился ад. Толпа пугала.

— Тебе удалось меня удивить, — рядом со мной возник Гераника. Посмотрев на беснующуюся толпу, он ухмыльнулся и указал на игроков рукой: — По-прежнему будешь утверждать, что это не стадо? Ревущее, орущее, жаждущее откровений от своего поводыря… Брр… Кто назовет разумным вот это существо, — Гераника что-то сделал и в паре шагов возникла проекция орущего в исступлении орка. Имя над головой проекции показывало, что предо мной находится игрок, однако ее поведение заставляло в этом усомниться. Орк мотал головой, как скаженный, орал, вознося руки к небу, брызгал слюной, но самым страшным были его глаза — они были безумны.

— Только стадо считает высшей благодатью находиться рядом с потенциальным поводырем. Чтобы затем рассказывать своим внукам про этот «великий» момент. Можешь гордиться, о тебе будут помнить спустя годы. Животные…

Мне нечем было парировать доводы Гераники. С одной стороны нельзя позволять НПС так безнаказанно поносить живых игроков, с другой… Показанные Гераникой проекции были красноречивее любых слов. Назвать людьми эти существа можно было только с огромной натяжкой. Такое ощущение, будто это они победили на арене, а не мы с Плинто. Конечно, нельзя исключать вариант того, что беснующиеся игроки подняли хорошие деньги на ставках, но даже это не могло оправдать безобразного поведения. Разумные люди так себя не ведут.

— Нам пора отправляться, — так и не дождавшись от меня ответа, Гераника протянул руку. — Тебя ждет Медный рудник Прика.

— Плинто, запускайте Альтамеду и передай амулет Насте, — я протянул стоящему рядом Разбойнику средство связи с Настей.

— Запускать? — я успел услышать удивленный вопрос Гераники, прежде чем окружающий мир превратился в клубящийся туман. Прыжок не был похож на телепортацию. Никакого мерцания или видимого портала. Вместо этого перед глазами висела полоса загрузки, которой в Барлионе отмечаются локации, загружаемые в игру впервые. Получается, что рудники находятся вне основных серверов? Быть этого не может — создание Воинов-орков из Шахмат Кармадонта было видно всему игровому миру. Тогда что происходит?

— Я буду тебя ждать здесь, — громогласно произнес Гераника, когда окружающий мир обрел плотность. Повелитель Мрака сложил руки на груди, гордо поднял голову и превратился в статую капитана древнего корабля, идущего прямиком в бурю. Никто и ничто не могло поколебать невозмутимость этого капитана, и точно не отряд стражников-орков, направивших на нас свои пики. На лицах НПС было нарисовано такое отвращение, что я тоже натянул на себя маску невозмутимости. Показывать эмоции перед Имитаторами пенитенциарной системы я не собирался. У системы было три месяца, чтобы насмотреться на мои эмоции вдоволь. Хватит.

— Начальник тебя ждет, порождение Мрака, — с трудом выдавил из себя один из стражников. В окружающем воздухе повисло напряжение. Меня ненавидели. Чисто, открыто и всей душой. Забавно, но мне это даже нравилось — надоело быть паинькой.

— Только дай мне повод, — продолжил выплевывать из себя стражник, практически толкая меня в спину пикой. На мой взгляд, это уже перебор. Какими бы эмоциями не наградили разработчики НПС, всегда должна быть четкая грань между игровым миром и тем, как игрок себя в нем ощущает. Если игра начинает вызывать дискомфорт, то это уже не игра. Не для этого люди уходят в Барлиону с головой — негативных эмоций им и в реальной жизни выше крыши хватает.

— Я явился сюда не для отыгрыша роли! — прокричал я в небо, прекрасно понимая, что за любым моим действием и словом следят служители закона. Доступ на рудники, где пребывают преступники, просто так не проходит. — Прошу отключить внешнее воздействие! Мое пребывание здесь согласовано!

Сказать по правде, я не рассчитывал на то, что ко мне прислушаются и хоть как-то отреагируют. Три месяца рудников выбили из меня все радужное представление о расположившемся среди огромных скал лагере, однако жажда справедливости взяла верх над логикой и разумом. Я здесь не для того, чтобы ощущать на себе Ненависть НПС.

До администрации мы добрались без происшествий. Все заключенные были на руднике, стражники находились там же и только у кузни я на мгновение замешкался. Вместо Райна, забавного гнома, в кузне находился потрепанный жизнью дворф. Практически квадратное туловище, ручищи толщиной с мою ногу, рассекающий половину лица страшный шрам, из-за которого дворф потерял правый глаз, редкие седые волосы, закопченная кольчуга — на Райна это существо не походило никак. Наши взгляды встретились. Дворф поморщился, словно увидел кучу навоза, сплюнул и продолжил молотить по очередной заготовке, выбросив меня из головы.

— Где Райн? — тут же задал я вопрос сопровождающему меня стражнику, однако через мгновение понял, что ответа мне не дождаться. Стражник только ухмыльнулся и указал копьем на здание администрации, в которое мы направлялись. Когда разберусь со всеми заморочками, нужно будет выяснить судьбу этого НПС. Если его не стерли, что маловероятно, так как у него была внучка, а значит и определенная история в игровом мире, нужно будет привлечь гнома на свою сторону. Хороший мастер просто так на дороге не валяется.

Кабинет начальника тюрьмы претерпел мало изменений. Все те же изящные статуи, картины на стенах, большая хрустальная люстра, ковры, резное дерево, тихий ветерок. Единственное изменение — вместо двухметрового Пронто за столом начальника сидел еще один дворф. Новый безымянный начальник Медного рудника Прик.

— Твое прошение было рассмотрено и удовлетворено, — спокойным и вполне рабочим голосом произнес дворф, приглашая занять одно из свободных кресел. Неужели мой крик подействовал? — Заключенный Гартаниленускиус будет доставлен сюда через минуту. Воды?

— Не откажусь, — на столе появилась медная кружка с жидкостью. Работа одного из местных творцов, одетого в полосатую рубашку. — Позвольте вопрос — ранее в кузне работал гном Райн. Где он сейчас?

— Откуда ты его знаешь? — начальник лагеря так явственно напрягся, будто я спросил нечто непозволительное. Пришлось отвечать честно и без утайки:

— Чуть больше года я был одним из заключенных. Райн помог мне встать на Путь творца. Хотел зайти к нему и сказать спасибо, но удивился, не застав его на привычном месте. С ним что-то случилось?

— С ним случилась пенсия, — ответил дворф, облегченно вздохнув. — Уехал к родным.

— Как с ним можно…

— Мы не даем контакты своих бывших сотрудников бывшим заключенным, — резко оборвал меня начальник рудника. — По данному вопросу обращайтесь к Вестникам. Этот вопрос находится в их юрисдикции. Твой собеседник. У вас есть полчаса!

Дверь отворилась. В кабинет медленно вошел шаркающий ногами старик. Я сглотнул. На суде мне довелось увидеть Безпоники, или Сергея Х-ва, как на самом деле звали этого человека, однако за прошедшие месяцы старик сдал. Сильно сдал. Учитывая, что персонаж заключенного является точной копией его реального тела, Сергей состарился лет на сорок, если не больше. Единственное, что напоминало в старике прежнего Безпоники — глаза. Острые, пронзительные, умные и ошеломленные. Как мне показалось, я был последним человеком, которого Безпоники готов был увидеть в кабинете начальника рудника.

— Махан, — кивнул он, усаживаясь в кресло напротив. — Судя по отсутствию робы, ты здесь для того, чтобы задавать вопросы. Начинай.

— Никаких «ненавижу», «ублюдок» и «чтоб ты сдох»? — я не смог удержаться. Сидящий передо мной человек приказал утопить меня в капсуле, поэтому жалости не вызывал.

— Разве ты явился сюда для этого? — печально усмехнулся Безпоники.

— Нет. Мне нужна информация.

— Какая? — Безпоники даже удивился. — Из меня вытащили все, что можно и чего нельзя. Полное сканирование памяти — это тебе не хрен собачий!

— Они вытащили только воспоминания. Мне же нужны твои мысли, — я с трудом удержался от того, чтобы не выругаться. Алекс ничего не говорил о том, что Безпоники просканировали вдоль и поперек. Насколько я помню закон, а я помню его очень хорошо, сканирование памяти инициировалось лично Президентом нашего мира. Никто иной не имел ни права, ни возможности вытаскивать из человека его воспоминания. Правозащитники следили за этим особо тщательно. Вся Барлиона строится на том, что воспоминания нельзя вытаскивать. Вспомнить хотя бы того же Карта, не пожелавшего сдавать своего коррумпированного начальника. Системе было проще посадить человека на десять лет, чем вытащить из его головы доказательства.

— Даже так? Какие же мысли тебе нужны, человече?

— Марина. Расскажи о ней.

— Марина? Она-то тебе зачем? — удивился старик, однако ответил: — Обычный исполнитель. У нее было несколько задач. Первая — собрать базу потенциальных кандидатов. Вторая — затащить их в игру. Третья — сделать так, чтобы кандидаты смогли выйти в игровой мир. Четвертая — коммуникация с нашими людьми в Корпорации. Она не принимала никаких решений. Ты здесь ради нее?

— Да. Ты видел ее в реальности?

— Конечно. Каждую неделю.

— Это она? — я загрузил заранее приготовленную фотографию Роксаны и показал ее старику. Алекс долго не хотел разрешать мне это делать, но мои железобетонные аргументы были убедительны: «я чувствую, что это правильно». На это у него не нашлось контраргументов, поэтому он согласился, махнув рукой и пробурчав что-то вроде «делай что хочешь».

— Да, — Безпоники пронзительно посмотрел мне в глаза. — Я лично отдал приказ о ее уничтожении. Результат приказа мне был продемонстрирован. Мне что-то не известно?

— Именно поэтому я здесь. Марина, которая являлась Свободным художником и за которую выдавала себя только что показанная тебе особа, выглядит вот так, — я загрузил еще одну фотографию и продемонстрировал ее Безпоники.

— Продолжай.

— Девушка, которую ты называл Мариной, на самом деле имеет довольно редкое имя. Прокофьева Роксана. Это ее фотографию я продемонстрировал тебе первый раз и вот что я успел выяснить, — я рассказал о своих поисках правды и встрече с представителями Корпорации.

— О как…, — протянул Безпоники, задумчиво уставившись в окно. — Поэтому ты решил навестить меня и спросить, каким образом я познакомился с ней, так?

— Да. Воспоминания показывают только факт произошедшего, без мыслей, ощущений, эмоций. Мне же сейчас нужны именно они. Откуда взялась Марина?

Медленно, словно нехотя, Безпоники начал рассказ. Согласен, тяжело вспоминать о собственном поражении, однако меня не волновали внутренние переживания старика. Мне нужно докопаться до правды.

Как я догадывался сам, Марину нашли не по объявлению на заборе. Ее рекомендовал один из партнеров, к которому старик обратился за помощью. Восточный партнер. Бихань. Девушку проверили, но никаких подозрений проверка не вызвала. Марина существовала во всех информационных базах, никаких противоправных действий не совершала и она действительно была похожа на девушку с первой фотографии. Благодаря своему энтузиазму и эмоциям Марина буквально за пару месяцев стала «своим» человеком, выполняя особо щекотливые поручения с поразительной для хрупкой девушки четкостью, беспринципностью и жестокостью. Нужно засунуть десяток человек в тюрьму? Не вопрос. Марина втиралась в доверие к жертвам, влюбляла их в себя и заставляла совершить какую-то глупость. Взломать защиту водоканала, украсть ради нее картину, подраться с группой малолеток и сломать одному из них руку. Вариации были разными, но суть их сводилась к одному — все попадали в Барлиону. Мозголомы Безпоники согласовали восемь кандидатур, представленных Мариной, и с тех пор началась грандиозная игра, обернувшаяся не менее грандиозным провалом.

— Выходит, нас выбрал не ты? — удивился я.

— Нет. Я согласовал, но предложение было за ней. Хотя… Знаешь, ты сейчас заставил меня посмотреть на происходящее под другим углом. Вот что я тебе еще расскажу…

Решения по тем, или иным эпизодам принимались на совместном еженедельном совещании. В какой-то момент времени оно начало состоять из трех человек — Безпоники, Хелфаера и Марины. При этом основным идеологом, задающим направление движения, был не старик. Марина. Безпоники даже схватился за голову, когда вспомнил типовое собрание. Марина предлагала варианты, их обсуждали, и в итоге принимались решения, необходимые девушке. Не Безпоники. Марина манипулировала всем процессом! Единственное решение, которое принял старик самостоятельно, было решение избавиться от исполнителя, когда игра подошла к завершению.

— Это даже в скачанной информации есть, — старик посмотрел на меня широко раскрытыми от шока глазами. — Решение о том, что тебя нужно уничтожить, принадлежало ей. Мы никого не хотели убивать! Уже потом, когда ты понял, что находишься в виртуале, я запаниковал и отдал приказ о твоем отключении. Махан, нами манипулировали!

Старик вскочил с кресла и заходил взад-вперед.

— Я знаю, что за нашим разговором следят, иначе Махана сюда просто бы не пустили. Проверьте Роксану! Если Махан прав, то истинный организатор находится на воле! Марину мне посоветовал Бихань, но только после того, как я сам к нему обратился. Он дал мне несколько кандидатур на выбор, поэтому я не думаю, что он стоит за всем этим! Он был заинтересован в уничтожении Феникса! Единственным человеком, оставшимся в выигрыше после всего, что произошло, является…

— Время вышло! — внезапно кабинет начальника рудника исчез, и я очутился рядом с Гераникой. Он продолжал играть роль статуи, у которой даже одежда не шевелилась под ветром, гуляющим по всему руднику. Только по внимательно смотрящим на меня глазам можно было понять, что статуя живая.

— Ты удовлетворен? — громогласно спросил Гераника.

— Полностью, — я до сих пор не мог прийти в себя от всплеска эмоций Безпоники. Он не успел назвать имя, но мне это было не нужно. Я прекрасно знал имя единственного человека, оказавшегося по результатам всего в громадном выигрыше. Имя крутилось на языке и просилось наружу, однако я категорически отказывался произносить его, гоня прочь логику. Это всего лишь эмоции и предположения! Этот человек никогда бы не стал рисковать всем ради вероятной прибыли…

Или стал бы?

 


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7