Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Итоги референдума 24 ноября 1996 г. в Республике Беларусь и реализация его решений





 

Итоги референдума 24 ноября 1996 г. были опубликованы в “Советской Белоруссии” 27 ноября 1996 г. В этот же день был опубликован текст новой редакции Конституции, предложенный Президентом Республики Беларусь А. Г. Лукашенко и получивший абсолютную поддержку народа.

За день до вступления в силу Конституции именно Верховный Совет принял закон
“О республиканском референдуме 24 ноября 1996 г. в Республике Беларусь”[88]

В нем отмечалось следующее.

24 ноября 1996 г. в Республике Беларусь состоялся республиканский референдум по важнейшим проблемам государственной и общественной жизни. Характер вопросов, вынесенных на референдум, их общественная и социальная значимость свидетельствуют о том, что в соответствии с Конституцией Республики Беларусь народ принял решения, определяющие будущее нашего государства.

Референдум 24 ноября 1996 г. проходил в сложной и напряженной политической обстановке. В состоянии политического противостояния оказались отдельные ветви государственной власти, политические партии и общественные объединения. Со стороны противников референдума была предпринята попытка втянуть в этот конфликт и граждан нашей страны.

Народ Республики Беларусь 24 ноября 1996 г. реализовал свое конституционное право на принятие изменений и дополнений Конституции путем обязательного республиканского референдума.

Верховный Совет Республики Беларусь своим постановлением подтвердил, что 24 ноября 1996 г. в Республике Беларусь состоялся обязательный республиканский референдум по проекту изменений и дополнений Конституции Республики Беларусь (новая редакция Конституции Республики Беларусь 1994 г.). Он предложил Президенту Республики Беларусь совместно с Верховным Советом Республики Беларусь принять необходимые меры по реализации решений, принятых на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г., а государственным, общественным и иным органам и организациям, должностным лицам и гражданам Республики Беларусь руководствоваться в своей деятельности решениями, принятыми на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г.



Названный Закон вступил в силу со дня его подписания, т.е. 26 ноября 1996 г.

Читателю, видимо, будет интересно знать, что в России 12 декабря 1993 г. также путем всенародного голосования была принята Конституция, закрепившая государственный суверенитет. Что этому предшествовало? Мягко говоря, прекращение полномочий парламента, его (в целом парламента) неучастие ни в назначении референдума, ни в обсуждении проекта Конституции.

15 октября 1993 г. Президент России издал свой Указ о вынесении текста проекта новой Конституции на всенародное голосование и сам определил специальные правила его проведения. Результаты голосования — за Конституцию России высказалось 23 % от списочного числа избирателей. Она признана в стране и мировым сообществом.

Согласно ст. 143 Конституции в новой редакции, в месячный срок со дня вступления в силу настоящей Конституции Верховный Совет Республики Беларусь и Президент Республики Беларусь формируют Палату представителей из числа депутатов Верховного Совета, избранных ко дню назначения даты проведения республиканского референдума
1996 г. При этом депутаты Верховного Совета Республики Беларусь сохраняют свои полномочия в течение срока, предусмотренного настоящей Конституцией. Срок их полномочий исчисляется со дня вступления в силу настоящей Конституции.

Совет Республики формируется в порядке, предусмотренном статьей 91 настоящей Конституции.

Если в указанный срок состав Палаты представителей не будет сформирован вследствие разногласий между Президентом и Верховным Советом, Президент в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 84 настоящей Конституции распускает Верховный Совет и назначает выборы в Парламент.

Согласно части второй статьи 149 Конституции Республики Беларусь в редакции от 15 марта 1994 г. решение об изменении и дополнении Конституции путем референдума считается принятым (именно принятым и не требующим какого-либо утверждения), если за него проголосовало большинство граждан, внесенных в списки для голосования. За проект Конституции, предложенный Президентом Республики Беларусь, проголосовало
5 млн. 175 тыс. 664 человека, или 70,45 %. В силу существовавших споров и разногласий относительно обязательности итогов референдума (хотя в части второй ст. 149 прежней редакции Конституции и был дан однозначный ответ, а именно: решение считается принятым, если за него проголосовало большинство включенных в списки для голосования), Верховный Совет еще до вступления в силу новой редакции Конституции большинством голосов, как это и требовалось, принял 26 ноября 1996 г. Закон “О республиканском референдуме 24 ноября 1996 г. в Республике Беларусь”[89].Данным законом, как уже отмечено, Верховный Совет подтвердил, что 24 ноября 1996 г. состоялся обязательный референдум по проекту изменений и дополнений Конституции (новой редакции Конституции Республики Беларусь 1994 г.), то есть тем самым актом более высокой юридической силы Верховный Совет аннулировал положения принятого им Постановления от 6 сентября 1996 г. о консультативном характере референдума, да и ранее один из руководителей Конституционного Суда на сессии 5 ноября 1996 г. заявил, что решение этого вопроса находится в ведении Верховного Совета.

С учетом изложенного неправомерны утверждения о том, что Верховный Совет якобы самораспустился, хотя делать это был не вправе, поскольку, по мнению авторов этой точки зрения, для этого необходимо было принять решение большинством не менее 2/3 от избранных депутатов. Нет, в данном случае мы имеем дело не с самостоятельным решением Верховного Совета, касающимся только его, а с итогами референдума, которые затронули все ветви власти.

Напомним также, что Верховный Совет Республики Беларусь 5 ноября 1996 г. принял постановление о внесении изменения в Постановление Верховного Совета Республики Беларусь “О проведении республиканского референдума в Республике Беларусь и мерах по его обеспечению”[90], которым попытался изменить свое решение относительно проведения обязательного референдума по проектам Конституции. Однако вопреки требованию Закона о Верховном Совете дата вступления в силу Постановления от 5 ноября 1996 г. не была определена. Для того чтобы исправить свою ошибку, Верховный Совет на следующий день, то есть 6 ноября 1996 г., принял новое Постановление — “О введении в действие Постановления Верховного Совета Республики Беларусь “О внесении изменения в Постановление Верховного Совета Республики Беларусь “О проведении республиканского референдума в Республике Беларусь и мерах по его обеспечению”[91], которым предусмотрел введение в действие Постановления от 5 ноября с момента его принятия, однако опять допустил ошибку, не указав, с какого момента вступает в силу само Постановление от
6 ноября 1996 г.

Показательно и то, что ряд судей Конституционного Суда, критически настроенных к предлагаемым изменениям Конституции, по существу приняли итоги референдума, обратившись с заявлениями об отставке не к Верховному Совету, а к Президенту, что вытекает из требований новой редакции Конституции.

В соответствии со статьей 143 Конституции право сформировать Палату представителей в результате народного голосования получили Верховный Совет и Президент. Для этого был установлен срок — один месяц со дня вступления в силу Конституции, т.е. до 26 декабря 1996 г.

При этом следует иметь в виду, что Палата представителей могла быть сформирована только из тех депутатов, которые уже избраны ко дню назначения даты проведения республиканского референдума 1996 г., т.е. до 6 сентября 1996 г., когда было принято соответствующее Постановление Верховного Совета Республики Беларусь.

Верховный Совет Республики Беларусь 27 ноября 1996 г. принял Постановление, которым одобрил список депутатов Верховного Совета Республики Беларусь (всего 122 кандидатуры), включаемых в состав Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь[92]. Указанный список был представлен в этот же день на согласование Президенту Республики Беларусь. Президент Республики Беларусь 27 ноября 1996 г. принял Указ № 495, которым на основе поступившего предложения одобрил список депутатов Верховного Совета, включенных в состав Палаты представителей. Данным указом одобрен список в количестве 110 депутатов (см.: Збор указаў Прэзiдэнта Рэспублiкi Беларусь i пастаноў Кабiнета Мiнiстраў Рэспублiкi Беларусь).

Как указано в части первой статьи 143 Конституции, при этом депутаты Верховного Совета сохраняют свои полномочия в течение срока, предусмотренного Конституцией, т.е. еще четыре года (см. ст. 93 Конституции). Срок полномочий депутатов начал исчисляться со дня вступления в силу Конституции, т.е. с 27 ноября 1996 г. Именно с учетом этих требований очередные выборы в Палату представителей и были назначены на 15 октября 2000 г.[93]

Конституционным законом от 12 июня 1997 г. дано толкование части первой статьи 143 Конституции. Согласно ему разъяснено, что под депутатами Верховного Совета Республики Беларусь, сохраняющими в соответствии с частью первой статьи 143 Конституции Республики Беларусь свои полномочия в течение срока, предусмотренного Конституцией Республики Беларусь, имеются в виду только депутаты Верховного Совета Республики Беларусь тринадцатого созыва, которые вошли в состав Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь.

При этом срок полномочий депутатов, вошедших в состав Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, исчисляется со дня вступления в силу Конституции Республики Беларусь и составляет, согласно части первой статьи 93 Конституции Республики Беларусь, четыре года.

Статус депутатов Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва, подавших в месячный срок со дня вступления в силу Конституции Республики Беларусь заявления о желании работать в Палате представителей Национального собрания Республики Беларусь, но не вошедших в ее состав, должен определяться, согласно акту толкования, специальным законом (такой закон, к сожалению, не был принят).

Полномочия депутатов Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва, не изъявивших желания работать в Палате представителей Национального собрания Республики Беларусь и не подавших в установленном порядке соответствующих заявлений, считаются прекращенными со дня вступления в силу Закона Республики Беларусь "О прекращении полномочий Верховного Совета Республики Беларусь тринадцатого созыва"[94].

В части второй статьи 143 Конституции закреплено, что Совет Республики формируется в порядке, предусмотренном статьей 91 Основного закона. В силу того, что соответствующий закон не был принят, и на основании части третьей статьи 101 Конституции Президент Республики Беларусь Декретом № 3 от 11 декабря 1996 г. утвердил Положение о выборах членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь[95]. В настоящее время формирование Совета Республики, как и Палаты представителей, производится в соответствии с Избирательным кодексом.

Возможно, что наиболее приемлемым на переходный период способом формирования палат Парламента был бы тот, при котором обе палаты (не только нижняя палата) формировались из числа депутатов Верховного Совета (их ко дню проведения выборов было около 200 человек). Однако был избран иной путь, обусловленный, на наш взгляд, складывающейся на тот момент ситуацией.

Для того чтобы исключить ситуацию, при которой обе стороны (большинство Верховного Совета и Президент) не нашли бы компромисса и не сформировали Палату представителей, в части третьей статьи 143 Конституции было предусмотрено право Президента распустить в этом случае Верховный Совет и назначить выборы в Парламент.

В соответствии со ст. 144 Конституции Президент Республики Беларусь сохраняет свои полномочия. Срок его полномочий исчисляется со дня вступления в силу настоящей Конституции.

Уже после добровольного ухода части судей Конституционного Суда в отставку после обращения в полном соответствии с новой редакцией Конституции (никто из них тогда и не вспоминал о Верховном Совете 13-го созыва, “оставшемся” из 30 депутатов и затем вдруг возникшем на политической сцене) с соответствующим заявлением на имя Главы государства в Конституционный Суд 23 декабря 1996 г. с письмом обратился Председатель Верховного Совета 13-го созыва С. Г. Шарецкий, который предлагал проверить на соответствие Конституции Республики Беларусь 1994 г. закон “О республиканском референдуме 24 ноября 1996 года в Республике Беларусь” от 26 ноября 1996 г. Однако Конституционный Суд, исходя из того, что новая редакция Конституции уже вступила в силу, а в ней Председатель Верховного Совета как субъект обращения в Конституционный Суд не указан, посчитал невозможным возбудить производство по указанному делу.

Послереферендумный (1996 г.) период отличается определенным “противоборством” депутатов Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва, вошедших в состав Палаты представителей, и теми, кто не посчитал для себя приемлемым работать в ней и не подавал об этом заявление. Число депутатов, оставшихся в оппозиции к власти, — около 30. Была предпринята по решению этих депутатов попытка в мае 1999 г. провести выборы Президента Республики Беларусь. Однако она оказалась безуспешной, т.к. народ эту идею не поддержал. Обратим также внимание на то, что 6 апреля 1999 г. Палата представителей приняла весьма символичное и значимое Постановление[96]. В нем депутаты Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва, вошедшие в состав Палаты представителей и сохраняющие свои полномочия в соответствии со статьей 143 Конституции Республики Беларусь с изменениями и дополнениями, принятой на референдуме, отметили следующее.

На республиканский референдум 24 ноября 1996 г. выносились два альтернативных проекта новой редакции Конституции Республики Беларусь. Один проект вносил Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко, второй — группа депутатов Верховного Совета Республики Беларусь. За новую редакцию Конституции Республики Беларусь, предложенную Президентом Республики Беларусь, проголосовали 5 175 664 человека, против — 689 642 человека. За проект Конституции Республики Беларусь, предложенный группой депутатов, проголосовали 582 437 человек, против — 5 230 763 человека.

Законом Республики Беларусь от 26 ноября 1996 г., принятым большинством депутатов Верховного Совета Республики Беларусь, подтвержден обязательный характер итогов референдума.

Конституционным правом назначения выборов Президента Республики Беларусь, согласно пункту 3 части первой статьи 97 Конституции Республики Беларусь, обладает исключительно Палата представителей Национального собрания, которая в соответствии со статьей 143 Конституции Республики Беларусь сформирована из абсолютного большинства депутатов Верховного Совета 13-го созыва. Полномочия депутатов Верховного Совета Республики Беларусь, не подавших своевременно заявления о включении в Палату представителей Национального собрания, являются в соответствии с Конституцией Республики Беларусь и действующим законодательством прекращенными.

В этой связи любые попытки подменить конституционно созданные органы государственной власти иными структурами, самовольно присваивающими себе эти функции, являются антиконституционными и антизаконными.

Пятилетний срок полномочий Президента Республики Беларусь в соответствии со статьями 141 и 144 Конституции Республики Беларусь исчисляется со дня вступления в силу Конституции Республики Беларусь с изменениями и дополнениями, принятой на республиканском референдуме 24 ноября 1996 г.

Новые выборы Президента Республики Беларусь будут назначены в соответствии со статьями 81, 97, 141 и 144 Конституции Республики Беларусь Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь.

Таким образом, 110 депутатов Верховного Совета, работающие в Палате представителей, обратили внимание не только на правовую сторону данной проблемы, но и прямо указали, что “полномочия депутатов Верховного Совета, не подавших своевременно заявления о включении в Палату представителей Национального собрания, являются в соответствии с Конституцией Республики Беларусь и действующим законодательством прекращенными”.

В 2000 году были проведены прямые выборы в Палату представителей и к апрелю 2001 года эта палата Парламента начала работу в полном составе. Последнюю избирательную кампанию отличает высокая активность избирателей (участвовало более 50 % от списочного состава).

В мае 2001 года состоялось Второе Всебелорусское народное собрание, решения которого имеют важное значение для дальнейшего развития нашего государства.

Требуют своего более пристального анализа процессы становления белорусского государства не только в плане юридического закрепления его суверенитета (принятие Декларации, Конституции и других важнейших юридических документов), но и постоянная, весьма кропотливая работа органов государственной власти по развитию экономических и социальных отношений в 90-е годы ХХ столетия, деятельность первого Президента, палат Парламента, Правительства, Конституционного Суда Республики Беларусь в этот период. Однако это предмет самостоятельного исследования.

В настоящее время страна готовится к очередным выборам Главы государства, которые должны пройти на демократической основе как свободные и честные выборы. От их результатов будет многое зависеть — по какому пути пойдет дальше наше государство, что станет приоритетным, будет ли народ субъектом власти. На эти и другие вопросы ответы мы узнаем в самое ближайшее время.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Исторический путь, который прошла Беларусь в конце ХХ столетия, имеет определяющее значение для ее судеб в новом столетии и тысячелетии.

В нашей стране мы уже прошли конфликтную фазу в плане осознания необходимости перехода от советской модели к демократии (реальному народовластию) (конец 80-х — начало 90-х гг.). В настоящее время мы имеем дело с выработкой, апробацией демократических правил, по существу идет их постепенное утверждение в государстве, обществе, сознании граждан. Движение в данном направлении было бы наиболее продуктивным при достижении компромисса, если не между “полярными” политическими силами, то между теми, кто ближе к центру, нежели дальше от него. К сожалению, водораздел проходит не только “по конституционному” тексту, но и в сфере внешнеполитических и внутриполитических приоритетов, хотя ради торжества народовластия, укрепления суверенитета можно “поступиться” если не всеми, то многими принципами.

Для белорусских реалий возможно наиболее эффективным способом движения к народовластию являлся бы отход сил, стоящих в оппозиции к власти, от радикализма и переход к конструктивному сотрудничеству. Опыт последних пяти лет свидетельствует в пользу этого, подтверждением этому является и российская действительность.

Беларусь провозглашена в качестве демократического государства. Для демократического государства характерно полновластие народа, реализация идеи народного суверенитета. Суверенная воля народа проявляется прежде всего через участие в выборах, референдумах (причем не только общегосударственных), обсуждение важнейших вопросов государственной и общественной жизни. Убежден, что народные голосования не исчерпали себя. Несмотря на всю критику проводимых не только в Беларуси, но и, например, России, Украине, референдумов (причем по очень сходным вопросам), за данным институтом непосредственной демократии будущее. Конечно, народ должен не отвергать, а принимать правление “лучших”, но и сам он, движимый политическим правосознанием, обладающий им, может принимать достойные решения.

Не обязательно для развития демократии необходима такая политизация, которая сопровождается острыми конфликтами.

Важнейшей проблемой политико-правового развития Беларуси, других стран молодой демократии является конституционный процесс, его адекватность потребностям общественного развития. Ведь правовые нормы могут как содействовать прогрессу, так и сдерживать общественное развитие.

Конституция необходима любому современному государству, претендующему на статус демократического и правового. Конституция принимается для ограничения государственной власти, определения функций и компетенции государственных органов, закрепления прав и свобод человека и гражданина.

Именно демократическая Конституция признается во всех современных государствах в качестве основного, связующего элемента всей правовой системы. Вокруг Конституции развивается все законодательство, которое должно чутко улавливать потребности общественного развития. В то же время следующим важнейшим юридическим свойством Конституции является ее верховенство и непосредственный характер действия. Иногда раздаются утверждения, что для исполнения конституционных норм их необходимо продублировать в законе или ином нормативном акте. Однако это не что иное, как архаичный взгляд на Конституцию, когда Основной Закон рассматривался в качестве пустой декларации, когда правоприменители, в том числе и суды, даже не пытались делать ссылки на нормы Конституции при принятии решения. От такого подхода к оценке Конституции необходимо отказываться. Она — ядро правовой системы. К сожалению, немало и среди юристов тех, кто считает, что для конституционных норм не характерно непосредственное действие. Отмечу при этом, что само понимание конституционных норм может меняться с учетом изменений в политической, экономической и социальной сферах.

Конституция является тем рычагом, используя который можно преобразовывать общество в нужном направлении.

В мире в настоящее время намечаются две тенденции — глобализация и регионализация. Первая из них уже сейчас доминирует. В Конституции Республики Беларусь, как и в большинстве современных Конституций стран молодой демократии, зафиксирован приоритет общепризнанных принципов международного права, т.е. юридически сформулированных исходных начал “общемирового” права, влияющего на понимание национальных конституционных норм, их объем и содержание. Влияние “общемирового” права будет расти и углубляться.

Общепризнанными основными идеями современного конституционализма являются, приоритет прав человека, сбалансированный, оптимальный подход к обеспечению прав человека и общества, народовластие, разделение властей, верховенство права, политический плюрализм, многообразие форм собственности. Все это есть в Конституциях Беларуси.

17 марта 1991 г. состоялся референдум о сохранении СССР. Несмотря на все споры, а также спекуляции вокруг этого вопроса, остается фактом поддержка абсолютным большинством граждан наших республик идеи сохранения СССР. В Беларуси за сохранение СССР высказалось 83 % от принявших участие в голосовании (6 млн 127 тыс.).

Конечно, до названного референдума были приняты декларации о государственном суверенитете, но они носили не столько юридический, сколько политический характер. (В России — 12 июля 1990 г., Украине — 16 июля 1990 г., Беларуси — 27 июля 1990 г.). Кстати, Беларусь из 15 республик была в золотой середине, она приняла Декларацию восьмой.

Затем развал СССР — значительную помощь в этом оказали события августа 1991 г., а завершили беловежские соглашения (8 декабря 1991 г.).

Почему я остановился на этих событиях? Потому что речь идет о правовых аспектах становления наших государств. Верховный Совет Украины 24 августа 1991 г. принял Постановление, которым провозгласил независимость Украины, объявил ее территорию неделимой и неприкосновенной, закрепил, что силу на ее территории имеют только Конституция и законы Украины.

24 августа 1991 г. Верховный Совет Украины решил еще один важный вопрос, а именно: провести 1 декабря 1991 г. республиканский референдум в подтверждение акта провозглашения независимости. Народ Украины высказался за независимость, тем самым была подтверждена легитимность Постановления Верховного Совета о суверенитете Украины.

В России 12 декабря 1993 г. путем всенародного голосования принята Конституция, закрепившая государственный суверенитет.

Что произошло в Беларуси? В правовом аспекте, если исходить из идеи, что народ — это не только источник, но и субъект власти, результаты мартовского 1991 г. референдума не были полностью “перекрыты” до референдума 24 ноября 1996 г. Можно утверждать, что лишь косвенным образом это было сделано на майском 1995 г. референдуме и выборах в том же году Верховного Совета. Если занимать эту позицию, тогда “сомневающимся” в правомерности итогов референдума 1996 г. следует признать, что всенародные выборы в Палату представителей в 2000 — 2001 гг. также дали ответы на все вопросы о легитимности действующей редакции Конституции.

Конституционному кризису 1996 г. предшествовало много событий. Много есть желающих упрекать только Президента Беларуси в его возникновении. Я стою на позиции, что, по крайней мере, обе стороны внесли свой вклад в его развитие.

Несколько фактов. Сразу после принятия 15 марта 1994 г. Конституции Верховным Советом не были назначены новые выборы в Парламент. Обладая монополией на власть с июня 1990 г., он продолжал действовать как монополист и после принятия Конституции. Например, еще 1,5 — 2 года, уже после избрания Президента именно Председатель Верховного Совета продолжал подписывать постановления о введении в действие законов; международные договоры вопреки требованию Конституции ратифицировались не законами, а постановлениями, которые подписывал Председатель Верховного Совета. Во всем этом легко убедиться, почитав Ведомости Верховного Совета того периода.

Выборы вопреки требованиям Конституции были назначены на май 1995 г. Даже если не учитывать то, что автором будет сказано ниже, их следовало проводить в феврале — марте того же года. Тем самым вольно или невольно Парламент продлил свои полномочия из-за неявки избирателей на участки, что можно было смело прогнозировать и что в конечном счете и произошло. Только к концу 1995 г. было избрано необходимое число депутатов, и первая сессия Верховного Совета начала свою работу в январе 1996 г. По существу Верховный Совет за счет таких “манипуляций” незаконно продлил свой срок полномочий на 2 года. Почему на 2 года? Да потому, что еще в октябре 1992 г. он принял Постановление о необходимости ускорения конституционных преобразований, в котором указал на то, что Конституция будет принята в 1993 г., а в марте 1994 г. будут проведены выборы в Верховный Совет. Данное Постановление явилось “продуктом” компромисса между большинством Парламента и 450 тысячами граждан, высказавшимися в 1992 г. за проведение референдума о досрочном роспуске Парламента и выборах на основе закона, подготовленного оппозицией БНФ в Верховном Совете.

Названное Постановление Верховного Совета так и не было отменено, а для правового государства основным требованием является его “связанность” собственными решениями. При этом хочу отметить, что к концу мая в результате повторного голосования было избрано 119 депутатов; по моим расчетам для начала работы достаточно было и 116. Об этом я высказывался еще летом 1995 г. (см. “Свободные новости”. 1995. 11 авг.). Тогда это не было с пониманием воспринято, в том числе и теми, кто сейчас полагает, что 30 — 40 депутатов могут представлять Верховный Совет.

Была ли возможность принятия Конституции ранее марта 1994 г.? Несомненно. Эгоистические интересы, неопределенность перспектив относительно того, кто займет пост Президента тормозили конституционный процесс. Существовавшие споры по содержанию отдельных статей проекта можно было снять, в том числе и путем вынесения на референдум. (Кстати, проект Конституции Беларуси, подготовленный к концу 1991 г., многие принципиальные положения которого сохранилась и в последующем, был использован в качестве основы для Конституции Туркменистана. Какой там политический режим участники конференции знают, и это свидетельство того, что сама по себе Конституция решает многое, но не все).

Не сняла, а усилила обострение отношений позиция Верховного Совета относительно направленного ему Президентом на рассмотрение весной 1996 г. проекта закона о внесении изменений и дополнений Конституции. Данный законопроект в нарушение Конституции даже не был рассмотрен, что было признано ошибкой в 1999 г. экс-спикером М. Грибом. У Президента оставался один путь — обращение к народу, что происходит обычно и в других странах (России, Украине) в кризисные периоды.

Референдумом как институтом непосредственной демократии следует пользоваться весьма осторожно. Но именно народ всегда решал и будет решать наиболее важные вопросы государственной и общественной жизни. Опыт Европы в этом убеждает. Обычно в цивилизованных странах никто не претендует на роль редактора воли народа после проведенного референдума по тексту Конституции. Только в современный период путем народного голосования Конституции были приняты во Франции, России, Польше, Эстонии, Литве, восточных землях объединенной Германии.

Именно народ должен решать наиболее важные, судьбоносные вопросы. Эта позиция автора неизменна с начала 1990-х гг. В 1992 г. мной высказывалось мнение в пользу проведения референдума по вопросу о доверии к Верховному Совету и закреплении этого права в Конституции (Народная газета. 1992. 13 июня). Положение о досрочном прекращении полномочий Верховного Совета на основании референдума, к сожалению, было изъято из проекта Конституции. (Оно появилось там после отказа Верховного Совета назначить в 1992 г. референдум, инициированный БНФ. После этого появились оценки Верховного Совета как нелегитимного органа.) Тем самым был “задраен” тот клапан, через который можно было “стравить” в 1996 г. накопившийся пар и не прибегать к принятию новой редакции Конституции. Кстати, и в 1995 г. Верховный Совет Беларуси сделал все, чтобы в Конституции не было предусмотрено право досрочного прекращения полномочий парламента. Возможно, не следовало предусматривать его роспуск по причине нарушения конституционных норм, так как в результате законотворческой деятельности это может случаться (на то и существуют Конституционные Суды, чтобы поправлять ситуацию); более оптимальным было бы решение этого вопроса (имеется в виду роспуск Парламента) по причине отказа в доверии правительству либо выражения ему недоверия. Ведь новые, имею в виду досрочные выборы, исходя из интересов нормального функционирования государственно-правового механизма, могут быть и благом. Да, в этом случае затрагиваются интересы конкретных людей (депутатов). Им нужно пройти вновь через избирательные кампании. Но избиратели в результате определяют свое отношение к Парламенту, и оно не всегда может быть в пользу Президента, инициировавшего роспуск Парламента (пример — Франция). Интересно, что в 1995 г. без проблем прошло в Верховном Совете решение вопроса о народном голосовании по символике, государственному статусу русского языка, но как трудно решался “главный” вопрос — о праве досрочного прекращения полномочия парламента.

Не вдаваясь во все перипетии подготовки и проведения референдума 1996 г., отметим, что еще раз “закрыл” все вопросы закон от 26 ноября 1996 г., принятый именно Верховным Советом, подтвердившим обязательность итогов народного голосования.

Значение итогов референдума 1996 г. состоит не только в обновлении текста Конституции, но и в выражении народом своей воли строить суверенное государство, это важно и с точки зрения правовых итогов референдума 1991 г.

Прошедший в 2000 г. в Украине референдум и развернувшиеся после него события свидетельствуют о том, что в странах молодой демократии, к каким можно отнести Беларусь, Россию и Украину, государственно-правовой механизм только “притирается”, не всегда власти и те, кто находится к ним в оппозиции, могут найти оптимальный выход из создавшейся ситуации. В некоторых случаях государственные органы, должностные лица, представители институтов гражданского общества “плохо слышат” волю народа, его настроения. Помочь им в этом может не только разъяснение принципов и норм Конституции, законодательства, но и становление и развитие института конституционно-правовой ответственности.

Именно в странах молодой демократии конституционно-правовая ответственность приобретает особую актуальность, так как формирование норм данного института и последующее их правильное применение способно наименее болезненно разрешить политический кризис, своевременно обновить государственные органы (например, парламент, правительство) с тем, чтобы не обострять ситуацию до такого противостояния, когда выход из нее возможен только с использованием силы.

Конституционно-правовая ответственность — не умозрительная абстракция. Ее обоснование и развитие необходимо для стабильного развития государства, защиты демократического конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина. Конечно, установление конституционно-правовой ответственности прежде всего необходимо для формирования чувства ответственности власти перед народом и страной. Истоки этой ответственности в осознании того факта, что предоставленная сама себе власть может причинить огромный вред.

Этим же обусловлено и внедрение системы сдержек и противовесов в государственно-правовой механизм той или иной страны. Он не был сбалансированным в Конституции Беларуси от 15 марта 1994 г., так как концепцию Основного Закона определял Парламент, не было, в отличие от других стран, фигуры (Президента), которая бы отстаивала и интересы других ветвей власти. Наделив, например, Президента “царскими” полномочиями, Верховный Совет не забыл наделить такими же полномочиями и себя.

В заключение отметим, что любой опыт полезен для государства и общества. Будем рассчитывать, что путь, пройденный Беларусью в последнее десятилетие, явится залогом ее стабильного развития и процветания.


[1]Лукьянoв А.И. Развитие закoнoдательства o сoветских представительных oрганах власти. М., 1978. С.117,175.

[2]Кoвешникoв Е.М.,Шафир М.А. Правoвoе регулирoвание всенарoдных oбсуждений в СССР // Сoветскoе гoсударствo и правo. 1988. №1. С..5.

[3]Чурина А.И. Референдум и всенарoдные oбсуждения: их сooтнoшение // Гoсударственнo-правoвые аспекты демoкратизации сoветскoгo oбщества. М., 1990. С.35.

[4]Чурина И.А. Указ. соч., с.5; см.также: Кoвешникoв Е.М., Шафир М.А. Указ.соч., с.11.

[5]Кoтoк В.Ф. Референдум в системе сoциалистическoй демoкратии. М., 1964. С.87—92.

[6]Чурина И.А. Указ.соч., с.36.

[7]Там же.

[8]Там же. С.39—40.

[9]Там же. С.5.

[10]Кoвешникoв Е.М., Шафир М.А. Указ. соч., с .6.

[11]Кoвешникoв Е.М., Шафир М.А. Указ. соч., с. 10—11.

[12]Кoтoк В.Ф. Указ. соч.; Кабышев В.Т. Прямoе нарoдoвластие в Сoветскoм гoсударстве. Саратoв, 1974.

[13] Маклакoв В.В. Референдум в буржуазнoм гoсударстве. // Правoведение. 1975, № З. С .97; см.также: Калмыкoв Ю.Х. О прoекте Закoна o пoрядке прoведения всенарoднoгo гoлoсoвания /референдума/ в СССР: Дoкл. Калмыкова Ю.Х. на IY съезде нар. депут. СССР //Известия. — 1990. — 25 дек. — С.2.

[14] Референдум: "за" и "прoтив". // Челoвек и экoнoмика. 1991. № 2. С. 16.

[15] Маклакoв В.В. Указ. соч., 1975. № З. С. 968.

[16] Там же.

[17] Маклакoв В.В. Там же. С. 97—98.

[18] Кряжкoв В.А. Развитие институтoв непoсредственнoй демoкратии в сoвременный периoд // Сoветскoе гoсударствo и правo. 1988. № 9. С. 21; Скуратoв Ю.Н. Система сoциалистическoгo самoуправления сoветскoгo нарoда. Свердловск. 1987.

[19] Кoнституция Швеции, например, речь идет o сoвещательных референдумах (гл. YIII).

[20] Трайнин И.П. Механизм немецкo-фашистскoй диктатуры. Ташкент, 1942; его же. О непoсредственнoм нарoднoм закoнoдательстве в капиталистических странах // Сoветскoе гoсударствo. 1937. № 1—2; Маклакoв В.В. Указ.соч.

[21] Тахтарев К. От представительства к нарoдoвластию. Спб., 1907. С. 42.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.