Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

настоящий обзор носит чисто ориентационную направленность, не претендует на всеобъемлемость материала и не гарантирует читающего от попадания в неприятности




Для вашего удобства мы включили в обзор некоторые данные о происхо­ждении схем и характерные примеры их воплощения. Для начала отметим, что ничто не проистекает из ничего. В нас живут богатые теневые традиции. Возможно, вас заинтересу­ет, что уже в 70-х годах годовой оборот теневой экономики оценивался в 60—80 млрд. руб­лей. На конец 1989 г., по данным МВД, мы имели уже порядка 150 млрд. рублей черного нала, что обеспечило, по некоторым оценкам, включение СССР в число двенадцати стран мира с самой развитой теневой экономикой

ПСЕВДОДЕЛОВЫЕ КОМБИНАЦИИ

1. «Скрытая продажа»

Схема получила распространение в эпоху зарождения Совместных Пред­приятий (joint venture) в России, что согласно нашей классификации совершенно точно соответствует сфере слабой компетентности жертвы. Цель комбинации — продажа залежало­го или бывшего в употреблении товара. Исполнение — взнос в уставный фонд СП имуще­ства в физической форме (станки, оборудование, сырье, материалы, ноу-хау и проч.) с по­следующим отзывом внесенной доли в денежном выражении. Поскольку первые СП очень часто со стороны россиян гарантировались вышестоящими ведомствами, министерствами и главками — проблем с истребованием долга у злоумышленников не было. Российский парт­нер в итоге оказывался с разбитым корытом, купленным по цене двух-трех новых.

2. Обман партнера

занижение дохода

Часто принимает форму элементарного «левака на сторону», когда реали­зация проходит налом минуя бухгалтерию и контроль со стороны партне­ра. Типичный пример — аренда оборудования на паевых условиях с соб­ственником. Почти всегда левые доходы купируются арендатором в убы­ток арендодателю.

завышение расходов

Формула «оплатим личные расходы из общественной кассы» показательна в плане отношения к партнерству как к синекуре, обеспечивающей лич­ное благоденствие. Рассматривая пайщиков любого АО в качестве финан­совых партнеров, какими они формально и являются, нетрудно видеть по­всеместные примеры личных услуг, оказываемых самим себе со стороны высшего эшелона любого АО. Мы еще не встречали исключения из этого правила. Вопрос в форме и величинах.

утаивание дохода

Злонамеренный партнер может осуществлять продажу предоставленного ему имущества, чаще всего товара, собственной дочерней фирме по зани­женной цене. Истинная величина дохода искажается, ограничиваясь це­ной продажи дочерней фирме, формально претензии предъявить не за что.

ничтожные сделки

Один из самых распространенных видов псевдоделового сотрудничества, связанного с обманом, — всевозможные варианты товарных ссуд, при которых товар или выручка от его продажи пополняет оборотные средств злоумышленника и дополнительная прибыль с такого оборота попадает исключительно в его карман. Ссуда может быть в итоге возвращена, обязательства формально выполнены. С одной лишь оговоркой — собственник имущества поимел намного меньше, чем мог бы.

4. Невыполнение обязательств

Поскольку совбизнес изобилует всевозможными нарушениями обязательств, мы говорим сейчас о сознательном поступке нарушителя, при котором он изначально намерен обмануть партнера или контрагента Самые распространенные невыполнения обязательств представляют собой несоблюдение графиков поставок, выполнения рабе и платежей

Несоблюдение поставок, как типичная форма лжебизнеса, может проявляться в виде поставки некачественного товара, недопоставки в требуемом количестве, поставке иного незаказанного. Про неплатежи и невыполнение работ даже говорить не хочется.

5. Деловой рэкет (неконкурентное поведение)

Деловой рэкет на заре рынка выглядел как принуждение предприятий исполнению невыгодных обязательств путем оказания на них давления со стороны вышестоящих инстанций. Обычно появлялся какой-нибудь циркуляр, внутриведомственный акт, распорядительное письмо. Так, в одном деле нашему заказчику пришлось свернуть проект не солоно хлебавши на этапе последних подписей учредительных документов о создании CI Расследование показало, что причины немотивированного отказа российской стороны лежали в министерском циркуляре

Ныне деловой рэкет приобретает цивилизованные рыночные черты, что впрочем, не меняет его содержания.

некое НИИ имеет в структуре своего имущества добротные строения. Фирма ВВ, положив на. них глаз, начинает готовиться к рэкету. Арендуется на очень выгодных условиях часть помещении центрального здания НИМ, заводится агентурная сеть среди сотрудников Очень скоро по «чумовым» йенам начинается тихая скупка акций НИИ через его же сотрудников — «агентов влияния» (на самом деле высокими цены были только для тех, кто продавал акции. Как впоследствии оказалось, цена не дотягивала и до пятнадцати процентов реального денежного обеспече­ния). В одно прекрасное утро руководство фирмы ВВ ставит в известность директорат института о том, что владеет контрольным пакетом акций. «Без претензий на смену управления» предлагается полюбовно обменять часть зданий НИИ на возвращение акций, что почти без раздумий и бы­ло сделано В итоге ВВ благодаря «цивилизованному» рэкету скупила стро­ения за пятнадцать процентов их рыночной стоимости.

МОШЕННИЧЕСКИЕ СХЕМЫ

1. Злоупотребление служебным положением

Относится к традиционным корыстным преступлениям, прекрасно известным эпохе застоя. Этой же эпохой и стимулируемым, ибо по официальной статистике 90-х гг. до 70 npoцeнтов преступлений в сфере экономике не выявлялось, 95 процентов взяточников и «хищников» оставались безнаказанными.

Сегодня наиболее типичен классический вариант «преступного сговора», котором за разовую взятку или боковики (отстежки) на постоянной основе руководи-• предприятия отпускает товар своему подельнику по заниженной цене, а покупает у него по завышенной.

2. Хищение материальных ценностей

Хищение матценностей свойственно в первую очередь наемному персона­жу. Понятия «хищение» в нашем УК вы не найдете. Ближайшие аналоги — это «кража» (ст. 89), понимаемая как тайное похищение имущества, основным признаком которого яв­ляется скрытный, незаметный другим, способ изъятия имущества. Чуть ближе по духу «присвоение» (ст. 92) — незаконное завладение вверенным имуществом. Богаты наши тра­диции в этом вопросе. «Несуны» в застой умудрялись выносить на своих плечах и прочих частях тела до трети черного оборота страны. Известны и расхитители в белых халатах, и «энергоносители», ворующие электричество, газ, тепло и проч. Несколько обособленно выглядит «растрата» — ситуация, когда вверенное имущество продается, безвозвратно истра­чивается или потребляется. Б наших нынешних условиях, без сомнения, все это не только осталось, но и расширяется.

3. Подтасовка и фальсификация бухгалтерской отчетности

Наиболее распространенным видом мошенничества со стороны руководи­телей и владельцев фирм является фальсификация первичной отчетной документации. Обыч­но это — закрывание дутых нарядов на объемы невыполненных работ, несовершенные гру­зоперевозки. Чтобы был более понятен размах дела, напомним, что массовые приписки эпо­хи «рашидовщины-адиловщины» оценивались только доказанной частью в 4 млрд. рублей. Тех самых рублей, которые стоили больше доллара.

4. Приписки

Рынок не стремится к тому, чтобы утратить преступные МОД прошлого. Это очень хорошо видно на примере приписок. Очковтирательство не сильно преследова­лось в бывшем СССР, доказательством чего служит статистика Верховного суда 90-х годов:

5 процентов руководителей были привлечены к дисциплинарной и административной ответ­ственности за приписки, и лишь 1 процент — к уголовной. По некоторым данным объем приписанных сумм составлял 4—5 процентов валового общественного продукта, что напри­мер, в 1987 г. составляло около 65 млрд. рублей. В сегодняшнем бизнесе приписки по-преж­нему — совершенный инструмент овладения чужими деньгами.

5. Инвестиционные аферы — «пирамиды»

Не будем тратить на них внимание, отметив только одно чисто россий­ское качество. Если уж делаем что-то — всем миром. Карло Понци, автор пирамидных афер, нажил на них порядка 20 млн. долларов. «Властилина» Соловьева только по данным газет — 200. Видимо, то, что копилось десятилетиями, нашло себе выход. Треугольник сложился. Чтобы не было иллюзий, поясним: по данным Госкомстата, за 1989 г. было продано товара и оказано услуг на 30,9 млрд. руб. больше, чем население получило чистых денег на руки за три квартала. Наивно полагать, что этого никто не видел. Посему как только сложились „внешние условия — пирамиды не заставили себя долго ждать.

6. Банковские аферы

Бойко развивающийся сегмент криминального рынка. Диапазон мошен­ничества простирается от получение необеспеченных кредитов («бланк») до мегалроектов типа широко известных фальшивых авизовок. До классического кайтинга дело дойдет еще не скоро, но системы «партнерских кредитов» раскручиваются вовсю.

 

7. Несанкционированное обращение партнерского имущества

Сдача партнерского оборудования в аренду и субаренду, продажа инвентаря, организация подпольного производства за спиной партнера.

8. Финансовые аферы

Параллельная деятельность весьма характерно представлена в формах ис­пользование не по назначению целевых ссуд и вкладов (банковских я партнерских) и «проедания» партнерских ссуд и займов.

9. Получение страховок

Мошенничество в страховом деле сводится в получению необоснованный выплат страхового вознаграждения путем инспирирования страховых случаев. Также исполь­зуется для отмывки денег под видом страхования сотрудников.

КРИМИНАЛЬНЫЕ МОД

1. МОД: вымогание искусственно созданных долгов («развод»)

Механизм подставки под санкции зародился в откровенно криминально среде, пользовался там большим распространением и почти без изменения перекочевал в ча­стный сектор бизнеса, особенно в его «черную» часть.

Виктимологические характеристики потерпевшего часто сводятся к стан­дартному набору: высокая степень рисковости, жадность, отсутствие деловой стратегии раз­вития, часто запятнанная репутация, что пресекает обращение к правоохранительным орга­нам

Стандартная технология выглядит таким образом- сначала объекту дают возможность заглотить наживку, камуфлируя при этом весьма вероятное невыполнение им обязательств и обходя вниманием остроту ответственности Вторым актом идет буксование объекта при выполнении своих обязанностей, причем часто явно инспирируемое мошенни­ком, третьим актом следуют прессинговые меры по выбиванию штрафов и санкций.

гипер-пример

Акт первый: « — Алло, Петрович, привет. Узнал? Помоги с железом Надо-то всего 22 тысячи тонн, у тебя, я знаю, есть каналы — за нал по любой цене возьму, не обижу: Попробуешь? Лады» Акт второй « — Алло, Петрович, где железо, я не понял?! Я жду… Как это не можешь?! Ты что, не мужик, обещал — делай! Два дня тебе еще даю». ( По внутреннему селектору. — Миша, как там дела у Петровича? Ты все сделал — хоккей? Ну будь...)

Финал: « — Так, Петрович. Из-за, тебя я угорел на двадцать семь единиц. Завтра подгонишь мне свою «99» к двенадцати, в двенадцать тридцать нас ждет нотариус. Прислать к тебе Мишу, чтоб объяснил за что ?!!»

Аналогично разыгрывается спектакль в ситуации с посредником—юридическим лицом.

фирме А поступает коммерческое предложение. «Предлагаем мочевину в количестве 40 тысяч тонн по пене 164 ЮС долл./тонна» Очень скоро — редкая удача! — «случайно» появляется постороннее третье лиуо — покупатель, который хочет купить 20 тысяч тонн мочевины по 160 ЮС дола, Посредник реагирует: долго и трудно «ломает» продавца на постав­ку 20 тыс. тонн по иене как за 40 и покупателя на. уену в 167. Потом ра­достно и споро готовит два контракта, один — с продавцом, где в том чис­ле, фиксируется стандартный процент стоимости контракта в виде штра­фа за непоставку, второй, как вы уже догадываетесь, почти аналогичный первому, с покупателем. А вот в нем покупатель настаивает из 10 процен­тах штрафа: «Мы вам уступили в йене, что еще надо?» М сумма второго контракта больше на величину интереса посредника.. Посредник — не ду­рак, бежит подстраховаться. Опускает поставщика на 10-лроуентныи штраф. Уламал-таки, уф... После подписания контрактов сценарии триви­ален. Про поставку можно забыть, поставщик заверяет в готовности уп­латить свои штраф посреднику, «только вот деньги подойдут», а за посред­ника основательно берется покупатель. Его штраф составляет 334 тыс. долларов, из них лично посредник угорел на 6 тыс. ЮС долл., теоретиче­ски 328 тыс. он должен получить с поставщика. Дело кончается «компро­миссом»: посредник компенсирует свою часть обязательств имуществом на 6 штук зеленых, а разборку с поставщиком любезно берет на. себя ко­нечный покупатель, чем окончательно выводит из дела посредничка, у ко­торого отбирается не только имущество, оцененное по бросовым ценам, но и любые исковые права.

Этим примером мы хотим продемонстрировать не столько достаточно примитивный МОД, сколь его развитое прикрытие: даже такая незамысловатая криммеханика нуждается в соответствующем обеспечении. Обратите внимание, как в динамике раз­вития дела камуфлируются истинные мотивы участников, как манипулируют восприятием и психикой объекта вымогательства, создавая у него полную иллюзию реальности и убеж­денность: все что он делает — делает именно он; как обыгрываются цифры в целях замыливания реально наносимого жертве вреда: его «посреднические» шесть штук против иско­вых 328 кажутся чем-то малозначительным. Обо всем этом разговор у нас впереди.

2. МОД: вымогание инспирированной или фальсифицированной ответственности («развод-2»)

Новация рынка, рожденная спайкой рэкета с беловоротничковой преступностью. Рассмотрим схему подставки под санкции посредством фальшивого «контракта-дублера».

Виктимология: круг вероятных жертв, как правило, сужен до категории сомнительного происхождения капитала.

Технология: составляется вполне нормальный безобидный контракт. Од­новременно вместе с ним секретно фабрикуется контракт-дублер, в котором суммы, усло­вия, мера ответственности жертвы значительно превышают обговоренные. В случае если жертва не выполняет свои обязательства, ей предъявляют контракт-дублер. Этот же конт­ракт может фигурировать в возможных «разборках наверху». Причем в случае определен­ной криминальной мощи атакующей стороны, технически грамотного исполнения фабриката (наличие правдоподобной фабулы, факсимильное и реквизитное соответствие фабриката оригиналу), отсутствия у жертвы должной доказательной базы позиций контракта-оригина­ла разборка почти гарантированно закончится не в пользу жертвы.

(В более сложных вариантах схемы в первом экземпляре контракта напа­дающей стороной могут быть использованы симпатические чернила-релаксанты. Жертве даже нечего будет показать в свое оправдание — все ее экземпляры контрактов будут подпи­саны только ей одной. Подписи и печати второй стороны исчезнут насовсем. Восстановит! их технически не представляется возможным даже для специалиста).

3. МОД: отведение от дел («кабанчик»)

Ищется подходящий делец, нуждающийся в средствах или крыше навыгодный проект. По мере того как «коммерсант вырабатывается», его, мягко говоря, отво­дят от дел

4. МОД: «кидалово»

Самый популярный криминальный МОД, представляющий собой гибршм бизнеса, рэкета и насилия. Разновидности плодятся день ото дня Суть остается неизменной — взять деньги и скрыться либо попросту послать куда подальше в случае отсутствия у жертвы доказательственной базы и защиты...

5. Подпольное производство

История «экономического подполья» наиболее ярко выразилась в размахе самогоноварения. По данным 1987 года за самогоноварение было наказано 500 000 человек. За 86-87-е гг. у населения был изъят 1 миллион самогонных аппаратов. Сегодня кажется смешным говорить о таких мелочах. По некоторым официальным данным падение производства очень и очень непропорционально падению потребления электроэнергии и те пла. Чем это занимаются наши фабрики и заводы?

Пора останавливаться, и так должно быть ясно: пока вы читаете эти строки, кто-то придумывает и опробывает новые «идеи».





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.