Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Расовая классификация внутри белой семьи




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Мы сделали обзор характеристик, на основе которых можно классифицировать так называемую белую ветвь современного человечества на подразделения. Из этого обзора, как и из более ранних глав, стало очевидным, что белая расовая семья – это сложный сплав народов, сведенных вместе случайностями географического порядка, смешанных в некоторое подобие однородности по главным диагностическим признакам и изменявшихся под воздействием природных и культурных факторов и миграций. Однако прежде чем предложить классификацию современных европеоидов, имеет смысл быстро обозреть более значимые или оказавшие влияние более других теории, согласно которым осуществлялась подобная классификация в прошлом. История расовой классификации – это тема для отдельной книги, и здесь мы предлагаем ограничить наше обсуждение до минимума.

Невозможно сказать, когда люди начали классифицировать себя по расам. Однако знание о расовых различиях должно быть таким же древним, как и сами эти различия, и с самого начала должно было играть роль в их развитии. Египтяне были хорошо осведомлены о расовом вопросе и прилагали усилия, чтобы различать типы известных им людей в своем искусстве. Таким же образом и греки создавали свои классификации: и Гиппократ, и Аристотель были убеждены в решающей роли окружающей среды в формировании расовых признаков, как и средневековые арабские географы, следовавшие античной традиции. Так как эти древние и средневековые ученые работали до открытия колоколообразной кривой (кривой нормального распределения), вероятностной ошибки, корреляции или черепного указателя, их система классификации основывалась как на наблюдениях, так и на интуиции, и они оперировали механизмом обобщений. Несмотря на работу биометристов и механизацию физической антропологии за последние полвека, все значимые или влиятельные системы классификации, разработанные до сих пор, все еще оперируют этим принципом.

Если исключить древних и их средневековых последователей, современный период в физической антропологии начинается с Блюменбаха, чья система все еще используется большинством географов в начальной школе. Примерно сто пятьдесят лет назад Блюменбах разделил человечество на знакомые нам белую, черную, коричневую, желтую и красную расы, основывая свою первичную классификацию на цвете кожи, хотя он рассматривал и другие признаки. По ширине общественного признания его классификация в ее простейшей форме является самой влиятельной. В первой половине XIX в. как мир науки, так и общественность принимали классификацию Блюменбаха без особого протеста, но с 1860 по 1890 г. Европа кишела попытками классифицировать человечество по упорядоченным системам[518].

В 1876 г. Топинар предложил классификацию, основанную не на цвете кожи, а на форме волос[519]. Год спустя такую же диагностическую систему предложили Геккель[520] и Мюллер[521]. Однако Топинар не полагался только на одну характеристику, а также использовал в качестве вспомогательных диагностических признаков цвет кожи и форму носа. Во время этого общего периода активности свои системы предложили такие авторитеты, как Гексли, Жоффруа Сент-Илер и де Катрфаж[522]; именно последний во время войны 1870 г. первым использовал материалы физической антропологии для целей националистической пропаганды. Перчатка, брошенная Катрфажем, называвшим немцев «гуннами», была поднята врагом и была превращена в более эффективное оружие – нордицизм. Однако создать слово «нордический» предстояло другому французу. Им был Деникер[523], который имел бо́льшее влияние на последующую классификацию, чем все его современники, и который до сих пор остается самым значимым классификатором. Учитывая отсутствие научного метода в его время (его классификация, позднее немного модифицированная, была впервые опубликована в 1889 г.), его интуитивный гений и понимание очевидных вещей были выдающимися. Родившийся в России и получивший инженерное образование в Санкт-Петербурге, он много путешествовал по Восточной Европе и Кавказу, после чего обосновался в Париже в 1876 г. в возрасте двадцати четырех лет, начав свою карьеру антрополога.

Первым шагом в системе Деникера было разделение человечества на основе сочетания формы волос, цвета волос и глаз и формы носа; главной диагностической чертой была форма волос. Он сделал шесть первичных делений:

A. Густые и курчавые волосы, широкий нос.

B. Кудрявые или волнистые волосы.

C. Волнистые каштановые или черные волосы, темные глаза.

D. Светлые, волнистые или прямые волосы, светлые глаза.

E. Прямые или волнистые волосы, черные глаза.

F. Прямые волосы.

Свою дальнейшую классификацию внутри этих первичных подразделений он основывал на сочетании цвета кожи, формы носа, роста, черепного указателя, развития волос и других характеристик. Посредством этого он правильно выделил бушменов в отдельный класс группы А, а австралийцев, как и дравидов – в группу B, отдельно от большой «черной расы». Внутри прямоволосого класса лопари, монголоиды и американские индейцы были организованы так, как казалось разумным в то время.

Белая группа – единственная, которая нас интересует, – попадает почти полностью в категории C и D, а один ее сегмент – в категорию B. В таблице на странице 293 полностью приводится этот раздел его классификации[524].

В этой таблице Деникер перечисляет некоторое количество рас, обнаруженных как в Европе, так и за пределами континента, из которых одиннадцать, не считая айнов, могут быть классифицированы как белые в своей основе. Его № 5 – эфиопы – это хамитская раса Восточной Африки, с небольшим негроидным влиянием или без такового; его № 9 – индоафганская раса – это средиземноморский тип с крючковатым носом, который мы обнаружили тянущимся от Месопотамии до Индии через пояс плоскогорий, начиная по меньшей мере с III тысячелетия до н.э. Его № 8 – это арменоид. Включение эфиопов и ассироидов в одну группу с австралийцами и дравидами, а не с белыми, хотя и неточное, указывает в первую очередь на негроидную примесь нынешних эфиопов, а во вторую – на близость австралоидов и веддоидов к белой группе в целом.

 

B. КУРЧАВЫЕ ИЛИ ВОЛНИСТЫЕ ВОЛОСЫ

 

С. ВОЛНИСТЫЕ КАШТАНОВЫЕ ИЛИ ЧЕРНЫЕ ВОЛОСЫ, ТЕМНЫЕ ГЛАЗА

 

D. СВЕТЛЫЕ, ВОЛНИСТЫЕ ИЛИ ПРЯМЫЕ ВОЛОСЫ, СВЕТЛЫЕ ГЛАЗА

 

 

E. ПРЯМЫЕ ИЛИ ВОЛНИСТЫЕ ВОЛОСЫ, ТЕМНЫЕ, ЧЕРНЫЕ ГЛАЗА

 

 

За исключением этих трех рас – в сущности, хамитской, арменоидной и ирано-афганской, за пределами Европы он находит еще две белые расы: это его арабская и берберская расы. Таким образом, в общей сложности мы находим пять белых рас в Азии и Африке; четыре из них – фактически подразделения базового средиземноморского типа с сохранившимися параметрами черепа.

В самой Европе он находит шесть рас: приморско-европейская, также именуемая атланто-средиземноморской, – это высокая средиземноморская раса, связанная в древности с мегалитическими культурами; она может быть родственна эфиопской расе Деникера. Его иберо-полуостровная раса – это низкорослая средиземноморская раса Испании и западных островов, соответствующая неолитическому средиземноморскому типу этих регионов. Таким образом, Деникер делал различие между определенными базовыми подтипами средиземноморской семьи, и, за исключением категорий арабской и берберской расы, это различие в общем точное. Он знал о различиях между тремя наиболее значительными сохранившимися типами: низкорослыми средиземноморцами, высоким мегалитическим и восточноафриканским типом, и индо-афганским или ирано-афганским типом с крючковатым носом.

В то же время он знал о различиях между альпийцами и динарцами как по форме, так и по географическому распределению. В своем помещении светлопигментированного населения в отдельную категорию он следовал скорее таксономической системе, чем оценке родства. Его нордики точно определяются на основе современных народов: им приписан головной указатель от 77 до 79 вместо несуществующего среднего значения, и они отделены от светлых брахицефалов Центральной и Восточной Европы.

Чтобы разместить все другие расовые элементы, не покрытые полностью этими классами, Деникер выделил определенные подрасы:

1) северо-западную подрасу – подразделение атланто-средиземноморцев для выделения особо темноволосых западных ирландцев;

2) субнордическую, отличающуюся от нордической мезоцефалией, квадратным лицом и вздернутым носом; она была выделена, чтобы охватить народы, живущие на востоке Балтики и в северной Германии;

3) вистульскую расу – ветвь восточноевропейской или восточной (ориентальной) расы. Ориентальная раса описывается как низкорослая (163–164 см); умеренно брахицефальная (головной указатель равен 82–83) и обладающая светло-золотистыми или соломенно-желтыми волосами, квадратным лицом, часто вздернутым носом и голубыми или серыми глазами. Эта раса связана в основном с восточными славянами и финнами, а вистульская раса – это подтип той же расы с более низким ростом и мезоцефалией.

Последняя из деникеровских подрас – это субадриатическая, описываемая как немного более низкорослая, немного менее брахицефальная и более светлая ветвь динарской расы, с ростом 166 см, головным указателем 82–85; она выводится из смешения динарцев с субнордиками.

Здесь же заслуживают упоминания и два других авторитета, так сказать, достатистической школы – Серджи и Рипли. Серджи[525], чьим главным интересом была средиземноморская раса, основывал свою классификацию в первую очередь на периферическом профиле головы при виде сверху и работал больше с черепами, чем с живыми людьми. Его главным вкладом было осознание базового единства средиземноморской расы как в светлых, так и в темных формах, и ее связь с носителями европейской цивилизации. Таким образом он предвосхитил находки археологов, говорящие о том, что неолитический тип хозяйства был принесен в западный мир средиземноморцами.

Он также выяснил, что так называемая бурая раса в своей долихоцефальной и лепторинной или мезоринной форме – это по большей части ответвление той же средиземноморской расы в Южной Азии. Он разделял белых на евроафриканцев (другое название базовых средиземноморцев) и евроазиатов, в которых он включал всех брахицефалов белой расы. Серджи предвосхитил открытие не только единства и культурной важности средиземноморцев, но также и двойное происхождение белой расы.

Если ученики в школах и малообразованная публика во многом все еще следуют Блюменбаху, а сами антропологи создают классификационные схемы, основанные на Деникере, большая промежуточная группа образованных любителей почти полностью полагаются на Рипли[526]. Рипли, писавший в 1899 г., знал о работе Деникера, но отвергал ее. Он считал, что Деникер слишком усложнил картину и что существуют только три белые расы – тевтонская (нордическая), альпийская и средиземноморская. Нордическая и средиземноморская расы – это древние европейские ветви древнейшего белого типа, а альпийцы – иммигранты из Азии, принесшие с собой земледелие и неолитическое хозяйство. Альпийцы, кроме того, что внедрили новый физический тип, географически отграничили нордиков от средиземноморцев таким образом, что те развивались отдельно друг от друга, и нордики могли получить высокий рост и светлую пигментацию из-за условий жизни в изоляции.

Вышеописанное краткое объяснение расовой истории имеет много преимуществ. Оно простое и ясное, его легко запомнить. Оно подходит к лингвистической картине, развитой филологами XIX в., – картине носителей арийской культуры, прошедших через Европу из своей суровой родины в Гиндукуше, хотя сам Рипли твердо отвергал лингвистику в качестве правильного подхода к изучению рас. В то же время оно объясняло новооткрытые и хорошо сохранившиеся неолитические остатки швейцарских озерных поселений.

Имея в наличии такую простую схему, последователям Рипли было легко добавить к этой тройной структуре психологические характеры, и вскоре последовали «нордик с талантом к руководству и управлению», «флегматичный, лишенный воображения, корпящий над работой, но добродетельный альпиец» и «веселый, артистичный и сексуальный средиземноморец». Подобный подход превосходно высмеивает знаменитое стихотворение Гилера Беллока, впервые опубликованное в журнале «Нью Стейтсмен»:

 

Вот нордик – присмотрись, мой сын!

 

Как волос гладок! Сей блондин

 

Нетороплив и длинноног.

 

О, если б ты таким стать мог!

 

А вот альпиец. Ну и вид –

 

От отвращения стошнит!

 

Широколиц он, разве нет?

 

Плюс грязно-бурый кожи цвет.

 

Но хуже всех из них типаж –

 

То средиземноморец наш.

 

Охоч до всяческих забав,

 

А волос чёрен и кудряв.]

 

+ В оригинале стихотворение звучит следующим образом (прим. перев.):

Behold, my child, the Nordic man,

And be as like him as you can:

His legs are long – his mind is slow

His hair is lank and made of tow.

And here we have the Alpine race.

Oh! what a broad and brutal face.

His skin is of a dirty yellow

He is a most unpleasant fellow.

The most degraded of them all

Mediterranean we call.

His hair is crisp and even curls

And he is saucy with the girls.

Сам Рипли в прямом смысле не имел никакого отношения к процветанию этой спекулятивной психологии, так как позиция разной ценности рас была заложена еще у Гобино[527], но он дал сторонникам этой школы простую терминологию. Расовый национализм рос еще до Рипли, но он первый дал любителям расовую классификацию, которую они могли понять и которую можно было преобразовать в лозунги.

Как и его предшественники, Рипли был осторожен относительно возраста белых людей на европейской земле; только в случае с альпийцами он захотел дать культурно устойчивую дату. В его дни, в общем, считалось, что неолит везде доходит до времени 8–14 тысячелетий до н.э., а мезолитический период еще не был окончательно признан. Далее, функция ледника по отношению к человеческой родине понималась плохо. Однако Рипли сделал одно предположение о сохранении доледникового человека в Европе – он допускал, что некоторые из обитателей Дордони во Франции могли быть потомками кроманьонцев.

Примерно за 20 лет до этого Верно[528] заметил сходство между черепами гуанчей с Канарских островов и этими кроманьонскими черепами и постулировал генетическое родство между двумя народами, так сильно разделенными во времени и пространстве. В 1896 г. фон Лушан и Мейер[529] вновь подтвердили эту связь, и это подтверждение подготовило почву для более точного осознания вклада сохранившегося с последнего ледникового периода населения в современное население Европы. Вскоре было осознано, что если палеолитический человек мог сохраниться на Канарских островах, он мог продолжить существование и в других местах, и отсюда появилась теория о том, что кроманьонцы отступили на север с ледником и сохранились в Скандинавии. Паудлер[530] в своей книге «Светлые расы» первым выдвинул этот тезис в удобоваримой форме и провел различие между «дало-нордической» или «фальской» (Fälish, по Гюнтеру) формой – высокой, длинноголовой, с мезоринным носом и коротким, широким лицом, и «тевто-нордической» – также высокой и длинноголовой, но с длинным, узким носом и такой же формой лица. Первая рассматривалась им как непосредственный потомок кроманьонцев.

Из этого тезиса в сочетании с филологией и археологией возникла идея, что германцы как наследники кроманьонцев представляют расовое и лингвистическое ядро индоевропейцев; что европейская неолитическая цивилизация и индоевропейская речь имеют свое происхождение в северной Германии и Скандинавии; что шнуровое население нордического типа произошло и распространилось отсюда; и что на самом деле нордическая раса, индоевропейская речь и европейская культура в своей базовой форме возникли из палеолитических расовых и культурных истоков в этом северо-западном европейском ледниковом центре. Эта теория, поддерживаемая с археологической стороны Коссиной[531], популярна в Германии, но ни в коем случае не поддерживается всеми немецкими физическими антропологами.

Современная немецкая школа проделала большой путь по отношению к Деникеру и его современникам, а также и Рипли, в осознании того, что в современном европейском расовом конгломерате важную роль играет элемент, относящийся к ледниковой древности. Разница между их выводами и нашими лежит в основном в нашем признании теории происхождения неолитического хозяйства Чайлда и Менгина, а не теории Коссины. Фон Эйкштедт[532], самый внятный из современных немецких расовых антропологов, в своем выводе европейских народов из Азии в различные периоды в этой связи не подчеркивает внедрение производящего хозяйства.

Попытка полностью описать нынешние мнения и классификации, касающиеся европейских рас, вышла бы за границы нынешнего исследования. С другой стороны, частичный обзор был бы нечестным по отношению к тем, кого мы не включили из-за нехватки места. Следовательно, я ограничусь системами двух авторов[533] – фон Эйкштедта и Чекановского, которые в особой степени занимались вопросом расовой таксономии и которые являются самыми известными представителями соответственно немецкой и польской школы. Их влияние значительно, а их схемы четкие и упорядоченные.

Фон Эйкштедт, чья книга «Расовая антропология и расовая история человечества» представляет собой самую амбициозную попытку мировой классификации, сделанную к настоящему времени, следует в европейских секциях классификации трем мастерам: Рипли, Деникеру и Монтадону. Именно умелое сочетание их позиций произвело его систему. В первую очередь, он соглашается с Рипли, что в Европе существуют только три базовые расы: нордическая, альпийская и средиземноморская. Эти три расы в общем ограничены тремя климатическими и географическими зонами: холодной северной равниной, центральным горным поясом и теплым поясом, простирающимся вдоль средиземноморских берегов и через Аравию и Иран до Индии.

Однако он отличается от Рипли в том, что он разделяет свои три зоны на подрасы, и здесь он следует в основном Деникеру. Северная зона занята на своем западном краю нордиками; на восточном – восточноевропейской (Osteuropid) расой, ориенталами Деникера и восточнобалтийцами Норденстренга и англоязычных авторов[534]. Центральный горный пояс занимают с запада на восток альпийцы, динарцы и – в Азии – арменоиды и тураниды (лепторинная брахицефальная среднеазиатская тюркская расовая форма). Южная зона занята средиземноморцами на западе, затем ориенталидами (индоафганцами Деникера) в Северной Африке и оттуда до Хайберского прохода, где начинаются индиды.

При рассмотрении дифференциации между сегментами каждой зоны вступают в игру идеи Монтадона[535] – т.е. доработанные идеи Роза. Фон Эйкштедт, следуя принципам теории гологенеза, решил, что некоторые расы в эволюционном смысле прогрессивны, а другие – примитивны. Эти два слова – очевидный перевод монтадоновских терминов precoce и tardif. Различие в том, что одни способны к дальнейшей эволюции, а другие нет. В смысле, придаваемом им фон Эйкштедтом, примитивная ветвь обычно древнее. Таким образом, он делает, в частности, альпийцев примитивными; а динарцы, наоборот, – это прогрессивная форма того же первоначального корня.

Согласно фон Эйкштедту, попавшие под его классификацию расы проникли в Европу в послеледниковые времена. Сначала (в мезолите) появились средиземноморцы; затем альпийцы, достигшие швейцарских озерных поселений с востока, но все еще в мезолите; динарцы датируются только бронзовым веком. Альпийцы были обитателями лесов и распространились в Северной Европе, а также в лесах, покрывавших горы в центре Европы. Крайне примитивный протоальпийский тип, связываемый с культурой маглемозе, появился в Дании. Затем нордики пробились через только что появившиеся северные степи и появились в Скандинавии через Данию, пройдя в Норвегию двумя путями: вокруг через Осло и через промежуток между двумя тающими ядрами ледника в Трённелаге. Самые древние брахицефалы обнаружены на концах этих маршрутов.

В соответствии с его системой, лопари – это альпийцы, изолированные на севере; это не монголоиды, а чистейшие альпийцы. Нордики делятся на три подтипа: тевто-нордики – первоначальная и базовая форма; дало-нордики – они же плюс смешение с кроманьонцами; и фенно-нордики – рыжеватое население с водянисто-голубыми глазами, самая восточная и в основном азиатская ветвь, теперь обнаруживаемая только в смешении, а не в чистом виде. Восточноевропейцы – это отдельная раса, переходная нордически-монголоидная форма, датируемая временем дифференциации между этими двумя типами, а не нордически-монголоидная смесь, так как ее преобладающая светлая пигментация и обладание отличительными признаками делают ее смешанное происхождение невозможным. Эта раса зародилась в болотах и лесах истоков Оби и появилась в Европе только в современности; ее проникновение в Восточную и Центральную Европу – недавнее явление.

Но довольно о классификации фон Эйкштедта. Она с некоторой точностью соответствует фактам распределения рас в Европе, но она не соответствует историческим фактам. В этом отношении мы можем применить такую же критику и к системе Чекановского, представленной на диаграмме ниже[536].

 

 

Согласно Чекановскому, существует четыре базовых белых расы, схематически расположенных в углах прямоугольника; и шесть подрас, или смешанных типов, которые произошли от скрещивания основных. Эти расы и подрасы с их греческими обозначениями можно перечислить следующим образом:

 

Эта схема, очевидно, является попыткой привести схему Деникера в математически упорядоченную форму. Чекановский определяет свой лаппоноидный тип так, чтобы он включал как альпийцев Рипли, так и собственно лопарей. В этой идентификации лопарей и альпийцев Чекановский и фон Эйкштедт согласны. Динарцы становятся смесью лаппоноидов и арменоидов, с чем трудно согласиться; однако раса «свайных построек», будучи продуктом смешения лаппоноидов и средиземноморцев, абсолютно соответствует фактам, касающимся черепов швейцарских озерных поселений[537], в которых Чекановский особый авторитет[538]. Кажется неудачным, что слово «альпиец» вырвано из контекста, в котором оно обессмертено Рипли, и прилагается к гипотетическому сочетанию нордиков и арменоидов, таким образом внося свой вклад в путаницу, господствующую даже среди профессиональных антропологов. Многое для подпитки этой путаницы сделал Гюнтер со своей тотальной сменой названий[539].

Целью нынешнего исследования не является детальная критика этих двух выбранных для представления схем. Чекановский, как и Гюнтер, фон Эйкштедт и другие, спас арменоидов, впервые тщательно описанных фон Лушаном[540], от странного соседства с австралийцами и эфиопами, куда их забросил Деникер; он также, предвосхитив фон Эйкштедта и следуя раннему примеру Прюнер-Бея[541], попытался убрать лопарей из категории монголоидов и сделать их полноценными, даже если и примитивными, европеоидами. Но его схема явно слишком негибкая, слишком регулярная и слишком математическая, чтобы полностью соответствовать природе, и, далее, она во многих отношениях расходится с историческими находками.

При создании нашей собственной классификации давайте сначала сделаем обзор той системы, которая выросла из изучения скелетного материала в главах со второй по седьмую. Фундамент этой системы и список типов можно понять из изучения нижней половины рис. 30. В этой диаграмме сделана попытка отделить чисто сапиентную средиземноморскую группу от верхнепалеолитической смешанной сапиентно-неандертальной расы. Таким образом, средиземноморские подгруппы – расы производителей, которые уже дифференцировались до великих миграций в Европу, – перечислены следующим образом: ирано-афганская, шнуровая, атланто-средиземноморская, каппадокийская, собственно средиземноморская и дунайская. Древнее население охотников и рыболовов делится на брюннскую расу, расу борребю и альпийскую расу; а ветвь, несущая значительную долю зачаточной монголоидности, включает лопарский и ладожский типы (последний появляется время от времени в лесных регионах России и иногда на юге с начала русского неолита). К этой же части рисунка добавлены современные монголоиды и монголоидный элемент в американских индейцах.

Нижняя часть диаграммы кажется относительно простой по сравнению с верхней, в которой сделана попытка показать отношения между этими древними расами и современным населением. Однако сравнительная простота нижней части может отражать скорее наше незнание, чем действительную генетическую изоляцию, так как нет сомнений, что между ветвями каждой из главных линий, так же как и между самим линиями, происходило сильное смешение.

Предлагаемая классификация современных европеоидов и околоевропеоидов, показанная наверху диаграммы, может быть более подробно описана следующим образом:

А. Большеголовое население, сохранившееся с палеолита

1) Тип брюнн: (в некоторой степени кроманьонский) обнаружен в смешении с борребю, нордическим и другими элементами, в основном в Скандинавии и на Британских островах, а также в Северной Африке и на Канарских островах. Он может проявляться в относительно чистой форме у отдельных индивидов, хотя никогда не появляется как популяция.

2) Тип борребю: большеголовые брахицефалы типа Офнет-Афалу, нередуцированный брахицефальный тип кроманьонцев; обнаруживается в смешении в периферийных регионах северо-западной Европы и как главный элемент населения в большей части северной и центральной Германии и в Бельгии. Как и брюннская раса, с которой он часто связывается, он также проявляется в Северной Африке и на Канарских островах.

 

Б. Чистые и смешанные остатки населения палеолита и мезолита с умеренным размером головы[542]

3) Альпийцы: редуцированное и несколько эмбрионализированное население верхнего палеолита во Франции позднего плейстоцена, сильно брахицефализированное; кажется, оно в большой степени представляет носителя брахицефального элемента в кроманьонцах. Близкие к этому типы появляются также на Балканах и в высокогорьях Западной и Средней Азии, из чего можно предположить, что его предковый прототип был распространен во времена позднего плейстоцена. В современных расах он иногда появляется в относительно чистом виде, а иногда как элемент в смешанных брахицефальных популяциях. Как в плейстоцене, так и в современности он мог служить носителем тенденции к брахицефализации в разнообразном населении.

4) Ладожский элемент: я предлагаю дать это имя потомкам мезоцефальных и брахицефальных лесных популяций культуры гребенчатой керамики Северной Европы к востоку от Балтики. Этот тип является смешением частично монголоидного брахицефального элемента с мезоцефальной формой общего верхнепалеолитического вида; эти элементы видны в черепах с озера Ладога и из Салис-Ройе (см. гл. IV, раздел 13, стр. 142–143). Шнуровой и/или дунайский элементы здесь запутанно смешаны, хотя монголоидные и верхнепалеолитические элементы кажутся сегодня более значимыми. В своей современной форме этот составной тип демонстрирует два многочисленных варианта:

а) неодунайский: сильно смешанный с древним дунайским и в меньшей степени с другими элементами. Общий крестьянский тип Восточной Европы со многими локальными вариантами;

б) восточнобалтийский: сильно смешанный со шнуровым, нордическим железного века и западным палеолитическим типами. Преобладает в населении большей части Финляндии и балтийских государств.

5) Лопарский: невысокий, сильно брахицефализированный, в основном темноволосый родственник ладожского типа, первоначально живший к востоку от области ладожского типа на Урале и в Западной Сибири. Возможно, ассимилировал некоторых развитых монголоидов, но обязан своей частично монголоидной внешности скорее сохранению древнего промежуточного эволюционного состояния. В нынешние времена сильно смешан с ладожским и нордическим типами.

 

В. Чистые и смешанные небрахицефализированные средиземноморцы

6) Средиземноморцы: внутри этого общего класса, все еще в значительной степени сохраняющего первоначальное расовое единство, в настоящее время можно выделить следующие подклассы:

а) собственно средиземноморский: низкорослая, долихо– и мезоцефальная форма, найденная в Испании, Португалии, западносредиземноморских островах и до определенной степени в Северной Африке, южной Италии и других средиземноморских пограничных областях. Ее чистейшее расовое ядро, без сомнения, сегодня находится в Аравии. Большинство каппадокийцев, изолированное в скелетном материале, кажется, было ассимилировано западносредиземноморским типом после миграции ранней эпохи металлов, а оставшиеся в Малой Азии были ассимилированы динарцами и арменоидами. Однако он все еще появляется среди индивидов в своей изначальной форме, и особенно часто среди евреев Востока;

б) атланто-средиземноморский: высокий, прямоносый средиземноморский тип, не мезоцефальный, как ошибочно заявлял Деникер, а весьма долихоцефальный. Сегодня эта раса составляет главный элемент в населении Северной Африки, а также значима в Ираке, Палестине, частях Аравии и на восточных Балканах; в смешении с различными степенями негроидности это также главная раса во всей Восточной Африке. В Европе это слабый элемент на Иберийском полуострове, в Италии и на Британских островах.

в) ирано-афганский: длиннолицый, высокоголовый, крючконосый тип, обычно высокого роста, составляющий главный элемент в населении Ирана, Афганистана и Туркмении, также присутствующий в Палестине, частях Аравии и Северной Африки. Он, возможно, родственен древнему шнуровому типу неолита и бронзового века.

7) Нордики: базовый нордический тип – это смесь шнурового и дунайского типа унетицкой культуры и раннего железного века Европы. Этот тип включает некоторую часть динарцев культуры КК, ассимилированных в начале эпохи металлов. Хотя дунайский и шнуровой типы могут появляться у отдельных индивидов, они нигде не являются популяциями. Самыми важными нордическими подтипами являются:

а) кельтский тип железного века: кельтский подтип, мезоцефальный, с низким сводом и выступающим носом. Наиболее распространен на Британских островах, где в некоторых областях составляет главный элемент в населении. Также главный элемент во Фландрии и франкской области в юго-западной Германии;

б) англо-саксонский тип: древнегерманский тип «рядных могил» с тяжелыми костями; довольно высокоголовый нордический подтип, преобладает более всего в северной Германии и Англии;

в) трённелагский тип: нордический тип со шнуровым и брюнноидным элементом, частый в центральных побережьях Норвегии, к северу от гор Довре; главная форма находится в Исландии и среди фризов, часта на Британских островах. Англо-саксонский тип лежит между ним и чисто нордическим;

г) остердальский тип: изначальный гальштатский нордический, с меньшей головой и более тонкими костями, чем б) и в). У индивидов встречается во многих популяциях, типичен только для Швеции и восточных долин Норвегии.

 

Г. Брахицефализированные средиземноморцы (возможно, смешанного происхождения)

8) Динарцы: высокий, брахицефальный тип промежуточной пигментации, обычно с плоским затылком, демонстрирующий выступание лица и носа ближневосточных народов. Базовое население всех динаро-альпийских нагорий от Швейцарии до Эпира, Карпат и Кавказа, а также Сирии и Малой Азии. Очевидно, брахицефализированная смесь, в которой важную роль играют атланто-средиземноморский и каппадокийский элементы, а альпийский элемент служил брахицефализирующим агентом. Элемент борребю и шнуровой элемент, а также нордический, видимо, были вовлечены в смешение в некоторых регионах.

9) Арменоиды: похожий брахицефальный композитный тип, с такой же формой головы, как у динарцев, но имеющий большее лицо и нос. Пигментация практически полностью темная, обильное развитие бороды и волос на теле, нос с высоким корнем, выпуклый, с опущенным кончиком, особенно в старости. Разница между арменоидами и динарцами состоит в том, что здесь именно ирано-афганская раса является поставщиком средиземноморского элемента, брахицефализированного альпийской примесью.

10) Норикцы (норики): светлый брахицефальный тип с плоским затылком, часто встречающийся в южной Германии и в других частях Центральной Европы. Это, очевидно, нордик железного века, брахицефализированный смесью с динарцами и кажущийся во всех отношениях формой светлого динарского типа. Как Деникер, так и Чекановский определили этот тип, и эта обычная раса под различными именами встречается в большинстве русских исследований. Название Noric было дано Лебцельтером. Брахицефализированный неодунайский вариант, частый в Югославии, – это его параллельная или вариантная форма.

Эти десять расовых типов внутри белой расы, перечисленные выше, со своими подтипами, составляют два из трех главных подразделений белой расы в ее широком смысле, разделяемые на основе размеров головы. Третье подразделение – народы с маленькими головами – включает аборигенное население южной Аравии к востоку от Йемена и различные группы в Белуджистане, и опять же в южной Индии. Этот третий тип характеризуется обилием волнистых или курчавых волос, а черты лица веддоидного типа в некоторых случаях заставляют предположить родство с австралоидами. Это третье подразделение, однако, не должно нас здесь интересовать, потому что оно не входит в главный диапазон белой расы. Его мы коснемся более подробно в соответствующем разделе изучения регионов.

 

Карта 5

 

 

Карта 6

 

 

Карта 7

 

 

Карта 8

 

 

Карта 9

 

 

Рис. 30

 

Кроме собственно европейских рас, перечисленных в предыдущих параграфах, и их веддоидных родственников, существуют определенные небелые расы, повлиявшие на европейское население из-за вторжений и смешения. Они включают в себя по меньше мере два подразделения монголоидной семьи – бурятско-монгольское, к которому частично принадлежали авары и которое сегодня представлено на европейской почве самоедами, и тунгусское – представленное типом древних гуннов. К ним можно добавить очевидно стабилизированную смешанную форму, напоминающую частично монголоидную динарскую, к которой принадлежат много азиатских тюрок. В дополнение к этим азиатам остаются африканские негры, имевшие некоторое определенное влияние на формирование белой расы в средиземноморском регионе, особенно в Северной Африке и частях Аравии. Другие небелые типы – такие как австралоиды, негритосы и койсаны (бушмены-готтентоты), не повлияли на белую группу на ее родине никоим заметным образом.

 

Глава девятая

Север

Введение

Оставшиеся главы этой книги будут посвящены беглому обзору европейского континента – страны за страной и народа за народом, а также граничащих с Европой частей Азии и Африки, занятых в своей основе белым населением. Использование скелетного материала, истории и общий обзор живущих людей, предшествовавшие этой секции, сделают подробные разъяснения ненужными. Для удобства читателя, интересующегося специфическими местными проблемами, а также для изучения более точно природы белого человечества в целом здесь предлагается обозреть географию белой расы по частям.

Каждая карта является двумерной, а каждая последовательно написанная работа – одномерной. Следовательно, с самого начала существует конфликт между любым географическим материалом и средством, при помощи которого его нужно описать и объяснить. Выбор начальной точки – чисто произвольное дело, и последовательность областей должна быть такой же. Возможно, из-за нашей европейской привычки начинать письменную страницу с верхнего левого угла и написания вниз строчки за строчкой при нашем изучении карты Европы мы более или менее будем следовать этой системе.


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7