Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Главные характеристики постнеклассической науки





Став одним из базисных в построении современной научной картины мира, обретя общенаучный статус, принцип глобаль-


ного эволюционизма обусловил появление специфики понима­ния науки, ее познавательных стратегий и ее философско-миро-воззренческих оснований:

1. Формируется новый взгляд на мир как сложную нестацио­нарную систему взаимодействия микро-, макро- и мегаобластей, характеризующуюся неустойчивостью по отношению к собствен­ным начальным параметрам. Невозможность однозначно предска­зать результаты воздействия на эту систему формирует понимание, что мы «не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов» (Пригожий), что мир не есть «наш безропотный слуга», а потому его нельзя бездумно преобразовы­вать, даже опираясь на выводы науки, так как «кажущиеся нич­тожными изменения» «фундаментальных параметров» биосфе­ры и всей Вселенной «могутпривести к... ее полной перестройке» (Моисеев).

2. Рациональным признается не только то, что дает возмож­ность получить законосообразную истину, но и то, что способ­ствует выживанию человечества и целесообразному устройству жизни. Цели научных исследований, их результаты и практическое применение не должны нарушать гарантии выживания человече­ства, а главным критерием оптимальности научного открытия дол­жен стать критерий его соразмерности с общечеловеческими цен­ностями и идеалами. Формируется проблема ответственности ученого за последствия его научных изысканий, а также потреб­ность в осуществлении гуманитарного контроля в науке и вы­соких технологиях, экологической и социально-гуманитарной экспертизы научно-технических проектов, так как ушли в про­шлое времена, когда научная деятельность считалась безуслов­ным благом или когда ее результаты определялись как ценност­но нейтральные.

3. Формируется методологическая установка, согласно кото­рой необходимо учитывать наличие генетической связи между неживой и живой природой, а также соразмерность человечес­кого мира остальному миру. Новое видение субъекта познания и человека вообще как органической части природы приводит к




критическому переосмыслению идеи господства человека над природой. Экология с достаточной очевидностью демонстриру­ет, что антропоцентризм ограничен, «человек не является ни вла­стелином, ни центром мироздания».

4. Появляется необходимость признать, что диалог, являясь необходимой формой не только гуманитарного, но естественно­научного познания, становится новой формой рациональности, признающей открытость сознания к разнообразию подходов, к тесному взаимодействию (коммуникации) различных индивидуаль­ных сознаний и менталитетов разных культур. Эту идею Ю. Хабер-мас выразил так: «Вместо того чтобы полагаться на разум... есте­ствознания и техники, я доверяю производительной силе коммуникации».

5. Формируется нелинейная интерпретация принципа детерми­низма: вводится понятие имманентной самоорганизации системы, в которой главную роль играет не жесткая причинно-следственная связь, а случайность, отражающая фактор невозможности одно­значно по законам линейной причинности определить вектор эволюции неравновесной системы. Но случайность доминирует только в бифуркационных переходах. Она «срабатывает» в поле определенных параметров и констант, присущих системе, а по­тому не является абсолютно произвольной. После «выбора» в точке бифуркации пути развития в системе вновь вступает в силу детерминизм, и так до следующей бифуркации. Поэтому синерге-тический принцип случайности эволюции не отменяет полностью принципа причинности.

Следует учитывать, что теория синергетики нарушает принцип «Causa aequat effectum» — причина равна следствию. Впервые его нарушил Дарвин, так как утверждал, что организмы с примитив­ной организацией могут эволюционировать на более высокий уро­вень организации. В теории синергетики также признается воз­можность порождения организации, порядка (высшее) из дезорганизации, хаоса (низшего). Внешне и Дарвин, и Пригожий воспроизвели содержание христианско-догматического принци­па, согласно которому «точного подобия между следствиями и при-


чинами» нет, и следствия, являясь «образами причин», восприни­мают из них не все. Но содержательная разница между внешне похожими формами выражения этого принципа огромна: для хри­стианских богословов «причины для следствий запредельны и су­ществуют выше их», а потому только из более высшего порядка может, как следствие, появиться низший. В этом контексте тео­рия эволюции Дарвина, так же как и теория возникновения по­рядка из хаоса, не соответствует христианско-богословскому уче­нию.

6. Происходит поворот от изучения «существующего» к изуче­нию «возникающего», процессуально становящегося. Закономер­ности развития природных и социальных процессов выводятся из фактора постоянного отбора, совершаемого системой, когда из множества возможностей развития она отбирает (реализует) лишь одну. Существуют два типа механизмов, регулирующих такой «от­бор»: адаптационные, под действием которых система не приоб­ретает принципиально новых свойств; бифуркационные, связан­ные с радикальной перестройкой системы. В обоих случаях «отбор» подчиняется общему принципу экономии энтропии: если в дан­ных условиях возможны несколько типов организации материаль­ных систем, не противоречащих законам сохранения и другим принципам, то наибольший шанс реализоваться имеет тот, кото­рый наиболее эффективно утилизует внешнюю энергию.

7. Стираются жесткие границы между методологией естествен­нонаучного и гуманитарного познания. Философия науки преоб­разуется в междисциплинарное исследование с преобладанием гу­манитарных компонентов, в силу чего исследование научного знания становится лишь формой и способом познания человека. Не случайно Тулмин пытался построить философскую антропо­логию на основе феноменологии знания.

8. Наука вышла на такой этап развития, на котором стало воз­можно создание единой целостной научной картины мира, объе­диняющей знания о неживой природе, органическом мире, соци­альной жизни. Специальные картины мира утрачивают свою автономность и включаются в качестве фрагментов в общенауч-


ную картину мира, в которой все уровни его организации генети­чески взаимосвязаны. Современная научная картина основывается на единстве во многообразии различных дисциплинарных онтологии, адаптируясь к мировоззренческим универсалиям современной куль­туры и одновременно изменяя их.

9. Происходит междисциплинарная интеграция наук, что пред­полагает необходимость методологической коммуникации меж­ду ними. Роль медиатора в этой коммуникации может выполнить только философия. Но рост междисциплинарных исследований не означает, что отдельные науки перестанут существовать и со­льются в одну. Этого не случится в силу того, что различные об­ласти знания имеют свою специфику, не редуцируемую полнос­тью друг к другу; кроме того, наличие границ «информационной вместимости» субъекта порождает необходимость квантования корпуса знаний. Приоритетными становятся междисциплинар­ные исследования, нацеленные, прежде всего, на нахождение путей выхода из глобальных кризисов, а также крупные комп­лексные проблемы, решение которых возможно только в ходе совместной работы специалистов различного профиля. Сфор­мировалась тенденция экологизации науки (этот вопрос рас­сматривается в следующем параграфе).





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.