Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Историческое развитие способов трансляции научных знаний





Человечество никогда не смогло бы выжить без создания осо­бых механизмов хранения и передачи добытых им знаний, обес­печивающих его жизнедеятельность. С возникновением европей­ской науки актуализировалась проблема создания способов передачи научного опыта и знания. Науку отличает, как было по­казано в главе первой, особая понятийная форма организации зна­ния, исходящая из приоритета «слова-логоса» над делом. Поня­тийно-универсальный способ организации знания, со времен его изобретения в античной философии, помог обществу, справиться с проблемой трансмутации ('экспонентного приращения) знания. Дело в том, что массив знаний, даже полученных в ходе непосред­ственной практической деятельности, постоянно наращивался. Но до тех пор, пока главным хранилищем этих знаний была память субъекта, вместимость которой ограничена, человечество теряло огромные пласты добытых знаний. И только когда знания стали переноситься в знаковое, текстовое пространство, где они полу­чали понятийное оформление, появилась возможность сохранять все, даже незначительные приращения знаний. Наука не смогла бы развиваться без использования универсально-понятийного оформления своих результатов. Облекая полученное теоретичес­кое и эмпирическое знание в абстрактные формы понятий, кате­горий, ученые «сжимали» информацию до формального выраже­ния и превращали ее в доступную каждому, кто владел в той или иной мере способностью суждения. Теперь судьба открытых зна­ний не зависела от вместимости памяти субъекта. Размеры «хра­нилища» знаний стали по сути бесконечными, а потому механизм «вытеснения» и «забывания» ненужного и избыточного для соци­окультурных практик знания был блокирован. В сфере научного знания избыточного знания в принципе не могло быть.

Текстовая, понятийно-знаковая оформленность научных зна­ний определила и специфику его трансляции. Термин трансляция (лат. translation — передача) в науковедческом словаре использу­ется для обозначения передачи информации от одного поколения




к другому. Трансляция научного знания как один из способов его со­циализации включает передачу от поколения к поколению инфор­мации о новых знаниях, о новых технологиях, разработанных на его основе, о нормах осуществления научной деятельности и т.д. Трансляция научного знания может происходить как в синхронном (тр. syn — вместе + chronos — время), так и диахронном (гр. dia — через, сквозь + chronos — время) режимах. В синхронном режиме идет адресное общение индивидов в процессе их совместной дея­тельности «здесь» и «сейчас». Диахронный режим предполагает передачу знания от одного поколения к другому. Понятие «поко­ление» имеет много смыслов. Один из них - поколение как ин­тервал между рождением родителей и их детей - дает возможность утверждать, что в одно и то же историческое время живут несколь­ко поколений. Так, студенты и преподаватели, молодые ученые и ветераны науки принадлежат к разным поколениям не только в смысле разницы возраста, но и в плане разной ценностной ориен­тации, разных научных предпочтений. Поэтому передача знаний от преподавателя к студенту, от зрелого ученого к его ученику мо­жет квалифицироваться как межпоколенная.

В процессе трансляции научных знаний происходит передача информации, которая известна передающим, но не известна по­лучателям, поэтому если получатели и начинают коррекцию пе­реданной им информации, то, как правило, не сразу. Вначале ин­формацию следует усвоить, и только затем появляется возможность критического ее переосмысления. Адресаты (нем. Adressat— получа­тель), которым транслируются научные знания, можно разделить на тех, кто непосредственно занят научной деятельностью, а по­тому получение информации для них является жизненно необхо­димым, и тех, для кого научная информация представляет опосре­дованный интерес. Прямыми адресатами являются ученые, студенты, технологи, а опосредованными — все социальные ин­ституты и структуры общества в целом и, прежде всего, правитель­ство, военное ведомство и т.д. Трансляция научного знания непос­редственным адресатам включает, во-первых, передачу научных идей от одного поколения ученых к другому; это - трансляция


знания на «переднем крае науки»; во-вторых, передачу научных знаний в область технологического использования; в-третьих, передачу научных знаний от переднего края науки на начальные «этажи» системы образования, для того чтобы (а) организовать «движение» людей через систему образования в различные специ­ализированные виды научной деятельности и тем самым обеспе­чить постоянный приток знающих ту или иную научную дисцип­лину в состав того или иного научного сообщества; (б) повысить образовательный уровень новых поколений, а также включить научные идеи в мировоззренческий пласт. Во втором и третьем случаях трансляция научного знания предполагает его адаптацию, т.е. частичную популяризацию специфичных и очень трудных для понимания оригинальных научных текстов.

В каждом из указанных выше типов трансляции формируются институционализируемые внутри научного сообщества персона­жи. Так, в ходе трансляции знания «на переднем крае науки» таки­ми персонажами являются теоретик, исследователь, а трансляция знания технологам-практикам и образовательным структурам ак­туализирует фигуры эксперта, оппонента, референта, популяри­затора (все учебники, включая и наш, написаны в «жанре» попу-ляризаторства разной степени и формы).

Трансляция научного знания предполагает наличие определен­ных механизмов и способов ее организации и осуществления. Уче­ным с самого начала формирования науки уже нужны были крити­ческая оценка специалистов и признание коллег. Поэтому они стали обмениваться научными письмами, зачастую размножая эти пись­ма и распространяя их в виде листовок, памфлетов, буклетов. По­требность ознакомить общественность и коллег с результатами на­учных исследований побудила первых ученых опубликовать их в виде книг (предсмертная книга Н. Коперника «Об обращениях не­бесных сфер» (1543), книги Г. Галилея «Звездный вестник» (1610), «Диалог о двух главных системах мира» (1632) и «Беседы и матема­тические доказательства, касающиеся двух новых отраслей знания» (1638), книга И. Ньютона «Математические начала натуральной философии» (1687)). Тираж изданий этих книг был очень мал.


В Академиях для распространения и сопоставления научных результатов обнародовались на регулярных сессиях мемуары ака­демиков, а затем публиковались в регулярно выходящих собраниях трудов Академий. Эти публикации стали основой первых научных журналов, которые превратились в основное периодическое науч­ное издание. Первый научный журнал — лондонский журнал Philosophical Transactions — начал выходить в 1665 г.

К середине XIX столетия начала ощущаться потребность в жур­налах, более свободных в выборе круга авторов и обращенных к более широкой аудитории, а не привязанных жестко к Академи­ям. Например, журнал Русского физико-химического общества (1869). К концу XIX века дисциплинарная специализация науки привела к практически одновременному появлению тематически узко нацеленных журналов на английском, французском и немец­ком языках, к которым относятся, прежде всего, такие физичес­кие журналы, как Physical Reviw, Journal de Phisique, Phisikalische Zeitschrift.

Для постоянно растущего научного сообщества этих изданий оказалось недостаточно, и в XX веке появились периодические издания обзорного плана, ориентированные не на узких специа­листов, а на широкие массы научных работников. В качестве при­мера можно назвать серию великолепных российских журналов: «Успехи физических наук» (основан в 1918 г.), «Успехи химии» и «Успехи современной биологии» (основаны в 1932 г.), «Успехи ма­тематических наук» (основан в 1934 г.).

И, наконец, для целей трансляции научных знаний с переднего края науки в систему школьного и вузовского образования были созданы учебники. Слово «учебник» состоит из существительного «учеба» и суффикса «ник», который применяется в русском языке для образования слов, обозначающих некое служебное по отно­шению к общему понятию значение. Например, «начало—началь­ник», «школа—школьник», «задача—задачник» и, наконец, «учеба-учебник». Учебник выполняет служебно-вспомогательную функцию в процессе приобщения подрастающего поколения к научным зна­ниям в их адаптированной для усвоения форме.


Главным местом хранения всех научных текстов, составляющих необходимый компонент науки как социального института, явля­ется библиотека (греч. biblion — книга). Правда, в настоящее вре­мя научные публикации стали хранить на электронных носителях, что делает классический библиотечный стиль работы не таким актуальным.

Описанные выше типы организации трансляции научного зна­ния базируются на вполне определенном понимании специфики европейской трансляции любых культурных ценностей и норм. Европейский культурный социокод разделил знаковую и поведен­ческую деятельность в обособленные области. Знаковая и, глав­ным образом, вербальная деятельность стала рассматриваться как наиболее адекватный научному знанию способ его трансляции. При этом неизбежно научное знание представало как деперсонифици-рованное, объективное по содержанию. Поэтому считалось, что для трансляции этого знания и его адекватного усвоения получателем достаточно перевести содержание этого знания в вербальный текст, написанный научным языком, т.е. языком, лишенным всякой экс­прессии и индивидуальной окраски.

Но британский философ М. Полани пришел к выводу, что в структуре познавательной активности, в актах научного творче­ства наряду с явными, легко вербализуемыми, существуют неяв­ные компоненты, которые невыразимы в слове. Явное знание По­лани называл интерперсональным, так как оно легко выражалось с помощью категорий и понятий, применяемых в данной области науки, а потому могло быть усвоено прежде всего учеными, даже не участвующими с автором данного текста в совместной научной работе. Неявное же знание — это личностное знание, вплетенное в личное искусство экспериментирования, в личные теоретические мыслительные навыки, которые всегда включают помимо парадиг-мальных установок личностные пристрастия и убеждения. Неявные компоненты научного творчества можно передать другому только в совместной научной работе, в совместных практических действи­ях, а не с помощью статей и выступлений на научных конференци­ях. В силу того, что неявное знание не может быть полностью эксп-


лицировано в вербальном тексте, оно транслируется «из рук в руки», т.е. через непосредственное обучение мастерству научного поиска в совместной научной работе. Такая трансляция неявного знания про­исходит в ходе совместно проводимого учеными эксперимента, в ситуации, когда ученый руководит научной работой своего ученика и т.д. Поэтому к описанным выше формам трансляции научного зна­ния Полани добавил невербальную форму, т.е. то неявное знание, которое невозможно выразить в статьях, учебниках и т.д.

Наряду с развитием уже существующих форм трансляции на­учного знания человечество постоянно ищет новые, более совер­шенные формы его хранения и передачи. Один из шагов в этом направлении - создание всемирной сети Интернет, что позволяет ввести дистантные формы образования, когда знание транслиру­ется не непосредственно от учителя к ученику, например, во время университетской лекции, а через анонимные тексты, содержащие нужную для обучающегося информацию. В этой ситуации акцент в классической цепочке «учитель — текст — ученик» переносится с учителя на текст.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.