Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Завершающий этап (терминация)





Завершающий этап арт-терапии является логическим продолжением тех процес­сов, которые были запущены на предыдущих этапах работы и в конечном итоге приводят к достижению определенных психотерапевтических эффектов. Данный этап можно также рассматривать как период подведения итогов и оценки резуль­татов психотерапии.

Терминация может быть как запланированной, так и вынужденной. Ее срок может специально оговариваться в психотерапевтическом контракте и опреде­ляться продолжительностью курса арт-терапии. В некоторых случаях, в особен­ности если речь идет о долговременной работе с неопределенными временными границами, срок терминации не оговаривается, но определяется по мере того, как специалист и клиент в процессе своей работы решают те или иные задачи. Вынуж­денная терминация может быть связана с различными факторами, такими как пе­реход психотерапевта на новое место работы или его переезд в другой город; его болезнь или смерть; болезнь самого клиента, возникновение у него финансовых затруднений или иных экстремальных ситуаций в его жизни и т. д. В некоторых случаях клиенты преждевременно завершают психотерапию в связи с тем, что проводимая с ними работа или поведение психотерапевта не соответствуют их ожиданиям или из-за возникновения у них сильных эмоциональных реакций на психотерапевта, которые не могут быть удержаны в границах психотерапевтиче­ских отношений.

Существует, таким образом, множество самых разных внешних и внутренних факторов, оказывающих влияние на сроки наступления терминации. Как отме­чают Заро и соавторы (1977), «начинающие психотерапевты предпо­лагают, что психотерапевтический процесс завершится довольно гладко в некое идеально подходящее для этого время, когда клиент решит все свои проблемы и научится самостоятельно справляться с новыми возникающими в его жизни труд­ностями. К сожалению, это происходит довольно редко. Завершение психотера­пии представляет собой компромисс между ожиданиями клиента и психотерапев­та и теми ограничениями, которые связаны с недостаточной мотивацией к работе, переживанием психического дискомфорта, стоимостью психотерапевтических услуг и множеством других факторов» (р. 142).



Так или иначе, психотерапевт и клиент должны стремиться к тому, чтобы мо­мент терминации был ими согласован и чтобы арт-терапевтический процесс не прекращался в одностороннем порядке. Очевидно, что преждевременный выход клиента из арт-терапевтического процесса в одностороннем порядке может нане­сти ему вред.

Терминация может сопровождаться оживлением сильных чувств, включая чув­ства утраты, горя, страха, гнева и др., нередко отражающих пережитый клиентом опыт «расставаний», что требует их специальной «проработки». Необходимо так­же учесть, что сопровождающие терминацию сильные переживания характерны не только для клиента, но и для психотерапевта, что диктует необходимость в адек­ватном выражении и анализе им своих переживаний.

Основными задачами психотерапевта на завершающем этапе арт-терапевтического процесса являются:

• создание условий для выражения клиентом своих чувств и потребностей, а также структурирование и организация при этом его поведения и деятель­ности;

• продолжение «диалога» с клиентом, необходимого для его дистанцирова­ния от прошлого опыта, осознания им своих переживаний и оценки резуль­татов арт-терапии;

• фокусировка внимания клиента на себе и своих внутренних ресурсах, не­обходимая для укрепления его личных границ, увеличения межличностной дистанции и укрепления веры в свои силы;

• привлечение внимания клиента к системе его социальных отношений, с тем чтобы подготовить его к встрече с новыми трудностями и использованию новых моделей поведения.

Терминационный этап арт-терапевтического процесса в целом имеет много об­щего с соответствующим этапом любой психотерапевтической работы. Вместе с тем ему присущи некоторые особенности, связанные с тем, что характерные для терминации переживания клиента выражаются им в значительной мере посред­ством изобразительной деятельности. Поскольку эти переживания достаточно сильны, взаимодействие клиента с изобразительными материалами и ранее со­зданной художественной продукцией может приобретать драматический оттенок. Нередки случаи деструктивных проявлений с попытками клиента уничтожить ранее созданные работы. На терминационном этапе подобные проявления могут играть как положительную, так и отрицательную роль. Положительная роль де­структивных проявлений связана с тем, что они могут отражать интернализацию пережитого клиентом в арт-терапевтическом процессе опыта и преодоление им зависимости от внешних (связанных с этим опытом) объектов. Это может также отражать его решительное и окончательное дистанцирование от психотерапевта и психотерапевтического пространства. Как отмечают Пэтрик и Уиншип (Ра1пск & ШтзЫр, 1994), «деструкция изобразительной продукции, в отличие от ее сохра­нения, может отражать интернализацию: клиент способен сохранить свой опыт арт-терапевтической работы и созданные им образы в своих воспоминаниях, и ему нет необходимости "цепляться" за изобразительную продукцию» (р. 22).

Шаверьен (ЗсЬауепеп, 1992) также рассматривает разрушение клиентом со­зданных им образов как положительное явление, указывающее на то, что клиент смог дистанцироваться от травматичного опыта, благодаря чему образ утрачивает способность оказывать на клиента какое-либо влияние.

Осознание клиентом психологического содержания созданных им образов ве­дет к их «депотенцированию», благодаря чему у него возникает к ним новое отно­шение: иногда — холодно-равнодушное, иногда — агрессивное. Так или иначе, те­перь клиент является «хозяином» своих чувств и способен контролировать их про­явление.

Деструктивные проявления на завершающем этапе арт-терапевтического про­цесса принципиально отличаются от тех деструктивных реакций, которые харак­терны для начала арт-терапии и связаны с «выплескиванием» чувств. В последнем случае попытки клиента уничтожить созданную им работу свидетельствуют о его неспособности удерживать аффекты и принять их в себе. В связи с этим Шаверь­ен (ЗсЬауепеп, 1992) пишет: «Когда образ теряет аффективную "заряженность", клиент может решить, что с ним делать. Изображение может быть взято клиентом с собой или оставлено в арт-терапевтическом кабинете. Клиент также может при­нять сознательное решение уничтожить свои работы. Когда он приходит к этому сознательно, согласуя свои действия с психотерапевтом, это может быть важным показателем его готовности завершить психотерапию» (р. 115).

Как бы то ни было, уничтожение клиентом своих работ может вызвать у психо­терапевта сильные переживания, включая чувства гнева, беспомощности, опусто­шенности, сожаления, отчаяния и т. д. Все эти чувства могут многое сказать пси­хотерапевту о состоянии клиента, но требуют дополнительного прояснения моти­вов его деструктивных действий и того, какой смысл клиент в них вкладывает. Давая клиенту возможность выразить связанные с терминацией сильные чувства и определенным образом структурируя их проявление за счет придания деструк­ции ритуального, символического характера, психотерапевт в то же время сохра­няет с клиентом обратную связь. Психотерапевт не должен ни препятствовать отреагированию клиентом своих чувств подобным образом, ни оставлять его дей­ствия без внимания и обсуждения. Столь же непродуктивным следует признать директивные попытки некоторых психотерапевтов «навязать» клиенту уничтоже­ние некоторых его работ в надежде, что это само по себе поможет ему освободить­ся от травматичного опыта.

Деструктивные проявления на завершающем этапе арт-терапии отмечаются, конечно же, не всегда. Чаще всего клиенты просто оставляют свои работы психо­терапевту, теряя к ним интерес. Иногда при этом клиент может осознанно или неосознанно делать это в надежде на новую встречу с психотерапевтом или про­должение арт-терапевтической работы. Большинство клиентов, однако, делают это в связи с произошедшей интериоризацией опыта арт-терапевтической работы и по­явлением у них спокойного отношения к своей изобразительной продукции. В не­которых случаях клиенту, может быть, попросту негде бывает ее хранить.

Определенная категория клиентов выражает желание взять некоторые или все работы с собой, что может свидетельствовать о высокой значимости для них того, что произошло с ними в арт-терапевтическом процессе. Когда клиент заби­рает с собой какое-либо из созданных им произведений, оно может выступать для него в качестве «транзитного объекта» (Винникот, 1980), и подобно тому как «транзитный объект» помогает ребенку дистанцироваться от матери, так и данное произведение помогает ему дистанцироваться от психотерапевта и достичь самодостаточности.

Кроме того, забирая свои работы с собой, клиент может вновь и вновь возвра­щаться к ним с целью анализа, что помогает ему лучше осмыслить опыт арт-терапевтического процесса и собственные переживания.

Одним из несомненных достоинств арт-терапии является то, что опыт участия клиента в арт-терапевтической работе облекается в создаваемую им изобразитель­ную продукцию, что позволяет проводить ее ретроспективный обзор на заверша­ющем этапе арт-терапевтического процесса и помогает ему интегрировать свои чувства и мысли.

Весьма полезным может быть использование особых «терминационных ритуа­лов», которые в арт-терапевтической работе могут совершаться посредством изоб­разительной деятельности, драматизации, игр и других форм творческой деятель­ности. Как пишет Т. Глаттхорн (2000), «терминационные ритуалы имеют индиви­дуальный характер и, метафорически выражая основные "уроки" психотерапии, утверждают ее положительную роль в жизни клиента» (с. 39). Кроме того, по­скольку при создании и использовании терминационных ритуалов, как правило, применяются визуальные метафоры, они позволяют создать более «безопасные» условия для отреагирования сложных, связанных с завершающим этапом, чувств, затронуть неосознаваемые переживания клиента и дольше сохранить в памяти клиента опыт его участия в психотерапии, обеспечивая более продолжительное сохранение достигнутых эффектов. Совместное же планирование терминационного этапа клиентом и психотерапевтом, создание ими ритуалов терминации дают клиенту ощущение большего контроля над своими переживаниями и собственных возможностей и способствует осознанию дальнейших перспектив (Кгатег, 1990). В глазах некоторых клиентов их работы могут иметь определенную эстетиче­скую привлекательность. Другие же берут работы с собой, опасаясь, что их могут уничтожить, выбросить или использовать против них. В большинстве случаев по­добные опасения можно предупредить или снять, подчеркивая полную конфиден­циальность арт-терапевтической работы при заключении психотерапевтического контракта и сообщая клиенту, как его изобразительная продукция будет исполь­зоваться в дальнейшем. Во избежание нежелательных последствий для клиента, связанных с ненадлежащим хранением и использованием его изобразительной продукции или ее уничтожением, правила обращения с ней специально оговари­ваются в этических кодексах арт-терапевтов. Так, пункт 2.4 Этического кодекса Британской ассоциации арт-терапевтов (ВААТ, 1994) гласит: «На всей создавае­мой клиентом в ходе арт-терапевтических сессий изобразительной продукции дол­жны указываться его фамилия, имя и дата. В ходе арт-терапии эта продукция дол­жна храниться в надлежащем месте. В тех случаях, когда срок лечения продолжи­телен и в связи с хранением изобразительной продукции возникают определенные проблемы, их необходимо решать вместе с клиентом. В большинстве случаев, од­нако, изобразительная продукция и описания хода сессий должны сохраняться арт-терапевтом в течение трех лет после завершения арт-терапевтического процес­са». Кроме того, если по истечении трех лет после завершения арт-терапевтической работы у психотерапевта появляется потребность использовать изобразитель­ную продукцию клиента для экспонирования, публикаций или научных исследо­ваний, он должен сохранять анонимность работ и не ущемлять при этом интере­сов клиента» (пункт 1.9).

Используя системные понятия, можно заключить, что на завершающем этапе арт-терапевтического процесса происходит следующее:

• дальнейшее развитие каналов энергоинформационной связи как между элементами системы психотерапевтических отношений, так и системой и внешним миром, с последующим разрушением (или значительным ослаб­лением) каналов энергоинформационной связи, связывающих клиента и психотерапевта (что обусловлено поддержанием высокого эмоционально­го резонанса и взаимным обменом клиента и психотерапевта чувствами, мыслями, потребностями и фантазиями; использованием интерпретаций и вербальной обратной связи; получением клиентом всей новой информации; «деконструированием» прежних форм репрезентации его опыта и создани­ем новых; его взаимодействием с созданной им изобразительной продукци­ей и осознанием ее смысла и, наконец, с прекращением клиентом внешних отношений с психотерапевтом и их интериоризацией, благодаря чему пси­хотерапевт превращается в один из элементов «внутрипсихического про­странства» клиента — инструмент его психологического дискурса с самим собой);

• прогрессивная дифференциация системы психотерапевтических отноше­ний, продолжающаяся до момента разрушения ее внешних границ, выхода ее элементов в окружающее культурное и социальное пространство и утра­ты системой ее прежних структурно-функциональных свойств (что связа­но с укреплением личных границ клиента, совершенствованием механиз­мов его психологической защиты и растущим дистанцированием от психо­терапевта; развитием у него новых потребностей и форм поведения, а также интериоризацией им опыта арт-терапевтической работы);

• поддержание системой динамического равновесия, обеспечивающего ее адаптацию к изменяющимся внутренним и внешним условиям и последу­ющим переживанием состояния «кризиса» и утратой равновесия (что свя­зано с сохранением высокого эмоционального резонанса между клиентом и психотерапевтом, высокой степенью их взаимной открытости для иссле­дования различных аспектов психической феноменологии и поведения клиента, освоением им новых форм поведения и развитием новых потребностей с последующей утратой клиентом и психотерапевтом цели и смыс­ла дальнейшей арт-терапевтической работы);

• достижение системой ее целей (что связано с получением определенного психотерапевтического эффекта, выражающегося в качественном измене­нии состояния, поведения, потребностей и социального функционирования клиента).

 

Заключение

 

• Арт-терапевтический процесс представляет собой ряд закономерно сменя­ющих друг друга стадий, каждая из которых отражает динамику художе­ственной экспрессии и психотерапевтических отношений.

• Описание и изучение арт-терапевтического процесса требуют использова­ния различных теоретических моделей, позволяющих отразить самые раз­личные его аспекты, а также сохранение высокой степени открытости ис­следователя для того, чтобы учесть не только то, что происходит в самом «психотерапевтическом пространстве», но и за его пределами, и так или иначе влияет на динамику арт-терапевтического процесса.

• Использование эклектического и системного подходов к описанию арт-терапевтического процесса, дополняемых стратегией постмодернистского «деконструирования», открывает новые возможности для изучения ком­плекса самых разнообразных феноменов, проявляющихся на разных его этапах.

 


Часть II

Групповая арт-терапия

Обязанности священников в день искупления И возьмет двух козлов, и поставит пред линем Господ­ним... и бросит Аарон о обоих козлах жребий: один жребий для Господа, а другой жребий для отпущения. И приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Господа, и принесет его в жертву за грех, а козла, на которого вышел жребий для отпущения, поставит живым пред Господом, чтобы совершить над ним очи­щение и отослать его в пустыню для отпущения...

(Левит 16:7-10)

 

 

Описанные в предыдущих главах факторы психотерапевтического воздействия в арт-терапии и стадии арт-терапевтического процесса относились главным образом к индивидуальной арт-терапии. В этой части книги нам предстоит рассмотреть раз­личные формы групповой арт-терапии и связанные с ней факторы психотерапев­тического воздействия. Кроме того, особое внимание будет уделено динамике групповой арт-терапевтической работы.

Разнообразие форм групповой арт-терапии и их продолжающееся развитие тре­буют, с одной стороны, их методологического обоснования и, с другой стороны, всестороннего исследования процесса групповой арт-терапии и различных связан­ных с ним внутриличностных, межличностных и общегрупповых феноменов. Эво­люция методов групповой арт-терапии связана с их проникновением в различные области их практического применения и созданием таких ее форм, которые в наи­большей степени отвечали бы особенностям тех или иных групп клиентов, усло­виям и задачам работы и являлись бы наиболее эффективными. Все это тесно свя­зано с продолжающимся интенсивным развитием теории и практики групповой вербальной психотерапии и стремлением арт-терапевтов активнее использовать ее достижения. Несмотря на появившиеся в последние годы многочисленные публика­ции, посвященные описанию различных форм групповой арт-терапии (Ас1ат5оп, 1984; Сазе & ОаПеу, 1992; МсЫеШу, 1987; 5Ы5е, 1990; Ша11ег, 1991,1993; МасЫШ, 1995; Ма1сЫосН, 1995), эти работы в целом достаточно противоречивы: одни авто­ры, такие, например, как Адамсон (АсЬтзоп, 1984), Лидьят (ЬусНаИ, 1971), Мак-лаган (МасЬа§ап, 1985), ставят во главу угла создание образов и интимный харак­тер творчества, почти полностью игнорируя при этом групповую динамику. Дру­гие, напротив, подчеркивают важность группового взаимодействия и феноменов переноса (МсКеШу, 1987; Зкапе, 1990; \Уа11ег, 1991,1993) и нивелируют значение художественной продукции (ТлеБтапп, 1987; §Цуег5<;опе, 1997). Имеется весьма ограниченное количество работ, посвященных подробному феноменологическому описанию процесса групповой арт-терапии, и, даже когда авторы все же описыва­ют этот процесс, они обращают преимущественное внимание лишь на те феномены, которые в наибольшей степени согласуются с их системой взглядов. С учетом всего этого можно заключить, что на сегодняшний день имеется большая потребность в использовании таких моделей исследования групповой арт-терапевтиче­ской работы, которые учитывали бы:

• многообразие действующих в ней факторов психотерапевтического воздей­ствия;

• комплексный характер проявляющихся в ходе групповой арт-терапевти­ческой работы феноменов внутриличностного, межличностного и обще­группового уровня;

• институциональные и иные контекстуальные факторы;

• не вписывающиеся в рамки существующей теории феномены.

Как было нами показано в предыдущих главах книги, все это имеет большое значение и для развития индивидуальной арт-терапии, поэтому можно говорить о необходимости использования новых моделей исследования и форм описания про­цесса как индивидуальной, так и групповой арт-терапии. Автор книги считает наи­более перспективным использование с этой целью эклектического и системного подходов.

При написании данной части книги автор стремился решить следующие основ­ные задачи:

• дать краткую характеристику основным формам групповой арт-терапии;

• охарактеризовать основные факторы психотерапевтического воздействия в групповой арт-терапии;

• использовать новые модели комплексного описания процессов групповой арт-терапии.

 

Глава 5





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.