Главная | Обратная связь
МегаЛекции

АКУСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СТАТИКИ РЕЧИ 5 глава





Стремечко передает к овальному окну улитки модуляции частоты и амплитуды. Модуляции частоты воспринимаются основной мембраной улитки, которая вместе с окружающей ее жидкостью резонирует в той или другой части. В зависимости от места максимального взмаха мембраны, которое может быть определено расстоянием от овального окна, к текторальной мембране будет прикасаться то одна, то другая группа нервных клеток, расположенных в утолщении основной мембраны. Низкие частоты замкнутся у вершины улитки, верхние — у ее основания. Таким образом, возникает два вида сигналов: а) сигнал о месте прикосновения максимальной амплитуды мембраны и б) сигнал о месте прикосновения меньших, частичных амплитуд мембраны. Иначе говоря, один сигнал будет передавать номер основной частоты, другой — номера гармоник или негармонических составляющих спектра. Так как эти сигналы возникают при замыкании и отсутствуют при отходе нервных окончаний от текторальной мембраны, то и получается двоичный код. Количество элементов кода определяется количеством мест прикосновений. Так происходит выделение и транспортировка дискретных, статических компонентов сложного звука — спектра.

Слуховой рецептор разлагает частоту сложного звука на ряд Фурье, ко не выделяет из этого ряда речевые- спектры—форманты. Это вытекает из наблюдений за случаями сенсорной афазии, при которой в кору транспортируются все виды спектров, но, вследствие нарушения центрального прибора фонематического слуха, больной не анализирует только речевые форманты, хотя может слышать все звуки и различать их по другим спектрам. В исследовании Л. А. Чистович 1 показано-, что при предъявлении испытуемым комплекса из двух полос шума или двух групп тонов весь комплекс воспринимается как целое. В том случае, когда уровень громкости одного из элементов сложного звука превышает на определенную величину /\ уровень громкости второго элемента, сложный звук воспринимается как этот более, интенсивный элемент. Если же выработать дифференцировку между сложным звуком и более сильной его составляющей, действующей изолированно, то величина К может быть увеличена на 10—15 дб, т. е. звуки будут различаться при меньшей разности интенсивностей. Это значит, что выделение спектральных составляющих происходит в результате центрального дифференцировочного процесса, в первичном же рецепторном анализе весь комплекс составляющих образует один дискретный сигнал.



В слухово-м рецепторе происходит также и первичное квантование звукового сигнала по силе (интенсивности). Согласно концепции Флетче-ра, сила колебаний основной мембраны вызывает в слуховом нерве поток импульсов с частотой, зависящей от этой силы. Число импульсов, которое может нести нервное волокно, равно 500. Усилению звука соответствует

1 Л. А. Чистович, Значение соотношений интенсивностей составляющих сложного звукового сигнала для его различения. Научное совещание по вопросам физиолог, акустики, 1954, стр. 34.

увеличение числа импульсов. Так, могут передаваться градации силы до 110 дб. При дальнейшем усилении звука до 140 дб вступают в действие соседние волокна нерва, которые несут добавочные залпьь импульсов.

Таким образом, квантование по силе производится по особым сигналам, образующим комбинацию из двух элементов кода: а) числа импульсов и б) числа волокон, по которым проходят эти импульсы. Ступени квантования определяются порогом различения. Так как по слуху может быть установлена величина удвоения громкости; то можно говорить об относительно равных ступенях прироста квантования в известном диапазоне. Хотя до сих пор еще не удалось отчленить роль рецепторного анализа ступеней интенсивности от центрального коркового анализа и синтеза, несомненно, что первичное деление силы звука по уровню происходит в слуховом рецепторе. Очевидно, что усиление звука связано с увеличением его энергии, что, конечно, тотчас же отразится на рецепторном приборе, тогда как выделение, например основного тона из спектра, зависит преимущественно от процесса дифференцирования. Центральный анализ и синтез вносят значительные изменения в шкалу рецепторного квантования, так как звуки, в особенности шумы, воспринимаются человеком предметно. Тикание часов, даже громкое, до 30 дб, кажется все же тихим, тогда как удар молотка по металлической трубе отопительной системы (60—70 дб) вызывает неприятное ощущение повышенной громкости, вследствие быстрого нарастания интенсивности. Дневной шум улицы (50—58 дб) мало замечается, так как обычно внимание слушающего отвлекается каким-либо другим занятием.

Иначе обстоит дело с квантованием по шкале ступеней основного тона и времени. В слуховом рецепторе нет приспособлений для шкалирования этих величин. Сетка высот и долгот устанавливается через дифференци-ровки в центральном анализе и синтезе. Интервальная природа звуковьь сотного слуха состоит в том, что одна частота сравнивается с другой. Как указывалось, в слуховом рецепторе основная частота включается в тот же самый код, как и составляющие сложного звука. Весь этот смешанный спектр и транспортируется в корковую часть слухового анализатора, поэтому и нет отделения основной частоты от составляющих/ В первичном анализе частота входит в статику, а не'в динамику звука. Однако есть все основания допустить, что у некоторых людей, обладающих так называемым абсолютным слухом, рецепторный прибор обеспечивает .отделение основной частоты от составляющих. По определению Б. М. Теплова1, абсолютный слух есть способность слышать в изолированном звуке музыкальную высоту, отдифференцированную от тембровых компонентов. Так как абсолютный слух является прирожденным и не вырабатывается в процессе накопления опыта, следует признать, что он обусловлен самим устройством слухового рецептора, а не условнорефлек-торными дифференцировками.

Что касается квантования звука по шкале длительности, то без дальнейших объяснений очевидно, что в процессе распадения звука на признаки теряются все точки отсчета. Импульсы следуют и транспортируются Друг за другом в той реальной последовательности, в какой они поступили в ухо, но так как статика отделена от динамики, то нарастание ^или падение интенсивности не связывается с каким-либо определенным статическим субстратом.

Таким образом, первичный рецепторный анализ звука происходит автоматически вследствие особенностей устройства самого слухового рецептора. По другим принципам развертывается центральный, корковый анализ и синтез звука. Здесь основную роль играет время. Аналитически разложенные признаки звука, поступающие в последовательном ряду,

1 Б, M. T e n л о в, Психология музыкальных способностей, изд-во АПН РСФСР, 1947, стр. 150.

синтезируются в одновременности, образуя целый комплекс. В одной из серий вышеуказанных опытов Л. А. Чистович испытуемым предъявлялась полоса шума или группа тонов в условиях маскировки их другим сложным звуком (более высокая полоса шума или группа тонов). При отставке маскирующего звука на 0,6—1,0 сек. до начала маскируемого- испытуемые дифференцируют полезный сигнал и помеху и могут обнаружить сигнал при значительно меньшем уровне его интенсивности, чем уровень помехи. Это значит, что первый поступивший сигнал удерживается до появления второго, но не смешивается с ним, а сопоставляется. Такое же явление происходит при восприятии слога, в котором обычно акустически мощный гласный сочетается с маломощным согласным. Последовательно поступающие по слуховому тракту нервные импульсы, вследствие кодирования эквивалентные звуковым спектрам, удерживаются в ядре слухового анализатора до момента прихода последнего элемента из состава принимаемой фразы. Однако одного удержания недостаточно для того, чтобы разновременный ряд превратился в одновременно обозримое синтетическое целое. Всякая система, независимо от того, из каких материальных элементов она состоит, определяется взаимоотношением этих элементов. Добавление или убавление, перестановка или выделение каких-либо элементов будет менять всю систему. Синтетическая звуковая система слова и фразы, рассыпавшаяся на элементы в слуховом рецепторе, теперь должна быть снова восстановлена с сохранением эквивалентности. Однако аналитическое распадение в слуховом рецепторе было еще не полным. В частности, статические компоненты — спектры — не были отделены от динамических модуляций основной частоты. Первая ступень коркового анализа и синтеза и состоит в том, чтобы произвести это отделение.

Отделение спектров от основной частоты возможно лишь в том случае, когда то и другое приобретает сигнальное значение. Отделение спектров от основных частот входит в аналитическую часть процесса. Но то же самое разделение является и синтезом, так как спектры объединяются по сигнальному значению в одну систему (статики), а основные частоты — в другую систему (динамики). Весь этот процесс происходит по достаточно хорошо изученным законам условнорефлекторной диффе-ренцировки. Если один набор спектров в процессе удержания сопоставляется с другим набором, отличающимся от первого только в одном элементе, то этот элемент дифференцируется от других и становится сигналом различия удержанных комплексов спектра. Однако такое дифференцирование достаточно лишь на короткое время удержания обоих комплексов. В этих условиях еще нет ничего такого, что сделало бы выделенный элемент постоянным различителем комплекса спектров. Полученный различитель является лишь временным. Если же сам набор принятых спектров обладает новым, особым и именно предметным сигнальным значением, т. е. является словом, то сигнальное значение, выделенное элементом из набора, замещается этим новым и постоянным значением и тогда сам элемент становится постоянным различи те л ем словесных значений и вводится в долговременную память.

Такой процесс перестройки временных, случайных различений в постоянные различители осуществляется подкреплением. Подкрепленное различение действует долговременно, так как подкрепленному явлению придана жизненно важная роль, в разбираемом случае — роль приема сообщения. Непринятое сообщение может поставить человека в чрезвычайно тяжелое положение, вот почему при приеме слов колоссально возрастает тонкость, сила и долговременность дифференцировок. Выше было указано, что это явление подтверждено и экспериментально.

Так как при противопоставлении набора спектров в разных повторяющихся рядах постоянными остаются только некоторые признаки спектров, а именно форманты, то любые динамические перестройки

например модуляции основного тона, не подкрепляются. Это и значит, что основная частота отделяется для выполнения других функций, о которых будет сказано дальше. В результате дифференцировочного процесса набор нервных сигналов, соответствующих звуковым спектрам, приобретает предметное значение. Самые сигналы спектров после этого переозначения становятся тембрами, а их набор — понимаемыми словами. Хотя сигнаглы спектров поступают обычно непрерывно один за' другим, после дифференцировки они группируются в целые одновременные и резко различные комплексы, составляющие слово. Это явление приблизительно можно иллюстрировать следующим условным примером. Сигналы спектров поступают так: Явместеснимпридусегодняквам. Принимаются же они как слова так: Я вместе с ним приду сегодня к вам. Слова, постоянно встречающиеся в разных комбинациях, различаются, даже если их элементы поступают сплошным потоком.

Таким образом, нервные сигналы, несущие на себе спектры, после 'приобретения ими функции постоянных различителей комплексов, обладающих предметным значением, становятся тембрами, состав которых является слуховым образом слова. Это то, что слышит человек, различая слова.

Однако на различении слов не закончился еще процесс анализа и синтеза сигналов, несущих звуковые признаки. Слова, применяясь в речи, дифференцируются в вертикальных рядах, вследствие чего при том же подкреплении выделяются морфемы и, сочетаясь в горизонтальном ряду фразы с другими словами, составляют сообщение. На этой ступени анализа и синтеза слова, кроме различительных признаков, приобретают опознавательные, категориальные и индивидуальные приметы. Изменение по форме выделяет категориальное тождество слов при постоянной изменчивости формальных примет. Кроме того, самый звуковой корпус слова в его тембровом составе только тогда сохраняет предметное значение, когда он в разных применениях разных людей обладает нормализованным, стандартным постоянством. Такая нормализация индивидуальных примет слова происходит при помощи квантования признаков звука по времени и силе. Слово произносится и слышится в пределах определенного времени. При этом на отдельные части слова отводится соотносительно разное время. При квантовании энергии соотносительно усиливаются и ослабляются те или другие части слова. Все эти процессы, развертывающиеся в минимальных слоговых квантах слова, объединяют его в общей сетке ступеней квантования в законченное по внешности целое, что в сумме и составляет индивидуальные приметы слова. По этим приметам оно узнается как носитель определенного предметного значения. Таким образом, отделенная в рецепторном анализе интенсивность как признак звука теперь включилась в синтез на определенном означенном словесном субстрате. Время, которое в рецепторе яе подверглось никаким изменениям, теперь получило на том же субстрате достаточно Твердые точки отсчета.

Наконец, при сочетании слов во фразы синтетическое удержание всех составных элементов обеспечивается яе только связью морфем и синтаксических конструкций, но и расширенным квантованием по всем трем модуляциям — высоты, громкости и времени. Сложившийся в сигнальных значениях речевой субстрат снова расчленяется на некоторые слоговые элементы, которые вступают во взаимоотношения сопоставления и следования. Это достигается распределением слогов и элементов по интервалам высоты, ступеням громкости и градациям темпоритма. Включение этой новой стадии анализа и синтеза приводит к новому переозначению словесных комплексов. Они приобретают полный и точный конкретный смысл. Теперь поток последовательных и раздробленных в анализе элементов превратился в одну целую и законченную мысль — сообщение.

Так как в процессе синтеза из множества элементов звука образовалось одно простое целое, нет необходимости при приеме новой фразы удерживать все множество ранее принятых элементов. Оно замещается этим целым. Особенностью конечного целого является то, что оно может быть заново воспроизведено с сохранением тех же предметных значений, но в составе новых слов. Иначе говоря, одна и та же мысль может быть выражена разными словами. Целая группа мыслей может быть замещена одним или несколькими словами. Так, по мере усложняющегося синтеза и эквивалентных замен сохраняются лишь пути связей, ходы мысли, способы соединения, по которым может быть восстановлен эквивалентный словесный ряд. Когда этот процесс завершился, можно сказать, что состоялся прием некоторой системы словесных сообщений. Правильность приема может быть проверена пересказом.

Если кратко перечислить приспособления для приема речи по рассмотренным этапам анализа и синтеза, то получится следующая цепь звеньев: 1. Первичное аналитическое распадение синтетических акустических комплексов в слуховом рецепторе на отдельные признаки звука (спектры и первичное квантование интенсивности) и переход этих признаков на новые несущие сигналы — нервные импульсы. 2. Удержание поступивших сигналов на время приема отдельного простого сообщения (фразы). 3. Включение механизма постоянных различителей, отделение основной частоты от спектра, выделение речевых формант и в связи с этим первичный синтез слова в тембрах. 4. Узнавание слова из состава усвоенного лексикона по категориальным и индивидуальным приметам и в связи с этим полный синтез отдельного слова. 5. Синтез слов в систему сообщения по усвоенному применению правил грамматики и логики. 6. Различение ступеней интонационного квантования по высоте, громкости и долготе и в связи с этим переозначение словесных комплексов применительно к ситуации. 7. Понимание мысли отдельного сообщения и удержание ее через какой-либо заменитель. Таков путь приспособления для приема речи. Он начинается с анализа и кончается синтезом.

§ 16. МЕХАНИЗМ ВОСПРОИЗВОДСТВА РЕЧИ (ОТБОР ЗВУКОВ ДЛЯ СОСТАВЛЕНИЯ СЛОВ)

Воспроизводство речи проходит обратный путь, начинаясь с синтеза и кончаясь распадением на самые последние элементы. И только на выходе речевых эффекторов снова получается синтезированная речь, " предназначенная для слуха. Однако для того, чтобы поиять весь путь воспроизводства речи и проследить необходимые для этого воспроизводства приспособления, следует изучить главным образом момент перехода от анализа к синтезу на выходе речевых эффекторов. Такой способ изучения не только удобен и практически плодотворен, но и вытекает из сущности процесса воспроизводства речи. Речедвига-тельный анализатор первоначально совершенно пуст. Он не содержит никаких связей, возбуждение которых позволяло бы управлять речевыми эффекторами. Приобретение этих связей происходит через опыт самих эффекторов, которые по обратной связи сообщают о ходе выполнения ими работы.

Вообще же говоря, изложение, как и изучение процесса воспроизводства речи, может быть разделено на две части. Если допустить, что лексикон уже усвоен в необходимом составе, тогда возникает только проблема отбора слов из этого лексикона, так как синтез на выходе эффекторов к этому моменту вполне сложился. Кроме того, при отборе слов речевые эффекторы приторможены, а синтез звуковых признаков, может быть заменен, например буквами.

Если же допустить, что лексикон еще не усвоен, тогда возникает проблема образования лексикона, который не может сложиться иначе»

как через работу речевых эффекторов. Первоначально выгоднее исходить из второго предположения. Разделение проблематики на две части об-•условлено самой конструкцией механизма речи, состоящего из двух. Основных противостоящих звеньев, о чем говорилось в начале этой главы. Если считать, что в центре этого механизма! находится лексикон из известного состава слов, то, с одной стороны, возникает необходимость узнать, как, по каким правилам и из каких элементов составляются слова лексикона, с другой стороны, надо выяснить, как и по каким правилам из образовавшихся слов, как из элементов, составляется сообщение.

Для решения первого вопроса и исследования пути перехода от синтеза к дробному анализу и снова к синтезу речи на выходе эффекторов достаточно рассмотреть простейший случай произнесения слога, например а или па, в общей форме. Если механизм способен к производству слога, он может воспроизводить речь.

Запуск механизма речи начинается с воспроизводства образа слова или слога. Этот образ является синтетическим, так как содержит множество варьируемых признаков, несущих на себе определенные сигнальные значения. Восклицание а/, вопрос а?, угроза aaf удивление а, подтверждение и т. п. — различны как по вариациям признаков, так и хю сигнальному значению. Такой образ не просто эквивалентен, а вполне тождествен тому образу, который возникает при приеме речи, так как тождественны принимаемые и воспроизводимые сигнальные значения, хотя комбинационный отбор их может быть различен. Вопрос а? и восклицание а! по сигнальным значениям тождественны для обоих говорящих, они не могут перепутываться, хотя и могут иметь разную степень жизненного воздействия.

Для того чтобы эти сигнальные значения были переданы другому человеку, необходимы такие несущие сигналы, которые были бы способны заместиться другими эквивалентными (акустическими) сигналами и тем самым без потерь доставить эти значения к слуховому анализатору слушающего. Конкретно, первого вида сигналами являются нервные импульсы из ядра двигательного анализатора, сигналами второго вида — мышечные движения речевых эффекторов и третьего вида — акустические.

Речевые эффекторы представляют собой сложную систему мышечных синергии. К каждому мышечному волокну должен быть подан особый, раздельный нервный импульс. Этим и определяется необходимость распадения сложного синтезированного образа на дробные импульсы. Эквивалентность сигналов сохранится лишь в том случае, если каждый из них будет включен или выключен в точно определенный момент, соответствующий той синтетической системе, кото*рая передается.

Не трудно установить, что и здесь код будет двоичным. Мышечное волокно может принять только два положения, оно может сокращаться или расслабляться. Соответственно и нервный импульс может быть или возбудительным, или тормозным. Комбинации этих величин 1 и 0 в разных местах системы речевых эффекторов и составят таблицу кода, который 'будет обеспечивать эквивалентность при переходе сигнальных значений с одной системы несущих сигналов на другую. Задача состоит в том, чтобы определить эти места. Для этого нет необходимости рассматривать поведение каждого мышечного волокна; достаточно установить основные группы синергии, включение которых обеспечивает образование определенных признаков речевого звука. К этим синергиям относятся три речевые системы движений — резонаторная, генераторная и энергетическая. Нервные импульсы должны быть посланы в каждую из этих систем одновременно, иначе на выходе эффекторов не может появиться звук речи. Однако для образования статики и динамики, т. е. звука во всех его как качественных, так и квантованных модуляциях, должны быть посланы импульсы в разные места каждой из систем. Так

как слово составляется из набора звуков двух видов — гласных и согласных, то для каждого из этих видов может быть составлена особая, кодовая таблица, определяющая места включения и выключения определенных мышечных синергии.

Ниже приводится схема кода для гласных (табл. 1). В качестве примера взято произнесение а, при этом 1 обозначает включение данной группы синергии, а 0 — обозначает отсутствие нервного импульса или торможение.

Эта схема в части расположения мест в ротовом резонаторе составлена на основе общеизвестных в фонетике наблюдений. В части же глоточного резонатора и энергетической системы она опирается на факты, изложение и объяснение которых дается в третьей части нашей работы.

В контексте данной главы рассматривается лишь кодовый принцип передачи сигнальных значений с одних несущих сигналов на другие, т. е, переход от ряда речедвижений к акустическому ряду.

Схема применительно к произнесению простого слога а читается так. Язык при произнесении гласных может занять три места по ряду (переднее, среднее и заднее) и три места по подъему (верхнее, среднее, нижнее). Губы могут быть напряжены и несколько сближены ила ослаблены (лабиализация). При произнесении а язык получает положительный импульс на задний ряд и нижний подъем (единицы в соответствующих клеточках). Во всех остальных местах — нулевой импульс.

Глоточная трубка при произнесении гласных русского языка меняется по объему в шести ступенях. При произнесении а она является наиболее узкой. Это значит, что все три сжимателя глотки (верхний, средний и нижний) получают импульсы на максимальное сжимание и соответственно минимальный объем трубки, поэтому единица поставлена в клеточке минимального объема. Дополнительно к этому глоточная трубка в пределах каждого объема может модулировать, изменяя громкость звука и образуя слоговые кванты. Это обозначено на 'схеме прямоугольником с надписью «Квантование». Носоглоточный резонатор не модулирует, поэтому ему отведена только одна клеточка (место). Он может быть или включен (путем отхода нёбной занавески кпереди), или выключек (путем отхода ее кзади). При произнесении русского а носоглоточный резонатор выключен, поэтому в клеточке поставлен нуль.

Генераторная система состоит из двух отделов — голосового и шумового генераторов. При произнесении гласных всегда включен голосовой генератор ( + ) и выключен шумовой (•*—). Соответственно в клеточке голосового генератора поставлена единица и нуль в клеточке шумового. При произнесении же согласных всегда включен шумовой генератор^ но может дополнительно включаться и голосовой. Кроме того, голосовой генератор при произнесении гласных производит квантование звука по шкале частоты от 80 кол!сек до 1100 кол/сек.

Энергетическая система состоит из двух отделов: в одном из них посредством перекрытия воздухоносных путей регулируется количество подаваемого воздуха, в другом отделе путем опускания и поднимания диафрагмы и межреберных мышц регулируется сила воздушного давления. Соответствующие факты, документирующие эти соотношения, будут приведены в главе о речевом дыхании. Энергетическая система выполняет преимущественно функцию квантования, но так как при образовании каждого из элементов статики речи необходимы, как видно из схемы, разные аэродинамические условия, то на каждом из звуков речи соотношение отдела А и Б постоянно. Это значит, что при включении определенных мест, показанных на схеме, подается определенная порция воздуха, которой сообщается определенная степень сжатия, что обозначено в клеточках 1, 2, 3...6... и «подъем», «опускание». При произнесении а подается наименьшая порция воздуха. Диафрагма совершает непрерывное слоговое движение вверх и вниз, разное, в зависимости от

СХЕМА КОДА ГЛАСНЫХ (РУССКОГО ЯЗЫКА) Случай произнесения а

Таблица 1

         
    (! Язык Губы  
      Ряды Подъем  
    Ротовой резонатор передний средний задний верхний средний нижний  
      0 0 1001 0  
  Резонаторная система   Объем и форма  
    резонатор 123456.,, Квантование  
      1 00000  
  ! Носоглоточный резонатор Нёбная занавеска 0  
    Г олосовые связки Шумовой генератор  
  Генераторная 1 Квантование ''  
  система   1 0  
      1 °  
  Энергетическая А. Воздухоносные пути (Гладкие мышцы) Степень открытия Б. Внешнее дыхание (Поперечно-полосатые мышцы: межреберные, диафрагма)  
  система 1 '2 3 4 56 Подъем i Опускание  
    1000 0 0 1 | 0 1 фаза  
      ! Квантование ! 0 10 ! ................. ; z фаза  
         

состава звуков в слоге. Соответственно на схеме даны две последовательные фазы (1 и 2). Величина подъема и опускания диафрагмы условно обозначена цифрами в десятизначной шкале. При произнесении слога а диафрагма в первой фазе поднимается на 1, во второй фазе опускается на 10. Явление парадоксального движения, диафрагмы будет в дальнейшем разъяснено специально.

Слово составляется из двух наборов звуков — гласных и согласных. Они следуют друг за другом и могут смешиваться лишь в квантах слога. Так как они отбираются, так сказать, из разных касс, то и кодовая схема их различна.

При произнесении согласных (табл. 2) ротовой резонатор и шумовой генератор совпадают. Турбулентность, появившаяся в воздушно-й струе, проходящей через узкую щель или образующейся после взрыва затвора, генерирует звук, а свободное пространство рта и глотки является резонатором. Как будет показано дальше, резонанс пооисходит даже при взрыве губ на б — во рту и в глоточной трубке, 'так как трубка на всех согласных принимает совершенно определенную форму. При произнесении звука, например с, единица будет в первой клеточке схемы шумового генератора. В остальных местах — нули. В глоточном резонаторе единица будет в 4-й или 5-й клеточке (точное установление этих мест в глоточном, резонаторе пока затруднительно). В клеточках схемы носоглоточного резонатора и голосового генератора будут нули, в энергетической системе, в зависимости от квантования слоговой позиции, будут заняты единицей 6-я—9-я клетки.

Если же будет произноситься звук с', т. е. с мягкое, то в ротовом, шумовом генераторе, кроме места 1, единицей будет занято место 5, так как язык при смягчении средней частью спинки дополнительно поднимается к твердому нёбу (йотирование). Если произносится просто / (/ß-я), то единица будет только на пятом месте. При мягком с в схеме глоточного резонатора единица сместится с клеточки 4 или 5 на клеточку 10 или 12, т. е. произойдет расширение глоточной трубки. Соответственно усилится подача воздуха.

При произнесении так называемых аффрикат, например ц, единица появится в схеме шумового генератора сперва в клеточке 2, потом здесь будет нуль, и единица появится в клеточке 1. Это значит, что смычной затвор перешел в щель, в этот момент возникает определенного типа турбулентный поток воздуха. Глоточный резонатор совершит также смену двух форм, и единица перескочит с низкого номера на более высокий.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.