Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Занятие №1. Научно-педагогические основы курса




Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Нижегородский государственный педагогический университет

С.Г. ПАВЛОВ

ОСНОВЫ РУССКОГО ЯЗЫКОВОГО МЕНТАЛИТЕТА:

 

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

 

Нижний Новгород

 


УДК 808.2(07)

ББК 81.411.2р3

П 121

 

П 121 Павлов С.Г.

Основы русского языкового менталитета: Учебно-методическое пособие. – Н. Новгород: НГПУ, 2011. – 179 с.

 

В данном пособии анализируется национальное своеобразие русского народа, отраженное в его языке, истории и культуре, предлагаются методологические подходы к описанию национального менталитета. Материал пособия включает сумму междисциплинарных знаний, обобщающих пятилетнюю подготовку филолога. Мировоззренческий компонент курса обоснован традициями русской науки, культуры и религии. Пособие предназначено студентам-филологам, а также может представлять интерес для преподавателей и аспирантов, занимающихся проблемами лингвокультурологической и этнопсихологической специфики.

 

УДК 808.2(07)

ББК 81.411.2р3

Рецензент:

докт. филол. наук, профессор Т.Б. Радбиль

Ответственный редактор:

докт. филол. наук, профессор Н.Е. Петрова

 

 

© Павлов С.Г., 2011

 


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.............................................................................................................................................................................................. 4

От автора............................................................................................................................................................................................. 6

Занятие №1. Научно-педагогические основы курса................................................................................................... 13

§ 1. Гумбольдтианство – теоретический фундамент курса............................................................................................................ 13

§ 2. Практическая и педагогическая составляющая курса............................................................................................................ 17

Занятие № 2. Национальный менталитет как объект изучения........................................................................... 21

§ 1. О термине менталитет............................................................................................................................................................... 21

§ 2. Народ как коллективный субъект. Модальная личность........................................................................................................ 25

§ 3. Национальный, социальный и индивидуальный менталитет................................................................................................. 26

Занятие № 3. Методологические подходы........................................................................................................................ 30

к изучению менталитета........................................................................................................................................................... 30

§ 1. Аксиологический подход............................................................................................................................................................ 30

§ 2. Лингвокогнитивный и лингвокультурологический анализ....................................................................................................... 32

§ 3. Ономасиологический подход..................................................................................................................................................... 35

§ 4. Семасиологический подход....................................................................................................................................................... 37

Занятие № 4. Оценочный подход при изучении менталитета................................................................................ 44

§ 1. Оценочность как элемент гуманитарной науки........................................................................................................................ 44

§ 2. Проблема критерия.................................................................................................................................................................... 50

§ 3. Оценочность при изучении национальных менталитетов...................................................................................................... 53

Занятие № 5. Отражение ментальных особенностей в языке и проблема интерпретации.................... 60

§ 1. Языковые единицы и проблема интерпретации..................................................................................................................... 60

§ 2. Лексика и фразеология.............................................................................................................................................................. 65

§ 3. Грамматика................................................................................................................................................................................. 69

Занятие № 6. Менталитет и внутренняя форма языка................................................................................................ 74

§ 1. Понятие внутренней формы языка.......................................................................................................................................... 74

§ 2. Дух народа.................................................................................................................................................................................. 77

§ 3. Дух народа и «внутренняя форма» цивилизации.................................................................................................................... 79

§ 4. Внутренняя форма как детерминанта языка.......................................................................................................................... 82

§ 5. Сопричастность – детерминанта русской цивилизации.......................................................................................................... 85

Занятие № 7. Религиозные основы...................................................................................................................................... 90

русского языкового менталитета....................................................................................................................................... 90

§ 3. Концептсфера – основа национального бытия....................................................................................................................... 90

§ 1. Язык, мышление, поведение.................................................................................................................................................... 90

§ 2. Онтологическая концепция языка............................................................................................................................................ 92

§ 3. Концептсфера – основа национального бытия....................................................................................................................... 98

Занятие № 8. Русские языковые и этнопсихологические константы............................................................ 110

§ 1. О понятии этнических констант.............................................................................................................................................. 110

§ 2. Языковые и этнопсихологические константы........................................................................................................................ 112

Занятие № 9. Славянский, древнерусский и русский менталитет..................................................................... 119

§ 1. Факторы формирования русского менталитета.................................................................................................................... 119

§ 2. Периодизация временных пластов в русском языке и менталитете................................................................................... 120

Занятие № 10. Советский менталитет............................................................................................................................... 131

§ 1. Два периода советской истории............................................................................................................................................. 131

§ 2. Языковое выражение латентной религиозности советского менталитета......................................................................... 136

Занятие № 11. Современный русский менталитет и глобализация.................................................................. 140

§ 1. Информационная безопасность............................................................................................................................................. 140

§ 2. Культурное самоопределение................................................................................................................................................. 142

§ 3. «Общечеловеческие ценности»............................................................................................................................................. 144

Заключение.................................................................................................................................................................................... 154

Литература к курсу..................................................................................................................................................................... 157

и требования к итоговой работе студента................................................................................................................... 157

Приложение № 1............................................................................................................................................................................ 159

Приложение № 2........................................................................................................................................................................... 163

Приложение № 3............................................................................................................................................................................ 172

 


 

ВВЕДЕНИЕ

Курс «Основы русского языкового менталитета» завершает мировоззренческую, научно-теоретическую и профессионально-педагогическую подготовку филологов. В своей содержательной основе он строится как лингвокультурологическая и лингвофилософская систематизация полученных за годы обучения в педагогическом вузе разноотраслевых гуманитарных знаний. Данное пособие, основываясь на требованиях основной образовательной программы высшего профессионального образования, ориентировано на формирование общекультурных, научно-педагогических и личностных характеристик студента, который

1) в области общекультурной компетенции:

владеет культурой мышления, способен к обобщению, анализу, восприятию информации, постановке цели и выбору путей её достижения (ОК-1);

способен анализировать мировоззренческие, социально и личностно значимые философские проблемы (ОК-2);

способен понимать значение культуры как формы человеческого существования и руководствоваться в своей деятельности современными принципами терпимости, диалога и сотрудничества (ОК-3);

способен логически верно строить устную и письменную речь (ОК-6);

готов к взаимодействию с коллегами, к работе в коллективе (ОК-7);

готов к терпимому восприятию социальных и культурных различий, уважительному и бережному отношению к историческому наследию и культурным традициям (ОК-14);

способен использовать навыки публичной речи, ведения дискуссии и полемики (ОК-16).

2) в области общепрофессиональной компетенции:

способен использовать систематизированные теоретические и практические знания гуманитарных, социальных и экономических наук при решении социальных и профессиональных задач (ОПК-2);

владеет основами речевой профессиональной культуры (ОПК-3);

способен нести ответственность за результаты своей профессиональной деятельности (ОПК-4);

способен к подготовке и редактированию текстов профессионального и социально значимого содержания (ОПК-6).

3) в области педагогической деятельности:

способен реализовывать учебные программы базовых и элективных курсов в различных образовательных учреждениях (ПК-1);

готов включаться во взаимодействие с родителями, коллегами, социальными партнерами, заинтересованными в обеспечении качества учебно-воспитательного процесса (ПК-5).

4) в области культурно-просветительской деятельности:

способен профессионально взаимодействовать с участниками культурно-просветительской деятельности (ПК-9) и решать задачи воспитания средствами учебного предмета (ПК-12).

Цель курса – разобраться в сложнейшем переплетении проблем, находящихся в фокусе внимания лингвистики, этнопсихологии, культурологии, истории, социологии, политологии.

Обусловленные целью задачи:

– представить возможные методологические подходы к изучению языкового менталитета;

– дать методические образцы анализа языковых фактов, рассматриваемых как опредмеченное проявление менталитета;

– обосновать оценочный подход к изучению фактов языка и культуры как альтернативу мультикультуральной идеологии «общечеловеческих ценностей»;

– показать ментальную основу русской идентичности в виде главных культурных концептов;

– проанализировать современные тенденции в культурно-языковой и этнической области;

– стимулировать стремление к самостоятельному системному филологическому мышлению – историко-культурному и собственно лингвистическому.


От автора

В 40-х гг. ХХ в. психолог и философ Э. Фромм писал: «Студенты вынуждены поглощать такое количество информации, что у них едва хватает сил и времени, чтобы думать.<…> Сегодня наблюдается огромный подъем, энтузиазм в получении образования, но одновременно наблюдается и скептическое или пренебрежительное отношение к неправедно утверждаемым непрактичности и бесполезности мышления, которое целиком поглощено «исключительно» познанием истины и которое на рынке не имеет никакой меновой стоимости»[1]. Подобная инструментализация образования вводится Болонским процессом и в современной России. Многим уже представляется нормой: имею знания и продаю их, чтобы иметь возможность получить свое удовольствие в «уикенд». На самом деле это свидетельство аномальной мутации традиционного мироощущения и поведения русского человека и российского гражданина.

В декларируемых сегодня приоритетах образование лишается самоценности и связывается с прагматическими целями, сформулированными без учета национальных менталитетов и традиций. Акцент на конъюнктурный принцип образования противоречит менталитету русского человека. Естественный конкурсный отбор происходит всегда и везде. Нет нужды интенсифицировать соревновательность, тем более мотивируя это экономическими стимулами. Иначе процесс получения образования превратится в «крысиную гонку», где призом является социальный престиж и коммерческий успех, а побочным эффектом опустошенность, депрессия и фрустрация[2]. В «Бизнес-словаре» понятие «крысиная гонка» определяется как «образ жизни в обществе с рыночной высокоразвитой экономикой, характеризующийся высокой личной и общественной активностью» (http://www.businessvoc.ru/bv/TermWin.asp?theme=&word_id=2919). Но у России не западный темпоритм, иные представления об успехе и морально оправданных средствах его достижения.

По нашему глубокому убеждению, принятый Западом образ жизни противопоказан не только русским, но и вообще человеческой природе. Американский профессор права Г.Д. Берман (1918-2007) писал: «Западный человек переживает в наши дни кризис целостности – подобно тому, что переживают люди после пятидесяти, когда с величайшей серьезностью и часто в панике спрашивают себя, зачем им была дана жизнь и что ждет их впереди. Теперь же этот вопрос мы задаем не только как индивиды, но и как нации и группы людей внутри наций»[3]. Экономически благополучные страны в то же время лидируют по уровню суицида (Япония, Финляндия, Голландия). Успех оплачивается неприемлемо высокой ценой.

Ключевая разница между традиционным и болонским подходом к образованию видится нам в противопоставлении знания и компетенции. Знание как уникальный сплав объективных сведений и личностно окрашенных смыслов призвано уступить место компетенции – логико-понятийному, унифицированному набору фактов и навыков. Логические дефиниции иногда скрадывают разницу. В таком случае удобнее прибегнуть к образам и аналогиям. Разница между знанием и компетенцией такая же, как между написанным от руки и отксерокопированным конспектом. Запись, прочувствованная, пропущенная через сознание и моторику пишущей руки, становится органической частью нашего опыта. Затраченный труд делает информацию эмоционально ценной, что позволяет эффективно ей оперировать – защищать, критиковать, дополнять. Конспект с подчеркнутыми строчками остается чем-то внешним по отношению к нашему «Я», невыношенным и невыпестованным «чужим ребенком».

Контроль усвоения учебной информации осуществляется вербально и текстуально. Знание лучше всего выражает себя в сочинении – в творчестве с допустимыми в определенных интерпретационных рамках вариациями. Это делает мышление гибким и эвристичным, позволяя ориентироваться в нетривиальных ситуациях. Компетенция связывается с тестом, жестко программирующим мышление, которое немедленно испытывает сбои в непредусмотренных алгоритмом случаях. Студент набирает сумму компетенций, которые помогут ему реализовать себя на рынке. При этом стандартизируется и притупляется творческое мышление. «Узкий специалист», теряющийся едва речь выходит за пределы его профессиональной компетенции, – реальность западной системы образования.

Компетенция – это переписанное в терминах рынка, коммерциализированное знание. Знание – средство интеллектуального и эмоционального удовлетворения, компетенция – способ делать карьеру. Характерно изменение коннотации слова карьеризм. В советское время карьеризм не приемлем: «Карьеризм (неодобр.). Погоня за карьерой, стремление к личному благополучию, продвижению по службе в личных интересах» (Ожегов-Шведова). Для поколений, сформировавшихся в 90-е ХХ в. и 2000-е карьеризм становится допустимой мотивацией профессиональной деятельности. Не принимая во внимание совесть, карьеризм как служение себе легко стилизовать под служение Родине, людям, науке и т.п. Особенно если содержание и результаты различно мотивированных действий формально совпадают. Тем более, что карьеризм стал выгоден и самому начальству: «Так сложилось в современном обществе, что стремление к карьерному росту(или иногда это называют карьеризмом) исключительно приветствуется работодателем. Видимо, начальство надеется, что в погоне за карьерой человек будет готов на любые условия: сверхурочные, командировки, незадокументированные обязанности и так далее»(http://jobhack.com/2009/04/karerizm-za-i-protiv/).

Нерассуждающее согласие на правильность и легитимность принятого «наверху» решения не позволяет разглядеть очевидного. Болонья – локальный технологический узел глобальной системы «Интеграл», занятой построением Нового мирового порядка (НМП). Именно сейчас, когда на историческом горизонте появились его очертания, становится понятным более глубокий смысл пророческого послания Е. Замятина о строителях Интеграла и их жертвах. «Несоветское» прочтение романа гораздо актуальнее: «Если они не поймут, что мы несем им математически-безошибочное счастье, – наш долг заставить их быть счастливыми. Но прежде оружия – мы испытываем слово» («Мы»).

Новое слово творит новый мир – прозрачный мир компьютерных технологий и порабощенного ими человека. Слово строителей Интеграла пронизывает и семантически окрашивает весь современный дискурс – политический, экономический, образовательный, философский, религиозный. Тот в свою очередь предопределяет интерпретацию событий. Человек оказывается во власти новояза, моделирующего его мышление и поведение в заданном направлении. Чтобы Болонская система не превратила нас в винтики системы НМП, рекомендуется все-таки думать. По-русски – глубоко и комплексно, критерием эффективности образования поставляя не экономическую пользу, но бескорыстную Истину.

Историк В.Н. Татищев (1686-1750) очень выразительно сформулировал одну из задач лингвистики: «Наипаче всего нужно каждого народа язык знать, дабы чрез то знать, коего они отродья суть»[4]. Речь шла о генеалогии народов. Но изучение языка имеет гораздо большее значение, чем установление этнического родства. Язык кодирует предметы внешнего мира и внутренние состояния человека. По языку можно узнать не только происхождение и историю народа, но и сокровенную часть его соборной личности – психологические черты, уровень морального сознания и духовности, потребности, скрытые мотивы поведения. Одним словом, всё, что необходимо для правильного понимания культурных «текстов» – от бытового разговора до политических событий. А в конечном итоге для того – чтобы быть спокойным и счастливым в допустимой русским менталитетом и современными обстоятельствами мере.

Человек всегда живет во имя чего-то, выходящего за пределы его биологичности. Если цель существа – исключительно физиологическое удовольствие, то это существо не homo sapiens. Стремлению к блаженству заложено в человеке, но если в конкуренции потребностей побеждают примитивные, это будет удовольствием животного. У такого индивида нет того, что принципиально отличает людей от животных – неутилитарного Культа как в широком общекультурном, так и в специфически религиозном смысле. С этой точки зрения русские – народ особый. Искусство для нас не просто эстетический феномен, а вид служения Истине. Один французский славист говорил пушкинисту В.С. Непомнящему о русских: «Нам трудно понять ваше отношение к искусству. Для нас поэзия – высокая словесность, а поэт мастер. Для вас поэзия соседствует с культом, а поэт – пророк. Я понял это, когда прочел Пушкина»[5].

Пушкин – квинтэссенция нашей культуры и в определенном смысле «наше всё» (А. Григорьев). Однако следует уточнить. Пушкин – наше не всё, потому что к нему, как инструкция по применению, прилагается не просто сочувственный взгляд эстета, а загадочная русская душа. Без ее чувствующей и познающей силы Пушкин останется лишь технически великолепным версификатором и прозаиком. О загадке русской души в самой России сейчас принято говорить с иронией или даже уничижительно-скептически. Но факт остается фактом. Россия даже в ее демократической версии продолжает быть глубоко непонятной для иностранцев: пугающей, обаятельной, презренной – разной, но всегда в чем-то принципиально иной, чем их географические и культурные соседи. Романо-германскому суперэтносу[6] Запада противостоит не суперэтнос славян, а именно Россия.

В любой исследовательской деятельности принято опираться на осмысление истории изучаемого феномена и фундаментальные идеи, объясняющие детали частного порядка. Приступая к изучению русского менталитета, необходимо найти наиболее общие его начала. «Разгадка» русской души проста – ее религиозность.Русский человек – заложник своего духа, ищущего метафизического Абсолюта. Если попытаться указать истоки русской религиозности, можно согласиться с Л.П. Карсавиным: «Итак, основную черту русского национального характера, «русской души», я усматриваю в тяге к абсолютному…»[7]. Лингвистический аспект стремления к «абсолютному» и «высшим ценностям» представлен в работах А. Вежбицкой, отмечающей у русских склонность «Высказывать абсолютные моральные суждения и связывать моральные суждения с эмоциями»[8].

Русский не умеет довольствоваться сытой и относительно добропорядочной жизнью западного интеллектуала, буржуа или домохозяйки. М. Горький вспоминал, как Л. Андреев цитировал В.Г. Белинского: «Позвольте, – мы еще не решили вопроса о бытии Бога, а вы обедать зовете!» Это же – не Белинский говорит, это – вся Русь говорит Европе, ибо Европа, в сущности, зовет нас обедать, сытно есть, – не более того!»[9]. Заметим, что все трое – атеисты. Религиозные мыслители и писатели отвечают на их поставленные со всей русской серьезностью и принципиальностью вопросы.

Философ и богослов В.И. Несмелов вывел внешне парадоксальную формулу человеческого счастья: «Великое счастье для человека заключается в том, что никакое счастье на земле невозможно»[10]. Русский никогда не воскликнет вместе с Фаустом: «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно». Мы ничем не удовлетворены на этой земле: «Душа бо человеческая, яко дух, от Бога созданный, ни в чем ином удовольствия, покоя, мира, утешения и отрады сыскать не может, как только в Бозе…» (свт. Тихон Задонский). Не находя счастья в обстоятельствах своей жизни, человек вынужден искать его за границами повседневного круговращения, углубляясь в себя и в вечные вопросы. Кто правильно ищет, тот всегда находит. Запад утратил эту истину и породил массу проблем для себя и других.

В работе «Прозрачность зла» один из самых влиятельных современных западных философов Ж. Бодрийар констатирует: «Если попытаться дать определение существующему положению вещей, то я бы назвал его состоянием после оргии. Оргия – это каждый взрывной момент в современном мире, это момент освобождения в какой бы то ни было сфере. Освобождения политического и сексуального, освобождения сил производительных и разрушительных, освобождения женщины и ребенка, освобождения бессознательных желаний, освобождения искусства. <…> Мы прошли всеми путями производства и скрытого сверхпроизводства предметов, символов, посланий, идеологий, наслаждений. Сегодня игра окончена – все освобождено. И все мы задаем себе главный вопрос: что делать теперь, после оргии? Нам остается лишь изображать оргию и освобождение, притворяться, что ускорив шаг, мы идем в том же направлении. На самом же деле мы спешим в пустоту…» (http://www.philosophy.ru/library/baud/zlo.html).

История Запада – борьба за демократию чувственных удовольствий против диктатуры совести и духа. Сегодня Россия повторяет этот путь в тупик материального благополучия. С небольшой, в сущности, поправкой. Запад добился своего, а Россия не добьется. В силу разных причин, о которых будет сказано в курсе. Одна из них – мы сами, наше духовное и нравственное устроение, образ мышления, одним словом – русский менталитет.

Ж. Бодрийар предлагает «бредовую» идею: «Коль скоро мир движется к бредовому положению вещей, и мы должны смещаться к бредовой точке зрения. Лучше погибнуть от крайностей, чем от отчаянья». С этим трудно согласиться и тем более примириться. Гедонистические крайности общества потребления – как раз и есть философия и практика отчаяния. Зачем бредить, если есть реальность? И зачем отчаиваться, если есть надежда? Ее нет у людей, чья жизнь замкнута двумя точками на оси времени – датой рождения и смерти. Религия смерти глубоко чужда Пасхальной культуре России[11]. Сказочное понимание русского счастья «Они жили долго, счастливо и умерли в один день» в реальной жизни православной России принимает иной вид: «Они жили скорбно, счастливо и не умерли».

Ценна не биологическая русскость, а ее православное преображение. Русский менталитет – это почва, в которой скрыто сокровище. Можно жить на такой земле и о том не ведать. Уже славянофилы первого поколения увидели трагическое неведение образованного русского общества. И.В. Киреевский горько иронизировал: «Желать теперь остается нам только одного: чтобы какой-нибудь француз понял оригинальность учения христианского, как оно заключается в нашей Церкви, и написал об этом статью в журнале; чтобы немец, поверивши ему, изучил нашу Церковь поглубже и стал бы доказывать на лекциях, что в ней совсем неожиданно открывается именно то, чего теперь требует просвещение Европы. Тогда, без сомнения, мы поверили бы французу и немцу и сами узнали бы то, что имеем» («В ответ А.С. Хомякову», 1839 г.).

Немцы в ХХ в. действительно «изучают и доказывают». О. Шпенглер (1880-1936) предсказал подъем христианской идеи «в первой половине следующего века (ХХI-го. – С.П.) в русском мире»[12]. Младший современник Шпенглера Вальтер Шубарт (1897-1942) возлагал надежду духовного преображения мира на сохранивший свое мессианское призвание русский народ: «Англичанин хочет превратить мир в фабрику, француз – в салон, немец – в казарму, русский – в церковь»[13]. Наш современник мюнхенский профессор философии Райнхардт Лаут, обращаясь к московской интеллигенции, сказал: «Запад ждет от России духовности, той, что дал Достоевский и его последователи. Достоевский – вершина мировой культуры»[14].

Не случайно немецкий философ упомянул Ф.М. Достоевского. В период стремительного роста капиталистических отношений, укоренения материалистических воззрений и обмирщения сознания русских людей именно у Достоевского впервые прозвучало слово «богоносец» в отношении русского народа. Устами старца Зосимы, прототипом которого явился прп. Амвросий Оптинский, Достоевский наставлял монашество: «Народ встретит атеиста и поборет его, и станет единая православная Русь. Берегите же народ и оберегайте сердце его. В тишине воспитывайте его. Вот ваш иноческий подвиг, ибо сей народ – богоносец» («Братья Карамазовы», кн. 6, III). Еще до создания романа в 1873 г. Достоевский писал: «Не в Православии ли одном сохранился божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придет время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои!»[15].

Обретение самих себя, узнавание личных мыслей и чувств в русском языке и русской культуре – насущнейшая проблема русского народа и соответственно гуманитарной науки. Ф.М. Достоевский отрицал способность Запада понимать Россию и русский менталитет: «Для Европы Россия одна из загадок Сфинкса. Скорее изобретется perpetuum-mobile или жизненный эликсир, чем постигнется Западом русская истина, русский дух, характер его направления»[16]. Ф.И. Тютчев выразил ту же мысль в знаменитых строках: «Эти бедные селения, Эта скудная природа – / Край родной долготерпенья, / Край ты русского народа. / Не поймет и не заметит / Гордый взор иноплеменный, / Что сквозит и тайно светит / В наготе твоей смиренной».

Оптика Запада искажает зрительную перспективу. Это понятно и даже закономерно. У Европы, по словам А.С. Пушкина, «другое начало цивилизации». Но во второй половине ХIХ в. потеряла верный взгляд на Россию и часть русского общества. Ф.М. Достоевский, имея в виду дворянскую и разночинную интеллигенцию, кратко сформулировал: «России учиться. У нас дошло до того, что России надо учиться, обучаться как науке, потому что непосредственное понимание ее в нас утрачено»[17].

В начале ХХI в. и простой русский народ перестает замечать это таинственное свечение. Утратив религиозность, мы не в состоянии оценить наследие, которым владеем, потому что русская культура духовна, мы же стали душевными – утилитарно-плоскими в своих вопрошаниях и суждениях: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов» (1 Кор. 2:14-16).

К данному курсу нельзя подходить с мотивацией желающего получить оценку. Он для тех, кто больше заинтересован собственно в жизни, чем в ее меняющихся атрибутах и обстоятельствах. А они сейчас таковы, что располагают к самым серьезным размышлениям о человеке и его месте в мире. Крупнейший немецкоязычный философ ХХ в. М. Хайдеггер выделял два типа мышления – калькулирующее и вопрошающее. Первое выполняет логические процедуры и следит только за их внутренней непротиворечивостью. Второе, помимо этого, озабочено смыслом мыслительной работы – ее экономически неэффективной ценностью. Результирующая сумма фактов должна составить не просто очередную научную классификацию. Научную систематику необходимо одушевить положительным мировоззрением, включающим осознание бесконечности человеческой личности. Любое другое мировоззрение можно назвать негативным – по отрицанию веры в бесконечность и по утверждению предела, достоверность которого принципиально нельзя доказать. Формируется положительное мировоззрение вопрошающим мышлением.

Мировоззренческие проблемы – неотчуждаемый атрибут человеческой природы, и уклонение от них, «бегство от мышления» (М. Хайдеггер) – уклонение от встречи с самим собой. С тем «Я», которое пробуждается в нас, когда мы остаемся наедине. Стоит только человеку отключиться от повседневности, постоять в темной комнате, глядя на звездное небо, как он обретает в себе нечто подлинно глубокое, независимое от преходящих жизненных декораций и разыгрываемых людьми социальных ролей. Здесь одновременно рождаются и благоговейное безмолвие, и ряд вечных вопросов. В них – исток того экзистенциального выбора, который определяет всю нашу жизнь.

Православие уже не является признаком национальной идентичности. Потеря эта невосполнима. Коммунизм – эрзац-религия, но при всех своих недостатках он был всё-таки большой Идеей, в которой есть глубоко верный пункт – приоритет братства и коллективных обязанностей перед индивидуализмом и правами автономной личности. Историки, привыкшие мыслить масштабно, верно ставят задачу: «Для понимания судеб России в прошлом и настоящем изучение проявлений общинного начала в менталитете народа – а в данном случае можно говорить не только о крестьянстве, но и о всем народе – задача первостепенной важности»[18]. От решения ее зависит наша будущность.

 

 

 


Занятие №1. Научно-педагогические основы курса

§ 1. Гумбольдтианство – теоретический фундамент курса

§ 2. Практическая и педагогическая составляющая курса





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.