Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Основные пространственные географические категории




Пространство — общая философская и физическая категория. Для географии универсальное практическое значение имеет пред­ставление о трехмерном математическом (эвклидовом) простран­стве. Для решения многих географических задач широко исполь­зуется понятие об условном двухмерном пространстве, проециру­емом на физическую поверхность суши или водоемов; для перво­го случая принят термин территория, для второго — акватория. Попытки использовать в географии представление о многомер­ном пространстве существенных конструктивных результатов не дали. Термин географическое пространство (геопространство) не получил общепринятого толкования, но чаще понимается как пространство, занятое географической оболочкой (эпигеосферой). Каждый географический объект имеет собственное (физическое)

 

1 Праги У. Стоит ли вводить в географии математические методы? — Извес­тия АН СССР. Серия геогр. — 1984. — № 3. — С. 100— 106.

пространство, которое характеризуется размерами, формой, ори­ентацией, а также положением относительно других объектов. Э.Б.Алаев предложил называть ареал, в пределах которого про­является воздействие данного географического объекта на другие объекты и явления, географическим полем, а собственное физи­ческое пространство вместе с его географическим полем — гео­графическим пространством данного объекта.

Собственное пространство географических объектов формиру­ется в процессе их развития и взаимодействия с другими объекта­ми и характеризуется большей или меньшей изменчивостью во времени. Но, возникнув, оно существенно влияет на различные свойства объекта. В этом влиянии можно различать два аспекта, один из которых связан с метрическими характеристиками физи­ческого пространства объекта, а другой — с топологическими.

Размеры географических систем, относящихся к так называе­мому мезомиру, колеблются по протяженности в диапазоне от 4-10 м (эпигеосфера) до Юл м (фации и соответствующие им элементарные выделы геокомпонентов). Надо заметить, что отно­сительно предельной дробности социально- и экономико-геогра­фических объектов нет полной ясности. От размеров географиче­ских объектов существенно зависят их многие свойства. Чем круп­нее площадь массива суши, тем резче проявляется континенталь-ность в его климате. С уменьшением площади островов, как пра­вило, происходит обеднение флоры и фауны, упрощается струк­тура биоценозов. Мелкие водоемы отличаются от крупных услови­ями прогревания и всей гидробиологической обстановкой, влия­ющей на биоту. Размеры геосистемы влияют на ее устойчивость. Мелкие островки леса в отличие от крупных массивов слабо транс­формируют неблагоприятные внешние климатические воздей­ствия, менее конкурентоспособны во взаимоотношениях с окру­жающей степной или болотной растительностью; малые водоемы быстрее заиливаются и зарастают, интенсивнее загрязняются хо­зяйственно-бытовыми отходами, чем большие. Если крупные лед­ники имеют тенденцию к саморазвитию и расширению, то ма­лые, напротив, склонны к самодеградации.

Многообразны географические следствия формы, т. е. внешних очертаний или конфигураций объекта. Они проявляются уже на самом высоком уровне иерархии географических систем: сферич­ность эпигеосферы имеет своим непосредственным следствием симметричное по отношению к плоскости экватора уменьшение притока солнечной энергии, что влечет за собой сложную цепь последствий во всех компонентах геосистем и их зональное разме­щение. От конфигурации континентов зависит направление мор­ских течений; ориентация горных хребтов влияет на циркуляцию воздушных масс и на климат горных склонов, а также прилегаю­щих равнин; изрезанность береговой линии во многом определяет

86 характер взаимодействия суши и моря, а также особенности хо­зяйственного развития приморских территорий и т. д.

Существует опасность абсолютизации формы при географиче­ском исследовании, о чем уже частично было сказано в разд. 2.5. Далеко не всегда наблюдается прямая связь между конфигураци­ей геосистемы и ее генезисом. Сходство форм (изоморфизм) или их различие часто не имеют отношения к происхождению и свой­ствам систем. Так, ориентируясь на чисто внешний картографи­ческий образ, степную зону Северной Америки иногда называют меридиональной зоной, тогда как генетически это явление ти­пично широтно-зональное (см. разд. 3.5).

Еще А. Геттер писал, что каждое явление на поверхности Земли становится понятным только путем установления его положения относительно других частей Земли. В этом заключается позицион­ный принцип (по терминологии Б. Б. Родомана), составляющий один из важных элементов хорологического подхода. Отсюда узловую роль приобретает понятие географическое положение, под кото­рым понимается совокупность пространственных отношений дан­ного объекта ко всем другим объектам, имеющим для него значе­ние. Иначе можно сказать, что географическое положение харак­теризует место данного объекта в системе пространственных свя­зей и потоков (вещественных, энергетических, информационных) и определяет его отношения с внешней средой.

Географическое положение каждого объекта специфично и может быть охарактеризовано лишь множеством показателей. Един­ственное универсальное значение имеют геодезические коорди­наты — широта, долгота и абсолютная высота (или глубина), од­нозначно фиксирующие положение любого объекта в трехмерном пространстве эпигеосферы. Уже по этим координатам можно кос­венно и лишь с некоторым приближением судить о возможных свойствах соответствующих объектов. Однако реальные свойства конкретных объектов зависят от их положения относительно мно­жества действующих факторов. Для природных геосистем это мо­гут быть центры действия атмосферы, теплые или холодные мор­ские течения, горные барьеры, вулканы, центры расселения рас­тений и животных и многое другое, тогда как для политико-гео­графических исследований первостепенное значение представля­ет положение изучаемой страны или региона по отношению к территориальной расстановке политических, а также экономи­ческих и военных сил внутри страны, группы стран или на миро­вой арене. Поэтому при конкретных исследованиях общее поня­тие географическое положение дифференцируется на физико-гео­графическое, экономико-географическое, политико-географиче­ское и т.д.

Наиболее разработано понятие экономико-географическое поло­жение, введенное Н. Н. Баранским. Оно приложимо и к отдель-

87 ным хозяйственным объектам, и к целым экономическим райо­нам; говорят об экономике-географическом положении относи­тельно баз материального производства, центров экономических ресурсов, рынков сбыта, транспортных сетей и т.д., о централь­ном, периферийном, глубинном, окраинном и т. п. положении по отношению к стране или району, а также о различных иерархи­ческих уровнях географического положения — микро-, мезо- и макроположении1. Необходимо подчеркнуть, что экономико-гео­графическое положение — категория историческая. Его содержа­ние, значение, а также потенциальные возможности практичес­кого использования зависят от конкретных общественно-истори­ческих и социально-экономических условий.

Иерархичность географического положения природных гео­систем естественным образом связывается с таксономическими уровнями территориальной физико-географической дифферен­циации. Так, макроположение определяется приуроченностью данной геосистемы или иного природного объекта к определен­ному зонально-секторному макрорегиону (см. разд. 3.7). Если, например, известно, что данный ландшафт расположен в преде­лах Восточно-Европейского таежного региона, то это уже гово­рит кое-что о его наиболее существенных природных особеннос­тях. Переходя на мезорегиональный уровень (например, Северо-Западная южнотаежная подпровинция), мы получаем возмож­ность значительно конкретизировать характеристику интересую­щего нас ландшафта. Оставляя в стороне ряд промежуточных сту­пеней территориальной дифференциации, коснемся лишь пред­ставления о физико-географическом микроположении. Ему со­ответствует общепринятое в ландшафтоведении понятие место­положение. Этим термином обозначается однородный участок тер­ритории, занимающий определенное место в сопряженном ряду местоположений, характерных для данного ландшафта (напри­мер, вершина моренного холма, центральная часть слабодрени-рованного междуречья, днище балки и т.п.). Таким образом, по­нятие местоположение объединяет геометрические и топологиче­ские характеристики, определяющие как однородность участка, так и его место в системе локальных пространственных связей, и его можно принять за «точку отсчета» при изучении последних (см. разд. 3.8).

Сущность и значение хорологического подхода, пожалуй, наи­более полно проявляется в изучении пространственных связей гео­графических объектов. Эти связи выражаются в обмене веществом, энергией, информацией, людьми и др. Характер и интенсивность пространственных отношений зависят как от природы взаимодей­ствующих объектов, так и от их взаимного расположения в широ-

1 МаергойзИ.М. Территориальная структура хозяйства. — Новосибирск, 1986.

ком смысле слова (степени близости и доступности). Территори­альные связи реализуются через преодоление расстояния, кото­рое является существенным ограничительным фактором. Кратчай­шее расстояние между двумя пунктами на земной поверхности измеряется по дуге большого круга (ортодромии). Однако реаль­ное расстояние, т.е. длина пути перемещения субстанции, зави­сит от многих факторов — пересеченности рельефа, формы и кру­тизны склонов, извилистости русла реки, наличия естественных и искусственных препятствий, рисунка и качества дорожной сети и т.д. В социально-экономической географии в некоторых случаях принято измерять расстояние не только длиной пути, но и затра­тами времени, энергии или средств на его преодоление. Эти пока­затели следует рассматривать как вторичные или производные, при их расчетах физическое расстояние сохраняет значение обя­зательной константы. Интенсивность пространственных связей между географическими объектами естественно зависит от харак­тера разделяющего пространства (океан, песчаная пустыня, враж­дебные государства и т.д.), в ряде случаев также от ориентации связующих потоков, направлений воздействия (широтное, суб­широтное СВ — ЮЗ и т. п.).

Как правило, пространственные взаимодействия наиболее ин­тенсивны и разнообразны при непосредственном контакте между смежными объектами (суша и море, горы и предгорные равнины, приграничные полосы разных государств и т.п.). Существуют спо­собы математического выражения степени соседства географиче­ских объектов (анализ ближайшего соседства).

Взаимосвязанные географические объекты, как природные, так и социально-экономические, часто образуют сопряженные тер­риториальные сочетания, например, горно-долинные, холмисто-озерно-котловинные, лесо-озерно-болотные, различного рода комбинации населенных пунктов, соединяющих их дорог и рас­положенных между ними сельскохозяйственных, рекреационных и других угодий и т.д. Многим подобным сочетаниям присуща специфическая упорядоченность расположения составных частей, т. е. пространственная структура. Можно различать многообразные типы пространственных структур по их рисунку, например па­раллельно-полосчатые (грядово-ложбинные), кольцеобразно-кон­центрические (характерные для замкнутых впадин), сетеузловые и центропериферические (типичные для социально-экономиче­ских структур). Структурная упорядоченность и определенная це­лостность территориальных сочетаний тех или иных географиче­ских объектов дает основание говорить о территориальных систе­мах. Однако это понятие не тождественно географической систе­ме, оно выражает лишь один хорологический аспект последней. Полный охват географической системы предполагает учет взаи­модействий между ее составными частями в широком смысле слова

89 и прежде всего межкомпонентных («вертикальных»), а не только территориальных («горизонтальных») (подробнее см. разд. 2.8).

Географические объекты и их территориальные системы ха­рактеризуются неравномерным распределением в пространстве эпигеосферы и пространственной (как и временной) изменчи­востью свойств. Весь комплекс проблем, относящихся к размеще­нию и пространственной изменчивости географических объектов и их систем, а также к их пространственным отношениям, можно объединить понятием пространственная географическая дифферен­циация. На практике чаще употребляется термин территориальная дифференциация. Решение названных проблем не сводится к пост­роению абстрактных хорологических моделей; изучение террито­риальной дифференциации непосредственно смыкается с анали­зом происхождения, формирования, строения и развития геогра­фических систем и тем самым сближает хорологический подход с системным, а также историческим.

Если задачи географии видеть не в простой фиксации геогра­фического разнообразия, а в его объяснении, т.е. в раскрытии закономерностей, то неизбежно придется выйти за пределы тра­диционного хорологизма и обратиться к проблемам географиче­ского взаимодействия в самом широком смысле слова, к фактору времени и генезису. В центре исследования оказываются законы происхождения, развития и размещения геосистем, которые орга­нически связаны с проблемами территориальной дифференциа­ции и интеграции. Здесь уместно подчеркнуть, что процессы тер­риториальной дифференциации сопровождаются процессами ин­теграции, о чем часто забывают. Формирование географических систем можно рассматривать как результат диалектически проти­воречивого взаимоотношения процессов территориальной диф­ференциации и интеграции в ходе времени.

Различные аспекты современных представлений о географи­ческих системах рассматриваются в последующих разделах книги. Здесь же следует остановиться на некоторых терминах и поняти­ях, относящихся к территориальной дифференциации.

Термин размещение относится как к состоянию (например, фактическая локализация вулканов, населенных пунктов и т.д.), так и к процессу. Современное размещение географических объек­тов и явлений — результат более или менее длительных истори­ческих процессов, протекающих по определенным законам. Раз­мещение может иметь как дискретный (прерывистый), так и кон­тинуальный (непрерывный) характер. Первый типичен для физи­чески четко обособленных объектов с ясно очерченными внешними границами (континенты, острова, озера, населенные пункты, транспортные магистрали и т.п.). Но когда идет речь о простран­ственных изменениях внутри какого-либо дискретного объекта, то они могут иметь как дискретный, так и континуальный харак-

90 тер. Для природных систем более типичен второй случай. Так, вся­кий внутренний водоем от Каспийского моря до небольшого озе­ра — определенно дискретный объект с четкими внешними гра­ницами, но внутри себя он представляет континуум, так как из­менения всех свойств его водной массы происходят путем посте­пенных переходов без резких границ. В наземных геосистемах мы наблюдаем более сложную картину; переходы от одной формы рельефа к другой, от одного растительного сообщества к другому и т.д. могут быть как прерывистыми, так и непрерывными.

Споры между географами о том, какое из двух рассматривае­мых свойств более типично для эпигеосферы или для ландшаф­тов, бесперспективны: континуальность и дискретность — диа­лектически взаимосвязанные особенности географической действи­тельности. Абсолютизация одной из них приводит к ошибочным научным выводам. Представление о том, что все пространствен­ные различия будто имеют дискретный характер, означало бы замк­нутость геосистем, что противоречит их действительной открыто­сти, резкие пространственные границы пришлось бы искать там, где их нет в природе. Но абсолютизация континуальности в своем крайнем выражении ведет к отрицанию естественных границ во­обще, т. е. к признанию условности всякой границы.

С рассмотренным вопросом непосредственно связана пробле­ма географических границ. Идея линейности ландшафтных границ явно себя не оправдала, но и представление о всеобщей размыто­сти пространственных переходов также необоснованно. Географи­ческие границы крайне разнообразны и деление их на резкие ли­нии и переходные полосы имеет упрощенный характер. Границы дискретных объектов, обычно улавливаемые визуально и выража­емые в виде линии на картах самых крупных масштабов, практи­чески рассматриваются как линейные. К линейным относят поли­тико-административные границы, границы землепользовании и другие искусственные рубежи. Границы в континууме, особенно в подвижной среде (например, между водными или воздушными массами), а также между взаимопроникающими растительными сообществами или ландшафтами, постепенно переходящими от одного к другому, обычно выражены в виде переходных полос (иногда называемых экотонами). По мере уменьшения масштаба карты изображение подобных границ может приблизиться к ли­нейному и практически условно принимается за таковое.

Изменчивость географических границ во времени можно счи­тать их всеобщим свойством. Многообразные изменения — от от­ступания границы суши под действием термоабразии до переме­щения государственных границ в результате военно-политических конфликтов — происходят буквально на наших глазах. Временная изменчивость пространственных рубежей — лишь проявление не­прерывных процессов развития географических объектов и их си-

91 стем всех типов. В данном случае это служит для нас дополнитель­ным свидетельством необходимости историко-генетического под­хода к проблемам, казалось бы, чисто хорологическим.

В географическом языке существует серия специальных терми­нов, предназначенных для обозначения пространственных выде-лов разного типа и масштаба. Один из наиболее употребляемых — ареал. Под этим термином обычно понимается площадь (террито­рия, акватория) распространения какого-либо явления, объекта или группы однородных объектов (например, черноземных почв, отдельной отрасли промышленности, этноса), т.е. самое общее понятие, относящееся к размещению. Однако в более строгом зна­чении, принятом в картографии, термин ареал относится к явле­ниям, имеющим не сплошное, а дисперсное распространение. Классические примеры — ареалы растений и животных, точнее их видов или высших таксономических единиц.

Другой общеупотребительный термин — район — относится к компактной территории, характеризуемой каким-либо общим признаком или совокупностью признаков. Но в трактовке этого понятия существуют значительные расхождения. Б. Б. Родоман ви­дит разницу между ареалом и районом лишь в том, что первый может быть разорванным, а второй является сплошным. Таким образом, всякий сплошной ареал, согласно этому автору, назы­вается районом. При этом он не ограничивает делимость террито­рии на районы никакими пределами, с его точки зрения, райо­ном следует именовать, например, участок пашни или любую застроенную площадку. Давняя географическая традиция связы­вает понятие район с достаточно обширной и разнообразной тер­риторией. В более строгом современном смысле район рассмат­ривается как объект районирования, причем в социально-эконо­мической географии ему не придается таксономического значе­ния, т. е. этот термин может быть отнесен к таксонам разного уров­ня, тогда как в физической географии более принято закреплять термин район за нижней, базовой, таксономической ступенью районирования. Подробнее эти вопросы рассматриваются в мето­дике районирования (см. разд. 2.12), которая представляет собой самостоятельную тему, выходящую за рамки узкохорологическо­го подхода к проблемам территориальной дифференциации.

Аналогичные расхождения существуют в использовании тер­мина зона. В физической географии сложилась достаточно строгая традиция связывать этот термин с определенными природными закономерностями (широтная зона, вертикальная, или высотная, зона). В социально-экономической географии термин применяет­ся преимущественно, но не строго к элементам полосовидных или кольцевидных структур разного генезиса (градостроительная зона, зеленая зона, пригородная зона, рекреационная зона). Стрем­ление Б. Б. Родомана внести строгость путем определения зон как

92 ареалов, образующих в пространстве линейно-упорядоченное множество, пока не привело к единообразному употреблению этого термина в практике географических исследований.

Для характеристики различных аспектов территориальной диф­ференциации используется ряд количественных показателей. Для сравнительной количественной оценки распространенности изу­чаемых объектов в пределах различных ареалов или районов ши­роко применяются показатели плотности, обычно в расчете на единицу площади (плотность населения, плотность загрязнения вредными атмосферными выбросами, плотность населения пред­ставителей животного мира, например грызунов, и т.п.). В соци­ально-экономической географии используются количественные критерии ближайшего соседства, показатели территориальной концентрации, локализации и др.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.