Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Научно-техническая революция и экологическое движение




В середине XX в. мир вступил в эпоху научно-технической ре­волюции (НТР). Невиданные доселе достижения науки и техники привели к принципиальным изменениям в объеме и структуре общественного производства. К особенно ярким приметам НТР относится появление кибернетики и электронных вычислитель­ных машин, выход человека в космос, овладение атомной энер­гией. НТР сопровождалась небывалым ростом населения Земли, получившим название демографического взрыва. Если за все пер­вое тысячелетие нашей эры население Земли увеличилось в два раза, то теперь нужно менее 40 лет, чтобы оно удвоилось. К нача­лу НТР на Земле проживало менее 2,5 млрд человек, а сейчас — уже более 6 млрд. Однако при всей внушительности этих цифр темпы роста мирового производства оказываются еще более вну­шительными. Послевоенная индустрия удваивала свои мощности каждые 12—14 лет, использование минеральных ресурсов и воды ежегодно возрастало на 5 %, а производство энергии — на 8 %. При этом важно учитывать коренные перемены в структуре про­изводства. Одна из характерных тенденций — стремительный рост производства синтетических продуктов, которые вытесняют на­туральные материалы во всех отраслях нашей жизни. К 1975 г. про­изводство синтетических смол и пластмасс увеличилось по срав­нению с 1950 г. в 27 раз, а по сравнению с 1913 г. почти в 900 раз. В 1975 г. было произведено азотных удобрений в 10 раз больше, чем в 1950 г., и в 52 раза больше, чем в 1913 г. Если в производ­стве черных металлов наблюдается относительно скромный при­рост, то в цветной металлургии — иная картина. Выплавка алю­миния, например, возросла за четверть века почти в 10 раз. Еще одна важная особенность — изменение энергетического баланса. В течение всей первой половины XX в. главным энергоносителем был каменный уголь, теперь на первый план вышли нефть и газ и все более растет доля атомной энергетики, и в недалекой перс­пективе — овладение энергией ядерного синтеза.

Даже эти немногие примеры наводят на мысль, что НТР должна была вызвать скачок или даже революцию во взаимоотношениях человека и природы. Невиданно возрос обмен веществ между че­ловечеством и природной средой. Уже в силу бурного роста насе­ления Земли резко увеличилась потребность в прямых средствах обеспечения его биологических функций — в кислороде, воде, пище. Но эти несомненно возросшие потребности не идут ни в какое сравнение с гтроизводственным обменом. На производствен­ные нужды тратится столько атмосферного кислорода (в основ­ном в процессе сжигания топлива), сколько хватило бы для дыха­ния десятков миллиардов людей. Объем потребляемой человече­ством питьевой воды не составляет и тысячной доли той воды, которая отводится из рек и водоемов на нужды производства. Хо­зяйство требует все больше древесины, металлов, минеральных строительных материалов, сельскохозяйственного сырья. Источ­ником всего этого служит все та же природная среда — географи­ческая оболочка.

Уже сам факт извлечения во все возрастающих количествах различных природн^гх материалов имеет своим неизбежным след­ствием изменение природной среды — разрастание площадей, нарушенных горными разработками, вырубкой лесов и т.д. Про­изводство, как и жизнедеятельность людей, сопровождается выб­росом в окружающую среду разного рода отходов, в том числе токсичных для человека и других организмов. Этот процесс, изве­стный как загрязнение окружающей среды, приобрел в эпоху НТР угрожающие масштабы. Итак, главный вывод, который можно сделать, — это небывало возросшие размеры воздействия обще­ства на природную среду.

На первый взгляд может показаться, что рост научно-техни­ческой мощи человека при всех издержках, связанных с усилива­ющимся «давлением» на природу, ведет к его освобождению от власти последней, делает его все более независимым от природ­ной среды. В действительности же этого никогда не может про­изойти. Связи человека с природой становятся все более сложны­ми и диалектически противоречивыми. Можно сказать, что в со­временную эпоху растет взаимная зависимость между ними и в определенных отношениях зависимость общества от природной среды усилилась. Современное производство отличается высокой энерго- и водоемкостью и требует таких сырьевых ресурсов, о которых люди в прошлом не имели понятия. Достаточно предста­вить себе возможные последствия внезапного исчезновения ис­точников нефти, урана или легких металлов.

Современная технология значительно резче реагирует на ма­лейшие изменения природной среды, чем примитивная техноло­гия отдаленного прошлого. На функционирование, например, современного транспорта влияет во много раз больше природных

факторов, чем на всадника или пешехода. И мы вынуждены учи­тывать все более тонкие особенности природной среды. Хотя это кажется парадоксальным, но чем совершеннее техника, тем силь­нее ее применение зависит от разных природных «тонкостей». Например, полвека назад для обеспечения полетов самолетов тре­бовались относительно простые данные о состоянии атмосферы до высоты 300 — 500 м. Современные самолеты несравненно со­вершеннее, но для их обслуживания необходимы гораздо более подробные сведения об атмосферных процессах, притом для вы­соких слоев атмосферы и для обширных пространств.

Выше речь шла о зависимости современной техники и произ­водства от природной среды. Но сказанное распространяется и на самого человека как живое существо. Полностью «эмансипиро­ваться» от влияния природной среды он не в состоянии. Совре­менный человек стал менее зависим от прямого влияния природ­ной среды, он защищает себя от ее стихийного воздействия, со­здавая искусственную среду — жилища, одежду, кондиционеры и т.д. Но нельзя забывать, что вся искусственная среда, в которой человек проводит значительную часть своей жизни, построена из природных материалов точно так же, как все окружающие его бытовые предметы — холодильники, телевизоры, книги и все прочее, — не говоря уже о продуктах питания. И чем более растут требования к комфорту, тем выше потребность в соответствую­щих природных ресурсах, а следовательно, косвенным образом, и зависимость от природы.

Вторая особенность заключается в том, что человек научился сводить к минимуму свою зависимость от непосредственного при­родного окружения, т. е. от местных (локальных) гфиродшых усло­вий. Благодаря существованию мировых хозяйственных и культур­ных связей люди могут удовлетворять свои разнообразные потреб­ности за счет «сред», удаленных на тысячи километров от места проживания. Но диалектика взаимоотношений человека и приро­ды! такова, что именно это обстоятельство делает каждого челове­ка зависимым от состояния и «благополучия» глобальной природ­ной среды, т.е. всей географической оболочки. Отсюда понятна заинтересованность всей мировой общественности в сохранении и обогащении общей среды обитания человечества.

В негативных последствиях НТР различаются два взаимосвя­занных аспекта — производственно-ресурсный и экологический. Первый выражается в истощении природно-ресурсной базы об­щественного производства, что дало основание говорить об энер­гетическом и сырьевом кризисах. Экологические последствия НТР сводятся к ухудшению среды обитания людей, что явилось побоч­ным результатом развития производства. Казалось бы, сбываются мрачные пророчества Ж.Ламарка о том, что человек стремится уничтожить свой род, предварительно сделав Землю непригодной

264 для обитания. Загрязнение воздуха, воды, пищевых продуктов вред­ными техногенными примесями привело к распространению «эко­логических» болезней, многие из которых явились новыми для человека. Своеобразными экологическими аномалиями стали боль­шие города.

Урбанизация — непременный спутник научно-технического прогресса. Все больше населения концентрируется в городских агломерациях и мегаполисах, в некоторых из них сосредоточены десятки миллионов людей. При всех преимуществах жизни в круп­ном городе его население чаще подвергается нервно-психическим стрессам, эпидемическим заболеваниям, воздействию токсических загрязнений, шума, электромагнитных полей, вибрации. В част­ности, одной из главных причин острых и хронических заболева­ний различных внутренних органов служат техногенные атмос­ферные примеси. Например, диоксид серы поражает бронхи, при­водит к серьезным респираторным заболеваниям; реагируя с дру­гими атмосферными примесями, он образует ядовитый туман — знаменитый лондонский смог, от которого в 1952 г. в течение 5 су­ток погибло 4000 человек. Оксиды азота разрушают легкие, под воздействием солнечного света они образуют, взаимодействуя с углеводородами, еще более опасные вещества, которые составля­ют основу смога лос-анджелесского типа. Выхлопные газы авто­мобилей могут вызвать тяжелые отравления, нервные и онколо­гические заболевания. В промышленных и коммунально-бытовых стоках содержатся фенолы, нитраты, ртуть, свинец, фтор, кад­мий и другие вещества, вызывающие при попадании в организм человека тяжелые отравления. Опасные заболевания связаны с употреблением пищевых продуктов, загрязненных нитратами, источником которых служат химические удобрения.

Особо опасным экологическим фактором стало радиационное загрязнение природной среды как вследствие испытаний ядерно­го оружия, так и в результате развития атомной энергетики (дос­таточно вспомнить о последствиях аварии на Чернобыльской АЭС), а также расширяющегося использования радиоактивных элемен­тов в иных практических и научно-исследовательских целях.

К концу 60-х гг. всеобщее беспокойство о судьбах среды обита­ния и самого человечества охватило ученых, а от них перешло к широкой общественности. На книжный рынок хлынул поток на­учных, псевдонаучных и популярных публикаций об экологиче­ском кризисе, нередко с апокалиптическими прогнозами на самое ближайшее будущее. Согласно некоторым расчетам конца 60-х — начала 70-х гг., уже к 2000 г. возобновляемые ресурсы чистой воды (т. е. весь объем мирового речного стока) должны были оказаться исчерпанными; вследствие парникового эффекта, вызываемого растущим накоплением диоксида углерода в атмосфере, предпо­лагалось повышение средней температуры воздуха на 2 °С, а в те-

чение XXI столетия дальнейший перегрев атмосферы приведет к таянию полярных льдов, повышению уровня Мирового океана и затоплению густонаселенныгх приокеанических низменностей. Не­которые специалисты «обещали» в течение ближайших 200 или даже 100 лет сокращение концентрации кислорода в атмосфере (главным образом из-за его расходования при сжигании топлива) до величины, критической для человеческого организма. К нача­лу третьего тысячелетия прогнозировалось почти полное исчерпа­ние площади свободных земель, гтригодных для сельскохозяйствен­ного освоения, к тому же сроку предполагалось исчерпание раз­веданных месторождений нефти (по современным оценкам, вы­явленных мировых ресурсов нефти хватит еще лет на 70) и воз­никновение дефицита других минеральных ресурсов, в том числе урана, золота, цинка, вольфрама и т.д. Самые пессимистические пророки предрекали глобальную экологическую катастрофу уже к 1971 или 1975 г., более осторожные называли 2020 — 2030 гг.

Как видим, время показало необоснованность и преувеличен­ность оценок тридцатилетней давности. Однако это не дает осно­ваний для благодушия. Последние три десятилетия характеризу­ются развитием массового экологического движения, которое приобрело самые разнообразные формы. К нему относятся, на­пример, стихийные выступления против строительства атомных электростанций в разных странах или против создания запгитшых сооружений от ленинградских наводнений, организация общена­ционального субботника по уборке мусора в США в апреле 1971 г., создание общественных и политических организаций в защиту окружающей среды (партии «зеленых»); в некоторых странах по­явились соответствующие государственные органы, усилилась за­конотворческая деятельность в сфере охраны природы, стали раз­виваться межгосударственные связи; еще в 1972 г. ООН посвятила этим проблемам специальную сессию в Стокгольме.

Становится, однако, все более ясным, что никакие стихийные и даже организованные общественные движения, никакие адми­нистративные и политические акции не способны предотвратить экологический кризис, если они не будут опираться на научно обоснованную концепцию оптимизации взаимоотношений меж­ду человеком и глобальной средой его обитания. Поиск путей в этом направлении захватил самые разные отрасли знания, в том числе географию. Общей тенденцией развития науки в последней трети XX в. стала экологизация, между разными отраслями науки возникла своего рода конкурентная борьба за лидерство в созда­нии научного фундамента для решения экологических проблем человечества. В общественном сознании такую науку принято име­новать экологией. Некоторые специалисты считают необходимым создать некую новую науку. Однако, как мы увидим, оба взгляда не имеют под собой серьезных оснований.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.