Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Ситуация,благоприятная для конфликта




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Построение парадигмы конфликтного взаимодействия в социально значимой проблемной ситуа-

ции базируется на следующих исходных допущениях:

– наличие конфликтной ситуации — необходимое, но не доста-

точное условие актуализации соответствующей парадигмы взаи-

модействия; достаточным является реальное проявление действий

одной из его сторон;

– конфликтная парадигма взаимодействия базируется на агрес-

сивности как свойстве человека;

– направление взаимодействия в конфликтной ситуации, харак-

тер структурирования действий, их эффективность с точки зрения

решения проблемы определяются как ее содержанием, так и пози-

циями участников;

– взаимодействие характеризуется высокой степенью напря-

женности, поскольку участники затрачивают силы как на решение

проблемы, так и на борьбу друг с другом;

гла ва 2. Конфл икт и ко нфл икт ное вза имодейст вие

– диадическая форма взаимодействия в конфликтной ситуации

является той элементарной единицей, в рамках которой на идеаль-

но-типическом уровне можно проследить структуру этого процес-

са в необходимой полноте.

Предпосылки и условия возникновения конфликтной

ситуации

Предпосылки конфликтной ситуации связаны с длительной

неразрешенностью проблемы и возникшей в связи с этим поляри-

зацией интересов. В рамках системы это сопровождается состоя-

ниями неопределенности, тревоги, напряженности, вызывающи-

ми агрессивные побуждения. Внешние условия, определяющие

конфликтный характер взаимодействия, принято определять следующим образом:

– дефицит ресурсов, позиций, информации при условии, что каж-

дый из участников претендует на весь их объем целиком;

– различия в определении ситуации и целей соответствующих

действий;

– расхождения в ценностных и нормативных представлениях.

Однако, эти условия, вызывая у людей агрессивные побуждения,

еще не составляют конфликтной ситуации. Таковой ее делают учас-

тники, наделяя следующими характеристиками:

– несовместимость в отношение доступа к дефицитным объек-

там;

– противоположность позиций (нормативных, властных, эконо-

мических), не допускающая взаимодополнительности;

– соперничество за полный контроль над ситуацией.

Но и этого еще недостаточно, чтобы взаимодействие стало кон-

фликтным. Оно приобретает такое качество при условии, что хотя

бы один из участников ситуации (как индивид во внутригрупповой

ситуации, как представитель группы — в межгрупповой) готов к аг-

рессивным действиям и демонстрирует это.

Наличие необходимых и достаточных условий для возникно-

вения конфликтного взаимодействия может быть представлено в

совокупности наблюдаемых признаков и показателей.

Дефицит ресурсов определяется такими признаками, как:

– отклонение количественных характеристик благ, которыми

располагают индивид или группа, от среднестатистических, от

нижних и верхних предельных значений;

– ценность ресурса, на который претендует индивид или группа;

– оценка индивидом или членами группы степени их дефицит-

ности для себя;

– степень стремления к обладанию этим ресурсом.

Показателем конфликтогенного дефицита ресурсов можно

считать такое положение дел, при котором малая его величина у субъекта и в окружении сопровождается высокой степенью

оценки и стремления к обладанию им.

раз дел 3. фор мы и пара дигмы соц иаль ного вза имодейст вия

Дефицит позиций определяется набором следующих признаков:

– немногочисленные позиции, наделяемые высоким статусом и

престижем в рамках системы, отличаются высокой степенью при-

влекательности;

– высокая степень закрытости таких позиций.

Показателем конфликтогенного дефицита позиций можно

считать одновременное сочетание:

– малого количества социально значимых позиций;

– превышающей его численности претендентов;

– интенсивности стремления занять эти позиции.

Дефицит информации можно определить по следующим при-

знакам:

– несоответствие между количеством источников информации,

необходимых, доступных участникам ситуации, и используемых ими;

– их недостаточность в окружении;

– низкое качество информации, и степень ее понимания участни-

ками;

– признание участниками своей слабой информированности;

– интенсивность стремления участников к определенным источ-

никам информации с целью использования или контролирования.

Показатели конфликтогенного дефицита информации можно

разделить на два основных типа. К первому относится недоступ-

ность ее необходимого количества или качества. Она определяется, ограничен-

ностью доступных источников,

с одной стороны, и высокой их оценкиой,

интенсивным стремлением к

их использованию или контролированию — с другой. Второй

указывает на низкую культурную компетентность участников. Она определяет-

ся неэффективным исполь-

зованием доступных источников информации; слабой информированностью

и нежеланием ее компенсировать; низким уровнем

понимания сообщений как специализированных, так и массовых

источников информации.

Конфликтогенный показатель различия позиций в рамках сис-

темы можно представить набором следующих признаков:

– различие статусных и престижных характеристик в по-

зициях участников;

– стремление одного из участников либо повысить собственную

позицию, либо понизить позицию противника;

– оправдание этого желания «несправедливым» положением дел.

Их одновременное наличие свидетельствует о том, что социальное

неравенство начинает восприниматься частью людей как состоя-

ние, за изменение которого следует бороться.

гла ва 2. Конфл икт и ко нфл икт ное вза имодейст вие

Расхождения в ценностных и нормативных представлениях

можно считать конфликтогенными при проявлении следующих

признаков:

– демонстрируется собственная идентификация с определенны-

ми нормами и ценностями, которые противопоставляются и про-

возглашаются несовместимыми с соответствующими характерис-

тиками других участников;

– оформляется противопоставление «мы–они», выделяется про-

тивник;

– утверждается собственное право на полный контроль

над ситуацией, оправдываемое преимуществом про-

возглашаемых ценностных приоритетов и норм.

Когда эти группы признаков отчетливо наблюдаются в ситу-

ации, можно считать, что всегда существующие в системе норма-

тивные и ценностные различия акценируются и становятся пред-

метом спора.

Следует подчеркнуть, что между дефицитом ресурсов, соци-

альным неравенством, с одной стороны, и ценностными, норма-

тивными расхождениями, — с другой, как источниками конфлик-

тной ситуации существует значимое различие. В первом случае

фиксирование расхождений связано с интересами участников в

проблемной ситуации. Достижение желаемого может принести

им реальную выгоду. Во втором случае речь идет об оправдании

правомерности их претензий на полный контроль над ситуацией.

Поэтому при определении источников конфликтов

целесообразно не ограничиваться рассмотрени-

ем только «идеологических» конфронтаций, но искать реальный

предмет соперничества.

Факторы, влияющие на поддержание конфликтной ситуации

Под факторами в этом контексте будут пониматься те внешние

ситуативные и внутриличностные стимулы (силы), которые пери-

одически вступают в действие, чтобы не дать угаснуть конфлик-

тным отношениям. Первый ихкласс связан с негативными ха-

рактеристиками проблемной ситуации, мешающими участникам

выйти из нее или достичь своих целей и неподконтрольными им.

Факторами, поддерживающими конфликтность ситуации, в

этом случае могут стать следующие действия других участников

ситуации:

– втягивание соперника в соревнование, конкуренцию с расче-

том на высокую вероятность его проигрыша;

– попытки разрушить его планы, не дать ему реализовать свои ин-

тересы и намерения даже на подвластной ему «территории»;

раз дел 3. фор мы и пара дигмы соц иаль ного вза имодейст вия

– попытки одержать над ним верх за счет подавления его актив-

ности или снижения ценности достигнутых им результатов.

Такого рода вызовы рассчитаны на агрессивные реакции со-

перника, удерживающие его в зоне конфликтной ситуации, по-

буждающие к конфликтному взаимодействию. Это факторы пря-

мого действия, обусловливающие такой характер отношений.

Косвенным образом они поддерживаются за счет неадекватной

организации взаимодействий и коммуникаций в проблемной ситуации.

Так, для решения проблемы или для ор-

ганизации взаимоприемлемых отношений в группах может не

оказаться лидера, способного смягчить напряженность ситуации,

примирить разнородные личностные и групповые интересы. При

наличии конфликтной ситуации вакуум власти становится катали-

затором ее интенсивности.

Далее, при несоответствии функций группы изменив-

шимся императивам окружения возникает неопределенность

ответственности. Конфликтность ситуации может поддержи-

ваться как ее недостатком, так и избытком. Когда полномочия,

значимые для решения проблемы, не соответствуют желани-

ям, способностям, возможностям, их носителей, это вызывает

резонанс, интенсифицирующий конфликтность отношений.

Поскольку лидеры уклоняются от своих обязанностей другие

участники выражают недовольство тем, что им приходится вы-

полнять дополнительные функции. Если же кто-то присваивает

себе слишком большую ответственность, т. е. пра-

во предписывать, контролировать поведение других, то степень

конфликтности ситуации также возрастает. С одной стороны,

люди могут быть недовольны ограничением сферы собственных полномочий,

отчуждением от принятия решений. С другой — для самопровоз-

глашенного лидера обязанности могут оказаться непосильным

бременем. Однако, не желая отказываться от властной позиции,

он начинает либо обвинять других в неблагодарности, либо тре-

бовать лояльности без реальных на то оснований, либо демаго-

гически настаивать на собственной высокой значимости. Эти

факторы усиливают интенсивность конфликтности отношений

в проблемной ситуации.

Наконец, ситуация ухудшается при неэффективной органи-

зации внутригрупповой или межгрупповой коммуникации. Люди

оказываются плохо осведомленными о положении дел, целях и

намерениях друг друга по нескольким причинам. Это может быть

вызвано их собственным нежеланием затрачивать усилия на полу-

чение такой информации. Они могут, не отдавая себе отчета,

плохо понимать друг друга.Кроме того, информационный дефицит и

даже дезинформация могут быть преднамеренными, т. е. организо-

ванными специально. В любом случае низкая эффективность ком-

гла ва 3. Конфл икт и ко нфл икт ное вза имодейст вие

муникации обусловливает возрастание степени напряженности в

конфликтной ситуации.

Существенное влияние на ее поддержание

связано с классом внутриличностных факторов, в первую

очередь неосознаваемых и внерациональных. Одна их группа из

наиболее сильнодействующих — опасения. Они могут быть обос-

нованными, т. е. вызываться реальными чертами ситуации, угро-

жающими безопасности людей. Но могут обусловливаться такими

личностными характеристиками, как недостаточная уверенность в

своих силах, способностях, возможностях; повышенный уровень

ожиданий неуспеха; проекция сомнений в себе на других

и восприятие их как недоброжелателей. Страх перед последстви-

ями действия может удержать людей от его совершения, а перед

неудачей - ее актуализацию. Это вызывает

фрустрацию, обусловливающую не только состояние разочаро-

вания, обиды, но и враждебные чувства по отношению к другим.

Такие состояния поддерживают конфликтный характер ситуации.

Другую важную группу таких факторов составляют скрытые нереа-

лизованные желания, активизирующие действие механизмов за-

мещения и рационализации (в психоаналитическом смысле). К ним

относятся стремления к безопасности, социальной причастности,

независимости. Люди часто не отдают себе отчета, что именно

эти неосознаваемые импульсы движут их истинными намерения-

ми, воспроизведением их реального неэффективного поведения.

Скрытые желания под влиянием бессознательных механизмов

могут подвергнуться замещению. Недоступные цели в этом случае

заменяются другими, достижимыми, но дающими лишь временное

удовлетворение. Иными словами, напряжение, вызванное в реаль-

ности одними причинами, индивид связывает с другими и старает-

ся их устранить. Но даже если ему это удается, неудовлетворенные

желания продолжают сохраняться и способствуют воспроизведе-

нию тревоги и беспокойства.

Привязанность к привычному, хотя и неэффективному по-

ведению люди оправдывают с помощью механизма

рационализации. Осмысление поведения переводится из сферы

причинно-следственных и функциональных связей в область сим-

волических идеологических представлений. И вместо того

чтобы понять истоки неэффективного поведения, начинается поиск

разного рода оценочных доводов в его пользу. Итак, эта группа

факторов существенным образом поддерживает конфликтность

ситуации.

Следующая их совокупность связана с

такими известными социокультурными феноменами, как преду-

беждения, или негативные социальные стереотипы - классовые, этнические, религиозные, гендерные и т. п.

раз дел 3. фор мы и пара дигмы соц иаль ного вза имодейст вия

Они обра-

зуются, когда при неудачных межличностных контактах предста-

вители разных сообществ распространяют негативные оценки на

всех их членов. Обычно они принимаются на веру и воспроиз-

водится, если для этого есть такие неосознаваемые основания, как,

страх, неуверенность в себе, чувство неполноценности в ситуациях

социального взаимодействия, предполагающих активные и ответс-

твенные действия. Предубеждения, имеющиеся практически в

любой социокультурной единице, составляют

оценочную и символическую почву, из которой

выращивается «образ врага». Совершенно очевидно, что их актуа-

лизация в конфликтной ситуации будет способствовать поддер-

жанию и интенсификации соответствующих отношений.

Еще одна группа факторов связана с различиями в восприятии

и интерпретации ситуации участниками. При плохо организован-

ной коммуникации они часто оказываются не соответствующими

реальным причинам и последствиям происходящих событий. Так,

это может проявляться в трактовке непреднамеренных действий

как умышленных; неправильном истолковании слов и актов по-

ведения других, их намерений и точки зрения; ошибках в оценке

значимости совершаемых действий. В конфликтной ситуации та-

кого рода искажения обычно имеют крен в сторону преувеличения

опасности. Вплоть до того, что даже при бездействии соперника

его «деструктивный потенциал» постулируется и на этой основе

принимаются решения о тайном или демонстративном повышении

собственного. Неадекватная интерпретация ситуации может быть

недоразумением, а может осуществляться преднамеренно. В пер-

вом случае обычно достаточно взаимных объяснений, хотя чаще

всего в конфликтной ситуации стороны не используют этой воз-

можности. Во втором — ложное истолкование выдается за истин-

ное, и эта позиция настойчиво защищается. Однако вне зависимос-

ти от характера искажений они нагнетают ощущение опасности и

способствуют разрастанию конфликтности, действуя по принципу

«самореализующего пророчества».

Наконец, еще одна группа факторов, указана в теории игр. Она

связана с неопределенностью исхода борьбы даже при ослаблении

позиции сторон:

- большое разнообразие возможных вариантов поведе-

ния, из которых далеко не все являются оптимальными. Так, более

слабая сторона может рассчитывать на то, чтобы воспользоваться

с выгодой для себя ошибочными действиями более сильной;

- дефицит информации о ресурсах, мотивах, намерениях,

соперников. При этом более слабая сторона может надеяться на то,

что сокрытие соответствующих сведений позволит ей выглядеть

гла ва 2. Конфл икт и ко нфл икт ное вза имодейст вие

в ситуации сильнее, чем на самом деле;

- влияние случай-

ных, непредсказуемых событий. Например, более слабая сторона

может предположить, что по ходу процесса они появятся в качес-

тве существенной поддержки.

Следовательно, неопределенность

исхода взаимодействия побуждает стороны оставаться в ситуации

вне зависимости от временного ослабления собственных позиций.

Обобщая сказанное, следует подчеркнуть, что характер со-

циального взаимодействия в конфликтной ситуации зависит от

перечисленных групп факторов, которые способствуют ее под-

держанию. Ситуативные связаны с организационной

структурой групп, участвующих во взаимодействии, а также

коммуникативных сетей внутри них и между ними; со специ-

фичными формами поведения, направленными на поддержание

ситуации. Личностные порождаются как неосознаваемы-

ми, нереализованными скрытыми желаниями и их последствиями

на уровне поведения, так и взаимным непониманием или недоста-

точной информированностью конфликтующих сторон.

Неопределенность исхода взаимодействия влияет на динамику

соотношения сил; случайных и стереотипных, предсказуемых и

непредвиденных событий.

Если конфликтная ситуация базируется на внешних пробле-

мообразующих факторах, рациональное использование конфликт-

ной парадигмы взаимодействия как инструмента решения пробле-

мы может принести временные выгоды более сильной из сторон.

При внутриличностной обусловленности она движется по траек-

тории, практически не поддающейся рациональному контролю.

Первый тип ситуаций Г. Зиммель назвал «реалистическим», а вто-

рой «нереалистическим» конфликтом. Необходимо принимать во

внимание, что так называемая эскалация конфликта, т. е. рост ин-

тенсивности и напряженности конфликтного взаимодействия, как

будет показано в дальнейшем, связана с тенденцией к постепенной

трансинформации, реалистического конфликта в нереалистичес-

кий, т. е. со сдвигом цели взаимодействия с решения проблемы на

стремление одержать победу.

Участники конфликтноговзаимодействия.

Для конфликта

необходимы, по крайней мере, две конфронтиру-

ющие стороны. Активность каждой из них, направленная на дости-

жение собственных целей, сопровождается попытками помешать

другому реализовать его интересы. Она проявляется в форме борь-

бы: столкновения, атаки, сопротивления, противодействия, нане-

сения взаимного ущерба. Такое взаимодействие может быть двус-

торонним или многосторонним, но начинается одной из сторон,

которую можно назвать зачинщиком конфликта.

Как было отмечено выше, наличие конфликтной ситуации не-

обходимо, но не достаточно, чтобы взаимодействие приняло ха-

раз дел 3. фор мы и пара дигмы соц иаль ного вза имодейст вия

рактер противоборства. Его «пусковым механизмом», имеющим

название повода для конфликта, становится событие или обстоя-

тельство, которым активная сторона оправдывает начало агрессив-

ных действий. Он может возникнуть случайно, но обычно активно

отыскивается или придумывается, т. е. столкновение провоциру-

ется, и это происходит по вполне стандартной схеме. Инициатор

конфликта выстраивает некоторую частную ситуацию, которую

демонстративно интерпретирует как проявление враждебности

другой стороны. Этим он оправдывает свои последующие агрес-

сивные действия.

Участниками любых конфликтов всегда являются люди.

Когда говорят о межгрупповых, межклас-

совых, межэтнических, межгосударственных столкновениях, это

не означает, что все члены каждого сообщества вступают в борьбу

друг с другом. Подразумевается, что приобретают или присваива-

ют себе право представлять и действовать от его имени лишь неко-

торые. Конфликтные взаимодействия между ними отражают все

уровни их социальной принадлежности — от общекультурного до

индивидуально-личностного. Иными словами, личностные интен-

ции и характеристики участников конфликта всегда опосредова-

ны, во-первых, их групповой идентичностью (этической, конфес-

сиональной и т. п.), во-вторых, реальными интересами той группы,

от имени которой они вступают в борьбу. Это необходимо прини-

мать во внимание, чтобы избежать неправомерной индивидуали-

зации или обобщенной идеологизации конфликтных побуждений.

В свете сказанного можно выделить единицы, репрезентирующие

сообщества разного типа в конфликтных ситуациях.

Как уже отмечалось, их порождение обусловлено су-

ществующим в любом обществе социальным неравенством в до-

ступе к дефицитным ресурсам, представленном в концепции со-

циокультурного пространства. Оно вызывает конкуренцию

групп интересов и индивидов относительно собственности, пози-

ций, власти, престижа, а институты, социальные слои, сообщес-

тва составляют те его области, где зарождается и актуализуется со-

циально значимая проблема. Это следует принимать во внимание,

поскольку использование конфликтной парадигмы будет иметь

общественно значимые последствия ее решения в зависимости от

места и формы — локальные образцы, культурные ценности, пра-

вовые нормы. Личностные и групповые особенности участников

оказываются с этой точки зрения значимыми в той мере, в какой

они влияют а на распределение ролей в конфликтной ситуации и

на «стиль» их выполнения.

Типичные роли в конфликтной ситуации. Ядро конфликтного

взаимодействия составляют противоборствующие стороны (сопер-

ники), которые совершают активные действия, направленные друг

гла ва 2. Конфл икт и ко нфл икт ное вза имодейст вие

против друга и носящие наступательный или оборонительный ха-

рактер. Они могут быть равнозначными по социальным позициям,

например, борьба между равномощными группами экономических

и политических интересов за сферы влияния. Но могут относиться

к разным уровням социальной организации. Например, конфликт

между государством и политической партией, общественной орга-

низацией или группой экстремистов. Институциональная форма

контроля над взаимодействием соперников в таких ситуациях оп-

ределяется законом и направлена на охрану социальной безопас-

ности от их взаимных ущербов и негативных социальных последс-

твий сложившихся между ними отношений. Если же он выходит

за пределы институциональных норм, то может принять характер

жестокой борьбы, направленной на взаимное уничтожение и со-

провождаться человеческими жертвами.

Противоборствующие стороны — это роли, необходимые для

реализации конфликтного взаимодействия. Если одна из них вы-

ходит из ситуации, оно прекращается либо претерпевает сущест-

венные структурные изменения. Функции других ролей, прямо не

связанных с реализацией противоборства, состоят в его поддержа-

нии и регулировании. К ним можно отнести зачинщиков, органи-

заторов, подстрекателей, пособников, посредников.

Роль зачинщика связана с порождением конкретного конф-

ликтного взаимодействия. Им может быть как один из соперников,

так и третья сторона. В последнем случае следует предположить

наличие некоторой группы интересов, лидеры которой не желают

ее участия во взаимодействии, но считают целесообразным столк-

нуть между собой другие группы, чтобы укрепить свои позиции в

проблемной ситуации. Соответственно эта сторона, уклоняясь от

прямого участия, становится инициатором провокационных дейс-

твий, которые с высокой степенью вероятности втягивают в проти-

воборство других участников.

Организатор конфликта планирут взаимодействие; определяет

его направленность, темпы, ритм, структуру расходования ресур-

сов; следит за состоянием участников. Такую роль могут выпол-

нять и непосредственные соперники, и третья сторона, присоеди-

няющаяся в конфликтной ситуации к одному из них и берущая на

себя ответственность за повышение эффективности его действий.

Подстрекатель стимулирует стороны или одну из них про-

должать взаимодействие. Обычно он сам не участву-

ет в процессе. Его ролевые функции связаны с тем, чтобы не дать

угаснут конфликту за счет разжигания взаимного недовольства и

вражды между соперниками.

Роль пособника заключается в поддержании конфликтного

взаимодействия за счет обеспечения одной из сторон (а иногда и

обеих) ресурсами, необходимыми для этого. Он может выполнять

раз дел 3. фор мы и пара дигмы соц иаль ного вза имодейст вия

функции советника, консультанта, спонсора; обеспечивать своего

подопечного технической помощью и т. п., но не принимает учас-

тия в противоборстве.

Для перечисленных ролей характерна их направленность на

поддержание и интенсификацию конфликтного взаимодействия.

Но есть роли, связанные со снижением напряженности борьбы, со

сведением к минимуму вреда, наносимого соперниками друг другу

и окружению. Это роли медиаторов, или посредников.

Роль посредника связана с необходимостью понять причины

и обстоятельства, породившие конфликтное взаимодействие, и

активными попытками предотвратить его катастрофические пос-

ледствия. Он занимает позицию «участвующего наблюдателя».

В качестве наблюдателя он оценивает положение обеих сторон

с точки зрения как каждой из них, так и проблемной ситуации

в целом, сообщая им эти сведения. Как участник он совершает

действия, помогающие соперникам понять друг друга, изменить

действия так, чтобы по крайней мере уменьшить взаимный вред.

Следует подчеркнуть, что посредник обычно не наделен властью

выносить какое-либо решение. Он лишь помогает соперникам пе-

рейти к парадигме переговоров, либо смягчить ситуацию.

Судья — это роль, функции которой — квалифицировать дейс-

твия участников в соответствии с определенными правовыми нор-

мами и применять предусмотренные ими санкции. Как и посред-

ник, он должен хорошо представлять себе причины и факторы,

обусловливающие конфликтное взаимодействие. Однако оце-

нивать их не с позиции одного из

участников, но

в терминах принятых в обществе или сообществе

норм юридического и/или обычного права. Таким образом, речь идет о нейтраль-

ном официальном лице, наделенном полномочиями принимать ре-

шения, регламентирующие конфликтное взаимодействие (вплоть

до запрещения) в соответствии с легитимными процедурами и га-

рантиями их реализации.

Эта идеально-типическая совокупность ролей определяет ход

конфликтного взаимодействия. В каждом конкретном случае они

не обязательно реализуются все и одновременно: каждый раз из

них могут наличествовать лишь некоторые и в различных компо-

зициях.

Типичные манеры конфликтного поведения. Однако ход конфликтного взаимодействия определяется не

только распределением ролей, задающим его структуру. Столь же

важным является и другой аспект ситуации — культурный, содер-

жательный. Он обусловлен манерами поведения,

кото-

рые способствуют воспроизведению или интенсификации конф-

ликтного взаимодействия.

гла ва 2. Конфл икт и ко нфл икт ное вза имодейст вие

Агрессивность характеризуется стремлением нанести партне-

ру вред. Это может проявляться в явной и скрытой формах. В пер-

вом случае люди обычно оскорбляют других, издеваются над ними,

провоцируют скандалы; в то же время они становятся еще более

раздражительными и нетерпимыми, если на них не обращают вни-

мания. Во втором — речь идет о нанесении вреда сопернику за счет

тайных сговоров, обходных маневров, опосредованных действий

и т. п. Это лишает его инициативы и вынуждает к реактивным, а

не наступательным действиям. Обвиняющий или сверхкритичный

тип поведения выражается как постоянные демонстрации и оправ-

дания недовольства любыми действиями соперника, свидетельс-

твующие о желании не только продолжать конфликтное взаимо-

действие, но и держать противника в напряжении, вынуждать его

оправдывать и контролировать каждый свой шаг. Более пассивной

форме соответствует склонность обвинять соперника в наруше-

нии каких-то норм или провоцировать заведомо негативные соци-

альные последствия его действий. Тем самым он дезавуируется в

глазах окружения и вынужден оправдываться. Максимализм как

тип поведения подразумевает, что сопернику предъявляются

принципиально завышенные требования, и это

вынуждает его

занимать оборонительную позицию. Таким образом про-

должение конфликтного взаимодействия оправдывается тем, что

они не выполняются.

Ложная уступчивость, ложный альтруизм — это проявления

лицемерия, когда одна из сторон пренебрегает ответственностью

перед другой за свои действия. Она может внешне идти навстре-

чу сопернику, соглашаться с ним, обнадеживать его и при этом

полностью преследовать только свои интересы; или же выдавать

за благодеяния действия, наносящие вред другой стороне. Такое

поведение ориентировано на поддержание конфликтного взаимо-

действия, позволяя внешним доброжелательством прикрывать ре-

альное вероломство.

Скрытность предполагает, что склонная к ней сторона пред-

почитает молчать о своих интересах и планах, а также оценках в от-

ношении действий другой. Это позволяет ей создавать ин-

формационный вакуум в тех областях коммуникативных сетей, ко-

торые служат сопернику источником сведений об эффективности

его действий. В результате у нее появляется возможность совершать

внезапные и неожиданные наступательные действия, что придает

конфликтному взаимодействию новый динамический импульс.

Нерешительность, пессимизм можно рассматривать как пас-

сивные типы поведения, поддерживающие конфликтное взаимо-

действие. Нерешительность мешает участнику выбрать адекватный

ответ на действия соперника, прореагировать на них вовремя. Тем

раз дел 3. фор мы и пара дигмы соц иаль ного вза имодейст вия

самым он ослабляет свою позицию и побуждает другого ин-

тенсифицировать наступательную активность. Пессимизм порож-

дается отсутствием веры в победу, постоянным ожиданием опасностей.

Такая готовность к поражению становится механизмом

«самореализующегося пророчества», при котором даже собствен-

ные успехи воспринимаются как неудачи и даже самые выгодные

обстоятельства — как неблагоприятные. Эта позиция жертвы, как

известно, для более агрессивной стороны является сильным стиму-

лом для продолжения конфликтного взаимодействия.

Перечисленные типы поведения были представлены по степени

убывания активности. Так, к активным типам относятся агрессив-

ный, обвиняющий, максимилистский. Они предполагают обяза-

тельный вызов противнику, стремление поставить его в позицию

реагирующего, перехватить у него инициативу. Далее следует лож-

ная уступчивость, которая сочетает в себе активное и пассивное

начала с преобладанием активного. В то же время этот тип пове-

дения является реактивным, а не наступательным, поскольку ини-

циатива уступается другой стороне. Скрытность — это также сме-

шанный тип поведения с ведущей реактивной компонентой.

Выжидание, утаивание информации не предполагает активных

действий. Поведение в основном организуется не как наступатель-

ное, а как последовательно выжидательное с сильными реакциями

на промахи соперника. Нерешительность, пессимизм — пассив-

ные формы поведения, которые поддерживают конфликтное вза-

имодействие во многом благодаря тому, что косвенным образом

укрепляют позицию соперника.

Наконец, нельзя оставить без внимания манеру игрока,

которая используется не спонтанно, но имитирует все предыдущие

типы поведения. Он старается не поддаваться сильным эмоциям,

контролирует каждую ситуацию и хладнокровно использует наиболее выгодные для себя

маски. Он может произвольным образом чередовать

активные, реактивные действия с пассивным выжиданием и лице-

мерным пессимизмом, вводя таким образом соперника в заблужде-

ние относительно своих истинных намерений и стараясь дезориен-

тировать его непоследовательностью и непредсказуемостью дейс-

твий. Подобный тип поведения может поддерживать конфликтное

взаимодействие длительное время и возобновлять его даже на ста-

дии угасания.

 


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7