Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Приложение второе. ЧТО ДЕЛАЛИ КЛОУНЫ ПОСЛЕ ЗАНЯТИЙ





 

Как только прозвенел звонок и первый день занятий окончился, товарищ Помидоров взял портфель под мышку, попрощался со всеми и ушел.

Девушка-директор Ирина Вадимовна вспрыгнула на мотоцикл и умчалась в город.

А Василиса Потаповна выстроила клоунов по порядку номеров и повела их во двор школы, где была специальная двухэтажная пристройка. Там находились комнаты для учеников и столовая.

У входа стояла сестра-хозяйка, она же брат-повар тетя Фекла Паркинен. С большим хлебом-солью и вкусным борщом-супом.

— Ой, какие вы нарядные да красивые! А меня зовут тетя Фекла. Очень легко запомнить. Вот очки, а это стекла, а за ними тетя…

— Свекла! — сказала Наташа.

Но тетя Фекла даже не обиделась. Она накормила всех обедом и пригласила в любое время прибегать грызть вкусные сухарики.

Потом клоунов позвали смотреть комнаты.

 

Наташе досталась большая комната с люстрой, диваном и даже с котенком. На стене висел список вещей. Там было написано:

 

Люстра — одна.

Диван — один.

Котенок Васька — одна штука.

 

Наташа обрадовалась котенку Ваське — «одной штуке». Она сразу помчалась к тете Фекле просить для Васьки молока одно блюдечко.

 

А Шуру и Саню поселили вместе. В их комнате было две люстры, два дивана, два шкафа, две настольные лампы. Даже телевизоров было два. И два зеркала, чтобы не толкаться перед одним по вечерам.

Посмотрите, ребята, все ли здесь встречается дважды? Может, здесь есть предметы, которых меньше. Например, сколько здесь полов? И потолков?

Сколько здесь футболистов? Шагающих экскаваторов? Гренландских китов?

Не очень много? Правда? Их просто нет.

Когда предметов нет, говорят, что их ноль. Здесь ноль футболистов, ноль экскаваторов, ноль гренландских китов.

 

 

Приложение третье. О РАБОЧЕМ МЕСТЕ УЧЕНИКА

 

Наши клоуны неплохо устроились в своей школе. Я думаю, ребята, что вы тоже неплохо живете у себя дома. По крайней мере, рабочее место у вас есть. Это удобный стол.



Нужно, чтобы на нем лежали ручки, карандаши, ластики, пластилин, жвачка и всякая радость. И чтобы свет падал слева. Если свет будет справа, то тень от руки вам будет мешать создавать рисовальные шедевры.

Если ваши родители не устроили вам такое место, если они что-то недопонимают, спойте им песенку о рабочем месте.

Слова мои, музыка ваша. Итак пойте:

 

ПЕСЕНКА О РАБОЧЕМ МЕСТЕ

Дети-ребята, у которых нет рабочего места:

 

У папы и мамы,

Нам это известно,

Свой стол на работе есть

Или станок.

Так дайте и нам

Постоянное место,

Чтоб каждый освоить

Грамматику мог.

 

Автор Успенский, который им сочувствует:

 

А я, прогресса ради,

Родителей прошу —

Дать детям по тетради

И по карандашу.

 

Дети-ребята, у которых…

 

Пусть в нашей квартире

От мебели тесно —

Шкафы и диваны

Стоят на пути.

Но все же ребенку

Рабочее место

Родители срочно

Должны отвести.

 

Автор Успенский, который…

 

А я, прогресса ради,

Родителей прошу —

Дать детям по тетради

И по карандашу.

 

Дети-ребята, у…

 

Ученые и просвещенные люди

Стране нашей очень

И очень нужны,

Поэтому мы прохлаждаться не будем,

Мы грамоте срочно

Учиться должны.

 

Просто У…

 

А я, прогресса ради,

И пап и мам прошу —

Дать детям по тетради

И по карандашу.

 

 

Если песенка не подействует, нарисуйте плакат, на котором — стол, стул и настольная лампа. Повесьте его на щетку или на веник и ходите по квартире, выкрикивая такие лозунги:

 

«КАЖДОМУ РЕБЕНКУ — РАБОЧЕЕ МЕСТО»,

«НЕ ХОЧУ БЫТЬ БЕЗДЕЛЬНИКОМ, ХОЧУ БЫТЬ АКАДЕМИКОМ!»

«С ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ ВЫ НЕ УЗНАЕТЕ МЕНЯ».

И такой самый опасный для родителей призыв:

 

«КАЖДОМУ РЕБЕНКУ ДАЙТЕ ПО КОТЕНКУ!»

Котенка вам так сразу не дадут, а рабочее место вы наверняка получите.

 

ВТОРОЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

 

 

Сначала Василиса Потаповна решила немного повоспитывать клоунов. Она сказала:

— Дорогие учащиеся! Если человек культурный, он просто обязан уметь писать и читать.

— И неправда! — моментально возразила Наташа. — Я, например, культурная. Не дерусь. Не плююсь, где не надо. А писать не умею.

— И я культурный! — закричал клоун Саня. — У меня есть целых два носовых платка. Один мой. Один для Полкана. А читать я не могу.

— Но культурный человек должен знать все, — настаивала Василиса Потаповна. — Поэтому он читает газеты!

— А я радио слушаю, — возразил скромный Шура. — И тоже все знаю. Сколько градусов в Подмосковье. Какие события сейчас в Африке.

— А какие события сейчас в Африке? — спросила Наташа. — Айболит еще там?

— Значит, выходит, что учиться не обязательно? — растерялась Василиса Потаповна.

— Выходит, что так выходит, — ответил Шура.

Раздался треск мотоцикла. Это приехала Ирина Вадимовна. За ней возник Помидоров с портфелем под мышкой.

— Чем вы тут занимались?

— Нам Василиса Потаповна объясняла, что учиться совсем не обязательно! — закричала радостная Наташа. — Можно радио слушать и все знать.

— А если вам надо написать письмо товарищу?

— Мы ему по телефону позвоним.

— А если телефона нет?

— Мы это письмо нарисуем, — не унималась Наташа. — При помощи картинок.

— О'кей! — сказала Ирина Вадимовна. — В таком случае мы проведем опыт. Мы с клоуном Саней уйдем в живой уголок. Он нарисует письмо. А вы будете его читать.

Клоуны обрадовались и стали ждать. А товарищ Помидоров читал газету.

В живом уголке Ирина Вадимовна сказала Сане:

— Помнишь телеграмму, которую ты прислал нам из тайги?

— Конечно.

— Вот ее и нарисуй.

Саня крепко задумался. Потом взял карандаш и нарисовал такой рисунок:

 

Директриса глянула и сказала:

— Что-то я не понимаю. Ведь телеграмма была такая: «Встречайте меня. Я уже вылетел. Клоун Саня из тайги и его верный Полкан». И никаких мух.

— И здесь мух нет. Это пчела. Она жужжит. Значит надо читать: ж-ж-ж. А это — дитя. Вместе получается: ж-ж-ж-ждитя. Дальше нарисован я.

— А ты что делаешь?

— Я ужа лечу.

— При чем тут уж?

— А при том, что получается: ж-ж-ж-ждитя. Я ужа лечу. То есть — я уже лечу в самолете. В смысле — вылетел.

— Что же. Логично, — согласилась начальница. — Только ты и самолет нарисуй… И еще в телеграмме про Полкана было.

Саня согласился и дорисовал. Вот что у него вышло:

 

Иными словами:

— Ж-дитя самолет я уже лечу вместе с Полканом.

 

Потом Саня свистнул, и со двора примчался Полкан, стуча высокими каблуками по паркету. Саня запихнул ему в рот письмо и велел отнести клоунам.

И вот Полкан ввалился в класс с посланием в зубах. Все к нему бросились. Первой, как обычно, успела Наташа. Она стала читать:

— Ой, это все очень просто. Когда Саня был маленький, его укусила муха. Так что он даже подлетел. Он долго болел и страдал. И решил, когда вырастет, он станет врачом и будет лечить зверей.

— А что? — сказала Василиса Потаповна. — Очень трогательная история. Может, все так и было.

— Нет, — возразил Шура. — Это надо по-другому читать. Смотрите: Полкан, уж, доктор… Это ж стихотворение получается.

 

Полкан уж заболел,

Как малое дитя.

Летите все ко мне,

Он болен не шутя.

 

 

— Высокая поэзия, — сказал товарищ Помидоров. А потом добавил: — И температура высокая — что-нибудь под сорок… — Но тут его осенило: — Как же Полкан заболел, когда он сам сюда пришел. Нос у него холодный, язык красный. Хвостом так и крутит. И при чем тут муха?

— Внесем поправки, — сказал поэтический Шура. — Учтем муху.

— И хвост надо учесть, — вставила Наташа.

— И хвост учтем. Вот что будет:

 

Полкан уж весь здоров,

Как малое дитя.

Он мухой к нам летит,

Своим хвостом крутя.

 

Василиса Потаповна была поражена. Как из такого маленького письма столько поэзии вышло? Только что Полкан был больной с высокой температурой, и вот он уже здоров, «своим хвостом крутя». Сама Василиса Потаповна только головой крутила.

 

В это время в живом уголке Ирина Вадимовна беседовала с клоуном Саней.

— Жил ты раньше, Саня, в тайге. Коза твоя охотничья белок выслеживала. Кругом просторы, поля, мотоциклы. А теперь ты должен работать. Учиться писать и считать.

— Только писать! — возразил Саня. — Мне считать необязательно. Я очень хочу с одной девушкой переписываться. Я ее в «Огоньке» увидел. И решил с ней дружить. — Он вытащил из-под рубашки журнал, завернутый в целлофан, и показал портрет. — Она строгая и серьезная.

— Очень хорошая девушка! — похвалила Ирина Вадимовна. — Мы обязательно познакомимся с ней поближе. Мне кажется, я даже знаю, где она живет.

Тут прибежали клоуны и стали читать Сане его загадочные стихи:

 

Полкан уж весь здоров,

Как малое дитя.

Он мухой к нам летит,

Своим хвостом крутя.

 

— Во дают! — рассмеялась Ирина Вадимовна. — Ты им телеграмму послал, а они целую поэму сочинили.

Тогда Саня все рассказал про свое письмо.

— Такое письмо надо посылать вместе с сочинителем, — сказал товарищ Помидоров. — Чтобы он сам и разгадывал. Откуда я знаю, что это жж-дитя, а не ж-же-ребенок?

— Может, еще один опыт проведем? — сказала Ирина Вадимовна.

— Давайте!

— Есть такой призыв всенародный: «Прячьте спички от детей». Напишите его при помощи рисунков.

Клоуны долго совещались в углу с товарищем Помидоровым. Потом принесли рисунок. В углу была женщина. Она стирала что-то в корыте. А вокруг было много-много спичек.

 

— Как это понимать? — спросила Ирина Вадимовна.

А Василиса Потаповна только глазами хлопала из-под очков.

— Это прачка, — сказала Наташа. — Это спички. Вот и выходит: ПРАЧКА СПИЧКИ. То есть ПРЯЧЬ-КА СПИЧКИ. Это ясно любому, даже слаборазвитому.

— Нет, — не согласилась Ирина Вадимовна. — Тут и сильноразвитый ничего не поймет. То ли это «Прячь-ка спички», то ли это «Стирайте дрова». Не получается у вас с рисунками… А как быть с фамилиями? Товарищу Помидорову в паспорте надо помидор рисовать?

Клоуны опечалились. Действительно, на рисунках далеко не уедешь.

— А теперь сделаем выводы, — строго, но весело сказала директриса. — Люди общаются между собой при помощи разговора, писем, телеграмм, записок и жестов… например, щелчков.

Она сказала так и дала Сане щелчок. Потому что он засунул руку в аквариум и общался с рыбами при помощи вылавливания.

— Мы можем даже беседовать с людьми, которые давно уже умерли. И понимать их, потому что можем прочесть написанные ими книги.

— Я очень люблю старинные книги, — сказала Наташа. — Они такие огромные. Из них можно домик построить. Если такой книгой кого-нибудь треснешь, он сразу поумнеет. В два раза.

— А если книгой не трескаться, а прочитать ее, — воспитательно заметила старшая воспитательница, — можно поумнеть в десять раз.

А Ирина Вадимовна продолжала:

— И вся наша речь состоит из отдельных просьб, мыслей, описаний.

Они передаются предложениями. Вот вам пример предложения: «Мальчик завяз в снегу».

— Пусть каждый сам придумает предложение, — предложила Василиса Потаповна.

Первым придумал товарищ Помидоров:

— Гражданин Петров пошел в банк и там завяз.

Клоун Саня подхватил:

— Гражданка Петрова пошла в банк и там завязла.

Наташа развила эту мысль.

— Их дети Петя и Танюша пошли в банк и там завязли. Бедные.

А клоун Шура молчал.

— Ты чего молчишь? — спросила Ирина Вадимовна. — Придумай что-нибудь.

— А что придумывать? Все уже завязли… В этой банке.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

Ко второму дню занятий

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.