Главная | Обратная связь
МегаЛекции

К двенадцатому дню занятий





 

 

Приложение первое. ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ГОВОРИМ? А ЕСЛИ НЕПРАВИЛЬНО — ПОЧЕМУ?

 

После урока клоун Саня подошел к Ирине Вадимовне.

— Ирина Вадимовна, вы говорили, что слов на букву Ы нет. А дядя Шакир сказал: зачем ЫМУЩЕСТВО трогаешь? Значит, есть слова на букву Ы?

— Понимаешь, Саня, — ответила директриса, — у дяди Шакира родной язык татарский. В этом языке есть такие звуки, которых нет в русском. Зато ему трудно произносить некоторые звуки русского языка. И вместо слова ИМУЩЕСТВО он говорит ЫМУЩЕСТВО. Он хочет сказать ИГРА, у него выходит ЫГРА.

— Я все понял, — сказал Саня. — Я еще знаю, что есть дети, которые не могут говорить Р, они говорят Л. Вместо РОЖКИ говорят ЛОЖКИ. Вместо РЫЖИЙ говорят ЛЫЖИЙ.

— Есть такие дети. У некоторых звуки больны. Им надо ходить к специальным врачам — логопедам. Эти врачи очень веселые. У них много интересных книг. И их не надо бояться.

 

Приложение второе. СЛУЧАЙ НА ПУСТЫРЕ

 

Клоун Шура взял сумку для денег и пошел на пустырь к зоопарку, чтобы получить премию за мартышку Грушу.

Было тихо. И незаметно к нему подошли три человека с одним мешком.

— Здравствуйте! — сказал Шура.

— Здравствуйте, — ответили они и запихнули его в мешок. Как будто это был не Шура, а картошка.

Сначала все было нормально, только мешок дергался. Потом вдруг у похитителей прямо на улице исчезли брюки. То есть штаны. Похитители остались в трусах. Превратились в картофельно-мешочных спортсменов.

 

Конечно, это были не физкультурники. Это были завхозы — товарищ Дынин, товарищ Кабачков-Тыквин и товарищ Грушин из одной строительной организации.

Они притащили клоуна на квартиру к завхозу Дынину. Там его заперли в чулан. И стали совещаться и ликовать.

Но ликования у них не получилось. Стали искать шлепанцы, чтобы не пачкать дынинский пол, шлепанцы исчезли. Хватились штопора, чтобы открыть бутылку «Ситро завхозное», а штопора нет… А куда, между прочим, девалась красивая шуба хозяйки? Товарищ Дынин даже стал коситься на своих товарищей и немного их не уважать.



 

 

Приложение третье. Ш-ОТДЕЛИТЕЛЬНАЯ МАШИНА

 

Это, ребята, такая специальная машина. Она от предмета отделяет букву Ш. Например, бросили в машину ШТОПОР. А вылетел ТОПОР. Потом отдельно выскочила буква Ш.

Залетела в машину МУШКА. Раз! Машина загудела, и, пожалуйста, МУКА посыпалась.

Тут прибежал пожарный. СтарШина. Из Управления товарища Тараканова.

— Что это за машина такая? Кто позволил строить? А как она у вас в противопожарном отношении?

И в машину залез.

И что, ребята, получилось?

Правильно. Из машины буква Ш выпала, и старичок вылез — потому что он СТАРИНА.

 

— Што вы шо мной шделали? — зашамкал он.

Пришлось его снова в машину запихивать и с обратной стороны вытаскивать. Он уже не старый вылез. А такой, какой был — немного поношенный.

 

 

ТРИНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

 

 

Утром в школу принесли записку:

 

«Освободите помещение, получите вашего клоуна.

Четверо неизвестных».

 

 

Ирина Вадимовна велела Василисе Потаповне вести уроки, а сама села на мотоцикл и умчалась в главную районную организацию. В райсовет.

Василиса Потаповна начала урок:

— Вы помните, как в зоопарке рычат тигры? Р-р-р-р. Этот тигриный звук записывается буквой Р. На что он похож?

— На флажок, — сказала Наташа.

— Прекрасно. А какие слова начинаются с этой буквы?

— Р-ружье! — закричал стреляльный Саня.

— Расческа, редиска, — сказала Наташа.

— Распорядок и рапорт, — придумал товарищ Помидоров.

— Молодцы! — сказала Василиса Потаповна. — А теперь давайте соединять этот звук со знакомыми нам А, О, У, Ы. Что получится?

— Ра, Ро, Ру, Ры! — закричали клоуны.

— Ну, просто передовики! — восхитилась воспитательница. — Давайте все это запишем.

Клоуны стали старательно писать: ра, ро, ру, ры.

 

— А в каких словах встречаются эти слоги… Допустим, РО?

— В РО-машке, — сказала Наташа. — И в РО-зе.

— А РЫ?

— В РЫ-бе и РЫ-си! — закричал Саня из тайги.

— А РА?

— В РА-зрешении и в РА-споряжении, — сказал товарищ Помидоров.

— А раньше слог «РА» в слове Шу-РА встречался, — добавила Наташа и сильно вздохнула.

— Почему встречался? Сейчас разве не встречается? — спросила Василиса Потаповна.

— Не встречается. Пропал. Потому что сам Шура пропал.

И все вспомнили про Шуру.

 

Ирина Вадимовна промотоциклила мимо вахтера райсовета и прямо по лестнице приехала к кабинету Председателя. На грохот сбежалось все руководство. И сам Председатель.

— В чем дело? — спросил он.

— А вот в чем! — Ирина Вадимовна подала ему похитительную записку.

Председатель райсовета прочитал ее:

— Это все завхозы бунтуют. Никак не могут простить, что их потеснили. Хозяйственные люди. Не хотят разбрасываться помещениями.

— Они слишком далеко зашли. По ночам воруют сторожей. Делают подкопы. Таскают людей за бороды, — наступала Ирина Вадимовна. — И вот лучшего ученика украли.

— Придется мне в этом разобраться, — сказал Председатель. — Я вечером зайду в вашу школу и на месте посмотрю, что к чему.

Ирина Вадимовна села на мотоцикл и помчалась обратно.

 

Тем временем товарищ Дынин и завхозы ждали ответа из школы. Но школа молчала, и никто здание не освобождал.

— Нет ответа, — сказал товарищ Кабачков-Тыквин. — Надо что-то другое придумывать. Товарищ Тараканов нам головы отвернет.

— Давайте думайте! — приказал тощий Грушин. — К завтрашнему дню мы должны захватить помещение.

— А какой завтра будет день?

— Завтра будет большой праздник. День коммунального работника. Лучшего подарка, чем наше здание для товарища Тараканова, не найти.

— У меня есть идея, — сказал Дынин. — Надо устроить у них пожар.

— А как? — спросил тощий Трушин.

— А так. Мой дедушка был завхозом в партизанском отряде. И у него кое-что осталось.

— Мины? — спросил Грушин. — Пулеметные ленты?

— Нет. Дымовые шашки.

— Ну и что? — спросил Кабачков.

— А очень просто. Мы бросаем дымовую шашку. Из окон валит дым. Мы садимся в машину и под видом пожарных быстренько прилетаем. Выносим из дома вещи, спасаем людей. Когда шашка погаснет, помещение чистое и наше. Мы бежим докладывать товарищу Тараканову.

— Ура! — закричали завхозы.

А клоун Шура из чулана все это слышал. Ах, если бы эта шашка была здесь, он немедленно сделал бы так, чтобы она исчезла. Но, во-первых, ее здесь не было. А во-вторых, ша-исчезательная способность у Шуры испортилась. Потому что уже и шуба, и шлепанцы, и штаны, и штопор вернулись к завхозам. И между прочим, вернулась меховая шапка на голову Шакирной бабушки. Все посмотрели на это и сказали: «О! Привет от нашего Шуры!»

Как ни странно, в ту же самую секунду о Шуре подумали и завхозы.

— А что нам делать с пленным? — спросил завхоз Дынин. Раз речь зашла о минах, гранатах и шашках, он тоже перешел на военный жаргон. — Может, отпустить?

— Ни в коем случае! — запротестовал Кабачков. — Он же все расскажет.

— Значит, я так и буду его кормить все время? — спросил Дынин.

— Ну, не все время. А до захвата школы. И не один. Мы будем содержать его по очереди. И передавать из дома в дом, как пастуха в деревне.

Радостные завхозы побежали за дымовой шашкой. И за пожарной машиной.

А Шура тревожный-тревожный и почти больной сидел в чулане.

«Что же делать? Что же делать?» — думал он. И даже стал светиться от напряжения. Ох, как ему было трудно.

Но оставим Шуру в покое. Не будем мешать. Пусть он думает и сияет.

 

В школе шел урок. Василиса Потаповна говорила:

— Все буквы бывают гласные и согласные. Гласные можно петь. Вот, например, послушайте. — Она запела:

 

В лесу родилась А-А-А.

В лесу она У-У.

Зимой и летом Ы-Ы-Ы,

Зеленая О-О.

 

 

— А согласные не поются. Это такие буквы, как П, М, Ш и Н. Попробуйте их пропеть.

Клоуны затянули. Причем Помидоров солировал:

 

В лесу родилась П-П-П.

В лесу она Н-Н.

Зимой и летом Р-Р-Р.

Зеленая Ш-Ш.

 

 

Ничего-то у них не пелось, а все время спотыкалось. Как раз Ирина Вадимовна подъехала.

— Поете? — спросила она.

— Поем.

— А что поете?

— Разницу между гласными и согласными.

— Сейчас не это надо петь. Надо петь песню протеста. У нас вот-вот помещение отберут.

И они решили, что клоуны срочно разучат песню протеста. И когда придет председатель, споют ее.

 

Клоун Шура еще не решил, как он сможет передать письмо своим. Но начал его сочинять. Он писал в уме:

«Ау! Ау! — Это я их зову. — Уа! Уа! — Это значит, что мне плохо».

Шура так устал от сочинения, что стал кипеть.

Дальше он придумал, как написать слово ШАШКА. Он не умел писать букву К, и у него вышло — ШАШ+А. А фамилия ДЫНИН написалась как ДЫН + Н. Слово ДЫМ получилось легко. Он даже сумел составить такое сложное слово, как ПРОПАЛ. Получилось ПРОПА +.

Оставалось самое сложное — как передать это письмо или эту телеграмму своим?!?!?

Из Шуры уже сыпались электрические искры.

 

К школе подъехала черная «Волга», и из нее вышел сам Председатель райсовета. Он поднялся по лестнице и прошел в кабинет Ирины Вадимовны.

Ирина Вадимовна показала ему клоунский класс, живой уголок и все остальное.

Они снова вернулись в кабинет для разговора. Вдруг под окном раздалась музыка и послышался объявительный голос:

«Песня протестная!»

И клоуны запели:

 

Мы сперва муки возьмем,

Приготовим место,

А потом воды нальем

И получим тесто.

 

— Что это такое? — спросил Председатель.

— Ученики поют.

— А что они поют?

— Песню протеста. Они протестуют против действий ваших завхозов.

— А при чем здесь вода и мука?

— Ей-богу, не знаю.

 

А с улицы неслось:

 

Ну, а если тесто есть,

Значит, будут пышки.

Очень любят пышки есть

Умные мальчишки.

 

— И умные девчонки! — добавила директриса.

Председатель высунулся в окно и увидел, что клоуны не только поют, но и в самом деле пекут пышки на походной печке. Вместе с тетей Феклой. Он расхохотался:

— Ничего себе! Это же не песня протеста, а песня про тесто. Какие же они бестолковые!

— Они не бестолковые, они наивные, — сказала Ирина Вадимовна. — Добрые и смешные.

Тут в комнату прискакал Полкан, он принес в зубах пакет с пышками.

— У вас было плохое настроение, — продолжала директриса, — они его улучшили. Когда в городе живут клоуны, всем веселее. И детям и взрослым. А из-за того, что они неграмотные, с ними случаются беды.

— Почему?

— Они везде суются. Идут туда, где нарисована овчарка. Потому что любят собак. А там написано: ОСТОРОЖНО! ЗЛАЯ СОБАКА! А они не понимают. И потом вылетают из штанов. То они забираются в трансформаторную будку. На двери нарисован череп. И они хотят познакомиться со скелетом. А прочесть слово СМЕРТЕЛЬНО! не умеют. Поэтому и было принято решение о создании школы для клоунов. А завхозы хотят ее отобрать. Им, видите ли, веники хранить негде.

— Веники тоже нужны, — сказал Председатель, но не очень уверенно.

И тут произошло странное. Печатная машинка на столе вдруг запрыгала.

— Что такое?! — Председатель незаметно вздрогнул.

— Сама не знаю. Давайте посмотрим.

А машинка вовсю печатала Шурино письмо.

— Она волшебная? — тихо спросил Председатель.

 

АУ! АУ! АУ! УА! УА!

НАШ ДОМ УА. НАШ ДОМ ПОШАР. ДЫН+Н ДЫМ ШАШ+А. НАШ ДОМ ПРОПА+. ШУРА.

 

— Нет. Это клоун Шура передает письмо. Ну тот, которого украли. Он умеет печатать на расстоянии.

— Теперь мне понятно, — сказал Председатель. — Не человек, а телеграф.

— А мне ничего не понятно, — сказала Ирина Вадимовна. — Что это за ДЫМ и ПОШАР?

— Дым и пошар, я думаю, что дым и пожар. А вот что это за буква +? Я такой не помню, — сказал Председатель. — Мы такой не проходили. Ее не было.

— Это не буква. Это такой значок. Клоуны его ставят, когда попадается незнакомый звук. Здесь написано ДЫНИН, а здесь ПРОПАЛ.

— Тогда я все понял, — обрадовался Председатель. — Завхозы хотят бросить дымовую шашку. Сделать как бы пожар. И под шумок захватить помещение.

— Час от часу не легче! — сказала Ирина Вадимовна. — Что же теперь делать?

— А ничего, пускай захватывают. Я вам помогу. У меня для вас подарок есть.

Дальше было так. Ирина Вадимовна велела паковать все-все вещи (даже аквариумы) в удобные узлы. Полканчика и другой живой уголок унести на кухню к тете Фекле. На рога Полкану Ирина Вадимовна надела резиновые присоски. И приказала клоунам ни на секунду не отлучаться из школы.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.