Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ГЛАВНОЕ - НЕ ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ВЗГЛЯД ОРАТОРА В ЛЮБОМ СНИМАЕМОМ КАДРЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ НАПРАВЛЕН В ЛЕВУЮ СТОРОНУ ОТ КАМЕРЫ, А ВЗГЛЯДЫ ВСЕХ СЛУШАТЕЛЕЙ - ТОЛЬКО ВПРАВО ОТ АППАРАТА.




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Когда оператор ведет съемку, он всегда смотрит в визир и через него видит, в какую сторону от объектива направлен взгляд человека, которого он снимает: вправо от камеры или влево.

Опытный режиссер тоже без труда, находясь рядом, по действиям оператора и направлению съемки может определить, будет ли снимаемый в данный момент кадр удовлетворять в монтаже требованиям принципа ориентации в пространстве или нет. И если оператор "заблудился" в создаваемом экранном пространстве, то откорректирует его работу с камерой (рис. 38 и 39).

Такой элементарный подход к выбору направлений съемки без особых мысленных усилий гарантирует грамотное монтажное решение репортажа или передачи. Можно предвидеть, как это ни один раз бывало в творческой практике кино и телевидения, что оператор, особо кичащийся своим "творческим началом", на требования режиссера провести съемку, соблюдая этот принцип, взорвется от негодования.

Он безапелляционно заявит режиссеру, что тот узурпирует его право творческой свободы, "зажимает" его особое художественное видение и сковывает возможности импровизации. Такому оператору режиссер может предложить обескураживающий "компромисс". Например, в кадре 3 камера может во время съемки пересечь линию взаимодействия (рис. 40) или направление взгляда оратора, что - одно и тоже.

Простейший прием - и ущемленное самолюбие оператора получает сатисфакцию. Но при этом обязательно стоит произвести обратное пресечение линии взаимодействия в кадре 7. Кроме того, кадр 5 поставить после кадра 7 или исключить совсем. А кадр 9 поставить в монтаже между 4 и 6.

Такое монтажное решение не свяжет творческой свободы даже самого "задиристого" оператора, но потребует от него проявления более высокого профессионального мастерства в постановке света и съемке движущейся камерой.

Кстати, к сведению "задиристых" операторов! Требовательный и профессионально жесткий режиссер, если на съемке не будут выполнены условия рассматриваемого принципа, просто исключит из монтажной последовательности кадры, снятые с нарушением ориентации в пространстве, даже если эти кадры будут самыми эффектными. Напомним, что этот принцип съемки - не прихоть режиссера, а неукоснительное требование зрительского восприятия.

Еще один прием, позволяющий соблюдать монтажный принцип ориентации в пространстве. За столом "12 разгневанных мужчин". Идет напряженный спор. Режиссеру для выразительного решения сцены нужно выхватить крупные и средние планы героев, сидящих на разных концах стола. Если провести на плане съемки все линии взаимодействия, то совсем легко запутаться. Их окажется слишком много. Как быть? Как расставить камеры на такой съемке (рис. 41)?

Во-первых, следует помнить, что мы ведем разговор о стыке двух соседних кадров в монтаже. Именно соседние, стоящие один за другим планы в момент стыка должны соответствовать комфортным условия восприятия.

Во-вторых, каждая сложная сцена может быть разделена на более мелкие куски, монтажное решение которых нетрудно выбрать, опираясь на простейшие приемы.

В-третьих, такое решение просто осуществляется в игровых сценах или в точно спланированных передачах, когда известен заранее весь ход диалога. В репортажной съемке использование такого приема представляет собой определенный риск, ибо трудно предугадать как будут стыковаться снятые таким образом кадры со всеми остальными.

Еще раз уточним задачу. Нам необходимо снять кадры таким образом, чтобы положение героя и его взгляд в самый последний момент съемки первого кадра соответствовал положению и взгляду его партнера в самом начале следующего плана. В этом случае соединение таких кадров будет считаться "чистым". Удалось ли решить такую задачу, легко обнаружить по раскадровке, сопоставив ее с планом мизансцены и точками съемки. Действие, к примеру, (рис. 42) может развиваться так: 5-й вел спор с 9-м и для подтверждения своих аргументов обратился к 12-му. Камера в этот момент стояла как раз на точке № 19 между 9-м и 12-м.

Во время съемки произошла переброска взгляда 5-го с одной стороны камеры на другую. В начале плана 5-й смотрел на 9-го вправо от камеры, а в конце кадра его взгляд оказался по левую сторону от объектива. Это случилось в кадре 19.

Если мы вели съемку 5-го и 9-го, ориентируясь на их линию взаимодействия, то после перевода взгляда возникла новая линия взаимодействия между 5-м и 12-м. Изменение произошло внутри кадра. А внутри кадра в процессе съемки, когда зритель видит процесс изменения и фиксирует в памяти само изменение, допустимо все что угодно.

Новое монтажное условие, которое должен соблюдать режиссер, возникло в конце 19-го плана. Оператор, конечно, в связи с изменением направления взгляда героя, сделал небольшую панораму влево, поправку композиции кадра, что видно на плане. В раскадровке, когда рисуется этот план, чтобы не создалось ложное впечатление ошибки, обязательно изображается первый кадрик этого плана (начало действия) и последний кадрик того же плана (конец действия) и обозначается буквами (рис. 43) "19а" и "19б".

Хотя мы поставили камеру на точку N 20, казалось бы с ошибкой по отношению к линии 5-й - 9-й, в монтаже будет получено точное монтажное решение. Новая линия взаимодействия 5-й - 12-й становится главной линией отсчета на дальнейшую съемку. Такой монтажный переход зритель воспримет как вполне естественный и закономерный. Для себя и для оператора, чтобы лишний раз не напрягать воображение на съемочной площадке, покажите на раскадровке стрелкой разворот героя в кадре.

Для режиссера игрового кино не составит труда запланировать такой переход. Зато хроникер, для которого такой ход развития событий может оказаться неожиданным, должен настолько свободно ориентироваться в монтажном сложении кадров, чтобы мгновенно перестроиться на новые позиции.

История кино изобилует курьезами. Характерный случай. Подобное происходило десятки или сотни раз на съемочных площадках. Идет 25-й съемочный день. Завершается работа над сценой, которая была прервана 14 дней назад. Актер должен произнести реплику, отыграть что-то руками в общении с партнером, которого на площадке в данный момент нет. Или просто доснимается кадр для какой то давно снятой сцены.

Стоит заряженная камера, горит свет, перед объективом томится известный исполнитель, а группа ведет мучительный спор: куда должен смотреть герой - вправо от аппарата или влево. Спорят все, включая ассистентов. В лучшем случае дело кончается тем, что снимается два варианта, в худшем - ошибкой в монтаже и потерей цельности развития действия данной сиены.

Эпигоны "свободного" монтажа, а такие чаще всего встречаются в молодежной среде "режиссеров - новаторов", по поводу соблюдения принципа ориентации в пространстве рассуждают так: "Как бы я ни снял, зритель все равно угадает, кто - на экране".

Однако плох тот режиссер, в работе которого зритель вынужден по краю стола в кадре угадывать, что на экране следователь, а по форме спинки стула за спиной другого персонажа, что он - то как раз и есть подозреваемый в убийстве.

"Угадайка" - хорошая игра, один из видов телевизионных передач, но никак - не элемент профессии в экранном творчестве. Для тех, кого не устраивает принцип "угадайки" в построении сцены, можно дать еще несколько рекомендаций. При съемке нескольких беседующих людей нужно помнить, что не всегда люди по внешнему виду резко отличаются друг от друга. Потому при съемке такой беседы делать каждый следующий кадр другого персонажа с заметным отличием в крупности от предыдущего. Такое монтажное построение будет существенно легче восприниматься зрителем, ему будет проще без дополнительных усилий ориентироваться в ходе развития действия и мгновенно определять с кем из партнеров ведет беседу тот или другой персонаж.

Эта рекомендация распространяется не только на съемку людей, в равной степени это относится к съемкам любых других объектов по сути разных, но схожих по внешним признакам. И еще: взгляд человека, направленный всего лишь вскользь от объектива чуть-чуть левее, всегда на экране будет взглядом направленным влево. А точно такой же взгляд вправо, чуть-чуть мимо объектива, будет восприниматься как взгляд вправо. Герой, лицо которого обращено вправо, а глаза повернуты и смотрят влево от оси аппарата, будет восприниматься зрителем как человек смотрящий влево. Направление взгляда остается решающим фактором в монтаже даже в таких случаях.

Для режиссеров кино и телевидения знание принципа ориентации в пространстве и умение им пользоваться - ничто иное, как дважды два для школьника. Это - составляющая его профессии, важный компонент его режиссерской культуры.

ЧАСТЬ 6

ТРЕТИЙ ПРИНЦИП

МОНТАЖ ПО НАПРАВЛЕНИЮ ДВИЖЕНИЯ ГЛАВНОГО ОБЪЕКТА В КАДРЕ

НИ КИНО, НИ ТЕЛЕВИДЕНИЕ, НИ РЕКЛАМУ НЕВОЗМОЖНО СЕБЕ ВООБРАЗИТЬ БЕЗ ДВИЖЕНИЯ НА ЭКРАНЕ. АФОРИЗМ: "ДВИЖЕНИЕ - ЭТО ЖИЗНЬ", КАК НЕЛЬЗЯ КСТАТИ В ДАННОМ СЛУЧАЕ. КИНО НАЧИНАЛОСЬ С ТОГО, ЧТО "ОЖИЛА" ФОТОГРАФИЯ. ПРИСУТСТВУЮЩИЙ НА ПЕРВОМ СЕАНСЕ ЛЮМЬЕРОВ ЖОРЖ МЕЛЬЕС БЫЛ ПОРАЖЕН ТЕМ, ЧТО НА ЭКРАНЕ, НА ФОТОГРАФИИ ЗАПРЯЖЕННАЯ В ТЕЛЕГУ ЛОШАДЬ ВДРУГ ЗАШАГАЛА И ПОШЛА НА НЕГО. ЗА НЕЙ - ДРУГАЯ. ПРОХОЖИЕ НА ПЛОЩАДИ БЕЛЬКУР ПРИШЛИ В ДВИЖЕНИЕ И НАПРАВИЛИСЬ ПО СВОИМ ДЕЛАМ. МЕЛЬЕС ЗАПИСАЛ ПОТОМ, ЧТО ВСЕ ПРИСУТСТВУЮЩИЕ В ЗАЛЕ "СИДЕЛИ С ОТКРЫТЫМИ РТАМИ И ОСТОЛБЕНЕЛЫЕ ОТ УДИВЛЕНИЯ".

Всем известен пример с люмьеровским фильмом "Прибытие поезда". Его первые зрители вскакивали с мест от ужаса быть раздавленными железной махиной. Воздействие движущихся объектов на впечатление от экранного зрелища превзошло все ожидания. Всякое движение на экране и сегодня приковывает наше внимание с удивительной магической силой. Что бы ни происходило в рамке светящегося прямоугольника: движение океанского лайнера по Панамскому каналу или катание шаров скарабеями, - мы не можем оторвать своего взгляда от движущихся фигур.

А если это движение обусловлено развитием "острейшего" сюжета, то тем более весь интерес к зрелищу сосредотачивается именно на нем. Человеческий интерес к всякого рода движению на экране или в жизни обусловлен особенностями работы нашего восприятия и сознания.

Во-первых, в нашем мыслительном или осмысляющем "аппарате восприятия" существуют специальный нейрон или группа нейронов, которые отвечают за мгновенную регистрацию движения в поле нашего зрения. Они же дают команду на "переключение" взгляда с любых статичных объектов на движущиеся. Видимо, это связано с функционированием сознания, а точнее говоря, подсознания. Это происходит бессознательно на уровне инстинкта самосохранения. Ибо угроза нашему существованию всегда исходила и исходит от движущихся объектов. Мы в значительной мере не властны над этим инстинктом и не можем по своему усмотрению управлять нейронами, отвечающими за восприятие движения. Вот почему движение, как таковое, так притягивает к себе наш интерес.

ДВИЖЕНИЕ... ОТ ТОГО КАК ОНО СНЯТО И ПРЕДСТАВЛЕНО НА ЭКРАНЕ В МОНТАЖЕ, КРОМЕ ВСЕГО ПРОЧЕГО, ЗАВИСИТ ЗРИТЕЛЬСКОЕ ПОНИМАНИЕ ХОДА РАЗВИТИЯ ДЕЙСТВИЯ СЮЖЕТА, РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ, ЗРИТЕЛЬСКАЯ ТРАКТОВКА СУДЬБЫ ЭКРАННОГО ГЕРОЯ. УМЕНИЕ ТОЧНО ВОПЛОТИТЬ ЗАМЫСЕЛ В СЪЕМКЕ И МОНТАЖЕ ДЛЯ ЛЮБОГО РЕЖИССЕРА И ОПЕРАТОРА - ВАЖНЕЙШАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МАСТЕРСТВА. ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ОНО В ТОМ, ЧТОБЫ ЗРИТЕЛИ ВОСПРИНЯЛИ ЭКРАННЫЕ СОБЫТИЯ ТАК, КАК ПОНИМАЛИ ИХ СОЗДАТЕЛИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ. ОКАЗЫВАЕТСЯ, СЦЕНУ ИЛИ ЭПИЗОД МОЖНО СНЯТЬ И СМОНТИРОВАТЬ ТАК, ЧТО ЗРИТЕЛЬ ЗАПУТАЕТСЯ В ПРОИСХОДЯЩЕМ И ПОДУМАЕТ, ЧТО НА ЭКРАНЕ ЛОГИЧЕСКИ СТРОЙНЫЕ СОБЫТИЯ ПРЕВРАТИЛИСЬ В "ЧЕРТОВЩИНУ". ЭТОТ ПРИНЦИП МОНТАЖНОЙ СЪЕМКИ И МОНТАЖА ОТНОСИТСЯ КО ВСЕМ ДВИЖУЩИМСЯ ОБЪЕКТАМ В КАДРЕ: К ЛЮДЯМ, АВТОМОБИЛЯМ, ЖУКАМ, КРОКОДИЛАМ, ТАНКАМ И САМОЛЕТАМ.

Начнем с самого обычного - с автомашины. Пусть нашим объектом будет небольшой грузовичок "Бычок". Когда-то эту задачу предлагал для решения кичащимся своими знаниями студентам один из педагогов известного вуза (рис. 44).

Два плана. В обоих снят во время движения один и тот же грузовик. Но в первом кадре машина едет вправо, а во втором - влево. И пусть вас не смущает по-детски примитивный рисунок. Хотя бы так необходимо уметь рисовать каждому режиссеру.

Смонтируются эти два плана или нет?

Будет ли этот стык кадров удовлетворять нашим монтажным требованиям комфортного восприятия, если в них заключено продолжение развития одного действия?

Ответ однозначен: конечно, нет! Проанализируем результат восприятия такого "монтажа". Ощущение, которое испытает зритель от такого стыка кадров, можно сравнить с впечатлением, которое останется от удара неожиданно открывшейся дверью по носу, когда вы мирно шли по коридору. Появление на экране кадра с автомобилем, движущимся навстречу первому, сработает как "встречный удар" по глазам. Шишки на лбу не останется, но из восприятия выпадет некоторый кусок развития действия на экране.

Иными словами говоря, зрителю потребуется некоторое время на то, чтобы прийти в себя после "удара" и присмотреться к новому направлению движения объекта. За этим эффектом стоит, как можно догадаться, тоже одна из особенностей человеческого восприятия посредством зрения. Она проявляет себя в инерции движения человеческого глаза. Наш взгляд, как все физические тела, в момент слежения за объектом набирает инерцию движения. Для остановки взгляда и переключения его на новое, а тем более встречное, движение требуется некоторое время, которого режиссер ему не предоставил на стыке кадров.

Задача состоит в том, что требуется снять дополнительный, промежуточный кадр с тем же автомобилем, в котором направление движения машины "смягчит" эффект "встречного удара".

После некоторого - умственного напряжения и нескольких неудачных попыток ответ обычно находится. Экзаменуемый предлагает снять кадр, в котором грузовик движется на нас или от нас. Жаль только, что разумное решение не всегда приходит в голову на съемках! (рис. 45). Так этот кадр мог бы выглядеть в раскадровке. Но присмотритесь более внимательно к трем кадрам движущегося автомобиля. Как-то не очень гладко смотрится предложенная последовательность... (рис. 46).

В чем же дело? Почему возникает дискомфорт восприятия такого стыка кадров? Если вспомнить принцип монтажа по крупности, то одно объяснение находится сразу: планы по масштабу, по крупности объекта в кадре, совершенно одинаковы! А это недопустимо!

Есть и второе обстоятельство, которое делает переход от кадра к кадру достаточно грубым. Направления движения в этих планах резко отличаются друг от друга: точно вправо, прямо на нас и строго влево. Даже если промежуточный кадр будет весьма продолжительным, восприятие стыков не смягчится.

А причина состоит в том, что в момент восприятия первого кадра наш глаз отслеживая движение машины, следом за ней движется вправо. В момент монтажного стыка при переходе к восприятию второго кадра, в котором грузовик едет на нас, глаз должен мгновенно остановиться. Начало второго кадра будет восприниматься как статичный кадр, движение в нем будет малозаметным, машина покажется зрителю неподвижной. Особенно если план снят короткофокусной оптикой. А съемка длиннофокусным объективом усугубит переход на третий кадр.

В любом из двух вариантов зритель в момент перехода на следующий кадр ощутит остановку движения на экране, и его глаза будут как бы обмануты, начнут восприятие второго кадра, рассчитывая по инерции на продолжение движения, а его не окажется. И наоборот, на следующем монтажном переходе инерция статичного восприятия перекочует на третий кадр, где ему придется "догонять" движущийся автомобиль, или точнее, пристраиваться к новому движению объекта.

Оптимальный выход из подобного положения, конечно, есть. Сейчас как раз уместно вспомнить один из советов, высказанный ранее.


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7