Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ЭПОХА ПЕТРА I ВЕЛИКОГО (1672—1725) (конец XVII — первая четверть XVIII в.)





Петр I: «Аз есмь в чину учимых и учащих мя требую». Преобразования Петра Великого: коренная ломка «материальной» сферы и духовной жизни российского общества. Утверждение внесословной ценности человека. Новый быт: «Юности честное зерцало». Ассамблеи. Подчинение церкви государству. Перенесение столицы в Санкт-Петербург (1712). Первая печатная газета «Ведомость» (1703). Государственная система образования. Первая государственная публичная библиотека (1714). Успехи науки. Кунсткамера и «аптекарский огород», «комедиальная храмина».

 

 

Преобразования России в первой четверти XVIII в. связаны с именемПетра I, сына царя Алексея Михайловича и его второй жены Натальи Кирилловны Нарышкиной.

Петр обладал выдающимися умственными способностями, железной волей и неиссякаемой энергией. Он постоянно и целеустремленно учился. Недаром Петр I носил перстень с надписью: «Аз есмь в чину учимых и учащих мя требую». Хорошо знал историю, математику, артиллерийское дело, кораблестроение, охотно занимался физическим трудом. Он в совершенстве владел различными профессиями: был отличным корабельным мастером и матросом (этому он учился в Голландии под именем Петра Михайлова), умел чинить сложные механизмы и шить сапоги, выполнять хирургические операции и лечить зубы. «То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник», — писал о нем А. С. Пушкин.

Петр окружил себя способными, энергичными помощниками и специалистами, особенно военными. Еще ребенком, Петр I любил барабаны, сабли, ружья. Он играл в солдаты со своими сверстниками — конюхами и другого звания лицами, образовал из них батальон потешных, который маневрировал по-европейски и послужил ядром регулярной армии. Друзьями его были иностранцы с улицы, с ними он стал бесстрашным и способным на любые испытания. Голландец Брант построил ему целую флотилию, так уже с детства Петр I, прежде боявшийся воды, стал завзятым моряком. Гвардия, созданная Петром I (бывшие потешные полки), ставшая своеобразной «кузницей кадров», была; пожалуй, наиболее совершенным созданием царя, обеспечивавшим проведение, реализацию идей Петра в жизнь. Гвардейцы по поручению царя были на разных должностях — от горной промышленности до контролеров за высшим генералитетом армии. Гвардия являлась как бы моделью идеального государства, к которому стремился



Петр, — четкое, послушное, сильное, слаженное и добросовестно работающее. В последующие послепетровские времена она сыграла особую роль в истории России, став политическим фактором первостепенного значения. В Петровское время гвардия явилась гарантом успеха реформ, проводимых Петром I. Социально-экономические изменения XVII столетия явились своего рода важными предпосылками для преобразовательной деятельности Петра I, создали благодатную почву для реформ. Как отмечал В. О. Ключевский, XVII столетие не только создало атмосферу, в которой вырос и которой дышал преобразователь, но и начертало программу его деятельности, в некоторых отношениях шедшую даже дальше того, что он сделал1. Петровские реформы затронули практически все сферы общества, — хозяйство, административный аппарат, армию, флот, культуру. Содержанием реформ в самом общем смысле явились два важнейших момента — решительный сдвиг от средневековья к новому времени и европеизация всех областей жизни. Очевидно, что Петровские преобразования носили двойственный характер. С одной стороны, они проводились в интересах дворянства и в условиях крепостничества вели к ухудшению положения народа, усилению деспотии. Прогрессивные реформы Петра I, с другой стороны, стимулировали сохраняющиеся еще потенции феодального строя и тем самым способствовали экономическому и культурному развитию общества.

В первой четверти XVII в. происходитломка старых государственных учреждений и замена их новыми, складывается новый, современный административный аппарат. В 1711 г. вместо прежней Боярской думы, основанной на наследственном представительстве,Петр I учреждает Сенат, в состав которого входят 9 человек, назначенных царем. (В состав Боярской думы входило временами до 190 человек.) Причем при назначении в Сенат учитывались лишь деловые качества. Одновременно Петр создает в странеинститут фискалов, в обязанности которого входит осуществление негласного надзора за всеми. Это Преображенский приказ, или Тайная канцелярия. Вот как определял сам Петр его цель:

«Дела же его оне суть: должен он над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправедный суд, також в сборы казны и протчего. И кто неправду учинит, то должен фискал назвать его перед Сенатом (какой высокой степени ни есть) и тамо его уличать. И буде уличит кого, то половина штрафа в казну, а другая ему, фискалу». ДалееПетр, стремившийся создать госаппарат по западноевропейскому образцу,заменяет существовавшие ранееприказы коллегиями, в которых устанавливался коллегиальный принцип решения дел. Производится также ряд преобразований органов власти на местах. Осуществляет Петр I реформу и в области финансов, суть которой состояла в том, что подымный налог, дававший повод к бесконечным спорам, был заменен подушной податью, от которой избавлялись духовные лица, дворяне, отставные солдаты, жители прибалтийских провинций, башкиры и лапландцы. От нее были освобождены даже вольные хлебопашцы.

Раскольники были обложены двойной податью. Носившие бороду платили от 30 до 100 рублей, смотря по своим средствам. Крестьяне, въезжая в город, уплачивали за бороду по две денежки.

Петр Великий, с младых лет посещавший Немецкую слободу на краю Москвы, а потом добравшийся и до европейских столиц, усиленно приглашал в Россию ученых мужей и деловых людей. В 1702 г. по всей Германии был «распубликован» манифест Петра I, приглашавший в Московское государство иноземных капиталистов и фабрикантов, ремесленников. С тех пор начался усиленный прилив в наше Отечество заграничного фабричного и ремесленного люда; иноземцы соблазнялись выгодными условиями. Но выгодные условия давались иноземцам с одним непременным условием: «учить русских людей без всякой скрытности и прилежно».

В результате Петровских преобразований экономика России совершает огромный рывок вперед.

Успехи были значительны ив области торговли, и в области промышленности. Конечно, следует учитывать, что реформы Петра I легли тяжелым бременем прежде всего на плечи трудового народа, крестьянства и проводились они в основном приказным порядком. Петр сам решал: кому, в какие руки передавать ту или иную казенную фабрику. Например, в 1712 г. ведено было казной завести суконные фабрики и отдать торговым людям, собрав компанию, «а буде волею не похотят, хотя в неволю».

Известное пристрастие Петра I к компанейской форме деловых отношений объяснялось тем, что она действительно помогала мобилизовать нужные для крупного мануфактурного дела средства.

Но компании (товарищества) не были новостью для отечественного делового мира. Они существовали и в допетровское время, главным образом в форме «складничества», как об этом сообщалось ранее (см. с. 63)2.

Все в государстве Российском зависело от монаршей милости. Промышленник или купец, сумевший угодить самодержцу, мог получить из казны огромные субсидии, ему даровались сотни крестьян для работы на фабриках, но впавший в немилость мог сразу же прощаться и с жизнью, и с капиталами. Поучительна -история купца Соловьева, который за жалобу на запрещение вывоза из России зерна был колесован да лишен в пользу казны одного миллиона рублей. Но и сам Петр I, как отмечает В. О. Ключевский, стал «жертвой собственного деспотизма. Он хотел насилием водворить в стране свободу и науку. Но эти родные дочери человеческого разума жестоко отомстили ему». Вместо 15—20 допетровских мануфактур за первую четверть XVIII в. было создано около 200 предприятий. С 1695 по 1725 г. в стране действовало уже 205 мануфактур, среди которых преобладали металлургические (69, или около 34% общего числа), текстильные (32, или 17%) и лесопильные (23, или 11% )3.

Об успехах русской металлургии в Петровскую эпоху свидетельствует и тот факт, что вместо ввозимых из Швеции 35 тыс. пудов железа к 1726 г. Россия могла вывозить только через балтийские порты свыше 55 тыс. пудов. Одновременно правительство выступает инициатором развития и других производств — кожевенного, стекольного, писчебумажного и др.

В 1711 г. при мануфактурах были учрежденыремесленные школы.

С точки зрения принадлежности не так уж редко мануфактуры переходили из разряда казенных в частные и наоборот, притом неоднократно.

Петровские реформы, перенос центра торговли из Архангельска в Петербург, введение государственной монополии на торговлю особенно прибыльными товарами были такой силы ударом, оправиться от которого даже крупное купечество так и не смогло. В результате, если в 1705 г. среди гостей насчитывалось 27 фамилий, то уже в 1713 г. их было всего 10. А во второй четверти XVIII в. осталось лишь 5 гостиных родов, представители которых продолжали занимать видное место в деловой жизни страны4.

В окружении Петра I было много энергичных, предприимчивых людей с дворянской родословной, среди таковых были «светлейший» князь А. Д. Меншиков, Савва Рагузинский — верный соратник Петра и видный предприниматель, тайный советник А. В. Макаров. Промышленной деятельностью занимались также князья П. Черкасский и П. Дашков, дворянин Ф. Веневитинов, графиня С. А. Толстая, тайный советник Н. И. Маслов, княгиня Н. А. Голицына.

Указом 1721 г. крестьянам предписывалось применять во время жатвы вместо серпа косы и грабли. «Он хотел вырастить рабов с деловыми качествами свободных людей» — так оценивает деятельность Петра I историк Я. Гордин5. Вводились новые культуры — табак, находившийся ранее под строгим запретом, виноград, тутовые и фруктовые деревья, лекарственные растения, разводились новые породы скота — молочные коровы и овцы — мериносы.

В 1721 г. регламентом Главного магистрата объявлялось обязательным деление всех «регулярных» граждан (т.е. всего городского населения, за исключением иностранцев, шляхетства, духовенства и «подлых» людей — чернорабочих, поденщиков и т.п.) на две гильдии. К первой были отнесены банкиры, знатные купцы, имеющие значительные отъезжие торги или продающие разные товары в рядах, городские доктора, шкиперы купеческих кораблей, золотых ' и серебряных дел мастера, живописцы. Во вторую гильдию вошли ; все торговцы молочными товарами и харчевными припасами, а также ремесленники. В третий разряд, который в регламенте не назван гильдией, включены чернорабочие и лица наемного труда. Купцы, записанные в гильдии, получали ряд весьма серьезных льгот, положивших начало их выделению в новое привилегированное сословие. Помимо разрешения покупать крестьян (но с припиской их к предприятию) они освобождались от личной рекрутской повинности при условии уплаты в казну по 100 руб. с человека.

Последующее развитие принципа чиновной бюрократической выслуги нашло отражение в петровскойТабели о рангах 1722 г.Новый закон разделил службу на гражданскую и военную. В нем было определено 14 классов, или рангов, чиновников. Всякий получивший чин 8-го класса становился потомственным дворянином. Чины с 14-го по 9-й тоже давали дворянство, но только личное. Привлечению дворян к службе способствовал и принятый 23 марта 1714 г. Указ о единонаследии, приравнявший поместья к вотчинам.

Иерархия чинов в армии, на флоте, в государственном аппарате, т.е. Табель о рангах просуществовала до декабря 1917 г. За два века Табель несколько раз изменялась и уточнялась. Приводим таблицу соответствия на 1913 г.

Унтер-офицерские чины, соответствующие в современной армии (сержантскому составу, во флоте имели звания боцманматов и старшин, в казачьих войсках — старших и младших урядников.

 

 

Класс Чины гражданские Чины военные
сухопутные морские казачьи
канцлер генерал-фельдмаршал генерал-адмирал
действительный тайный советник генерал-от-инфантерии, -кавалерии адмирал
тайный советник генерал-лейтенант вице-адмирал войсковой атаман
действительный статский советник генерал-майор контр-адмирал наказной атаман
статский советник
коллежский советник полковник капитан 1-го ранга войсковой есаул
надворный советник подполковник капитан 2-го ранга войсковой старшина
коллежский асессор капитан, ротмистр есаул
титулярный советник штабс-ротмистр штабс-капитан, лейтенант подъесаул
коллежский секретарь поручик мичман сотник
корабельный секретарь — не использовался с начала XIX в.
губернский секретарь подпоручик, корнет хорунжий
провинциальный секретарь прапорщик подхорунжий
коллежский регистратор

 

Если Табель о рангах практически не изменялась, то число Коллегий (затем министерств) стало быстро расти. Стремление к росту аппарата, «выбиванию» новых министерств, департаментов (управлений), столов (отделов) сразу же стало замечаться современниками Петра I: удорожание аппарата, потеря комплексности и оперативности управления, с чем впоследствии пыталась бороться жена Петра I Екатерина I.

Так дворяне были уравнены во всех правах с боярами. Петр I разрешил дворянам передавать детям свои поместья или боярские вотчины по наследству. В результате петровских реформ дворянство стало господствующим привилегированным сословием, которое в последующем по своему усмотрению меняло монapxoв.

Реформы Петра Великого затронули и церковь. Церковь оставалась крупнейшим феодалом в России. И к концу XVII в. она все еще сохраняла некоторую политическую самостоятельность, несовместимую с развивающимся абсолютизмом. Сам Петр I был человеком верующим, любил петь в церкви, соблюдал посты, но, чтобы проводить реформы, ему нужны были люди, солдаты, рабочие. Поэтому он запретил принимать новых монахов — людей моложе 30 лет, многие монастыри вообще были закрыты, а их имущество было отобрано государством.

Но и в это трудное время нашлись в церкви епископы, сумевшие понять нужность и полезность реформ Петра. Например, епископ воронежский Митрофаний поддерживал царя Петра в его работах по постройке флота, отдал ему на это дело все свои деньги и призывал народ помогать Петру в защите Родины. Он был против слепого подражания всему иностранному и убеждал царя не ломать русского строя жизни.

Однако русское духовенство в основной массе своей к концу XVII в. являло собой удручающее зрелище. Грубость нравов, стяжательство, невежество и темнота процветали в среде приходских священников. Не лучше обстояло дело и в монастырях. К концу XVII в. монастыри утратили то культурное значение, которое они имели в предшествующие века. В область преданий отошли и просветительная деятельность монастырей, когда они являлись очагами книжности, и их колонизаторская деятельность. Церковь перестала существовать как носительница православных начал в государстве.

Недовольство Петра духовенством росло год от года. Этому способствовало то обстоятельство, что в этой среде находилось наибольшее число противников обновления страны.

Когда в 1700 г. умер патриарх Адриан, ярый приверженец старины и противник нововведений, царь назначил ему преемника в лице митрополита рязанского и муромского Стефана Яворского, объявленного блюстителем патриаршего престола. Патриарший разряд был упразднен, а его функции были переданы восстановленному в 1701 г. Монастырскому приказу во главе с боярином И. Л. Мусиным-Пушкиным и дьяком Е. Зотовым. Все имущество и финансы церкви, закрепленные за ней земли и крестьяне находились в ведении Монастырского приказа, впоследствии подчиненного Синоду. Вскоре Петр издал ряд указов, сокращавших самостоятельность духовенства в государстве и независимость духовного чина от светской власти. Ряд дальнейших мер облегчал жестокость гонений на ревнителей Древнего благочестия и разрешал свободное исповедание и оказательство своей веры иностранцам, как католикам, так и протестантам. В основу этих мер лег принцип, высказанный Петром: «Господь дал царям власть над народами, но над совестью людей властен один Христос»6.

Наконец в 1721 г. церковь получила свой высший орган25 января Петр подписал манифест об установлении Духовной коллегии, или Святейшего правительствующего Синода. Псковский архиепископ Феофан Прокопович по поручению Петра написал духовный устав, или регламент, для Синода. Это был законодательный акт, в котором определились функции Синода, обязанности его членов по управлению церковью, подчеркивался государственный характер учреждения: «Духовный коллегиум под державным монархом есть и от монарха установлено». Фактически члены Синода приравнивались к чиновникам других государственных учреждений. В регламенте также объяснялись причины, заставившие Петра предпочесть соборное, или коллегиальное, и синодальное управление церковью единоличному патриаршему. «От соборного правления можно не опасаться отечеству мятежей и смущения, каковые происходят от единого собственного правителя духовного ибо простой народ не ведает, как разнствует власть духовная от самодержавной... Когда же народ увидит, что соборное правительство установлено монаршим указом и сенатским приговором, то пребудет в кротости и потеряет надежду на помощь духовного чина в бунтах»7. С 1724 г. Синод был преобразован в Синодальную камер-контору. Таким образом, Петр I полностью подчинил церковь своей власти. Церковь теперь полностью подчинилась, став послушным орудием в руках светской власти. Духовенство стало превращаться в такое же сословие, имеющее свои обязанности и задачи, как дворянство и посадские. А обязанности эти были довольно тяжкими — священникам предписывалось не только защищать проводившиеся правительством реформы, но также помогать правительству в сыске и задержании лиц, отрицательно относившихся к преобразованиям. Нарушалась даже тайна исповеди — под страхом казни священники обязаны были доносить о намерениях исповедовавшихся совершить государственное преступление: измену, бунт, злоумышление на жизнь царя и пр. В 1722 г. реформа церкви была дополнена введением должности обер-прокурора. Причем если на первых порах функция обер-прокурора была преимущественно наблюдательная, то со временем он фактически становился руководителем Синода, облеченным неограниченной властью.

Попав под юрисдикцию государственной власти, будучи инкорпорированной в систему государственной бюрократии, она превратилась в послушную служанку светских правящих органов, в государственную «этаблированную» церковь8.

К раскольникам, не занимавшимся политикой, Петр I относился спокойно. В Выговской пустыне он нашел промышленных раскольников, приказал оставить их в покое и даже просил их молиться за него. Московских раскольников он только обложил двойной податью и обязал носить особенную одежду. Однако он считал раскол заблуждением и не допускал его распространения. Более того, все россияне должны были ходить каждое воскресенье в церковь и быть ежегодно у исповеди и святого причастия.

Такой же политики Петр держался и в отношении западных вероисповеданий, позволил иностранцам иметь свои церкви в Петербурге, бывал даже при богослужении во Французском храме, в котором еще и сейчас сохраняется его кресло. Невский проспект с иностранными церквами был «проспектом веротерпимости».

При непосредственном участии Петра в ходе Северной войны (1709—1721) была созданармия нового образца, вскоре ставшая одерживать победы над шведской армией Карла XII. (Шведы считались самым сильным воителем в Европе.) Столь же успешно был организован военно-морской флот, с его помощью Россия получила выход в Балтийское море. История создания Российского флота связана с неудачной попыткой в 1695 г. взять крепость Азов. Тогда по указанию Петра в течение года под руководством мастера Титова в Воронеже было построено 28 судов и 19 июля 1696 г. Азов был взят с моря. Так получил первое крещение новорожденный военно-морской флот России. В 1699 г. Петр I учредил Андреевский кормовой флаг Российского военно-морского флота с изображением голубого креста святого Андрея Первозванного, считавшегося покровителем России.

Полотнище Андреевского флага первоначально было трехполосное — бело-сине-красное, а с 1709 г. — одного из этих цветов или только белое (при императрице Анне Ивановне, Екатерине II с 1765 г.); крест располагался по диагонали в верхнем углу у древа или по диагонали всего полотнища.

А за год до этого в 1698 г.впервые в России Петром I были учреждены ордена: орден святого апостола Андрея Первозванного, являвшийся высшей наградой отличившимся в боевых сражениях, и женский орден святой великомученицы Екатерины (1714)9.

Позднее, в 1725 г., был учрежден орден св. Александра Невского, но сам Петр I уже не успел наградить им. Им наградили уже при Елизавете Петровне гражданское лицо; так с тех пор им награждают как военных, так и гражданских.

В 1769 г. при Екатерине II был введен орден святого великомученика и победоносца Георгия для награждения офицеров и генералов за военные отличия, в 1782 г. — орден равноапостольного кн. Владимира (этот орден 4-й степени давали за выслугу лет по государственной службе).

Ордена 1-й степени обычно носились через плечо на ленте установленного для этого ордена цвета (для Андрея Первозванного — голубая лента, для ордена Александра Невского — красная и т.д.).

В 1721 г. Петр объявил Россию империей. Торжественная церемония венчания на царство уступает теперь место обряду коронации. Шапку Мономаха, начиная с Петра I, уже не возлагали на голову царя, а несли впереди торжественной процессии. Древний венец с этого времени сменила императорская корона.

В состав России при Петре (с начала XVIII в.) входили: Прибалтика, Правобережная Украина, Белоруссия, часть Польши, Бессарабия, Северный Кавказ; с XIX в., кроме того, Финляндия, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия и Памир.

Согласно реформе, проведенной Петром I, страна была разделена на губернии, установлен порядок прохождения военной и гражданской службы.

Империя Петра, раскинувшаяся от берегов Балтики до Тихого океана, имела к концу XVIII в. на своей территории не более 40 млн человек.

Подавляющее большинство составляли крестьяне, горожане — не более 4% всего состава граждан. Дворяне, верхний слой духовенства и зажиточные неслужащие землевладельцы — 200 тыс. человек, или 1%. Внутри «одного правящего процента» один процент составляли высшие среди высших.

Введение рекрутских наборов и подушной подати, увеличение налогов, усиление гонений на раскольников, продолжительная тяжелая Северная война — все это обостряло социальные противоречия в стране, вызывало многочисленные волнения среди помещичьих и приписных крестьян, а также работников мануфактур. Но процесс переустройства был необратим, а Россия начала быстро завоевывать европейский авторитет, становилась могучей державой.

Процесс коренной ломки, замены старого новым захватил не только «материальную» сферу (промышленность, торговлю и т.п.), но и настойчиво стал вторгаться в область духовной жизни русских людей.

Официальная идеология русского абсолютизма, разработанная Петром I и его единомышленниками и завещаемая последующим эпохам просвещенного и «непросвещенного» абсолютизма XVIII столетия, выдвинула взамен религиозного обоснования государевой службыидею служения общему благу, общей пользе, понимаемой как государственный интерес в первую очередь. При этом искусство и культура, взятые под высокое покровительство государства и поставленные ему на службу, получили одновременно некое подобие идеологической автономии от церкви и религии. Церковь перестала быть бесконтрольным хозяином и руководителем искусства. Секуляризация обмирщения культур, достигнутого в большинстве стран Запада уже в эпоху Возрождения, в России происходит только в начале XVIII в. Но зато решительно и бесповоротно, поскольку одной из самых основательно осуществляемых реформ Петра I было превращение православной церкви из идеологической руководительницы нации во вспомогательную часть государственного механизма с ограниченными правами и строго регламентированными обязанностями.

Наиболее важное суждение общетеоретического характера по проблемам этого времени принадлежит русскому ученому-историку В. Н. Татищеву. Последователь Бэкона, ученик Вольфа, Татищев одним из первых в России занялся определением места искусства в национальной культуре, обоснованием его общественной функции. В философском трактате «Разговор о пользе наук и училищ» (1733) он дает классификацию «щегольских», или «увеселяющих», наук, как он называет искусство, отстаивает идею о единой системе образования в России.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.