Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ОПЕРАЦИИ У БОЛЬНЫХ С ОБЩИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

АВИТАМИНОЗЫ

В прошлые годы в хирургической практике наибольшее значение имел авитаминоз С, или цинга. В настоящее время при полноценном питании цинга среди населения обычно не встречается и может наб­людаться лишь в каких-либо особых случаях, когда человек не имеет возможности в течение какого-то времени получать необходимые пищевые продукты, в частности свежие овощи и питается главным образом консервами. При недостаточности витамина С в организме развиваются определенные патологические процессы, при которых происходит расстройство межуточного обмена, в различных участках организма и главным образом в опорно-двигательном аппарате про­исходят кровоизлияния. Не учитывая наличия цинги у больного, можно впасть в диагностическую ошибку. Иногда кровоизлияние в прямую мышцу живота дает повод к постановке ошибочного диаг­ноза. У больного неожиданно появляются боли в животе, чувство тошноты, иногда рвота, при пальпации выраженная болезненность брюшной стенки в области кровоизлияния; здесь же выявляется на­пряжение брюшной стенки, вернее — уплотненная брюшная стенка, т. е. имеется картина, напоминающая клиническую картину «острого живота». Если хирург не учтет возможность кровоизлияния при цин­ге в прямую мышцу живота, то может быть произведена напрасная лапароюмия у больного с авитаминозом. При всяком кровоизлиянии в брюшную стенку при пальпации прощупывается болезненное «на­пряжение» брюшной стенки, или инфильтрат. Всегда необходимо локализовать место нахождения инфильтрата: находится он в брюш­ной стенке или в брюшной полости. Если больному предложить под-


нять голову, то мышцы брюшной стенки напрягаются и инфильтрат, расположенный в брюшной полости, не будет прощупываться и про­падет болезненность; при наличии же кровоизлияний в самой брюш­ной стенке инфильтрат не исчезает и болезненность его будет более выраженной. Самопроизвольное кровоизлияние в прямую мышцу живота может возникнуть и на почве разрыва склерозированного сосуда у лиц пожилого возраста. Если помнить о возможности цин­готной гематомы в области прямой мышцы живота, можно избежать ошибки.

Кровоизлияния могут быть и в другие мышцы, причем чаще по­ражаются икроножные мышцы. Мышечные кровоизлияния распро­страняются обычно по ходу фасциальных пластинок. В области участ­ков кровоизлияния отмечается болезненность, самостоятельная и при пальпации, кожа в первое время приобретает багровую окраску, мышца делается плотной, болезненной. Изменение окраски кожи, болезненная плотность могут дать повод к ошибочному диагнозу флегмоны конечности и соответствующей ошибочной тактике. Хи­рург делает ошибочно разрезы в местах наибольшей инфильтрации, однако никакого гноя не получается, имеется только геморрагиче­ская инфильтрация мышц. Нормальная температура у этих больных поможет исключить диагноз флегмоны.

Так как цинготные больные иногда являются довольно тяжелыми и им приходится находиться длительное время в постели, то они очень часто лежат, согнув ноги в коленных суставах. В результате длительного пребывания нижних конечностей в таком положении развиваются контрактуры в коленных суставах и без кровоизлияний в область суставов. Будет ошибкой, если врач вовремя не обратит внимание на это и не примет мер профилактики этих контрактур. Если начинают выявляться контрактуры, то нужно сделать легкое вытяжение конечностей, наложив манжетки на область голеностоп­ных суставов, и подвесить груз от 1 до 4 кг на каждую конечность (Г. Я. Эпштейн и Р. И. Авербух, 1943).

Когда в организме имеется недостаток аскорбиновой кислоты, то фибробласты не образуют волокон, вследствие чего страдает фор­мирование соединительной ткани, поэтому заживление ран протекает плохо. Перед экстренными операциями необходимо ввести внутри­венно большое количество аскорбиновой кислоты (до 1000 мг) и про­должать ее введение и в послеоперационном периоде. Операционная травма, наркоз ведут к уменьшению резервов аскорбиновой кислоты в организме. При дефиците витамина С наблюдается резко замедлен­ная консолидация переломов; задержка консолидации перелома за­висит и от авитаминоза D.

Отказ от необходимого оперативного вмешательства у больного с авитаминозом из-за опасности плохого заживления раны — безус­ловная ошибка. После соответствующей подготовки больных они могут быть оперированы. При наличии признаков цинги больному необходимо вводить аскорбиновую кислоту per os и внутривенно. Особая комиссия Ыаркомздрава СССР в 1944 году рекомендовала


следующие суточные нормы потребления аскорбиновой кислоты для человека (в мг): 1 взрослый человек при средних затратах труда — 50, при тяжелом труде — 75, беременные женщины (5—8 месяцев) — 75, дети до 7 лет — 30—35, от 7 лет и старше — 50. При лечении цинги рекомендуется вводить по 100 мг аскорбиновой кислоты 3— 5 раз в день, пока не будет введено всего 4 г, а затем по 100 мг 2 раза в день.

Витамин D регулирует фосфорно-кальциевый обмен, поддержи­вает кислотно-щелочное равновесие в организме. При авитаминозе D происходит нарушение усвоения кальция, поэтому при переломах костей наблюдается замедленное формирование костной мозоли, что ведет иногда к образованию псевдоартроза; этому способствует наличие авитаминоза С. Недоучет авитаминоза D у больного с пере­ломом, особенно длинных трубчатых костей, — явная ошибка. Так как клинически не всегда сразу удается установить авитаминоз D, то при замедленном формировании костной мозоли необходимо назна­чать витамин D. Применение этого витамина очень выгодно сочетать с одновременным ультрафиолетовым облучением больного и назначе­нием витамина С. Лечебные дозы витамина D: 10 000—20 000 между­народных единиц (ME) для взрослого и от 5000 до 10000 ME для ре­бенка. Не следует применять большие дозы витамина D. Длительное применение витамина вызывает нарушение кальциевого обмена и ведет к отложению солей кальция в стенках кровеносных сосудов, в почках, что дает повод к образованию камней.

При недостатке витамина К прекращается биосинтез некоторых белков и в первую очередь протромбина, тромботропина, которые необходимы для нормального процесса свертывания крови; поэтому происходит снижение свертываемости крови. Витамин К, поступая в кишечник с пищей, подвергаясь действию желчных кислот и пиг­ментов, всасывается в кровь и в печени превращается в протромбин. При отсутствии желчных кислот в кишечнике всасывания витамина К не происходит. Витамин К вводится в организм и per os и паренте­рально. Чаще всего в виде препарата викасол.

Ошибкой хирурга будет производить оперативное вмешательство у больных с обтурационной желтухой без предварительной подго­товки их витамином К, так как у этих больных при замедленной свертываемости крови может наступить послеоперационное крово­течение. У больных с обтурационной желтухой желчь в кишечник не поступает, поэтому назначать им препараты К per os не имеет смысла: они не будут всасываться в кишечнике, их следует вводить только парентерально. Викасол дают внутрь в таблетках по 0,01—• 0,02 три раза в день в течение 5 дней. Для внутримышечного введе­ния применяется 0,3% раствор, запаянный в стеклянных ампулах по 5 мл', внутримышечно вводят по 1—2 ампулы в сутки.

Авитаминоз 512 может развиваться на почве патологических изменений в желудке или тонком кишечнике. При нормальном состоянии этих органов витамин В12 поступает из пищи. С секретом фундальных желез желудка выделяется мукопротеин (внутренний


фактор Кестля), который связывается с витамином В12, поступающим с пищей, образуя белково-витаминный комплекс. В таком состоянии витамин В12 всасывается в кишечнике, откуда он попадает в печень. где и откладывается и по мере надобности поступает в костный мозг и регулирует гемопоэз. Когда происходят оперативные вмешатель­ства на желудке или тонком кишечнике, то поступление витамина В12 может быть нарушено, что ведет к развитию в организме анемии, иногда пернициозного типа.

Было бы ошибкой не учитывать при субтотальной или тотальной резекции желудка возможность возникновения авитаминоза В12. Отсутствие фактора Кестля не создаст условий для всасывания вита­мина В12, поступающего с пищей. Ошибкой хирурга будет, если, сде­лав обширную резекцию тонкой кишки, он не позаботится о введении в организм витамина В12 парентерально, так как поверхность для всасывания поступающего с пищей витамина В12 очень ограниченная, что может повести к развитию авитаминоза В12. Витамин В12 заготав­ливается в ампулах, содержащих 15—20 мг витамина, лечебная доза колеблется от 15 до 160 мг в сутки.

Недостаточность витамина Р ведет к нарушению проницаемости капилляров, в результате чего в различных участках организма по­являются мелкие кровоизлияния, на коже возникает петехиальная сыпь. С авитаминозом Р больные обычно не попадают в хирургиче­ские отделения; нередко при абдоминальной пурпуре или болезни Генох — Шейнлейна ошибочно ставится диагноз острого аппенди­цита, и эти больные поступают в хирургические отделения, и этих больных лриходится лечить хирургу. Основные методы лечения этого заболеваниям переливание свежецитратной крови или консервирован­ной крови с однодневным сроком хранения и назначение группы вита­минов (аскорбиновая кислота, витамин К и препараты витамина Р — рутин, цитрин). Наиболее распространенным является рутин; по­следний выпускается в виде таблеток по 0,02 г; дают по 2 таблетки 2—3 раза в день или в комбинации с аскорбиновой кислотой.

ГЕМОФИЛИЯ

Ошибки и опасности при лечении гемофилии весьма разнообраз­ны и многочисленны. Главная причина их проста — недостаточное понимание врачами сущности и особенностей этой болезни. Хотя гемофилия известна была еще в древности, наиболее правильное понимание ее достигнуто лишь за последние два-три десятилетия.

Неудержимые повторные кровотечения при гемофилии возникают вследствие резкого нарушения процесса свертывания крови, а также вследствие лизиса образующегося в кровоточащем сосуде тромба. В крови этих больных имеется недостаток факторов, способствую­щих нормальному свертыванию крови. В зависимости от дефицита факторов свертывания крови у больного различают три формы гемо­филии: 1. Гемофилия А, или истинная, классическая гемофилия.


Она характеризуется недостатком или полным отсутствием фактора свертывания плазмы VIII — антигемофильного глобулина. Этот фактор нестоек и разрушается в консервированной крови и отсут­ствует в сыворотке крови доноров. 2. Гемофилия В, или болезнь Кристпмаса. При ней в крови больного отсутствует фактор сверты­вания плазмы IX. Этот фактор более стоек: он сохраняется в консер­вированной крови и содержится также в сыворотке здоровых людей. 3. Гемофилия С отличается недостаточностью фактора РТА, имею­щегося в крови всех здоровых людей. Чаще всего встречается гемо­филия А (80% всех больных гемофилией), реже гемофилия В (19°6) и совсем редко гемофилия С (1%). По клиническому проявлению все эти три формы гемофилии очень сходны, и выявить ту или другую форму можно только по исследованию свертывающей си­стемы крови.

Ошибки в диагностике обычно сводятся к запозда­лому распознаванию заболевания, что ведет к неправильному или несвоевременному лечению больных. Иногда в таких случаях произ­водятся недозволенные операции или другие травмирующие вмеша­тельства.

Следует отметить, что ошибка врача в диагнозе влечет подчас смерть больного. Нам известно 9 случаев ошибочной диагностики больных с гемофилией, которая приводила к ненужным лапарото-миям, при желудочных кровотечениях и аппендэктомии, при забрю-шинных гематомах, резекции суставов, при подозрении на туберку­лезную природу процесса при гемофилическом артрите или анкилозе (3 случая) и других заболеваниях. Тазовые забрюшинные гематомы часто сдавливают бедренный нерв, и больной гемофилией в таких слу­чаях ошибочно передается невропатологам и не получает правильного лечения. Организовавшиеся гематомы иногда принимаются за опу­холи.

Между тем поставить правильный диагноз гемофилии совсем нетрудно. Прежде всего нужно помнить об этой болезни. Она встре­чается сравнительно редко — 1 случай на 40 000 человек. Некоторые трудности возникают в том случае, если больные скрывают свое за­болевание, особенно тогда, когда они хотят подвергнуться какой-либо операции. Однако умелый опрос больного сразу же позволяет установить истину. Нужно всегда учитывать, что классическая гемо­филия наблюдается только у больных мужского пола. Большинство авторов склонны к мнению, что, если имеется кровоточивость у жен­щины, то это не гемофилия, а какая-то другая форма геморраги­ческого диатеза. Однако в последние годы появились сообщения о случаях гемофилии и у женщин.

Для гемофилии характерны проявляющиеся еще с детства как бы самопроизвольные подкожные, забрюшинные, межмышечные, внутрисуставные и другие кровоизлияния и возникающие после травм трудноостанавливаемые кровотечения, а также беспричинные носо­вые, легочные, желудочно-кишечные, почечные и другие кровотече­ния.


Ошибочно при подозрении на гемофилию не воспользоваться рентгенологическим исследованием. По данным Д. С. Кузьмина, только у 2% больных гемофилией А не обнаруживались в костях, в суставах или в мягких тканях рентгенологические изменения, ти­пичные для гемофилии. Наиболее характерны изменения в суста­вах — гемартрозы, появляющиеся еще в детстве, чаще всего в колен­ном, локтевом и голеностопном суставах. Они обычно приводят к де­формации суставов и нарушению их функции.

Наиболее точно диагноз гемофилии устанавливается исследова­нием свертывающей системы крови. Удлинение времени свертывания крови подтверждает диагноз. В настоящее время считается ошибоч­ным неиспользование таких лабораторных методов, как определе­ние времени образования фибринного сгустка плазмы, реакции по­требления протромбина сыворотки, прямой пробы на скорость свертывания крови при смешивании крови больного гемофилией с исследуемой кровью, а также теста образования кровяного тромбо-пластина (проба Бигс — Дуглас). У больных гемофилией при нали­чии резких отклонений в указанных выше тестах другие исследования состава крови не показывают каких-либо особенностей.

Опасности для больного гемофилией заключаются в основном в применении неправильного л е ч е н и я, не основанного на хорошо установленных данных патогенеза заболевания. Поскольку гемофи­лия есть болезнь недостаточности некоторых факторов свертывае­мости крови, то при лечении ее следует прежде всего увеличить в крови содержание фактора VIII или антигемофильного глобулина (при гемофилии А), фактора IX (при гемофилии В), фактора РТА (при гемофилии С). Все они имеются в крови здоровых людей. Отсюда переливание крови при гемофилии является наиболее важным ме­тодом лечения. Поскольку антигемофильный глобулин нестоек, при лечении больных гемофилией А следует применять свежезаго­товленную кровь, лучше даже без цитрата (катионитную или сор-бентную), или делать прямое (непосредственное) переливание крови. Антигемофильный глобулин хорошо сохраняется в свежезаморожен­ной плазме и в специально приготовленной сухой плазме, носящей название антигемофильная плазма. Более сложно получение из крови чистого антигемофильного глобулина, и поэтому этот препарат не получил распространения. При лечении гемофилии В с успехом могут быть использованы все вышеперечисленные методы и препа­раты, а также и консервированная кровь и сыворотка. При лечении гемофилии С, по мнению Ю. М. Дедерер, Л. П. Дягилева и Е. Я. Су-ховеевой (1956), предпочтительней вливать свежую нативную сыво­ротку крови человека.

Основные ошибки при лечении гемофилии заключаются в назначе­нии недостаточных антигемофильных доз и неприменении длитель­ного систематического лечения. Так, например, неправильно огра­ничиться однократным переливанием небольшой дозы крови (до 200 мл) и введением 100—200 мл антигемофильной плазмы. Дозы переливаемой крови, интервалы между трансфузиями и количества


других антигемофильных средств варьируют в зависимости от стадии болезни. Мы различаем три стадии болезни: 1. Стадия хорошей ремиссии. У этих больных обычно не обнаруживается резких сдвигов в показателях свертывания крови и нет никаких свежих клинических проявлений заболевания (кровоизлияний, кровотечений, гемартро­зов и т. д.) и они обычно трудоспособны. 2. Подострая стадия. У этих больных недавно отмечались кровоизлияния или кровотечения или они имеются в данный момент. Исследование свертывающей системы крови показывает у них нарушение свертываемости и резкие изме­нения в сторону недостаточности факторов свертывания. Эти боль­ные быстро теряют трудоспособность и должны быть госпитализи­рованы. 3. Острая стадия болезни. Такие больные находятся обычно в очень тяжелом состоянии. Кровоизлияния в ткани или кровотече­ния из ран или во внутренние органы у них неудержимо прогресси­руют, несмотря на предпринимаемое лечение. Исследование крови показывает резкую анемию и большие уклонения в свертывающей системе крови с обеднением ее антигемофильными факторами. При неправильном лечении эти больные обычно погибают. Если врач не учитывает эти стадии болезни, то он всегда ошибается при лечении больного гемофилией.

Больные, находящиеся в первой стадии, не нуждаются в специаль­ном лечении и даже могут быть оперированы по строгим показаниям с обязательным применением переливания крови и антигемофильных препаратов во время и после операции. При этом нужно помнить, что во время самой операции и в первые дни после нее гемофиличе-ские проявления могут и не быть обнаружены, но уже на 2—6-й день у них всегда начинаются кровотечения из ран, кровоизлияния и дру­гие осложнения гемофилии. Поэтому всех больных гемофилией, получивших травму или подвергнувшихся операции, в том числе и удалению зубов, нужно начать лечить немедленно, а не так, как оши­бочно делают многие врачи, — после появления кровотечения, кро­воизлияния и др. В этих случаях лечение проводится так же, как ле­чение больных, находящихся во второй, подострой стадии болезни, т. е. путем местного применения препаратов для остановки кровоте­чения и проведения курса общей антигемофильной терапии; местно лучше всего действует приложение желатиновой губки ЛИПК, при­сыпанной сухим тромбином. Губка оставляется в ране на 6—7 дней, до полной остановки кровотечения, и вообще ее не следует извлекать, так как она хорошо рассасывается. Местно может быть также исполь­зована гемостатическая губка, ею плотно заполняется вся рана, а поверх помещается давящая повязка. Вьутривенно этим больным ежедневно переливают по 400 мл свежезаготовленной, еще теплой после взятия от донора крови и делают в этой же дозе прямую транс­фузию или вливание антигемофильной плазмы.

Больные гемофилией, находящиеся во второй стадии болезни, могут быть оперированы только по жизненным показаниям (перфо-ративный аппендицит, прободная язва желудка, ущемленная грыжа и т. п.). Перед операцией им следует сделать обильное переливание


крови (до 1000 мл) или внутривенно ввести 500—800 мл антигемофиль-ной плазмы. Во время операции производятся трансфузии крови, в зависимости от тяжести кровопотери. В течение ближайших 5 — 6 дней больные должны получать ежедневно по 1—2 трансфузии по 400—600 мл. В последующие дни, до 15-го дня после операции, в за­висимости от показателей картины крови и исследований свертываю­щей системы крови, больные нуждаются в повторных, через день, трансфузиях крови по 300 мл или. вливаниях антигемофильной плаз­мы по 200 мл.

Наиболее трудно лечить больных, находящихся в острой стадии болезни. Им необходимо делать повторные (до 4 раз в сутки) перели­вания больших доз крови (по 500—800 мл) или вливать антигемофиль-ную плазму в дозах 300—600 мл также 4 раза в сутки. Иногда для усиления терапии показаны кровопускания в дозах до 300 мл, цель которых — вывести из кровеносного русла активные вещества, вызывающие растворение образующихся в кровоточащих сосудах тромбов. Такие обменно-заменяющие трансфузии, по нашему опыту, наиболее действенны. Лечение больных в острой стадии должно быть систематическим и длительным. Постепенно дозы вводимой крови и антигемофильных препаратов снижаются, но прекратить совсем лечение можно только после полной остановки кровотечения и улучшения состава крови. Больных в этой тяжелой стадии болезни оперировать нельзя. Совершенно недопустимо расширять рану и оты­скивать кровоточащие сосуды, производить перевязку артерии на протяжении, делать резекцию кишки по поводу кровоизлияния в кишечную стенку, предпринимать торакотомию при гемотораксе и т. д. При обширных гемофилического характера гематомах может быть допущена ошибка, когда врач принимает такую гематому за флегмону и вскрывает ее. Это приводит к усилению кровотечения и резкому ухудшению состояния больного.

Все оперативные вмешательства у таких больных только ухуд­шают течение болезни, и кровотечение еще более усиливается. Mookim и Kelly (1962) сообщили о своем наблюдении, подтверждающем ска­занное: у больного с не распознанной до операции гемофилией после нефрэктомии наступило профузное кровотечение из раны. Ревизия раны не принесла никакой пользы, и кровотечение продолжалось. Только повторные массивные трансфузии свежей крови и лиофили-зированной плазмы обеспечили успех. После операции больному было сделано 34 переливания крови и влито 19 л плазмы. Мы также имели возможность спасти нескольких больных, поступивших в хи­рургическую клинику Ленинградского института переливания крови после оперативных вмешательств в других клиниках города. Чаще всего это были больные, подвергавшиеся различным стоматологиче­ским вмешательствам, аппендэктомии, пробным чревосечениям и др.

При правильном использовании всех современных методов лече­ния больным гемофилией, не находящимся в острой стадии бо­лезни, возможно производить даже обширные оперативные вмеша­тельства.


ДИАБЕТ

Хирургические заболевания у больных диабетом характери­зуются рядом особенностей. Клиническое течение и лечение имеют характерные черты, которые диктуют необходимость проведения целого ряда мероприятий, направленных на восстановление нару­шенного обмена веществ. Невыполнение их является грубой ошиб­кой, которая может отразиться на исходе заболевания.

При диабете имеется гипергликемия, повышается количество ке­тоновых тел, в результате чего снижается резервная щелочность в крови и развивается общий ацидоз. Резко понижается сопротив­ляемость организма к инфекции. Все это создает благоприятный фон для развития инфекции, в частности гнойной. У больных диабе­том часто возникают фурункулы, карбункулы и другие гнойные за­болевания, которые нередко протекают крайне тяжело и долго. Следует помнить, что у лиц, страдающих упорным фурункулезом или тяжело протекающим карбункулом, необходимо исследование мочи на сахар и ацетон. Это дает возможность избежать ошибку — про­смотреть диабет.

Известно, что у больных с различными нагноительными процес­сами имеют место гиперадреналинемия, гипергликемия, явления аци­доза, которые вызывают усиление изменений, наблюдаемых при диабете, а последние в свою очередь ухудшают течение гнойного процесса. Развивается своего рода порочный круг, или, как назы­вают, синдром взаимного отягощения.

У больных диабетом склероз сосудов развивается в более раннем возрасте, чем у других. Ввиду резкого понижения сопротивляемости организма к инфекции гангрена дистальных частей конечностей, наблюдаемая у больных диабетом, протекает часто в очень тяжелой форме и ведет к обширному омертвению; редко процесс ограничива­ется одним или двумя пальцами. Омертвению подвергаются чаще пальцы ног. Следует отметить, что гангрена протекает по типу муми­фикации крайне редко, чаще развивается влажная гангрена. Если отторгаются некротические участки, то образуются длительно не за­живающие язвы, не поддающиеся лечению. Опасность диабетической гангрены заключается не только в быстром ее прогрессивном рас­пространении, но и в возможном ухудшении течения диабета и воз­никновении диабетической комы. Предвестниками возникновения комы являются тошнота, упорные головные боли, временами помра­чение и потеря сознания. Поэтому при развитии гангрены конечно­стей всегда необходимо помнить о возможности заболевания диабе­том.

Ампутация конечности у больных диабетом производится по сле­дующим показаниям: быстро прогрессирующий гангренозный про­цесс и развитие токсемии, угрожающей жизни больного. В связи с пониженной защитной реакцией у больных, страдающих диабетом, острые гнойные воспалительные заболевания органов брюшной по­лости имеют наклонность к гангренозным процессам. Так, например,


острый аппендицит протекает в деструктивной форме; при остром холецистите чаще наступает некроз стенки желчного пузыря.

Тяжело протекающие острые заболевания органов брюшной по­лости на фоне скрытой или легкой формы диабета могут усилить за­болевание диабетом. Острые заболевания органов брюшной полости у больных диабетом, сопровождающиеся резким ацидозом, усугуб­ляют нарушение обменных процессов, ухудшают состояние диабета, что в свою очередь осложняет течение острого воспалительного про­цесса органов брюшной полости. Удаление гнойного очага, ликвида­ция воспалительного процесса в брюшной полости улучшают состоя­ние больных диабетом, ведут к снижению ацидоза и уменьшению опасности наступления комы. Поэтому поздняя операция у этих больных — ошибка; в то же время нельзя впадать в другую ошибку — проводить оперативное вмешательство, если нет срочных показаний, без проведения противодиабетического лечения. Если больной по­ступает с выраженной картиной диабета, то, при возможности, целе­сообразно отложить операцию на несколько часов для проведения активного лечения диабета. Если операция не может быть отложена, то наряду с оперативным вмешательством производится энергичное лечение диабета.

В. Д. Соколовский (1963, 1968) приводит данные о лечении 310 больных сахарным диабетом. На 201 операцию летальный исход отмечен в 2,4%. Он рекомендует следующую схему лечения: 1) если больной принимает инсулин, а сахара и ацетона в моче нет — ввести 30—50 ЕД инсулина под кожу и глюкозу внутривенно капельно (из расчета 5 г углеводов на единицу инсулина); 2) если больной выделяет много сахара с мочой и ацетон, немедленно ввести 50— 100 ЕД инсулина под кожу или внутривенно, а если нужно, через несколько часов повторить эту дозу инсулина с одновременным внут­ривенным введением глюкозы; 3) в прекоматозном состоянии назна­чают по 50 ЕД инсулина каждые 30 минут — 1 час под кожу или внутривенно. Внутривенно вводят 5% глюкозу, электролиты, наз­начают сердечные.

И. Г. Сусман (1968) рекомендует следующую схему: если сахар в крови не превышал 170 мг% — быстродействующий инсулин не вводить; если гипергликемия составляла 170—200 мг% — вводят 6—12 ЕД инсулина. С каждым последующим увеличением сахара крови на 50 мг% добавляют 4 ЕД инсулина. Операцию лучше прово­дить приблизительно через 2 часа после введения инсулина, так как к этому времени его действие наиболее выражено (С. Г. Генес, 1968). Учитывая склонность больных диабетом к гнойным осложнениям, следует считать ошибкой, если в период подготовки, во время опера­ции и в послеоперационный период не будут использованы антибио­тики широкого спектра действия.

3. А. Топчиашвили (1959) указывает, что у больных с гнойным заболеванием печени операционная травма ведет к некоторой инак­тивации инсулина и поэтому необходимо применять дробное введе­ние инсулина в увеличенном количестве за несколько дней до опера-


ции, в день операции и в послеоперационный период через каждые 4—6 часов. Необходим постоянный контроль за уровнем сахара в крови и моче, и ошибкой будет не делать ежедневные исследования крови и мочи на сахар и ацетон, что дает возможность правильно определить дозу инсулина. Для усвоения углеводов пищи, выделяю­щихся у больных в виде сахара с мочой, назначается препарат из расчета в среднем на 5 г углеводов 1 ЕД инсулина (Н. Р. Писецкий, 1955).

Благодаря эффективности инсулинотерапии в настоящее время имеется большая возможность применения активных методов лече­ния хирургических заболеваний у больных, страдающих диабетом. Правильное применение инсулино-глюкозо-диетотерапии в пред- и послеоперационный период резко снизило летальные исходы, и в настоящее время можно совершенно безболезненно решаться на самые сложные операции; некоторые авторы указывают, что после струмэктомии, аппендэктомии, холецистэктомии отмечалось улучше­ние течения сахарного диабета (В. Д. Соколовский, 1968). Проводя подготовку к операции, необходимо добиться нормализации углевод­ного обмена, понизить уровень сахара в крови, устранить ацетону-рию, уничтожить или снизить глюкозурию. Это достигается приме­нением инсулина, глюкозы и полноценного диетического питания. Однако надо помнить и об опасности наступления гипогликемии в результате передозировки инсулина, особенно у лиц пожилого воз­раста. Плановые операции могут быть произведены только после того, как будет компенсировано течение диабета. У больных диабетом наблюдается усиленное сгорание белков, поэтому нельзя подвергать больных перед операцией голоду. Необходимо вводить в организм полноценные я легко усвояемые белки во всех видах и, в част­ности, парентерально — переливанием крови или кровезаменителей с большим содержанием белков. Ежедневный рацион больных диабетом должен составлять около 3000 кал — белки, углеводы, витамины.

Е. В. Кулешов (1968) на основании собственного опыта (98 опе­рированных больных с диабетом) приводит следующую схему лече­ния: 1) суточную дозу инсулина следует повышать на 1/3 как в день операции, так и в течение 2—3 дней после нее; 2) в зависимости от тяжести диабета, длительности и травматичности предстоящего хирургического вмешательства и возраста больного за 20—30 минут до операции подкожно вводят 1/2 или 1/3 обычной суточной дозы ин­сулина, комплекс витаминов (С, В, В6), сердечные средства; 3) перед началом обезболивания и во время операции внутривенно переливают 5% раствор глюкозы 1—1,5 л с 25—50—75 мг гидрокортизона. Кро-вопотеря возмещается переливанием одногруппной крови; 4) через 2—3 часа после операции вводят 1/а дооперационной суточной дозы инсулина, продолжают вводить глюкозу, дают щелочное питье или внутривенно вводят 150—200 мл 3—5% раствора соды, обезболиваю­щие средства, антибиотики, витамины. Остальную дозу инсулина вводят за 2—3 инъекции с промежутками 5—6 часов и одновремен-


нъш переливанием 5% раствора глюкозы (250—500 мл). В последую­щие 2—3 дня инсулин вводят дробно.

По вопросу о методе обезболивания при операциях у больных с диабетом нет единого мнения. Наряду с широким ис­пользованием общего обезболивания целый ряд хирургов (3. А. Топ-чиашвили, 1959; Е. В. Кулешов, 1968; Г. Б. Бочоришвили, 1968, и др.) отдают предпочтение местному обезболиванию, исходя из того, что эфир вызывает гипергликемию и ацидоз. Выполняя операцию под местной анестезией, нельзя добавлять адреналин, так как он является прямым антагонистом инсулина. Само оперативное вмеша­тельство должно проводиться при хорошем полном обезболивании, с проведением всех противошоковых мероприятий.

В послеоперационном периоде необходимо вво­дить инсулин, глюкозу и назначить рациональное питание. Обяза­тельно применение антибиотиков для профилактики возможных осложнений.

При диабетической коме могут наблюдаться абдоминальные симп­томы: боли в животе, тошнота, рвота, кровавая рвота, вздутие жи­вота, напряжение мышц. Они могут сопровождаться и высоким лей­коцитозом. Эти симптомы могут стимулировать острое заболевание органов брюшной полости (такие, как кишечная непроходимость, аппендицит, перитонит и др.). Больные могут быть ошибочно опери­рованы. Тщательное клиническое наблюдение за сахаром в моче и в крови поможет избежать этой ошибки. Энергичное противодиабе-тическое лечение в течение 3—4 часов у таких больных ликвидирует ацидоз, ацетонурию и абдоминальные симптомы.

Сахарный диабет может развиться и как осложнение после острого панкреатита, реже после операции по поводу панкреонекроза. У больных, оперированных по поводу заболевания поджелудочной железы, могут развиться явления острого диабета, возникшего на почве недостаточности инсулярного аппарата, а потому будет ошиб­кой, если врач не осуществит непосредственного контроля за состоя­нием больного на протяжении нескольких недель.

ЛУЧЕВЫЕ ПОРАЖЕНИЯ

Необходимость в оперативных вмешательствах у больных, стра­дающих лучевой болезнью, может возникнуть в основном в следую­щих случаях: во-первых, при наличии какой-либо механической или термической травмы; во-вторых, при возникновении какого-либо внезапного хирургического заболевания, например острого заболе­вания органов брюшной полости.

При наличии перечисленных показаний к оперативным вмеша­тельствам у больных, страдающих лучевыми поражениями, нередко имеет место ряд серьезных ошибок и упущений, зависящих, по пре­имуществу, от недостаточного знания хирургом особенностей кли­нического течения лучевой болезни и комбинированных лучевых


поражений. Учитывая относительную новизну и особую важность вопроса об операциях у больных с лучевыми поражениями, остано­вимся на нем более подробно.

Ошибки в показаниях к операциям и в вы­боре относительно благоприятного момента для их производства у больных с лучевыми поражениями, как правило, проистекают из недостаточного знания или игнорирования патофизиологических, патологоанатомических и клинических особенностей различных форм этих поражений.

При рассмотрении этого вопроса следует иметь в виду еще одно очень важное обстоятельство. Многочисленные экспериментальные исследования, а также наблюдения над пострадавшими от взрывов атомных бомб в Японии убедительно показали, что наличие более или менее тяжелой механической травмы (оперативное вмешательство от­носится к их числу) часто отягощает течение и исходы лучевой бо­лезни, и наоборот. Это так называемый синдром взаимного отягоще­ния, столь характерный для многих комбинированных лучевых пора­жений (А. Н. Беркутов, 1958; А. С. Ровнов, 1955; Б. М. Хромов, 1959, и др.).

Вопрос о показаниях и противопоказаниях к операциям при ост­рой лучевой болезни должен решаться в зависимости от периода и степени тяжести лучевой болезни. Недооценка или игнорирование этого важного обстоятельства являются весьма большой ошибкой. Как известно, все течение этой болезни условно делится на 4 стадии, или периода: а) первый, или начальный, период (период первичных реакций), который, в зависимости от дозы облучения, продолжается от нескольких часов до 1—5 дней; б) второй, или скрытый, период (период относительного или «мнимого благополучия»), продолжи­тельностью от нескольких дней до 2—3 и более недель; в) третий пе­риод (токсический, или лихорадочный, период, период разгара лу­чевой болезни), продолжающийся от нескольких дней до 3 и более недель; г) четвертый период, или период исходов. В случае выздоров­ления больного он продолжается от нескольких месяцев до года и более и представляет собой своеобразную форму хронической луче­вой болезни.

Помимо всего этого было бы ошибочным не учитывать ряд допол­нительных и характерных особенностей комбинированных лучевых поражений, к которым относятся: наличие упомянутого «синдрома взаимного отягощения», частое сокращение скрытого и начального периодов лучевой болезни и, следовательно, более раннее наступле­ние ее разгара, частое развитие шока, появление кровоизлияний и кровоточивости, частое развитие гнойной, а иногда и анаэробной инфекции, то или иное нарушение регенеративной способности всех тканей (в зависимости от дозы полученного облучения) и пр.1.


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7