Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Расстояние от границы участка до хозяйственных построек должно быть не менее 1 метра.





Суд был вправе разрешить требование истца о нарушении прав собственника, не связанного с лишением права собственности, не только в пределах способа защиты о сносе строений, а также рассмотрев иные способы защиты нарушенного права, чем разрешил бы спор между смежными собственниками земельных участков.

А., являющийся собственником земельного участка, предоставленного постановлением главы сельской администрации для ведения личного подсобного хозяйства, обратился в суд с иском к П. об обязании снести погреб и деревянный навес, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов.

Исковые требования мотивированы тем, что его земельный участок с запада граничит с земельным участком П., который на границе смежных земельных участков построил погреб и навес высотой более 2 метров. Требования истца о неправомерности постройки и переносе строений на предусмотренное законом расстояние от границы ответчик проигнорировал. Возведенная ответчиком постройка нарушает право истца на пользование принадлежащим ему земельным участком, поскольку затеняет часть его земельного участка. Истец просил обязать П. снести погреб и деревянный навес, взыскать компенсацию морального вреда, взыскать расходы по оплате услуг представителя.

Отказывая в удовлетворении исковых требований А., суд пришел к выводу о недоказанности истцом нарушения его прав строительством погреба и навеса на земельном участке ответчика. Кроме того, суд указал, что нарушенное право истца может быть восстановлено другими предусмотренными законом способами, в том числе путем переноса стены навеса на определенное расстояние от границы смежных земельных участков, однако таких требований истец не заявлял.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Материалами дела установлено, что стороны по делу являются смежными землепользователями земельных участков, выделенных им в собственность для ведения личного подсобного хозяйства на основании решения главы сельской администрации.



В соответствии со ст.209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Согласно ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии с п.22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в суд о сносе самовольной постройки вправе обратиться собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки.

Из материалов дела, пояснений сторон и представленных фотографий следует, что задняя стенка дощатого навеса высотой около 2 метров, принадлежащего ответчику П., расположена на границе земельного участка, принадлежащего истцу А.

Согласно п.2.12 СНиП 2.07.01-89 «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений» (утв. Постановлением Госстроя СССР от 16 мая 1989 г. № 78) хозяйственные постройки следует размещать от границ участка на расстоянии не менее 1 м, допускается блокировка хозяйственных построек на смежных приусадебных земельных участках по взаимному согласию домовладельцев с учетом требований, приведенных в обязательном Приложении 1 к СНиП 2.07.01-89.

Аналогичные нормы установлены и в п.7.1 ныне действующих «СП 42.13330.2011. Свод правил. Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений. Актуализированная редакция СНиП 2.07.01-89*», утвержденных Приказом Минрегиона РФ от 28.12.2010 № 820.

Поскольку навес ответчиком построен вплотную к границе земельного участка истца, им нарушено требование о размещении хозяйственных построек от границы земельного участка на расстояние не менее одного метра, кроме того данное строение создает тень на земельном участке истца, вследствие чего растения на этом участке плохо растут, в связи с чем судебная коллегия пришла к выводу о нарушении ответчиком прав и законных интересов владельца соседнего земельного участка А. и выводы суда первой инстанции об отсутствии нарушений прав истца не соответствуют материалам дела.

В соответствии со 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих или создающих угрозу его нарушения.

Истцом заявлено требование о сносе погреба и деревянного навеса, возведенных ответчиком. Однако, как следует из материалов дела, погреб ответчика находится под землей на земельном участке, принадлежащем ответчику на расстоянии 1 метра от границы участка, следовательно, нахождение погреба как строения под землей не нарушает права А., и каких-либо доказательств нарушения прав истца при эксплуатации ответчиком погреба, истцом не представлено.

Однако навес, построенный ответчиком над погребом, расположен в нарушение норм СНиПа и загораживает земельный участок истца, препятствуя надлежащим образом его использованию, следовательно нарушенное право истца должно быть восстановлено судом при отсутствии соглашений между сторонами.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что при рассмотрении спора исходит из того, что истцом и его представителем заявлены требования о сносе, не заявлены иные требования, в том числе о переносе стены навеса на определенное расстояние от границы смежных участков. Фактически судом предложено истцу обратиться в суд с иным требованием в защиту своего нарушенного права.

Поскольку снос строений или перенос строений являются лишь одними из способов защиты нарушенного права, судебная коллегия пришла к выводу, что при рассмотрении спора суд был вправе разрешить требование истца о нарушении прав собственника, не связанного с лишением права собственности, не только в пределах способа защиты о сносе строений, а также рассмотрев иные способы защиты нарушенного права, чем разрешил бы спор между смежными собственниками земельных участков.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции, что снос постройки повлечет нарушение баланса между характером нарушенного права и избранным способом его восстановления, принципы разумности, соразмерности и принцип равенства участников гражданских правоотношений. Кроме того, судебная коллегия исходила из того, что истец вправе защищать свои права собственника земельного участка лишь в определенных рамках, требуя отсутствия каких-либо хозяйственных построек на расстоянии одного метра от границы земельного участка.

Учитывая изложенное судебная коллегия отменила решение суда с принятием по делу нового решения, которым обязала П. перенести стену деревянного навеса, расположенного над погребом на земельном участке на расстояние 1 метра от границы смежного земельного участка, принадлежащего А. (Дело № 33-1124/2013, Канашский районный суд Чувашской Республики).

Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП (пп. 57 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

ООО обратилось с иском к П. о признании права собственности на земельный участок отсутствующим и истребовании земельного участка из незаконного владения.

В обоснование иска указано, что 18 февраля 1999 года обществу был выделен в бессрочное (постоянное) пользование земельный участок общей площадью 2,74 га для использования под производственную базу, подъездную автодорогу и водозабор подземных вод. В марте 2010 года ООО обратилось в администрацию сельского поселения с заявлением о предоставлении вышеуказанного участка в собственность. Однако при оформлении выяснилось, что часть земельного участка, выделенного обществу в бессрочное пользование, а именно земельный участок площадью 1519 кв.м. с кадастровым номером № Х, уже зарегистрирован на праве собственности за П. По мнению общества, право собственности ответчика на спорный земельный участок зарегистрировано незаконно, поскольку нарушаются права и законные интересы ООО. Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил признать отсутствующим зарегистрированное за П. право собственности на земельный участок с кадастровым номером № Х.

Исковые требования ООО удовлетворены частично, право собственности на земельный участок кадастровый номер № Х, зарегистрированное за П., признано отсутствующим.

Судебная коллегия не согласилась с решением суда.

Разрешая спор, суд установил, что на основании постановления главы сельской администрации от 18 февраля 1999 г. ООО был предоставлен на праве постоянного (бессрочного) пользования земельный участок общей площадью 2,74 га в границах, указанных на чертеже, для использования под производственную базу,подъездную автодорогу и водозабор подземных вод.

На основании вышеуказанного постановления истцу выдан государственный акт на право бессрочного (постоянного) пользования землей, который был зарегистрирован в книге записей государственных актов на праве собственности, владения, пользования землей.

В то же время до предоставления земельного участка ООО на основании не оспоренного в установленном законом порядке и не признанного недействительным решения главы администрации сельской администрации от 10.05.1994 г. ответчику П. был выдан государственный акт на право пожизненного наследуемого владения земельным участком площадью 0,15 га. Государственный акт зарегистрирован в книге записей государственных актов на право собственности, владения, пользования землей. Этот государственный акт, являющийся, сам по себе, правоустанавливающим документом на землю, в установленном порядке не оспаривался и недействительным не признавался.

На основании данного государственного акта 18 февраля 2009 года право собственности на земельный участок кадастровый номер №Х, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для огородничества, общей площадью 1519 кв.м. зарегистрировано за П.

Удовлетворяя требования ООО о признании отсутствующим права собственности П. на земельный участок, суд первой инстанции указал, что зарегистрированным правом ответчика на земельный участок нарушены права истца, при этом П. зарегистрировал право собственности на основании недостоверных документов.

Однако при этом суд оставил без должного внимания доводы ответчика об истечении по делу срока исковой давности, тогда как указанные обстоятельства, при их доказанности, являются самостоятельным и достаточным основанием к отказу в иске.

Согласно ст. 196 ГК РФ, общий срок исковой давности устанавливается в три года. В силу ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске. В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пунктах 52 и 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с зашитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим. Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП.

Отказывая в применении по делу срока исковой давности, суд первой инстанции без каких-либо обоснований и без ссылок на какие-либо доказательства указал на то, что о регистрации за ответчиком права собственности 18 февраля 2009 года истец узнал лишь в мае-июне 2010 года.

Между тем судом не учтено, что сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав, являются общедоступными и могут быть представлены в любое время по запросу заинтересованного лица.

При этом правоотношения по владению и пользованию смежными земельными участками между ООО и П. продолжались длительное время, и о правах ответчика на спорный земельный участок общество, как субъект гражданских правоотношений, знало задолго до регистрации права собственности на земельный участок ответчиком.

Так, еще 6 декабря 2007 года директором ООО К. был подписан Акт согласования границ земельного участка №У, в котором П. указан в качестве правообладателя смежного земельного участка с кадастровым номером №Х.

В соответствии со ст. 10 ГК РФ при разрешении споров суд обязан исходить из добросовестности действий участников гражданских правоотношений, которые предполагаются, пока не доказано иное.

С учетом изложенного, при той степени заботливости и осмотрительности, какие требуются от любого участника гражданских правоотношений, истец обязан был узнать о регистрации права собственности на предоставленный ответчику земельный участок с момента такой регистрации, то есть с 18.02.1999 года.

Иск же об оспаривании зарегистрированного права предъявлен ООО лишь 21.08.2012 года, то есть за пределами срока исковой давности, что является самостоятельным и достаточным основанием к отказу в иске.

Ввиду этого судебная коллегия отменила решение суда в части удовлетворения исковых требований ООО о признании права собственности П. отсутствующим и приняла по делу в этой части новое решение, которым ООО в иске отказано (Дело 33-1417/2013. Чебоксарский районный суд Чувашской Республики)

 

Споры, не урегулированные в результате согласования местоположения границ земельного участка, рассматриваются в судебном порядке (ст.ст 60, 64 ЗК РФ, ст. 40 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости»).

Н.П. обратилась в суд с иском к В.А., А.А. об определении границ земельного участка, освобождении самовольно занятой части земельного участка, сносе металлического забора, признании недействительными установленных границ земельного участка.

В обоснование своих требований она указала, что является собственником земельного участка площадью 1990 кв. метров, расположенного в д. Синъялы. Постановлением главы администрации Чебоксарского района от 1 ноября 2005 года были утверждены границы земельного участка площадью 1990 кв. м. вместо 1943 кв. м. с кадастровым номером Х, предоставленного ей на основании постановлений главы Лапсарской сельской администрации от 29 апреля 1998 года № 80, от 5 июля 2001 года «О закреплении дополнительного земельного участка», от 5 июля 2001 года «О внесении изменений в постановления главы администрации № 80 от 29 апреля 1998 года и № 110 от 5 июля 2001 года». Соответствующие изменения были внесены в похозяйственную книгу и земельно-кадастровую документацию. На основании вышеуказанных документов ей было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности от 14 марта 2006 года.

В 2008 году ответчик В.А. самовольно захватил принадлежащий ей на праве собственности земельный участок площадью более 278 кв.м., огородив его металлическим забором, нарушив ее права собственника земельного участка. В связи с этим Н.П. после неоднократных уточнений и изменений иска просила установить границы земельного участка в соответствии с результатами землеустроительной экспертизы от 30 декабря 2011 года, назначенной в рамках рассмотрения дела, по каталогу координат поворотных точек границ землепользования; восстановить нарушенное право пользования земельным участком площадью 1990 кв. м. в его границах с кадастровым номером Х, возложить на ответчика В.А. обязанность освободить самовольно занятую часть земельного участка с кадастровым номером Х площадью 278 кв.м.; обязать ответчиков В.А., А.А. снести за свой счет возведенный металлический забор, огораживающий самовольно захваченный земельный участок; признать недействительными границы земельного участка В.А. с кадастровым номером У.

В.А. обратился в суд со встречными исковыми требованиями к Н.П., администрации Чебоксарского района Чувашской Республики, администрации Лапсарского сельского поселения Чебоксарского района Чувашской Республики, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республике о признании недействительным постановления главы администрации Лапсарского сельского поселения Чебоксарского района Чувашской Республики от 5 июля 2001 года; признании недействительным постановления главы администрации Чебоксарского района Чувашской Республики от 1 ноября 2005 года; признании недействительными результатов землеустроительных работ (межевания) земельного участка с кадастровым номером Х; об исключении из Единого государственного реестра земель сведений о земельном участке с кадастровым номером Х; признании недействительным кадастрового плана земельного участка с кадастровым номером Х; прекращении записи о регистрации права собственности на земельный участок с кадастровым номером Х; установлении границ земельного участка с кадастровым номером У в соответствии с землеустроительным делом, выполненным ООО, утвержденным начальником территориального отдела Управления Роснедвижимости 24.02.2006 года; об исключении из Единого государственного реестра земель сведений о земельном участке с кадастровым номером У; признании недействительным кадастрового плана земельного участка с кадастровым номером У; компенсации морального вреда.

В обоснование иска указано, что решением Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 26 августа 2004 года были удовлетворены исковые требования В.А. и признаны недействительными утвержденные комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Чебоксарского района Чувашской Республики результаты межевания земельного участка Н.П., площадью 1943 кв. м., с кадастровым номером Х. Указанный земельный участок исключен из Единого государственного реестра земель, признан недействительным кадастровый план земельного участка, прекращена запись о регистрации права Н.П. на земельный участок площадью 1943 кв. метров. Мотивами принятия такого решения явились нарушения прав В.А., как собственника смежного земельного участка, при межевании земель.

Несмотря на это, постановлением главы администрации Чебоксарского района Чувашской Республики от 1 ноября 2005 года «Об утверждении границ земельного участка Н.П. площадью 1990 кв. метров вместо 0,1943 га» площадь земельного участка Н.П. незаконно увеличена до 1990 кв.м. Принятие постановления повлекло регистрацию права Н.П. на земельный участок площадью 1990 кв. м., чем существенно нарушены права В.А.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Н.П. к В.А., А.А. отказано, встречный иск В.А. к Н.П. удовлетворен частично.

Судебная коллегия не согласилась с решением суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу ч. 9 ст. 38 Федерального закона от 24.07.2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в правоустанавливающем документе на земельный участок, или при отсутствии такового документа из сведений, содержащихся в документе, определяющем местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

В соответствии со ст. 39 этого же Закона местоположение границ земельных участков подлежит в установленном настоящим Федеральным законом порядке обязательному согласованию с лицами, указанными в части 3 настоящей статьи. Предметом согласования с заинтересованным лицом при выполнении кадастровых работ является определение местоположения границы такого земельного участка, одновременно являющейся границей другого принадлежащего этому заинтересованному лицу земельного участка. Заинтересованное лицо не вправе представлять возражения относительно местоположения частей границ, не являющихся одновременно частями границ принадлежащего ему земельного участка, или согласовывать местоположение границ на возмездной основе.

В силу ст. 40 Закона результат согласования местоположения границ оформляется кадастровым инженером в форме акта согласования местоположения границ на обороте листа графической части межевого плана. О составлении акта согласования в обязательном порядке извещаются все смежные землепользователи. Если местоположение соответствующих границ земельных участков не согласовано заинтересованным лицом или его представителем и такое лицо или его представитель представили в письменной форме возражения относительно данного согласования с обоснованием отказа в нем, в акт согласования местоположения границ вносятся записи о содержании указанных возражений. Представленные в письменной форме возражения прилагаются к межевому плану и являются его неотъемлемой частью.

Споры, не урегулированные в результате согласования местоположения границ, после оформления акта согласования границ разрешаются в установленном Земельным кодексом Российской Федерации порядке – то есть в судебном.

По делу установлено, что истец Н.П. является собственником земельного участка площадью 1990 кв. метров, расположенного в д. Синъялы, Собственником соседнего земельного участка площадью 2400 кв.м., является В.А.

Оба участка поставлены на государственный кадастровый учет, но между сторонами имеет место спор об определении установленной ранее границы между смежными земельными участками на местности.

Из заключения проведенной по делу землеустроительной экспертизы от 30 декабря 2011 года видно, что фактическая площадь земельных участков Н.П. и В.А. не соответствует правоустанавливающим документам. Фактическая площадь земельного участка Н.П. составляет - 1771 кв. м. (против указанных в свидетельстве о праве собственности 1990 кв.м.), фактическая площадь земельного участка В.А. составляет 2833 кв. м. (против указанных в государственном акте на землю 2400 кв.м.). При измерениях, проведенных по существующим ограждениям, экспертом установлено несоответствие границ спорных участков их площадям, размерам и конфигурации, данным правоустанавливающих документов.

Таким образом, как верно указал суд первой инстанции, спор между сторонами касается границы между двумя участками – истца и ответчика. Поэтому требования Н.П. (равно как и В.А.) относительно определения в судебном порядке всех границ земельного участка не могли быть судом удовлетворены, а рассмотрению подлежал лишь спор о границах между их участками.

Констатировав, что между сторонами имеется спор относительно границ земельных участков, а также то обстоятельство, что обеими сторонами предъявлены иски об определении этих границ (каждый по своему варианту), суд первой инстанции указанный спор, по сути, не разрешил, отказав в установлении границ и истцу и ответчику.

Свои выводы суд мотивировал тем, что смежные границы между земельными участками сторон никто межевыми знаками не закреплял, и В.А., и Н.П. произвольно использовали земельные участки, расположенные вплотную друг другу, местоположение границ земельных участков Н.П. и В.А. при их первичном отводе достоверно неизвестно, а постановка на кадастровый учет земельного участка Н.П. с установленными границами осуществлена без согласования с собственником смежного участка В.А.

Между тем судом не учтено, что применительно к положениям статей 60, 64 ЗК РФ, ст. 40 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» споры, не урегулированные в результате согласования местоположения границ, рассматриваются в судебном порядке.

Таким образом, указанные судом обстоятельства являлись основанием не для отказа сторонам в удовлетворении их исков, а для принятия судом решения об установлении границ между земельными участками.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции с вынесением нового решения об установлении границ между земельными участками истца и ответчика

Судебная коллегия не согласилась также и с оспариванием В.А. постановления главы администрации Чебоксарского района Чувашской Республики от 1 ноября 2005 года, поскольку для этого истек предусмотренный статьей 256 ГПК РФ трехмесячный срок обращения в суд.

Как разъяснено в пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимая во внимание положения статьи 256 ГПК РФ, необходимо по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица. При установлении факта пропуска без уважительных причин указанного срока суд, исходя из положений части 6 статьи 152, части 4 статьи 198 и части 2 статьи 256 ГПК РФ, отказывает в удовлетворении заявления.

Отказывая в удовлетворении иска В.А. о признании недействительным землеустроительного (межевого) дела на земельный участок, кадастровых планов земельных участков Н.П. и В.А., а также об исключении из Единого государственного реестра земель сведений о земельных участках, судебная коллегия приняла во внимание следующее.

В силу статьи 2, части 1 статьи 3 ГПК РФ предъявление иска должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица.

В соответствии со ст. 70 Земельного кодекса РФ государственный кадастровый учет земельных участков осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом «О государственном кадастре недвижимости».

Частью 1 статьи 16 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» установлено, что кадастровый учет осуществляется в связи с образованием или созданием объекта недвижимости, прекращением его существования либо изменением уникальных характеристик объекта недвижимости или любых указанных в пунктах 7, 10-21 части 2 статьи 7 настоящего Федерального закона сведений об объекте недвижимости.

В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества, а также иных предусмотренных настоящим законом сведений о недвижимом имуществе.

Согласно ст. 23 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» после проведения процедуры межевания земельного участка орган кадастрового учета принимает решение об учете изменений объекта недвижимости и выдает заявителю кадастровую выписку об объекте недвижимости, содержащую внесенные в государственный кадастр недвижимости при кадастровом учете новые сведения о таком объекте недвижимости.

Анализ приведенных норм Закона позволяет сделать вывод о том, что сущность кадастрового учета заключается в фиксации сведений об объекте недвижимого имущества, а кадастровый учет фактически является способом систематизации данных об объектах недвижимого имущества в целях создания федерального государственного информационного ресурса.

Исходя из системного толкования положений статьей 16, 23 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», недействительность землеустроительных дел, межевых или кадастровых планов, исключение сведений о земельных участках из Единого государственного реестра земель не приведет к восстановлению нарушенных прав истца.

Применительно к положениям ст. 38 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» межевые, кадастровые планы не носят властно-распорядительного характера, не являются ненормативными правовыми актами, а представляют собой технические документы, составленные по результатам государственного учета земельного участка.

Признание недействительными указанных документов не может повлечь за собой автоматическое изменение границ земельного участка ответчика.

Кроме того, само по себе отсутствие согласования местоположения границ с одним из собственников смежных земельных участков не является основанием для признания межевых планов недействительными.

Поскольку оспариваемые документы сами по себе не создают для истца каких-либо прав и обязанностей, а соответственно, не нарушают его права и законные интересы, оснований для признания их недействительными по иску В.А. у суда не имелось.

К тому же Единый государственный реестр земель в настоящее время не ведется в связи с принятием Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости».

Не подлежали удовлетворению и требования В.А. о прекращении записи в ЕГРП о праве собственности Н.П. на земельный участок площадью 1990 кв. метров, расположенный в д. Синьялы.

Согласно ст. 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не запись о регистрации права. В свою очередь запись о регистрации права, внесенная в ЕГРП, может быть прекращена, как следствие разрешения спора о праве.

Как разъяснено в пункте 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

В данном же случае имеет место не спор о праве, поскольку у сторон возникло право собственности на разные объекты недвижимости - земельные участки, а спор о границах и площади земельных участков.

При таких обстоятельствах, отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия отказало в удовлетворении встречного В.А. в полном объеме. (Дело № 33-2071/2013, Чебоксарский районный суд Чувашской Республики).





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.