Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Лицо приобретает право пользования жилым помещением в случае его вселения в качестве члена семьи нанимателя с соблюдением предусмотренных законом условий.





Ан.А. обратился в суд с иском к Н.В. о признании не приобретшей право пользования жилым помещением – квартирой, расположенной в п.Кугеси Чувашской Республики.

В обоснование заявленных требований указано, что трехкомнатная квартира предоставлена А.И. на основании решения исполнительного комитета поселкового Совета народных депутатов Чувашской АССР от 18 августа 1998 года на состав семьи из шести человек, в том числе и на истца.

Согласно выписке из лицевого счета в спорной квартире зарегистрированы наниматель А.И., его жена, его сыновья, внучка и сноха Н.В. (ответчица по делу). Однако ответчица фактически в спорное жилое помещение не вселялась, в нем не проживала и не несла расходы на содержание жилья. Кроме того, истец не давал письменного согласия на регистрацию Н.В. в спорной квартире.

Разрешая заявленный спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Ан.А., суд первой инстанции исходил из того, что ответчица Н.В. приобрела равное с нанимателем и членами его семьи право пользования спорным жилым помещением, поскольку была фактически вселена в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя до ее регистрации в спорной квартире. В связи с этим суд первой инстанции пришел к выводу, что довод истца Ан.А. об отсутствии его письменного согласия на регистрацию Н.В. в спорном жилом помещении не может служить основанием для признания ответчицы не приобретшей право пользования жилым помещением в спорной квартире. Кроме того, суд первой инстанции указал, что Ан.А. обратился за судебной защитой своего нарушенного права по истечении трехлетнего срока исковой давности, поскольку о регистрации ответчицы в спорной квартире узнал в июне 2006 года.

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.



В соответствии с частью 1 статьи 70 Жилищного кодекса Российской Федерации наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы. На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

В пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что если на вселение лица в жилое помещение не было получено письменного согласия нанимателя и (или) членов семьи нанимателя, а также согласия наймодателя, когда оно необходимо (часть 1 статьи 70 Жилищного кодекса Российской Федерации), то такое вселение следует рассматривать как незаконное и не порождающее у лица прав члена семьи нанимателя на жилое помещение. В таком случае наймодатель, наниматель и (или) член семьи нанимателя вправе предъявить к вселившемуся лицу требование об устранении нарушений их жилищных прав и восстановлении положения, существовавшего до их нарушения (пункт 2 части 3 статьи 11 Жилищного кодекса Российской Федерации). При удовлетворении названного требования лицо, незаконно вселившееся в жилое помещение, подлежит выселению без предоставления другого жилого помещения.

Из положений вышеприведенных правовых норм следует, что лицо приобретает право пользования жилым помещением в случае его вселения в качестве члена семьи нанимателя с соблюдением предусмотренных законом условий.

Как следует из выписки из лицевого счета от 15 января 2013 года, в спорной квартире зарегистрированы и проживают А.И., Г.А., Ан.А., Е.А., Ал.А., Т.А., Н.В. (ответчица) и Е.Г. Ответчица Н.В. зарегистрирована в спорном жилом помещении с 3 мая 2006 года.

Заявляя требование о признании Н.В. не приобретшей право пользования спорным жилым помещением, истец указал на то, что он не давал письменного согласия на ее регистрацию в квартире.

В судебном заседании ответчица Н.В. признала, что на ее регистрацию в спорной квартире было получено лишь устное согласие членов семьи. При этом о ее регистрации в спорной квартире истец знал и не возражал против ее проживания в жилом помещении. В настоящее время она не претендует на проживание в спорной квартире, желает сохранить в ней регистрацию в связи с отсутствием другого жилого помещения, где она могла бы быть зарегистрированной.

Частью 2 статьи 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. Изложенные выше обстоятельства подтвердили и третьи лица.

Таким образом, из объяснений лиц, участвующих в деле, следует, что ответчица Н.В. была вселена в спорную квартиру в отсутствие письменного согласия совершеннолетних членов семьи нанимателя, в том числе и истца. Поскольку на вселение Н.В. в спорное жилое помещение не было получено письменное согласие истца как члена семьи нанимателя, такое вселение с нарушением требований ЖК РФ является незаконным и не порождает у ответчицы возникновение прав и обязанностей в отношении этого жилого помещения.

Судебная коллегия не приняла во внимание довод ответчицы Н.В. о том, что она в период с 2005 года по 2007 год проживала в спорном жилом помещении и несла расходы по его содержанию, поскольку сами по себе указанные обстоятельства не свидетельствует о возникновении права пользования жилым помещением. Жилищное законодательство исходит из того, что равное с нанимателем право пользования жилым помещением возникает только при наличии совокупности юридически значимых обстоятельств: письменного согласия нанимателя и всех совместно проживающих с ним лиц на вселение, фактического вселения на правах члена семьи нанимателя и признания членом семьи нанимателя, постоянного совместного проживания с нанимателем и ведения с ним общего хозяйства. Между тем, такой совокупности обстоятельств по делу не установлено.

Довод Н.В. о том, что истец, которому стало известно о ее регистрации в спорной квартире в 2006 году, обратился в суд за защитой нарушенного права по истечении трехлетнего срока исковой давности, является несостоятельным. В пункте 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что на спорные правоотношения исковая давность не распространяется.

Судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение об удовлетворении исковых требований (Дело № 33-1994/2013, Чебоксарский районный суд Чувашской Республики).

Право пользования приватизированным жилым помещением сохраняется лишь за тем бывшим членом семьи собственника жилого помещения, давшим согласие на его приватизацию, который продолжает проживать в указанном жилом помещении. Добровольный выезд из жилого помещения указанного бывшего члена семьи собственника прекращает право его пользования данным жилым помещением.

О.А. обратилась в суд с иском к Н.А. о признании права бессрочного пользования жилым помещением.

Исковые требования мотивировала тем, что спорная квартира была предоставлена Е.П. с семьей из четырех человек, в том числе и на О.А. В 2007 году она отказалась от участия в приватизации спорной квартиры, дав согласие на приобретение ее в долевую собственность в порядке приватизации матери Е.П. и сестре Н.А. В августе 2011 года ответчик Н.А. на основании договора дарения 1/2 доли стала единоличным собственником спорной квартиры. На момент приватизации данной квартиры она (истец) состояла в браке и в спорной квартире не проживала. В настоящее время брак между ней и мужем расторгнут, совместное проживание с бывшим супругом невозможно. Несмотря на право собственности на общую с бывшим супругом квартиру и на право бессрочного проживания в спорной квартире, она осталась без жилья и вынуждена проживать на частной квартире. Считает, что она обладает правом бессрочного пользования спорным жилым помещением, поскольку на момент приватизации жилья она имела право пользования данной квартирой наравне с ответчиком.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил лишь из одного только факта отказа истицы от участия в приватизации спорной квартиры и дачи ею согласия на приватизацию жилья матери и сестре. Суд пришел к выводу, что положения ст. 31 ЖК РФ к спорным правоотношениям не применимы и в силу положений ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" за истицей сохраняется право бессрочного пользования указанным жилым помещением.

Судебная коллегия нашла данные выводы ошибочными и отменила решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что в 1987 году матери истицы Е.П. выдан обменный ордер на право вселения в квартиру на семью из четырех человек, в том числе и на истицу. Согласно выписке из лицевого счета в спорной квартире зарегистрированными и проживающими значатся - Е.П.(мать сторон), ответчик - Н.А. и Д.М. - дочь ответчицы. Истица в указанной квартире не зарегистрирована и в лицевом счете в качестве члена семьи собственника не значится. Из материалов приватизационного дела следует, что спорная квартира была передана в собственность ответчицы Н.А. и матери сторон –Е.П. на основании договора от 20 августа 2007 года в порядке приватизации. При этом заявлением от 15 июня 2007 года истица О.А., проживавшая к тому времени и зарегистрированная по другому адресу, отказалась от участия в приватизации и дала свое согласие на приватизацию квартиры ее матерью и сестрой.

В соответствии со статьей 31 Жилищного кодекса РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении супруг, а также дети и родители собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве члена своей семьи.

Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ, изложенным в пункте 13 Постановления Пленума от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ", по общему правилу, в соответствии с пунктом 4 статьи 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением собственника с бывшим членом его семьи. Это означает, что бывшие члены семьи собственника утрачивают право пользования жилым помещением и должны освободить его (часть 1 статьи 35 ЖК РФ).

В соответствии со ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя (часть 1).

Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма (часть 2).

Из изложенного следует, что равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, имеют члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом по договору социального найма жилом помещении.

Истицей О.А. заявлено требование о признании права бессрочного пользования спорным жилым помещением. В связи с чем, суду следовало определить, обладала ли истица на момент отказа от участия в приватизации спорной квартирой правом пользования жилой площадью в ней, сохранилось ли за ней это право на момент отказа от участия в ее приватизации, и не утратила ли она это право, выехав из него еще в 2003 году, т.к. на момент приватизации спорной квартиры истица в данном жилом помещении уже давно не проживала.

Поскольку О.А. вселившись в спорную квартиру до ее приватизации, приобрела право пользования ею на основании договора социального найма жилого помещения, с учетом сохранения условий договора найма жилого помещения при переходе права собственности на жилое помещение (статья 675 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также учитывая, что нормы Жилищного кодекса Российской Федерации не регулируют отношения, возникающие при добровольном выезде бывшего члена семьи собственника жилого помещения, давшего согласие на его приватизацию, из данного помещения, то на данные правоотношения распространяются требования ч. 1 ст. 7 ЖК Российской Федерации по аналогии закона с ч. 3 ст. 83 ЖК Российской Федерации, в соответствии с которыми в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

На момент выезда истицы из спорной квартиры (2003 год) действовали положения ст. 89 ЖК РСФСР, согласно положениям которой также было предусмотрено, что наниматель жилого помещения вправе с согласия членов семьи в любое время расторгнуть договор найма. В случае выезда нанимателя и членов его семьи на другое постоянное место жительства договор найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Доказательствами выбытия являются не только факт выезда, но и волеизъявление нанимателя на отказ от своих прав нанимателя, вселение в другое жилое помещение с условием приобретения права пользования жилой площадью.

При этом следует учесть, что в силу положений ст. 89 ЖК РСФСР и ч.3 ст. 83 ЖК РФ одно и то же лицо, обладая правом пользования жилым помещением по договору социального найма, не может одновременно обладать таким же правом на другое жилое помещение по договору социального найма.

Материалами дела и пояснениями сторон подтверждается, что стороны не являются членами одной семьи, не ведут совместного (общего) хозяйства, истица, которая имеет свою семью, длительное время в спорной квартире не проживает, между сторонами по делу сложились конфликтные отношения, истица длительное время не осуществляет право пользования спорной квартирой и не исполняет вытекающие из указанного права обязанности, ее отсутствие в спорном помещении носит постоянный характер.

Исходя из разъяснений п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 N 14 следует, что в соответствии со ст. 19 Вводного закона действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Согласно ч. 2, 4 ст. 69 ЖК РФ равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, имеют члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении.

Из смысла указанных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что право пользования жилым помещением сохраняется лишь за тем бывшим членом семьи собственника жилого помещения, давшим согласие на его приватизацию, который продолжает проживать в указанном жилом помещении. Следовательно, добровольный выезд из жилого помещения указанного бывшего члена семьи собственника прекращает право его пользования данным жилым помещением.

Иное понимание противоречило бы смыслу жилищного законодательства, в силу которого граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований (ч. 2 ст. 1 ЖК Российской Федерации).

Таким образом, к моменту дачи согласия матери и сестре на приватизацию спорной квартиры, и отказываясь от участия в ее приватизации, в силу положений ст. 89 ЖК РСФСР и ст. 83 ЖК РФ договор социального найма с истицей считался расторгнутым в связи с выездом на другое постоянное место жительства, в данном случае - в муниципальную квартиру мужа и его родителей. Последствием расторжения ею договора найма спорной квартиры является утрата права пользования жилой площадью в ней. В связи с чем вновь приобрести право пользования спорной жилой площадью, истица может лишь с соблюдением требований, предусмотренных положениями ст. 31 ЖК РФ, т.е. с согласия собственника спорной квартиры, т.е. ответчицы Н.А., которая своего согласия на приобретение вновь истицей права пользования жилой площадью в квартире, принадлежащей ей на праве собственности, не дает, указывая, что право пользования спорной квартирой истица утратила в связи с выездом в другое место жительства.

При изложенных обстоятельствах, у суда отсутствовали законные основания для удовлетворения заявленных требований.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований О.А. (Дело № 33-1525/2013, Ленинский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики).

Предоставление гражданам жилого помещения в связи с выселением из дома, признанного непригодным для проживания или подлежащего сносу, не является способом улучшения жилищных условий граждан, и предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, предусмотренным статьями 86-89 ЖК РФ жилое помещение должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта - без учета обстоятельств, влияющих на улучшение жилищных условий.

О.В., Ф.В. в интересах себя и несовершеннолетнего сына В. обратились с иском к администрации города о предоставлении по договору социального найма двухкомнатнойквартиры, общей площадью по норме предоставления - не менее 54 кв.м.

Исковые требования мотивировали тем, что в связи с признанием в установленном порядке жилого дома, в котором они занимают комнату в трехкомнатной коммунальной квартире, аварийным жильем, администрация города предложила им для переселения квартиру общей площадью 24,80 кв.м., что не соответствует требованиям закона, т.к. площадь данной квартиры не соответствует учетной норме общей площади жилого помещения в размере 12 кв.м. в городе. Они состоят в зарегистрированном браке, имеют ребенка и не давали согласие на заселение с ним в одну комнату. Поэтому считают, что администрация города обязана предоставить им квартиру, состоящую не менее чем из двух комнат по норме предоставления.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из положений статьи 89 ЖК РФ.

Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не нашла.

Предметом спора явилось возложение на орган местного самоуправления обязанности предоставить истцам по договору социального найма на основании части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ как гражданам, чье жилое помещение признано аварийным и непригодным для проживания, квартиру по нормам предоставления.

Из выписки из финансового лицевого счета следует, что семья О.В., в состав которой входят муж Ф.В. и сын В., занимает комнату в коммунальной квартире. Судом установлено, что указанное жилое помещение представляет собой одну комнату 17.27 кв.м., расположенную в коммунальной квартире.

Порядок предоставления гражданину жилой площади в связи с переселением из домов, подлежащих сносу, или признанных непригодными для проживания, регулируется ст.ст. 86, 87, 89 ЖК РФ.

В соответствии со ст. 86 ЖК РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

Согласно ст. 87 ЖК РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит переводу в нежилое помещение или признано непригодным для проживания, выселяемым из такого жилого помещения гражданам наймодателем предоставляется другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма.

В соответствии со ст. 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением пооснованиям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Из изложенного следует, что предоставление гражданам жилого помещения в связи с выселением из дома, признанного непригодным для проживания или подлежащего сносу, не является способом улучшения жилищных условий граждан.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 37 постановления № 14 от 2 июля 2009 года «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» по делам о выселении граждан в другое благоустроенное жилое помещение по основаниям, предусмотренным статьями 86 - 88 ЖК РФ, то есть в связи с невозможностью использования жилого помещения по назначению (дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу; жилое помещение подлежит переводу в нежилое помещение; жилое помещение признано непригодным для проживания; в результате реконструкции или капитального ремонта жилого дома жилое помещение не сохраняется или уменьшается, в результате чего граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях (статья 51 ЖК РФ), или увеличивается, в результате чего общая площадь жилого помещения на одного члена семьи существенно превысит норму предоставления (статья 50 ЖК РФ), судам надлежит учитывать, что предоставляемое гражданам по договору социального найма другое жилое помещение должно отвечать требованиям статьи 89 ЖК РФ: оно должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. Если наниматель и члены его семьи занимали квартиру или комнату (комнаты) в коммунальной квартире, им предоставляется квартира или жилое помещение, состоящее из того же числа комнат, в коммунальной квартире. При этом отмечено, что судам необходимо также иметь в виду, что при выселении граждан из жилых помещений по основаниям, перечисленным в статьях 86 - 88 ЖК РФ, другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, равнозначное по общей площади ранее занимаемому, предоставляется гражданам не в связи с улучшением жилищных условий, а потому иные обстоятельства (названные, например, в части 5 статьи 57, статье 58 ЖК РФ), учитываемые при предоставлении жилых помещений гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, во внимание не принимаются. При этом граждане, которым в связи с выселением предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если для них не отпали основания состоять на таком учете (статья 55 ЖК РФ).

Из изложенного следует, что законом установлены определенные требования к жилому помещению, которое предоставляется в связи с признанием дома непригодным для проживания и аварийным.

Поскольку истцы в доме, подлежащем сносу, занимали жилое помещение, состоящее из одной комнаты площадью 17,27 кв.м., то у суда отсутствовали правовые основания для возложения на ответчика обязанности по предоставлению им жилого помещения, состоящего из 2-ух комнат площадью 54 кв.м., т.е. по норме предоставления (Дело № 33-1437/2013, Шумерлинский районный суд Чувашской Республики).

В общую продолжительность военной службы (службы), дающей право на участие в подпрограмме «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 – 2015 года, включается, в том числе и продолжительность военной службы по призыву (п. 10 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 - 2015 годы»).

В. обратился в суд с иском к Министерству строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики о признании незаконным отказа Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики от 29 октября 2012 года по включению его в состав участников подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством» (далее - Подпрограмма) федеральной целевой программы «Жилище», о возложении на Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики обязанности по включению его в состав участников названной подпрограммы на получение мер государственной поддержки по улучшению жилищных условий и о предоставлении ему жилого помещения в собственность или единовременной денежной выплаты на приобретение жилья.

Отказывая В. в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что не имеется оснований для постановки истца на учет на получение жилья в соответствии с указанной выше программой.

Судебная коллегия с указанными выводами суда не согласилась по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что истец В. проходил службу в органах внутренних дел с 10 мая 1980 года по 13 февраля 2003 года, уволен со службы в органах внутренних дел на основании п. «з» части 6 ст. 19 Закона «О милиции» по ограниченному состоянию здоровья на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе. С октября 2003 года состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в администрации района города Чебоксары.

В соответствии с положениями Федерального закона «О статусе военнослужащих» государство гарантировало военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации (п. 1 ст. 15).

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О военнослужащих», введенным в действие Федеральным законом от 8 декабря 2010 года № 342-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и об обеспечении жилыми помещениями некоторых категорий граждан», обеспечение жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более и которые до 1 января 2005 года были приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающих с ними членов их семей осуществляется за счет средств федерального бюджета по выбору гражданина, уволенного с военной службы, в форме предоставления: 1) жилого помещения в собственность бесплатно; 2) жилого помещения по договору социального найма; 3) единовременной денежной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения.

Согласно ст. 2 Федерального закона № 342-ФЗ от 08.12.2010 «О внесении изменений в Федеральный закон «О статусе военнослужащих» и об обеспечении жилыми помещениями некоторых категорий граждан» порядок и условия обеспечения жилыми помещениями граждан, уволенных с военной службы, и совместно проживающих с ними членов их семей, предусмотренные п. 2.1 ст. 15 и ст. 15.1 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (в редакции Федерального закона № 342-ФЗ от 08.12.2010), распространяются в том числе на граждан, уволенных со службы из органов внутренних дел Российской Федерации, по достижении ими предельного возраста пребывания на службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, которые до 01.01.2005 были приняты органами местного самоуправления на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, и совместно проживающих с ними членов их семей, являющихся таковыми в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации.

В целях совершенствования учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, и реализации их прав на получение жилья в соответствии с законодательством Российской Федерации Правительство Российской Федерации своим Постановлением от 6 сентября 1998 года № 1054 утвердило Правила учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, военнослужащих и сотрудников государственной противопожарной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства (далее – Правила 1998 г.).

Названными Правилами устанавливается единый порядок постановки на очередь нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, а также военнослужащих и сотрудников Государственной противопожарной службы, подлежащих увольнению с военной службы, службы в органах внутренних дел и Государственной противопожарной службы, граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку, службы в органах внутренних дел и Государственной противопожарной службы, и членов их семей, имеющих в соответствии с законодательством Российской Федерации право на получение жилья, построенного (приобретенного) за счет средств федерального бюджета.

Согласно пункту 12 названных Правил 1998 г. ведение учета военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, осуществляется отделами по учету и распределению жилой площади (жилищными отделами) органов местного самоуправления или специально назначенными должностными лицами и военными комиссариатами, а также территориальными органами безопасности, территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации на региональном уровне, территориальными органами управления Государственной противопожарной службы субъектов Российской Федерации Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, осуществляющими функции военных комиссариатов в отношении лиц, состоящих на специальном учете.

Из содержания раздела III названных Правил 1998 г., регулирующего порядок учета граждан, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, следует, что для постановки на очередь нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства военнослужащим или гражданам, уволенным с военной службы, необходимо обратиться с соответствующим заявлением, приложив к нему документы, перечисленные в пункте 17 Правил 1998 г..

Таким образом, одним из обязательных условий, дающими право на получение государственной поддержки любым из указанных в абзаце первом пункта 2.1 статьи 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» способов, являются: прохождение службы в течение 10 лет и более в органе, финансируемом из федерального бюджета; постановка на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 года.

Как установлено судом, служба истца финансировалась из федерального бюджета в период с 25 октября 1982 года по 24 ноября 1988 года и с 23 января 1997 года по 13 января 2000 года, т.е. 9 лет 11 мес., что менее чем 10 лет.

Установив изложенное, суд пришел к выводу об отсутствии у В. требуемого 10-летнего стажа службы за счет средств федерального бюджета, однако данный вывод противоречит п. 10 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 21 марта 2006 года №153 (далее - Правила выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов), которым предусмотрена возможность зачета в данный стаж периода военной службы истца по призыву.

Так, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правомерно исходил из положений федеральной целевой программы «Жилище» на 2011 - 2015 годы, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 года № 1050, Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов, согласно которым право на участие в подпрограмме имеют сотрудники ОВД, отвечающие требованиям, установленным в п. 5 Правил г., признанные в установленном порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий по одной из категорий, установленных пунктом Правил.

В соответствии с абзацем третьим подпункта «а» пункта 5 вышеназванных Правил право на получение социальной выплаты, удостоверяемой сертификатом в рамках указанной подпрограммы имеют признанные в установленном порядке нуждающимися в жилых помещениях сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, содержащиеся за счет средств федерального бюджета и увольняемые со службы по достижении ими предельного возраста пребывания на службе, или по состоянию здоровья, или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность службы которых в календарном исчислении составляет 10 лет и более, могут принимать участие в подпрограмме.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.