Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из трудовых, пенсионных и социальных правоотношений





Перечень случаев, в которых сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, являются исчерпывающими и не подлежат расширительному толкованию.

О.Ю. обратился в суд с иском (с учетом уточнений) к отделу МВД России по Чебоксарскому району Чувашской Республики, МВД по Чувашской Республике о признании незаконным заключения служебной проверки от 19 октября 1998 года по факту получения телесных повреждений, утвержденного начальником Чебоксарского РОВД; о признании незаконным заключения служебной проверки от 28 ноября 2012 года, утвержденного МВД по Чувашской Республике; о признании получения травмы 10 октября 1998 года при исполнении служебных обязанностей; о возложении обязанности направить необходимые документы в комиссию МВД по Чувашской Республике по вопросу выплаты единовременного пособия вследствие увечья и иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей.

В обоснование заявленных требований указал следующее. 10 октября 1998 года в 1 час 30 минут истец, управляя мотоциклом, выехал на ужин в ближайшее кафе. По пути следования он был ослеплен фарами встречного автомобиля, из-за чего потерял управление мотоциклом и совершил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого получил телесные повреждения и был госпитализирован в центральную районную больницу. По мнению истца, дорожно-транспортное происшествие произошло по причине того, что он не успел отдохнуть после суточного дежурства, вследствие чего находился в утомленном состоянии. В связи с полученными телесными повреждения он проходил стационарное,затем амбулаторное лечение. Согласно заключению служебной проверки от 19 октября 1998 года, утвержденному начальником Чебоксарского РОВД Чувашской Республики, полученные истцом в результате дорожно-транспортного происшествия телесные повреждения не связаны с исполнением служебных обязанностей, в связи с этим он лишился гарантий, связанных с обязательным государственным страхованием сотрудников милиции. Согласно заключению служебной проверки от 28 ноября 2012 года, утвержденному министром внутренних дел по Чувашской Республике, оснований для отмены заключения служебной проверки от 19 октября 1998 года не было установлено. Между тем, истец полагает, что телесные повреждения получены им при исполнении служебных обязанностей, оба заключения служебных проверок являются необъективными и проведены с нарушением требований законодательства.



Разрешая заявленный спор и отказывая в удовлетворении исковых требований О.Ю., суд первой инстанции исходил из того, что истец при получении телесных повреждений в день совершения ДТП 10 октября 1998 года не находился при исполнении служебных обязанностей.

Судебная коллегия не согласилась с такими выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Статьей 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции», действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, предусмотрено, что все сотрудники милиции подлежат обязательному государственному личному страхованию за счет средств соответствующих бюджетов, а также средств, поступающих в специальные фонды на основании договоров от организаций. При получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц. В случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям, выплачивается за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

В соответствии со статьей 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» жизнь и здоровье сотрудника полиции подлежат обязательному государственному страхованию за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета на соответствующий год (часть 1). Обязательное государственное страхование жизни и здоровья сотрудника полиции осуществляется на условиях и в порядке, установленных Федеральным законом от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» (часть 2). При получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему выплачивается единовременное пособие в размере двух миллионов рублей (часть 5). В случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц (часть 6).

Согласно подпункту «г» пункта 2.8 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику милиции, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника милиции, утвержденной приказом МВД России от 31 мая 1993 года № 260, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками органов внутренних дел понимается следование к месту службы (командировки) и обратно. В этом же пункте 2.8 названной Инструкции указано, что не признаются осуществляющими служебную деятельность (исполняющими служебные обязанности) сотрудники:

а) находящиеся на отдыхе или в отпуске, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами «д» - «к» настоящего пункта;

б) в отношении которых служебной проверкой, органами дознания и следствия, судом установлено, что совершенные ими деяния: находятся в прямой причинной связи с алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением; квалифицируются как умышленное преступление (умышленное административное правонарушение); признаны самоубийством или покушением на самоубийство и при этом не были вызваны болезненным состоянием или доведением до самоубийства.

Приказом МВД России от 15 октября 1999 года № 805 утверждена новая Инструкция о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, которая в последующем также утратила силу в связи с изданием приказа МВД России от 18 июня 2012 года № 590.

Подпунктом «г» пункта 2.8 названной Инструкции установлено, что под осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) сотрудниками понимается следование к месту службы (командировки) и обратно, нахождение в служебной командировке. В этом же пункте указано, что не признаются осуществляющими служебную деятельность (исполняющими служебные обязанности) сотрудники:

а) находящиеся на отдыхе или в отпуске, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами «д» - «к» настоящего пункта;

б) в отношении которых служебной проверкой, органами дознания и предварительного следствия, судом установлено, что совершенное ими деяние: находится в прямой причинной связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного, наркотического или токсического опьянения; признано общественно опасным или является умышленным административным правонарушением; признано самоубийством или покушением на самоубийство и при этом не было вызвано болезненным состоянием или доведением до самоубийства; является результатом умышленного причинения вреда своему здоровью.

В настоящее время перечень случаев, в которых сотрудник органов внутренних дел независимо от места нахождения и времени суток считается выполняющим служебные обязанности, а также перечень случаев, в которых сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, установлен в статье 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так, в соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник органов внутренних дел независимо от места нахождения и времени суток считается выполняющим служебные обязанности в случае, если он следует к месту службы, командирования, медицинского освидетельствования (обследования) или лечения и обратно.

В силу части 4 названной статьи сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, если гибель (смерть), увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) наступили:

1) в связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

2) вследствие совершения сотрудником умышленного преступления;

3) в результате доказанного в ходе служебной проверки либо установленного органами дознания, предварительного следствия или судом самоубийства, или покушения на самоубийство, или иного умышленного причинения вреда своему здоровью, не вызванного болезненным состоянием или доведением до самоубийства.

Указанные перечни случаев, в которых сотрудник органов внутренних дел независимо от места нахождения и времени суток считается выполняющим служебные обязанности, а также перечни случаев, в которых сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, являются исчерпывающими и не подлежат расширительному толкованию.

Порядок организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел Российской Федерации установлен приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 декабря 2008 года № 1140 «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел Российской Федерации».

В соответствии с пунктами 2, 31, 32 указанной Инструкции служебные проверки проводятся по факту грубого нарушения сотрудником служебной дисциплины; при необходимости наиболее полного и всестороннего исследования обстоятельств совершения дисциплинарного проступка; гибели сотрудника, получения им ранений, травм, применения и использования оружия, а также, в случае возбуждения в отношении сотрудника уголовного дела или дела об административном правонарушении, в целях устранения причин и условий, приведших к совершению им преступления или административного правонарушения; по требованию сотрудника для опровержения сведений, порочащих его честь и достоинство; для подтверждения факта существенного и (или) систематического нарушения условий контракта в отношении сотрудника. По окончании служебной проверки подготавливается письменное заключение с указанием даты его составления. Заключение должно быть подписано председателем и членами комиссии или уполномоченным сотрудником. Должностное лицо, назначившее служебную проверку, не позднее 10 дней со дня подписания заключения утверждает его либо принимает решение о продлении служебной проверки. Заключение составляется на основании имеющихся в материалах служебной проверки данных.

Из материалов дела следует, что примерно в 2 час. 30 мин. 10 октября 1998 года в период прохождения службы в МВД по Чувашской Республике в должности инспектора истец О.Ю. получил травму.

Из заключения служебной проверки от 19 октября 1998 года, утвержденного начальником Чебоксарского РОВД, следует, что в Чебоксарском районе в период с 9 октября 1998 года по 11 октября 1998 года проводились мероприятия по предупреждению и пресечению краж из торговых точек района, в связи с чем был разработан план мероприятий, утвержденный приказом начальника Чебоксарского РОВД. Согласно данному приказу О.Ю. был включен в засаду. 10 октября 1998 года около 2 час. утра О.Ю., самовольно оставив закрепленный за ним патрульный участок, поехал домой. При следовании по его вине произошло столкновение с автомашиной КАМАЗ, в результате чего истец получил телесные повреждения. Таким образом, телесные повреждения О.Ю. получил в результате ДТП вследствие нарушения им пункта 2.7 ПДД (управление мотоциклом в утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения, пересечение сплошной линии горизонтальной разметки 1.1, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений, предназначенной для встречного движения).Получение травмы не связано с проводимыми мероприятиями по предупреждению и пресечению краж из магазинов.

18 октября 2012 года истец обратился к МВД по Чувашской Республике с рапортом о пересмотре материалов служебной проверки от 19 октября 1998 года, указав, что после суточного несения службы в составе следственно-оперативной группы на основании приказа начальника Чебоксарского РОВД с 18 часов того же дня заступил на заслонно-засадные мероприятия по пресечению краж из торговых точек. 10 октября 1998 года около 1 час. 30 мин. он выехал на ужин в ближайшее кафе. Однако в пути следования на личном мотоцикле потерял управление, так как был ослеплен фарами встречного автотранспорта, в отсутствие отдыха после суточного дежурства не смог своевременно оценить дорожную обстановку, в результате чего произошло дорожно-транспортное происшествие, и он получил телесные повреждения.

Заключением служебной проверки от 28 ноября 2012 года, проведенной на основании рапорта майора полиции О.Ю. и утвержденной МВД по Чувашской Республике 30 ноября 2012 года, установлено отсутствие оснований для отмены заключения служебной проверки от 20 октября 1998 года.

Как в рапорте от 18 октября 2012 года о пересмотре заключения служебной проверки от 20 октября 1998 года, так и в судебных заседаниях истец пояснял, что около 2 часов ночи 10 октября 1998 года, оставив закрепленный за ним охраняемый участок, на личном мотоцикле поехал в кафе для приема пищи. Доказательств обратного стороной ответчика также не представлено.

Пояснения истца согласуются с положениями пункта 13 Устава патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности Российской Федерации, утвержденного приказом МВД РФ от 18 января 1993 года № 17 (Устав утратил силу с 1 июля 2008 года на основании приказа МВД РФ от 29 января 2008 года № 80), согласно которому непрерывная служба на посту, маршруте патрулирования, как правило, не должна продолжаться свыше 4 часов. В течение смены личному составу предоставляется 1 час перерыва для отдыха и принятия пищи.

Из вышеприведенных положений законодательства следует, что перечень случаев, в которых сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Между тем, сторона ответчика не представила суду доказательств, подтверждающих в рассматриваемой ситуации наличие этих случаев.

То обстоятельство, что истец, по мнению стороны ответчика, выполнял свои обязанности ненадлежащим образом, то есть самовольно покинул место патрулирования, не поставив об этом в известность соответствующего руководителя, после чего совершил ДТП и получил телесные повреждения, само по себе не является основанием для утверждения, что истец находился не при исполнении служебных обязанностей, поскольку положения пункта 2.8 Инструкции, утвержденной приказом МВД России от 31 мая 1993 года № 260, пункта 2.8 Инструкции, утвержденной приказом МВД России от 15 октября 1999 года № 805, статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не предусматривают такого обстоятельства в качестве случая, когда сотрудник органов внутренних дел не признается погибшим (умершим) вследствие увечья или иного повреждения здоровья (заболевания) либо получившим увечье или иное повреждение здоровья (заболевание) при выполнении служебных обязанностей.

Сторона ответчика, возражая против заявленных исковых требований, не представила суду относимых и допустимых доказательств в обоснование своих возражений, в то время как в силу статьи 56 ГПК Российской Федерации обязанность по представлению доказательств в подтверждение своих доводов возложена на нее.

Проанализировав имеющиеся в деле доказательства в совокупности, судебная коллегия пришла к выводу, что поскольку травма была получена О.Ю. по пути следования с места службы домой (по пояснениям истца, для приема пищи), то ее следует квалифицировать как полученную при исполнении служебных обязанностей (при осуществлении служебной деятельности) сотрудника органов внутренних дел, что соответствует положениям пункта 2.8 Инструкции, утвержденной приказом МВД России от 31 мая 1993 года № 260, пункта 2.8 Инструкции, утвержденной приказом МВД России от 15 октября 1999 года № 805, и статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении иска О.Ю. о признании незаконными заключений служебной проверки от 19 октября 1998 года и от 28 ноября 2012 года, о признании получения травмы 10 октября 1998 года при исполнении служебных обязанностей и вынесла новое решение об удовлетворении исковых требований. (Дело 33-1412/2013, Чебоксарский районный суд Чувашской Республики).

Поскольку полномочиями по принятию решения о выплате сотруднику полиции (милиции) единовременного пособия в связи с получением телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, обладает Специальная комиссия МВД субъекта Российской Федерации, то уполномоченным органом по представлению данной комиссии в суде является Министерство внутренних дел соответствующего субъекта. Решение вопроса об увольнении и издания приказа о выплате единовременного пособия также находится в полномочиях Министерства внутренних дел субъекта.

В. с учетом уточнений обратился в суд с иском к Отделу МВД России по Чебоксарскому району (далее – ОМВД России по Чебоксарскому району) о взыскании единовременного пособия в счет возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с военной травмой, в размере пятилетнего денежного содержания.

Требования истца мотивированы тем, что в период с 05 апреля 1976 года по 19 декабря 2000 года он проходил службу в органах внутренних дел, и 04 января 1992 года при следовании на службу в ОВД по Чебоксарскому району получил травму головы, которая была признана полученной при исполнении служебных обязанностей. С 19 декабря 2000 года В. уволен со службы по п. «з» ч. 6 ст. 19 Закона Российской Федерации «О милиции» (по ограниченному состоянию здоровья). Заключением военно-врачебной комиссии ФГУЗ «МСЧ МВД по Чувашской Республике» (далее – ВВК) от 28 января 2010 года последствия перенесенной истцом закрытой черепно-мозговой травмы признаны военной травмой на день его увольнения. Однако в удовлетворении заявления о выплате единовременного пособия в счет возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с военной травмой, в размере пятилетнего денежного содержания Специальная комиссия МВД по Чувашской Республике решением от 26 апреля 2011 года незаконно отказала. Поскольку заключением ВВК выявленные у истца заболевания, полученные во время прохождения военной службы, и военная травма указаны в обоснование признания его ограниченно годным к военной службе, истец полагает, что имеет право на выплату единовременного пособия.

Решением суда исковые требования В. удовлетворены.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 29 Закона Российской Федерации «О милиции» при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц. Данный закон в связи с принятием Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» утратил силу с 1 марта 2011 года, однако вышеуказанная социальная гарантия сохранена в части 5 статьи 43 данного Федерального закона.

Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 года № 805 была утверждена Инструкция о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких.

В силу п. 5 Инструкции полномочиями по принятию решения о выплате единовременного пособия обладают специальные комиссии, создаваемые из числа сотрудников кадровых, юридических, медицинских и финансовых подразделений МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ, образовательных учреждений МВД России. По результатам рассмотрения начальником органа внутренних дел издается приказ, который является основанием для проведения соответствующих выплат.

Согласно действующей в настоящее время Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам, утвержденной приказом МВД России от 18 июня 2012 года № 590, полномочиями по принятию решений также являются соответствующие постоянно действующие комиссии, которые по результатам рассмотрения поступивших документов принимают мотивированное решение о производстве соответствующей выплаты или об отказе в ее производстве, либо о необходимости представления дополнительных документов.

Приказом МВД по ЧР от 20 апреля 2007 года № 599 было утверждено Положение о Специальной комиссии МВД по Чувашии по рассмотрению документов на выплату единовременных пособий и сумм в возмещение ущерба сотрудникам внутренних дел (пенсионерам МВД по Чувашии) и членам их семей. Задачами комиссии является проверка документов и принятие решений о выплате либо отказе в выплате единовременных пособий и сумм в возмещение ущерба (п. 2.1, 2.2). Решение комиссии может быть обжаловано в Центральную Комиссию МВД России по выплатам пособий и сумм в возмещение ущерба и в судебные органы (п. 1,5, 4.7).

Как усматривается из материалов дела, поводом для обращения В. в суд явился отказ Специальной комиссии МВД по Чувашии от 26 апреля 2010 года в выплате ему единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания по причине увольнения со службы по ограниченному состоянию здоровья в связи с военной травмой.

Согласно п. 20 Инструкции, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 года № 805, право на получение сотрудником единовременного пособия устанавливается в ходе оформления материалов об увольнении его из органов внутренних дел.

Принимая во внимание, что полномочиями по принятию решения о выплате единовременного пособия обладает Специальная комиссия МВД по Чувашии, уполномоченным органом по представлению данной комиссии в суде является Министерство внутренних дел по Чувашской Республике. Решение вопроса об увольнении В., соответственно, и издания приказа о выплате ему единовременного пособия также находится в полномочиях Министерства внутренних дел по Чувашской Республике.

Истец же предъявил требования к отделу МВД России по Чебоксарскому району, в чьи полномочия не входит принятие решения о выплате пособия, что указывает на предъявление иска к ненадлежащему ответчику.

При этом суд, рассмотрев требование, заявленное к ненадлежащему ответчику, неправомерно удовлетворил его, в то время как предъявление требований к ненадлежащему ответчику является основанием для отказа в удовлетворение иска.

Определение ответчика является процессуальным правом истца. Замена ненадлежащего ответчика не является процессуальной обязанностью суда. Статья 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает возможность замены в суде первой инстанции ненадлежащего ответчика надлежащим лишь по ходатайству истца или с его согласия. В материалах дела соответствующие ходатайства или заявления истца отсутствуют. В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции замена ненадлежащего ответчика произведена быть не может в силу прямого запрета, содержащегося в ч. 6 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований В. (Дело № 33-1699/2013, Чебоксарский районный суд Чувашской Республики).

Перерыв течения трехмесячного срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора по требованию о взыскании заработной платы, может иметь место лишь в пределах этого срока, а не после его истечения.

Ю.В. обратился в суд с иском к ООО о взыскании задолженности по заработной плате.

Исковые требования мотивировал тем, что с 12 октября 2009 года по 11 августа 2010 года он работал в ООО в должности прораба в отделе капитального строительства. За указанный период работы у ответчика перед ним образовалась задолженность по заработной плате в размере 115 552 рубля 37 копеек, окончательный расчет при увольнении с ним не произведен.

Судом исковые требования Ю.В. удовлетворены частично.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права (часть1). Указанный срок может быть восстановлен судом лишь в случае его пропуска по уважительным причинам (часть3).

Судом установлено, что 12 октября 2009 года Ю.В. был принят на работу в ООО на должность прораба в отдел капитального строительства, уволен 11 августа 2010 года.

Ссылаясь на наличие задолженности по заработной плате в размере 115 552 рубля 37 копеек, в обоснование своих требований истец представил справку работодателя от 04 октября 2012 года.

Как следует из материалов дела, 17 мая 2012 года и.о. мирового судьи на основании заявления Ю.В. и справки работодателя от 14 мая 2012 года вынес судебный приказ о взыскании с ООО в пользу заявителя задолженности по заработной плате в сумме 115 552 рубля. Судебный приказ находился на принудительном исполнении у судебного пристава-исполнителя, 03 сентября 2012 года приказ был отменен.

Иск подан Ю.В. в суд 10 октября 2012 года.

Посчитав, что истцом соблюден трехмесячный срок для обращения за разрешением индивидуального трудового спора, суд с учетом судебного приказа от 19 апреля 2010 года, который до настоящего времени не отменен, удовлетворил исковые требования в размере 71 468 рублей 37 копеек.

Вывод суда о необходимости исчисления трехмесячного срока исковой давности с моментов отмены судебного приказа от 17 мая 2012 года, справки о наличии задолженности от 04 октября 2012 года, ответа прокурору от 28 мая 2011 года является неправомерным, поскольку суд не учел разъяснения, содержащиеся в пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 № 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», о том, что перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения.

Трудовой договор с истцом расторгнут 11 августа 2010 года, расчет при увольнении с ним не произведен, о чем Ю.В. было известно.

В суд он обратился 10 октября 2012 года, то есть за пределами срока, установленного в статье 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Течение срока исковой давности не начинается заново с момента отмены судебного приказа, поскольку к моменту обращения с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании невыплаченной заработной платы срок обращения в суд для Ю.В. уже истек.

Ссылки в судебном решении на справку о наличии задолженности от 04 октября 2012 года и ответ прокурору от 28 мая 2011 года, являются необоснованными, так как данные справка и ответ имели место быть также за пределами срока исковой давности, следовательно, указанные документы не прерывают срока исковой давности, так как этот срок уже истек.

Пропуск срока обращения в суд является самостоятельным основанием к отказу в иске. Каких либо доказательств уважительности причин пропуска этого срока истцом не представлено.

С учетом изложенного судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Ю.В. отказала.(дело № 33-1582/2013, Новочебоксарский городской суд Чувашской Республики).

Законом установлен заявительный порядок предоставления мер социальной поддержки граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, определен уполномоченный орган по рассмотрению таких заявлений, несоблюдение установленного порядка свидетельствует об отсутствии нарушения прав истца со стороны уполномоченного органа.

З.В. с учетом уточнений обратилась в суд с иском к «Центру предоставления мер социальной поддержки» (далее – Центр) об установлении факта нахождения на иждивении супруга Р.А., обязании назначить выплаты пособий в связи со смертью кормильца.

Исковые требования мотивированы тем, что ее супруг Р.А. являлся участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. 12 декабря 2011 года он умер, решением межведомственного экспертного совета по установлению причинной связи заболеваний, инвалидности и смерти граждан, подвергшихся воздействию радиационных факторов 2012 года установлено, что причина смерти Р.А. связана с воздействием радиационных факторов при выполнении работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Лица, находившиеся на иждивении участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, имеют право на получение мер социальной поддержки, предусмотренных п. 15 ч. 1 ст. 14, ст. 39 и ст. 41 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Размеры доходов истицы и ее супруга, изложенные в справках Пенсионного фонда и отдела социальной защиты населения, свидетельствуют о том, что она находилась на его иждивении, поскольку часть его дохода являлась для нее постоянным источником средств к существованию, и она является единственным иждивенцем, имеющим право на получение суммы возмещения вреда.

Решением суда исковые требования З.В. были удовлетворены, в том числе на «Центр предоставления социальной поддержки» возложена обязанность выплатить З.В. в соответствии с частью 4 ст. 39 Закона Российской федерации от 15 мая 1991 года «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» единовременную компенсацию в размере 10 000 рублей.

Судебная коллегия оставила решение суда в части установления факта нахождения З.В. на иждивении мужа Р.А. без изменения и отменила решение суда в остальной части по следующим основаниям.

Судом установлено, что З.В. являлась супругой умершего Р.А., что подтверждается свидетельством о заключении брака. Р.А. согласно удостоверению был участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1987 году, умер 12 декабря 2011 года, что усматривается из свидетельства о смерти.

Частью 4 ст. 14 Закона Российской Федерации № 1244-1 от 15 мая 1991 года «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (далее – Закон) установлено, что меры социальной поддержки, предусмотренные пунктами 2, 3, 7, 8, 12 - 15 части первой настоящей статьи, распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, указанные в настоящей статье.

В соответствии с п. 15 ч. 1 ст. 14 Закона в случае смерти граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, право на ежемесячную денежную компенсацию в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, распространяется на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении указанных граждан.

Согласно ч. 1 ст. 41 Закона право на ежемесячную компенсацию за потерю кормильца – участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС имеют нетрудоспособные члены семьи, бывшие на его иждивении.

Статья 39 Закона устанавливает, что семьям, потерявшим кормильца вследствие чернобыльской катастрофы, выплачивается единовременная компенсация в размере 10 000 рублей.

Выплата ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, предусмотренная п. 15 ч. 1 ст. 14 Закона, производится органами социальной защиты населения или иными государственными органами в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Такой Порядок выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 августа 2001 года № 607.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.